Злата Демина Элвис умер? Пьеса в одном действии картина первая - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Элвис умер? Пьеса в одном действии 3 431.84kb.
А зовут меня Касьяном, а по прозвищу – Блоха Серьезная пьеса в одном... 1 28.37kb.
Пьеса в одном действии Действующие лица 1 256.63kb.
Пьеса в одном действии Действующие лица 1 115.23kb.
Яков Шварц Антракт или пьеса для игры в четыре ноги в одном действии... 5 1113.51kb.
Пьеса в одном действии. Действующие лица 1 107.47kb.
Пьеса в одном действии. Действующие лица 1 328.29kb.
Е=m*c². Пьеса в одном действии 2 366.45kb.
Ты только мне поверь… пьеса в одном действии Действующие лица: александр... 1 369.86kb.
Мини-пьеса в семи картинах с эпилогом картина первая 1 149.85kb.
Жан-Батист Мольер. Сганарель или Мнимый рогоносец Комедия в одном... 1 252.65kb.
Загадки Кота: Семь сестренок очень дружных 1 8.83kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Злата Демина Элвис умер? Пьеса в одном действии картина первая - страница №1/3

Злата Демина

Элвис умер?

ПЬЕСА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ

Картина первая.

 

Тёмная комната. Кресло. Если присмотреться, можно угадать вальяжно расположившуюся в нём плотную, но гибкую мужскую фигуру в белом. Щелчок. Яркий свет направлен на его лицо. Это человек лет тридцати семи. Округлое лицо с приятными мужскими чертами. Чёрные волнистые волосы, бакенбарды. Глаза глубоко посажены, потому кажется, что он смотрит исподлобья. На лице выражение лёгкой высокомерной ухмылки, переходящее в улыбку, от которой, он уверен, женщин охватывает мгновенное смятение и неловкое беспокойство. И в этом он прав.

 

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Всё в порядке? Вы готовы?

МУЖЧИНА В БЕЛОМ. Да. (Пауза). Но никаких вопросов!

МУЖСКОЙ ГОЛОС. Только вы и камера. (Пауза). Готовы. (Пауза). Внимание. Три. Два. Один. Начали. (Пауза)

 

Мужчина внимательно смотрит перед собой. То улыбается, то вдруг улыбка пропадает.



Долгая пауза.

 

МУЖЧИНА В БЕЛОМ. Смотрите с сожалением? Думаете как такой наглый рисковый парень докатился до такого скотского состояния? (Пауза) Скажете я уже ни на что не способен? На меня уже и смотреть противно? И я уже не тот кем был? (Пауза). Так вот, что я вам скажу. И мне плевать на то что вы обо мне думаете, и что скажете. (Пауза). С травкой, колёсами покончено. На этом точка. (Пауза). Привет, Линси. Я знаю, что ты сейчас думаешь. Что всё это повторялось уже сотню раз. Пару месяцев в больнице, там успокоительные слабительные… и опять на свободе. Записи, концерты… снова запои, травка, женщины, скандалы, истерики… трава колёса. Снова клиники. И всё по накатанному. (Пауза) Линси, детка! Том! Вы слишком рано закопали парня. (Пауза). Том, ты помнишь ту встречу в дешёвом мотеле на краю Тьюпелло в Миссисипи? Помнишь двадцатилетнего парня без гроша в кармане, без крыши над головой, у которого из богатства только дешевенькая гитара с истёртыми струнами, пара ворованных кредиток, да умопомрачительная вера в свою звезду? Мечта покорить Америку, срывать звёзды с неба! Вспомни свои слова. «Когда я впервые познакомился с этим парнем, у него было на миллион долларов таланта. Сейчас у него миллион долларов». Не про каждого такое скажешь. Да, Том? Даю все сто, что тебе всегда хотелось слышать такое о себе! (Пауза). Да, миллион долларов. Виллы похожие на дворцы, яхты, шикарные женщины, любимая жена, дети. Но знаешь, Том. К чёрту всё это! На черта мне вся эта дребедень, если я не на сцене! Если нет этой истеричной толпы, приходящей в экстаз от одного моего взгляда, от одного движения, от одного звука. (Пауза). Если бы пришлось выбирать, я выбрал бы последний звёздный выход, а не оставшиеся сорок лет этой постылой жизни. Выход на сцену, где я бог, где я король! Каких никогда не было и не будет! (Пауза). И ради этого, сукин ты сын, я буду жить, я выкарабкаюсь. (Пауза). Линси, детка, я люблю тебя. Забери, меня отсюда! Заберите меня отсюда! Кто-нибудь! Заберите!

Заберите!! (Пауза).

Сегодня вечером я выступаю в Лас-Вегасе. Я буду петь как двадцать лет назад. Сегодня я буду срывать звёзды с неба. Это будет мой лучший концерт. Меня запомнят таким. (Поёт) « On-ly you-u-u...»

 

Он встаёт с кресла самозабвенно поёт прекрасным знакомым всем мягким голосом. Вдруг мелодия начинает фальшивить, так когда плёнку жуёт в магнитофоне.



 

МУЖЧИНА В БЕЛОМ. В чём дело!?

ГОЛОС. Что-то с фонограммой.

 

Всё ещё звучит недавно прекрасная песня. Сейчас она напоминает раскатистое басистое кваканье.



 

МУЖЧИНА В БЕЛОМ. Да, выключите это скорей! Закрывает ладонью яркий свет.

 

ГОЛОС. Ничего не видно.



МУЖЧИНА В БЕЛОМ. Вырубите эту гадость, наконец! Вы выложите сотни баксов! Все! Мои адвокаты…Включается свет в комнате.

Комната похожа на какой-то костюмированный склад. Костюмы разных веков, шляпы с перьями, треуголка, драпировки, статуи, оружие, софиты, даже конь из папье-маше повёрнут к нам задом. По комнате бегают двое мужчин. Один уже нам знакомый, теперь, кажется странно наряжен. Другой - доктор, одет абсолютно обычно. Он быстро ищет нужный провод от магнитофона.

 

МУЖЧИНА В БЕЛОМ. (Кричит, закрывая уши) Выключите!

 

Звук пропал. Тишина. Долгая пауза.

Мужчина в белом стоит как стоял, закрывая уши.

 

ДОК. (Делая знак рукой) Упокойтесь, мистер Элвис. Всё в порядке. Сядьте. (Пауза).



Элвис медленно опускает руки, смотрит растерянно по сторонам.

ДОК. Сядьте.

Элвис послушно опускается.

ДОК. Я передам эту плёнку вашей жене и продюсеру Тому. Ну, а на сегодня, пожалуй, хватит.

ЭЛВИС. Нет. Я ещё не спел …

ДОК. Вечером у вас концерт. Нужно отдохнуть. Телохранитель ждёт за дверью. (Пауза).

ЭЛВИС. Я буду срывать звёзды с неба. (Пауза). (Тише) Срывать звёзды с неба. (Дошёл до двери, оглянулся) (Пауза). Срывать звёзды с неба. (Вышел)

 

Суета, крик за дверью. После громкое удаляющееся пение быстрого рок-н-рольного мотива.

Пауза.

Доктор выключает магнитофон. Перематывает плёнку. Включает.



 

ПЛЁНКА. «… Срывать звёзды с неба…»

 

Выключает. Достаёт плёнку, подписывает её, убирает за ширму. Там много катушечных плёнок. Кладёт новую туда же.



 

Доктор ходит по комнате, убирает софиты. Телефонный звонок. Доктор подходит.

 

ГОЛОС ИЗ ТЕЛЕФОНА. Костя, ты? (Пауза). Ты слышишь? У нас чрезвычайная! Эй, кончай молчать. (Пауза). Ты понял?



ДОК. Ты кого мне опять прислал, скотина.

ГОЛОС. Кого? А, Прэсли. (смеётся). Классный экземпляр! Он уже неделю наше отделение развлекает. (Пауза). У нас опять чрезвычайная. Всё отделение на рогах.

ДОК. Кто удрал?

ГОЛОС. Смерть.

ДОК. Буйная?

ГОЛОС. Не приведи, господь, каждому. Ты, в общем, поосторожней там, охрана говорит, что никто из больницы не выбегал. Так, что скорей всего смерть где-то рядом. (Пауза). Слушай, Костик, есть дело. Ты ещё там?

ДОК. Нет, я на концерт к Элвису.

ГОЛОС. Ну, кончай. Шуток не понимаешь? Док, выручай. Тут одна полоумная царская особа…

 

Доктор кладёт трубку. Пауза. Он ходит по комнате прибирает вещи. Одевает куртку. Открывает дверь. Замер. В дверном проёме прямо перед ним огромная чёрная фигура. Она неподвижно висит над землёй. На ней длинный чёрный балахон, на лицо надвинут капюшон. Но сквозь него, кажется виден отблеск холодного мёртвого взгляда. В сухих костлявых руках смерти коса. Наконечник её ритмично поблёскивает от глубокого дыхания этого существа. Долгая пауза.



Док постепенно приходя в сознание медленно попятился назад. Наконец, он с трудом выдавил…

 

ДОК. Я давно ждал тебя. Проходи. (Пауза). Я чувствовал твоё приближение (поднял со стола стакан, наливает воду, не сводя глаз с гостя). Каждый рано или поздно думает о тебе, ждёт (выпивает воду). Но почему-то ты всегда появляешься в самое неподходящее время. (Доктор нащупал телефонную трубку, поднял её. Смерть сделала решительный шаг вперёд. Доктор резко положил трубку.)



ДОК. (Быстро). Да, я знаю моё время пришло. Но я хочу напоследок задать тебе пару вопросов. Жизнь не дала мне ответов на них. (Пауза).

 

Смерть вдруг затряслась. Скинула капюшон, и разразилась громким хохотом.

 

ДРУГ. А поверил же! Поверил!

ДОК. Ну и подонок же ты. Дурака могила исправит. И что ты тут делаешь? По тебе театр плачет. Прыгал бы там в капюшонах, свиней, зайцев изображал.

ДРУГ. Там психи нужны, а не врачи.

Док. Наливает воду в стакан, быстро выпивает. Друг спускается с ходулей, скидывает балахон.

ДРУГ. (Бухнувшись на диван). Так, что ты там хотел спросить? Какие-то ответы, вопросы?..

(Достаёт из-под себя треуголку на которую сел, одевает себе на голову. Делает позу Наполеона).

Ты, старик, что-то плохо выглядишь. Бледный какой-то, с юмором проблемы.



ДОК. Зато у тебя в порядке.

ДРУГ. Ну, и духота тут, темень, а пыли…

(Снимает треуголку, бьёт ею по колену. Из неё летит облако пыли. Он морщится, кашляет, отворачивается. Снова одевает её).

Пора выползать тебе из своей психотерапевтической берлоги на свободу. К нам в острое отделение. Я тебе давно там местечко приберёг. Прекрасная палата, окна на южную сторону, кровать не скрипит.



ДОК. А ты будешь храпеть на соседней койке?

(друг смеётся)

ДРУГ. Нет, я серьёзно. Ты со своей диссертацией плохо кончишь. Сколько ты её пишешь? Лет десять?

ДОК. Двадцать.

ДРУГ. Ты и через двадцать её не кончишь. Себя ты кончишь. Или меня. Когда мы виделись последний раз? Месяца три назад? Четыре? Работаем в одной больнице. (Пауза). Всё началось с того как ты попросился сюда. Я никогда этого не понимал и не пойму, хоть убей. Золотой диплом, стажировка во Франции. О тебе кричали когда мы ещё на четвёртом курсе учились. В общем, что с тобой говорить. (Пауза). Всё бросить, и закрыться в этом флигеле!.. Ради чего? Ну, объясни мне дураку. А..?

ДОК. (Берёт маленькую шарманку, сдувает с неё пыль, протягивает другу). С ней проникновенней.

Друг отбрасывает шарманку в сторону.

ДОК. (Улыбается). Ты же всё знаешь. Мне нужна тишина, спокойствие. И материал для диссертации. А с моим методом, мне ж никто покоя не даст там у тебя.

ДРУГ. Да, ты просто псих! Тебе лечиться надо! Если б мне так везло как тебе. Я бы так зазвенел! Так далеко пошёл.

ДОК. Так, иди. Кто тебе мешает? (Пауза).

ДРУГ. Кто мешает? Да, ты мне мешаешь! Всю жизнь мешал. Тогда на четвёртом курсе мы писали курсовую на одну тему. Нас направили в одну больницу. Помнишь того психа? Я сидел над ним два месяца. И днём и ночью, не отходил от него. Ел и спал с ним из одной тарелки. Я знал наизусть всю его биографию, весь период патологии, его глюки. Сейчас разбуди меня ночью, расскажу всё и до. Рыскал по библиотекам. Я искал, я думал, и я уже был близок к разгадке. Если бы в один прекрасный день не появился ты. После двух сеансов с ним, ты уже понял в чём его проблема. Помнишь? А ведь, с этого всё и началось. Фотографии, статьи, загранки, исследовательские институты, любые клиники… Это открытие должно было быть моим! Моим! Моей судьбой! Тебе всегда всё давалось легко. Будто в твоей голове сидит какой-то гений. И он опережает меня всегда на один шаг. Всего на один маленький шаг!

ДОК. Да что ты разошёлся? Всё совсем не так. Посмотри на нас. Ты хорошо устроен. Уважаемый врач. А я ... В институте о тебе постоянно говорят, а о нашей больнице чего говорить.

ДРУГ. Говорят, говорят. Только и говорят. А как сложный случай, сразу к тебе. (Пауза). Потому, что ты не просто профессионал. У тебя есть какая-то безумная интуиция. Даже страшная, какая-то интуиция. Ты будто проникаешь не только в голову, но и в душу. (Пауза).

 

Друг замолчал. Лицо его помрачнело, фигура осунулась. На голове у него забытая треуголка. И вид у него сейчас настолько жалкий и нелепый, что доктор, вдруг посмотрев на него, чуть не сдержал смеха. Друг поднял взгляд на доктора. Снял шляпу. Горько и смущённо усмехнулся. Пауза. Оба расхохотались. Пауза.

 

ДОК. Да, кстати сказать, я давно хотел дать тебе почитать пару страниц моей занудной писанины. Кажется у меня затор. Может ты какие-нибудь мысли подкинешь.

ДРУГ. О чём речь, приноси. Знаешь, я же тоже начал диссертацию. Только никому об этом не говорил. Тебе не хотел в первую очередь.

ДОК. И ты, подлец, тоже. Не вздумай перебираться в мой флигель. (Резко остановился). Пауза.

ДРУГ. Ты что? (Пауза). А? (Пауза).

ДОК. Сон.

ДРУГ. Сон?

ДОК. Только что промелькнул. Хотел запомнить… Щас, щас… (Пауза). Нет. (Пауза). Какой-то очень интересный сон. (Пауза).

ДРУГ. Ну, я пошёл. Психи буйствуют. Без меня. Да, слушай, я что заходил. Какую-то бабку вчера привели, царскую особу. В общем тяжёлый случай. Посмотри её, будь другом. У неё какая-то богатая семейка.

ДОК. Царская?

ДРУГ. Вроде того. Бабка в маразм впала, а нам скандала не оберёшься. Семейку подоить можно. Потом ещё спасибо мне скажешь. (Закрывает дверь. Уходит.) Пауза.

 

Доктор снимает куртку. Вешает. Поднимает чёрный балахон смерти. Накидывает его на манекен. Подставляет рядом косу. Она падает. Доктор поднимает, пытается приставить её по-другому. Всё неудачно. Убирает косу подальше.



Доктор сел, посмотрел на часы, зевнул, достал книгу. Читает. Перелистывает пять страниц. Читает. Опять пять страниц. Снова читает. Смотрит перед собой. Морщит брови, словно, пытается что-то вспомнить.

 

ДОК. Опять промелькнул. Не могу вспомнить.

 

Прошло некоторое время. Доктор заснул. Стук в дверь. Доктор быстро соскочил. Пауза. В комнату вошла молодая женщина лет тридцати.

Пауза.


Встречаются люди, пусть даже не знакомые, чужие, но случайно зашедшие в комнату, не говоря ни слова, только одним своим присутствием вдруг меняют её полностью. Наполняют её каким-то приятным, уютным расположением. И комната становится светлее. Настолько, что внезапно нахлынувшая теплота из груди подступает прямо к горлу. Тогда вдруг начинаешь ощущать своё дыхание. Но этот свет неизбежно исчезает вслед за их уходом. Чуть запоздав словно шлейф. Ещё чуть сверкнёт и исчезнет. Это ощущение принесла с собой она.

 

ДОК. (Торопливо убирая книги, стакан, безуспешно приглаживая торчащие волосы). Ваше Вели..сочество. (Пауза).



Женщина осматривает комнату. Села. (Пауза).

ДОК. Первый раз встречаюсь с особой царских кровей. (Пауза). Думал вы несколько старше. (Пауза). Похоже, ваша семья беспокоится за вас?

Она впервые посмотрела на него. (Пауза).

ДОК. Нет? (Пауза). Да? Вы чем-то напуганы. Да, я знаю, довольно неприятно говорить о чём-то больном и важном с первым встречным. А ни о чём другом мысли в голову не лезут. (Пауза). Нет, это совсем не нужно. Если вы не хотите, можно и помолчать.

(Пауза). Доктор внимательно смотрит на неё. (Долгая пауза).

Женщина встаёт, начинает быстро ходить по комнате.

ДОК. Вы рисуете? ( Она остановилась. Оглянулась на него). Рисуете… (сделал движение в воздухе). Иногда трудно подобрать слова для каких-то вещей. Таких слов просто не существует. Очень многим трудно говорить о своём детстве. Вроде бы всё видишь, так светло и ярко, начинаешь говорить, и всё не то. Знаете почему? (Пауза). Да, просто нет таких взрослых слов, чтобы рассказать о детстве.

Пауза.


В творчестве трудно врать, а если врёшь сразу видно. (Кладёт перед ней лист бумаги, карандаш). Пауза. (Она тянет лист из-под карандаша, кладёт лист сверху. Пауза). И врать вы не хотите. ( Пауза). Я тоже.

Я - психиатр. Работаю в этой области уже лет пятнадцать. Многих людей перевидал с душевными болезнями, просто говоря. Но к вам, вижу, это не имеет никакого отношения. И вы не считаете себя царской особой я понял сразу, как вы вошли сюда. (Пауза). Я вижу в вас боль, но вы владеете ей. Она под контролем. Пока. Не могу точно сказать чем это кончится, но, по крайней мере, вы никого не покалечите кроме себя. Я могу вам помочь. (Пауза). (Женщина замерли, смотрит на доктора) Вам трудно молчать, но говорить вы тоже не хотите. В общем, решайте сами. Вас никто здесь не держит. (Долгая пауза).

 

Она чуть было метнулась к двери, но тут же опустилась на стул, так будто сама не ожидала этого.

 

Пауза. Смотрит на бумагу, достаёт из-под неё карандаш. Взяла его. Поднесла руку к верхнему краю листа.Доктор стоит рядом, и не сводит глаз с её руки. Она посмотрела на него.



 

ДОК. Да, да, как скажете. (доктор отвернулся) Пауза. Как скажете… Странно, почему я так сказал? Вы, ведь молчали. (Пауза). Но я почему-то точно слышал, как вы сказали мне отвернуться. Причём не особо вежливо. (Пауза). Интуиция… Интуиция… Безумная интуиция. Проходит время, доктор тихо бормочет какие-то непонятные медицинские слова.

ДОК. Вам наверно снятся сны? (Пауза). Я видел сегодня странный сон. Очень странный сон. Но я не запомнил его. Наверно за голову взялся. Знаете, старая глупая примета, нельзя утром за голову браться, а то сон забудешь. Я с детства привык. Не верю, а всё равно боюсь браться. (Пауза). Сон не помню, только какие-то обрывки, странное ощущение, что-то вроде спокойной тревоги. (Пауза). И когда вы вошли… (Пауза). Вы говорите, а я слышу.(Пауза). Очень, очень интересный случай. Мне обязательно нужно знать что с вами произошло. Вы закончили? Я могу прочитать? (Пауза).

 

Доктор оглянулся. В комнате никого. Он подходит к столу. На столе чистый лист бумаги. Он ещё раз оглядел комнату. Опять смотрит на лист, крутит его в разные стороны.

 

Доктор выключил магнитофон. Перекрутил плёнку, достал. Опять подписал, убрал.

 

После исчезновения этой женщины он ещё долго ходил по комнате. Смотрел на лист. Садился. Что-то записывал в свою тетрадь. Это продолжалось ещё долгое время. Пока он вдруг не увидел в маленьком уже тёмно синем окошке где-то под потолком тусклое отражение яркой лампы на своём столе, кушетки и привычного хлама. Значит время перевалило за десять. Доктор накинул куртку. Выключил свет. Пауза. Сверкнул свет в дверях. Темнота. Щелчок.

 

 

Картина вторая.



 

День. Та же комната. Тихо играет фортепьянная мелодия. Доктор за столом что-то пишет. Телефонный звонок. Доктор снимает трубку.

 

ДРУГ. Док, привет! Ты про смерть ещё не слышал? (Пауза).Ну, да откуда тебе. (рассказывает, хохочет). В общем можешь снимать засовы с дверей. Живи спокойно, смерть под замком. У нас всё отделение в лёжку лежит. (Пауза). Вчера к нам новую практикантку запустили. Но её, конечно, никто не предупредил. Ну, про смерть сбежавшую. А она ещё в красном пальто. Говорит «пробегу, никто не увидит». Заходит в лаборантскую, подходит к шкафу, открывает, а там наша сбежавшая во всех своих смертельных причиндалах, только место косы топорик Семёныча. Он по пьяни отдал кому не помнит. Ну, вот, стоит она в своём красном пальто. И ты представляешь, что у психа в его коробке перевернулось. Он забил копытом. И за ней. Носились они часа два. Пока все наши подошли. Ещё костоломы после вчерашнего не в зуб ногой. В общем девка чуть не окочурилась. (хохочет)



ДОК. Порезал её?

ДРУГ. Кого? А! Да, нет. Постучал по ней пару раз. Ничего такого. Отделалась лёгким испугом. Лежит сейчас в стекляшке, ей сейчас в каждом псих с топором мерещится. Похоже опять новое местечко надо готовить. (Пауза). Хотя, одно освободилось. Помнишь Элвиса? (Пауза). Ну, псих с гитарой. Помнишь?

ДОК. Да.

ДРУГ. Так, он отравился. Вчера добрался до таблеток, наглотался, ну и… Утром пришли, он лежит в своём белом костюме. Весь в звёздах из фольги. Налакирован, даже побрился гладко- гладко, ни царапины. Где только взял бритву не понятно. Слушай, до тебя тогда бабка-царевна доковыляла?

ДОК. Пауза. Нет, никто не приходил.

ДРУГ. Ты в порядке? Что-то тормозишь немного. А то заходи к нам, у нас веселее.

 

Доктор положил трубку. Долгая пауза. Он смотрит в окно. Пауза. На минуту ему показалось, что в его комнату скользнул свет. В воздухе засверкала серебристая пыль. На костюмах нависли тяжёлые бархатные складки. Случайный свет, то же волнение. Стало тяжело дышать. Он освободил шею. Подошёл к столу, взял тот чистый лист. Внимательно смотрит на него, что-то читает. (Пауза). Резко повернулся к двери, как будто его позвали. Он не ошибся.

Пауза. Перед ним стоит та женщина с белого листа.

 

ДОК. Не знаю сколько раз я читал это. (Показывает чистый лист). Наверно, вся жизнь пронеслась по нему как по экрану. Кадры бежали так быстро, что я так и не смог остановить, и всмотреться. (Пауза).

 

Доктор подошёл к ней ближе, так, чтобы разглядеть её лицо. (Пауза). Она вдруг стала быстро ходить по комнате. Делать чуть заметные жесты руками, будто что-то объясняя. Он слышит её прерывистое дыхание. Задыхаясь она останавливается, несколько раз тяжело вдохнув, как будто, наконец, отдышаться и продолжить говорить. Она тяжело надрывно говорит, но губы её сомкнуты, ни одна мышца на лице не шевельнётся. Доктор, наконец, остановил её. Она быстро опустилась на стул, словно ждала этого. Без сил опустила голову, руками закрыла лицо. Её неловкая угловатая поза сейчас напоминает хрупкий карточный домик. Одно чужое движение, и он рухнет. Она сидела так долгое время, скрывая беззвучные слёзы.

«Беззвучный вихрь»,- подумал доктор. «Беззвучный вихрь. Беззвучный крик. Крик в ночном кошмаре. Кричишь, а голос не слушается. На этом всегда просыпаешься. Почему она никак не может проснуться? Почему? Почему?» Он посмотрел на неё. Она успокоилась.

 

ДОК. Вы не можете говорить? (она посмотрела на него). ( Пауза).

Вы никогда не говорили. Да… да! Как же я раньше не подумал. Никогда… Немой крик. Немая. (она отвернула голову).

Но некоторые слова я ясно и отчётливо слышал. Несуществующие слова. Да, да… это как раз то, что мне нужно. Я не ошибся! Очень интересный случай. Такой выпадает раз в жизни, и вы сами пришли. Как раз сейчас, когда я остановился… Как же он называется?.. (доктор подошёл к книжной полке, хватается за книги, какие-то достаёт, другие падают, зацепил костюмы, они тоже повалились). (она встала)



ДОК. Я только найду. (быстро листает страницы книги). Сейчас…

Сейчас. Нет, не бойтесь! Только не уходите… Вы слышите меня? (вопросительно кивает). Ведь слышите? (она кивнула).

Ну, и хорошо. Я вам помогу. Правда ещё не знаю как. Вы только не исчезайте. (Пауза). (доктор закрывает книгу). Это, конечно, сумасшествие. Если узнают, они поднимут меня на смех.

(доктор ходит по комнате, смотрит в пол). Не зная предыстории, течения болезни. Да, чёрт с ним с течением, не зная самой болезни, причины, проявления… Это сумасшествие. Сумасшествие. Ничего не выйдет. Но если получится?! Новое, абсолютно новое. Фрэйд и Юнг так и не поняли женскую психологию… Немая, немая. Кризис мира. Мира не отражаемого в полноценной мере. Мире замкнутом, не воспроизводимом… (бормочет, уже трудно разобрать слова). Теперь только защита от него. (женщине) Скажите, вы когда-нибудь говорили? Физическое ощущение речи испытывали? Может травма? (Она покачала головой).

Пауза.


следующая страница >>



Диоген бил отца, если сын сквернословил. Роберт Бартон (XVI в.)
ещё >>