Зенон Косидовский Когда Солнце было богом - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Откровение небес – 1 Божественное откровение Захарии Лук. 1: 5: 25... 1 49.21kb.
Православный листок 1 71.23kb.
Сретение Господне Митрополит Сурожский Антоний 1 44.52kb.
Эволюционная история человечества 1 254.78kb.
Тот, кто с Богом дружбу хранит, ничего не утратит. Томас Фуллер 1 187.38kb.
Подготовка обучающихся общеобразовательных учреждений к сдаче егэ 1 155.91kb.
Византия в V в. Зенон и Теодорих Великий 1 117.37kb.
Приложение №2 (1)Нам было тогда по двадцать лет и по сорок одновременно 1 16.42kb.
Белое солнце пустыни 2 70 лет спустя 20 3222.87kb.
Название книги: Солнце, старик и девушка 1 63.59kb.
Сказка Г. Х. Андерсена 1 54.1kb.
Арвид Ернефельт Вступительная статья К. С. Шохор-Троцкого III б. 10 1889.25kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Зенон Косидовский Когда Солнце было богом - страница №28/29

В королевстве Великого Змея  

Над джнглями Юкатана кружил туристский самолет. Гул мотора многоголосым эхом катился над диким безлюдьем. Время от времени самолет опускался так низко, что почти задевал колесами вершины вековых деревьев, устилавших землю непроницаемым ковром. В ярком обрамлении зелени тут и там белели пирамиды и дворцы, и тогда самолет снижался и делал над ними круги.

Это был 1930 г. В кабине самолета сидели два мексиканских археолога - Мадейро и Масон. После долгих хлопот осуществилась, наконец, их мечта: правительство выделило им самолет, и теперь ученые усердно фотографировали и наносили на карту еще неизвестные островки древних поселений майя.

И действительно, здесь было что фотографировать и записывать. В одном лишь Юкатане, кроме трех уже известных столиц - Чичен-Ицы, Майяпана и Ушмаля, - насчитали 70 других городов. Огромные, все еще не исследованные пространства - без малого 100 тыс. квадратных километров - принадлежали некогда Королевству Великого Змея, как называли свою державу майя. В 1947 г. археологическая экспедиция, проводя исследования в мексиканских штатах Чиапас и Бонампак, открыла 11 храмов, относящихся к первым векам нашей эры. На стенах их виднелись изображения воинов, жрецов и королей, нарисованные желтыми, красными, коричневыми, зелеными и голубыми красками.

Характерной деталью сооружений майя является то, что их возводили на искусственных платформах из камня в форме пирамиды с усеченной вершиной. Стены храмов и дворцов, как правило, очень толстые, облицовывались каменными плитами с резьбой. Внутрь зданий вели необычайно узкие и низкие входы, а своды комнат имели вид удлиненных остроконечных арок, характерных лишь для архитектуры майя. И вообще эти здания производили бы впечатление приземистых крепостей, если бы не сюжетные барельефы, украшавшие их стены сверху донизу. На них изображены головы людей и животных, страшные змеи и идолы, напоминающие химер средневековых соборов, будто выхваченных из бредового сна, но стиль барельефов отличается выразительностью и точностью рисунка.
Вся цивилизация майя опиралась на выравнивание кукурузы и цвела в окружении буйной растительности, однако в ее прикладном искусстве удивительно мало растительных элементов. Даже колонны, которые во всем мире восходят к стволу какого-то дерева, у майя воспроизводят туловища змей-чудовищ с высунутыми языками. Особенно знамениты две такие колонны-змеи, находящиеся на фасаде Храма Воинов в Чичен-Ице. Головы змей с открытыми пастями приплюснуты к земле, туловище, покрытое оперением, извивается сначала по земле, а потом вертикально поднимается вверх, чтобы поддержать крышу храма.

Среди руин встречаются здания с такими маленькими входами и комнатами, словно их построили для пигмеев. Наиболее известен так называемый Дом Карликов в Ушмале. Описывая весьма своеобразные сооружения, археологи выдвигали самые различные гипотезы. Одни считали, что в этих местах когда-то жили племена карликов, но более правдоподобно предположение, что майя строили эти дома для духов или же каких-то мифических существ, которым они желали дать приют.

Город майя Чичен-Ица превосходил все другие города пышностью архитектуры, богатством скульптур, красотой цветных фресок, но главное - своими размерами: он занимал свыше 3,5 квадратных километров. Руины стоят теперь на открытом, расчищенном от зарослей месте. К городу ведет отличная автострада, по которой курсирует автобус из юкатанской столицы Мериды.

Следует сказать также о Храме Ягуаров, который выделяется богатством декоративных мотивов и изумительным ажурным аттиком, вырезанным из твердого камня. Не менее знаменит Храм Воинов с его колоннадой, внутри которой лестницы ведут на верхние платформы пирамиды. Самой высокой является пирамида Кастильо. Она состоит из восьми этажей с террасами, а на ее вершине возвышается храм, посвященный белому богу Кукулькану, символом которого был «пернатый змей».

Приблизительно в центре города возвышается, касаясь облаков, громадное круглое сооружение. Когда-то здесь размещалась астрономическая обсерватория майя. Ее окна расположены так, что взгляд по прямой линии падает на определенные созвездия. Но наиболее интересен стадион. Надо сказать, что майя были страстными любителями игры в мяч. Мы видим на стадионе огромную стену, украшенную барельефами, с карнизом в виде извивающихся змей. На стене горизонтально укрепленный каменный обруч радиусом в полтора метра.

На этом стадионе жители Чичен-Ицы следили за жаркими состязаниями разных команд, бились об заклад, восторженно приветствовали своих любимцев и осыпали бранью и насмешками тех, кто не оправдал их ожиданий. В хрониках сообщается, что проигравшие должны были у всех на глазах раздеться догола и отдать свою одежду победителям.


В северной части Юкатана на небольшом расстоянии друг от друга находятся два других города-государства майя - Ушмаль и Майяпан. Богатством архитектурных и художественных памятников они почти не уступают Чичен-Ице. Ушмаль особенно славится великолепными зданиями, украшенными щедрым орнаментом. Это Дом Пророков, Дом Монахинь, Дом Губернатора, Дом Черепахи, Дом Старой Женщины, Дом Голубей и др. Названия этим домам дали археологи в зависимости от характерных декоративных мотивов.

Перенесемся теперь на юг, в мексиканский штат Чиапас. В конце глубокого ущелья, среди гор и девственных лесов белеет древний, священный город майя, который именуют ныне Паленке - по названию соседней индейской деревеньки. Если учесть то обстоятельство, что каменная часть города была религиозным центром, где жили только жрецы и аристократия, а все остальное население обитало в мазанках, от которых, естественно, не осталось и следа, следует предположить, что город насчитывал в период расцвета около 100 тыс. жителей. Эта громада покрытых изображениями, тщательно отесанных каменных глыб производит неизгладимое впечатление. Достаточно сказать, что там сохранилось 18 прекрасных дворцов и храмов, а также 22 других сооружения, среди которых - высокая башня для астрономических наблюдений. Все эти постройки были возведены на фундаментах в форме пирамид.

Археологи считали, что пирамиды майя, в противоположность египетским пирамидам, не являлись гробницами царей, а служили искусственными подножьями храмов и дворцов. Но в 1952 г. они изменили мнение. За четыре года до этого археолог Альден Масон заметил на полу Храма Надписей в Паленке какую-то плиту с отверстиями. Когда ее подняли, показалась узкая, забитая камнями лестница, ведущая в глубь пирамиды. Четыре года продолжалась кропотливая работа - и, наконец, археологи вошли в маленькую комнату с большим каменным саркофагом, в котором находились кости пяти молодых индейцев - двух девушек и трех юношей. Огромное количество украшений из яшмы указывало на то, что молодые люди - наверно, жертвы религиозного ритуала - происходили из аристократических родов. Через треугольный вход, закрытый многотонным монолитом, исследователи вошли в огромный зал, буквально очаровавший их своими сталактитами, свисавшими с потолка, и сталагмитами, торчавшими с пола лесом игл. В блеске карбидных ламп засверкали ослепительные искры, казалось, в зале началась дьявольская феерия.

                                                                                                                                              Храм Ягуаров. Чичен-Ица
Посредине зала стоял тяжелый каменный саркофаг с останками какого-то короля или высокого жреца. Покойник был усыпан украшениями из зеленой яшмы, а его лицо закрывала маска, отделанная мозаикой из плиток яшмы. Ткань одеяний совершенно истлела.

Саркофаг был украшен сюжетным орнаментом и иероглифами, из которых Масон сумел выделить и расшифровать дату: 21 января 603 г. Значит, в этот день состоялось погребение выдающегося мужа города Паленке, вероятно, самого могущественного властелина и жреца в истории майя.

Паленке принадлежал к городам старой империи майя. Следует отметить, что археологи делят их историю на два больших периода: на новую и старую империю. Первые майя населяли южную часть Юкатанского полуострова, современные - Гондурас, Гватемалу и мексиканские штаты Чиапас и Табаско. Это было приблизительно с 1000 г. до н. э. до VI в. н. э. На первые века нашей эры приходится вершина расцвета старой империи. Около 610 г. н. э. в государстве майя произошло нечто совершенно беспримерное в истории мира. Однажды утром население запаковало свои пожитки и навсегда покинуло города с их замечательными улицами и площадями, храмами и дворцами, чтобы в северной части Юкатана возвести совсем новые города - Чичен-Ицу, Майяпан и Ушмаль.

Каким образом удалось узнать о неожиданном и удивительно странном уходе целого народа? В какой-то степени заслуга в этом принадлежит архиепископу Диего де Ланде, жившему на Юкатане в XVI в. Подружившись с одним индейским князем, он записал его рассказы о богах, войнах и обычаях майя.

Ланда зарисовал также иероглифы, обозначающие дни и месяцы, благодаря чему гротескные барельефы на зданиях и стелах приобрели для археологов особый смысл. Некоторые сообщения Диего де Ланды казались малоправдоподобными, но все же удалось выяснить, что в прикладном искусстве майя все мотивы - будь то изображение людей или животных - непременно связывались с определенной датой. Кроме того, каждая постройка и даже каждая ее часть по сути дела являлись календарем, так как обозначали какую-то дату или астрономическое явление.

Благодаря работам современных археологов ученые довольно точно расшифровали некоторые иероглифы майя, начертанные на зданиях и стелах, но это принесло им разочарование, так как все надписи содержали одни только даты. Среди десятков тысяч надписей не удалось найти ни малейших информации о жизни и обычаях майя. Как видно, сведения такого рода майя никогда не увековечивали на камне46.



                                                                         Абастровая скульптура из гробницы вождя. Храм надписей. Паленке
На основании этих фактов ученые пришли к выводу, что майя стали рабами своего календаря. Возможно, свои постройки они возводили не столько для того, чтобы ими пользоваться, сколько потому, что этого требовал календарь. Каждые пять, десять или двадцать лет майя строили новые каменные сооружения и снабжали их соответствующей датой. Иногда они упрощали свою задачу, обстраивая старое здание новой каменной оболочкой и помечая ее новой датой.

А теперь мы приближаемся к самой сути дела. Постройки старой империи, т. е. в городах, лежащих на юге, датированы лишь примерно до 610 г. Приблизительно с этого же года начинают возводиться сооружения в Чичен-Ице, Майяпане, Ушмале и других городах северного Юкатана. Вывод из этрго поразительного факта может быть только один: майя покинули свои поселения неожиданно и все вместе.

Как только ученые убедились в исторической достоверности этого события, отовсюду, как из рога изобилия, посыпались различные теории, пытающиеся его объяснить. Самая первая гипотеза, согласно которой майя будто бы вынуждены были бежать от завоевателей, быстро пошла в архив. Держава майя в то время достигла вершины своего военного могущества, в их соседстве никогда не было племени, настолько сильного, чтобы совершить такое нашествие, да к тому же в руинах не удалось найти никаких следов вторжения.

Более правдоподобным казалось утверждение, что майя ушли после страшного стихийного бедствия или эпидемии, но и против этой теории говорили веские аргументы. Во-первых, как только миновала опасность, население сразу же вернулось бы в свои замечательные древние города, но этого не произошло. Во-вторых, бурный рост северных городов, их культурное и политическое развитие противоречат предположению, что здесь жил народ, который только что сильно пострадал от стихийного бедствия или эпидемии.

Мысль о том, что причиной эмиграции явилось неожиданное изменение климата, также не выдерживает критики. Такое изменение обязательно наступило бы и в Чичен-Ице, городе, расположенном по прямой линии на расстоянии всего лишь 400 километров от южных городов старой империи.

И только несколько лет назад археолог Сильванус Грисвольд Морли выдвинул теорию, которая считается наиболее убедительной. Вот ее суть. 



                                                                                                             Храм I. Вид после раскопок. Тикаль. 700 г. н.э.
Хотя майя в большинстве были горожанами, они все-таки не могли существовать без земледельческого труда и его продуктов, основным из которых являлась кукуруза. Жизнь майя находилась в зависимости от урожая кукурузы.

Общественная структура майя выявляет острые классовые противоречия, которые особенно наглядно видны в застройке их городов. Дворцы аристократии и храмы из тесаного камня составляли отдельный район, своеобразную крепость, где жили богачи, опасаясь гнева трудящихся масс. Вокруг каменного города теснились нищенские мазанки городской бедноты - от них, понятно, не осталось и следа.

Доля земледельцев была необыкновенно тяжкой. Одну треть урожая они отдавали сановникам, другую - жрецам, и только последнюю треть им позволялось оставлять себе. В период между севом и сбором урожая их гнали на работы в каменоломни и на строительство.

Отсталость, спесь и отрыв аристократии от жизни народных масс привели к тому, что общество остановилось в своем развитии. Это особенно отразилось на сельском хозяйстве, где методы обработки земли были чрезвычайно примитивными. Достаточно сказать, что майя не знали даже плуга.

Чтобы вырастить кукурузу, крестьянин поджигал участок джунглей и на полученной таким образом полянке делал заостренной палкой ямки, в которые бросал зерна. Когда земля на участке истощалась и переставала родить, он переходил в другое место, потому что удобрять землю майя не умели. Заброшенные участки зарастали джунглями и только много лет спустя их можно было снова обрабатывать.

В поисках урожайной земли крестьяне все больше углублялись в джунгли, удаляясь от городов, которые им приходилось кормить. Между городами и землей-кормилицей росли широкие пояса выжженной и бесплодной степи. Жить горожанам становилось все труднее, в их дома начал заглядывать голод. Огромные пространства оказались истощенными, и народ понял, что единственное спасение - это эмиграция. В то время, когда на севере возникала новая империя, древние города Уашактун, Тихаль, Наранхо, Копан и Паленке затерялись в диких зарослях, тысячи лет скрывавших от людских глаз руины старой империи.

Подтверждением этой теории является любопытный опыт, который недавно провел датский ученый Аксель Стеенсберг. Желая в точности воспроизвести условия, в которых обрабатывали землю люди эпохи шлифованного камня, он отправился со своими ассистентами в Ютландию, выкорчевал там каменными топорами участок дубового леса и посадил с помощью заостренной палки овес. В первый год урожай был неплохой, но потом из года в год резко сокращался. На четвертый год выкорчеванная земля стала совершенно бесплодной.

                                                                                                                                                                Надпись майя

Источником исторических сведений о городах новой империи являются хроники, написанные в XVI-XVII вв. на языке майя латинскими буквами и названные в честь группы жрецов, славившихся своими пророчествами, - книгами Чилам Балам. Мы узнаем из них, что в северном Юкатане существовало три главных политических центра: города-государства Майяпан, Чичен-Ица и Ушмаль. Властителями Майяпана были жрецы во главе с королем, которые считали себя непосредственными потомками белого бога Кукулькана и поэтому носили искусственные бороды. Зато в Чичен-Ице и Ушмале правили воины, вожди аристократических военных каст.


В 1000 г. названные города объединились в федерацию. Но уже около 1200 г. между ними разразилась война. Вождь армии Майяпана Хунак Кеель с помощью наемников из племени тольтеков захватил и разрушил Чичен-Ицу, а его правителей увел с собой как заложников. В 1441 г. в захваченных городах вспыхнуло восстание. Войска повстанцев под предводительством князя Ушмаля из династии Шиу превратили Майяпан в груду развалин. После этих событий разбитая и ослабленная страна майя стала легкой добычей ацтеков.

Когда прибыли испанцы, культуры майя уже не существовало. Потомки великих зодчих, художников и астрономов распались на слабые, полудикие племена, говорили на разных наречиях, отличались друг от друга одеждой и обычаями, а о сзоей общей славной истории имели очень туманное представление. Правда, они исповедовали старую религию, но уже в довольно искаженной форме.

Города новой империи постепенно утонули в глубинах джунглей, как в морской пучине, и никто о них уже не помнил. Только некоторые племена индейцев в руинах этих городов совершали свои тайные религиозные обряды.


Обручение бога дождя

«Сеньор, мы приехали!» - густой голос метиса отозвался многоголосым эхом в ночной тишине. Лохматые мексиканские лошадки стали, как вкопанные, и тотчас опустили головы, чтобы наконец подремать. Молодой американец, внезапно пробудившийся ото сна, покачнулся и, пожалуй, упал бы с лошади, если бы его не поддержал проводник. Он открыл глаза и замер, очарованный волшебным зрелищем.

Перед ним высилась темно-синяя стена пущи, а над верхушками деревьев, словно плывущий в облаках, белел в полусвете луны какой-то храм или дворец, возведенный на вершине пирамиды.

Так, в 1885 г. 25-летний Эдвард Герберт Томпсон прибыл в Чичен-Ицу, величайший и могущественнейший город-государство майя, о котором ходили по свету самые фантастические легенды. Едва забрезжил рассвет, Томпсон вскочил с постели и, выпив несколько глотков кофе, немедленно помчался к пирамидам. Взобравшись на первую попавшуюся, он долго любовался панорамой руин. Вдруг, пристально всмотревшись вдаль, Томпсон радостно вскрикнул - среди деревьев, как серебряное зеркальце, блестел небольшой круглый пруд.


- Священное озеро - храм бога дождя,-шепнул он мексиканцу. Смуглое одутловатое лицо проводника просияло.

- Да, сеньор, священное озеро, - сказал тот добродушно улыбаясь. - Люди разное о нем болтают… Некоторые говорят, что в определенные времена года воды озера превращаются в кровь. А другие видели, как из его глубин выходил хоровод плачущих девушек. Тогда в чаще звучит пение невидимых жрецов, играют флейты и грохочут барабаны.

Тем временем уже совсем рассвело.

«Я стоял на крыше храма,- пишет Томпсон в своих воспоминаниях,- когда далеко на горизонте первые лучи солнца зарумянили небо. Вокруг царила глубокая утренняя тишина; день еще не отозвался своими голосами. Казалось, что земля и небо затаили дыхание, словно ожидая чего-то неизвестного. А потом выплыл огромный пылающий диск солнца, и вмиг весь этот широкий мир зазвенел песнями. Птицы на деревьях и насекомые на земле запели свой великий гимн солнцу».

Через некоторое время пришельцы спустились по крутым ступеням вниз и по узкой тропинке направились к пруду. Озеро имело очень мрачный вид, и нечего удивляться, что местные жители боялись к нему приближаться. Это была по существу зияющая бездна - яма, наполненная водой. Берегами ее являлись отвесные камерные стены высотой до 20 метров. Поверхность черного омута покрывали водоросли, листья и плавающие стволы полуистлевших деревьев.

Томпсон опустил лот и убедился, что глубина пруда достигает приблизительно 25 метров. На берегу виднелись руины алтаря, от которого украшенная барельефами плотина вела к храму, стоящему на пирамиде.

Тщательно обследовав берега озера, Томпсон сел на камень и еще раз задумался над смыслом своей экспедиции. Он вынул из кармана книжку с сообщениями архиепископа Диего де Ланды и в который уже раз прочитал: «Если в этой стране было когда-нибудь золото, то большая его часть должна находиться на дне озера в Чичен-Ице».

Майя в отличие от ацтеков своим многочисленным божкам приносили в жертьу, как правило, лишь цветы и фрукты. Только, когда наступала засуха и нужно было умилостивить разгневанного бога дождя Чак-Мооля, который, по преданиям, жил на дне озера, жрецы посылали ему невесту, самую красивую девушку. Люди давали ей очень богатое приданое: бросали в воду драгоценности и различную домашнюю утварь.


К замечанию Ланды почти все относились с недоверием. Ученые считали, что это типичная романтическая народная легенда, лишенная реальных оснований.

Но молодой Томпсон сразу ей поверил. Сообщение Ланды настолько сильно подействовало на пылкое воображение юноши и так его увлекло, что он решил разгадать тайну озера на месте. Хотя знакомые и подшучивали над Томпсоном, называя его фантазером, он отправился в путешествие на Юкатан, чтобы разработать план извлечения из глубин озера древних сокровищ майя.

Пока метис раскладывал костер, собираясь готовить обед, Томпсон сидел на жертвенном камне и, устремив взгляд в мрачную пучину озера, пытался представить себе, как праздновалось торжество в честь бога дождя.

Вот по ступеням пирамиды сходит процессия во главе с королем, жрецами и сановниками. Их лышные одеяния переливаются всеми цветами радуги, над головами развеваются пестрые султаны. Мерно покачивается плотно закрытый паланкин, в котором сидит юная избранница бога.

Под ритуальное пение жрецов, под звуки флейт и барабанов все медленно шествуют вдоль плотины, затем останавливаются у алтаря и молча ждут, пока не выкатится из-за горизонта багровый диск солнца и первые его лучи не заиграют огоньками на водной глади.

Тогда жрецы выводят из паланкина бледную, испуганную девушку, накидывают на нее прекрасное свадебное покрывало, а голову украшают венком из цветов. При виде невесты толпа взрывается громом приветствий; исступленно звучат флейты, а барабаны грохочут с такой силой, что кажется, будто на землю обрушился страшный град.

Жрецы заканчивают пение и молитвы - наступает мертвая тишина. Четыре жреца поднимают девушку и с размаху бросают се в озеро. Крик ужаса несчастной жертвы пронизывает воздух, затем слышится глухое, страшное бульканье воды - бог дождя принял в свое царство новую избранницу. Вслед за жертвой в озеро сыплется дождь ожерелий, браслетов, ларцов, гребней, булавок, ваз и керамических чаш с замечательным орнаментом.

Можно ли извлечь таинственные сокровища из черного и смрадного омута? Томпсон пришел к выводу, что для этого необходима специальная землечерпалка и водолазный скафандр. Но где взять денег?

Возвратившись в Соединенные Штаты, Томпсон развернул активную деятельность: он выступал с лекциями в университетах и на научных конгрессах, пока не собрал, наконец, необходимые средства.

 Каменная резная стела, изображающая коленопреклоненного, кающегося перед жрецом. Майя. Вероятная дата 781 г.


Потом он отправился в Бостон, где под руководством опытного водолаза освоил трудное водолазное искусство и достиг неплохих результатов, хотя физически был человеком довольно хилым.

Но особую надежду молодой ученый возлагал на свое приспособление, напоминающее землечерпалку, которое сделали на заводе по его заказу. Механизм состоял из 10-метровой мачты, ковша с зубчатым краем, кривошипа, стальных тросов и блоков.

В Юкатане американец нглял нескольких рабочих, прежде всего ловца жемчуга, опытного водолаза, грека, который работал на острове Багама. Вместе с ними он вторично прибыл в Чичен-Ицу.

Диаметр озера составлял, около 70 метров, поэтому не могло быть и речи о том, чтобы обыскать все его дно. Томпсон справился с этими трудностями очень остроумно. Толстый ствол дерева, напоминающий по контурам человеческую фигуру, он бросал в воду до тех пор, пока не определил место, куда, по всей вероятности, попадали живые жертвы. Здесь он и пустил в ход свой механизм.

Ковш извлекал на поверхность черный, как смола, ил, гнилые ветви, истлевшие деревья, а однажды даже сцепленные между собой кости ягуара и серны, немое свидетельство лесной трагедии. Солнце пекло немилосердно; на берегу росли кучи ила и грязи, наполняя воздух невыносимым смрадом.

Так работа продолжалась изо дня в день, не принося никаких результатов. Но однажды появился первый робкий вестник успеха: среди ила ученый обнаружил бело-желтые кусочки какой-то смолистой массы. Разогретые на огне, они распространяли сладковатый пьянящий аромат. Томпсон не сомневался, что нашел благовония, которые жрецы использовали во время церемонии приношения жертвы.

Вскоре, как из рога изобилия, посыпались разнообразные находки. Каждый ковш приносил добычу: украшения, вазы, копья, ножи или чаши из обсидиана и яшмы. Окончательным подтверждением рассказа Ланды был скелет молодой девушки, извлеченный со дна озера.

Томпсон торжествовал: ему припомнился исполненный трудностей путь, по которому в конце концов он пришел к успеху, разочарования, насмешки со стороны людей, считавших его неисправимым мечтателем. И вот теперь он совершил одно из величайших археологических открытий в Америке.

Дальнейшие поиски молодой ученый решил проводить в скафандре водолаза. Свом подводные переживания и приключения он описывает настолько красочно и с таким драматическим напряжением, что лучше предоставить слово ему самому.

«Когда я ступил на первую перекладину лестницы,  - вспоминает Томпсон,- парни, которые обслуживали помпу, по очереди подходили ко мне и с мрачной миной пожимали руку. Нетрудно было угадать их мысли: они прощались со мной навсегда, не веря, что я вернусь живым. Отпустив лестницу, я погрузился, как мешок, наполненный свинцом, оставляя за собой цепочку серебристых пузырьков.


Свет стал сначала желтым, потом зеленым, наконец, пурпурно-черным, и вот я очутился в кромешной тьме. Уши пронзила острая боль - возрастало давление. Погружаясь, я ощутил, что очень быстро теряю в весе, и когда, наконец, стал на колонне, которая отвалилась от руин алтаря на берегу, мне показалось, что я скорее пузырь, а не человек, одетый в тяжелый скафандр.

Приятно было думать, что я - единственный человек в мире, который посетит это место живым и живым его покинет. Рядом со мной появился водолаз-грек, мы пожали друг другу руки.

В иле и грязи ковшом был проделан коридор с отвесными стенами шестиметровой высоты. В этих стенах, как изюминки в тесте, торчали камни различной формы.

Предсгавьте себе, как мы двигались наощупь в потемках, окруженные со всех сторон этой стеной грязи, шарили в щелях и трещинах известнякового дна, разыскивая предметы, которые не захватил ковш. И еще представьте себе, что каждую минуту какой-то валун, подмытый водой, соскальзывал на наши головы. Однако это не было настолько грозным, как могло бы показаться. Пока мы держались на определенном расстоянии от стены, нам не грозила опасность.

Наши рабочие верят, что в черных глубинах «священного озера» живут гигантские змеи и чудовища. Водолаз-грек и я как-то раз настолько увлеклись работой, собирая памятники древности, что забыли об обычной осторожности. Неожиданно что-то громадное незаметно соскользнуло сверху и с непреодолимой силой стало вдавливать меня в грязь. На мгновение меня до мозга костей пронзил ужас, холодные мурашки пробежали по телу. Но потом я почувствовал, как грек стал отталкивать этот предмет и освободил меня от тяжести. Это был огромный гнилой ствол дерева, который оторвался от стены ила и упал на меня как раз в то время, когда я наклонился».

Результаты поисков были буквально сенсационными и полностью подтвердили предание о том, что майя бросали в озеро девушек. На поверхность извлекли тысячи разнообразных предметов: бусы, браслеты, чаши и статуэтки идолов, сделанные из яшмы, золотые щиты с сюжетными барельефами, ножи и прекрасно отполированные зеркала из обсидиана, но главное - черепа молодых женщин.

Почти все предметы оказались разбитыми на мелкие части. Майя верили, что мертвые вещи имеют души, поэтому перед тем, как бросить в воду, они лишали их жизни, разбивая на алтаре, чтобы их души могли лучше служить своей хозяйке в королевстве бога дождя.
Осматривая останки молодых женщин, Томпсон сделал неожиданное открытие: нашел череп, который явно принадлежал старцу.

Чей же это череп?

Неужели жреца принесли в жертву богу дождя? Конечно, нет. Хроники ни разу не упоминают о таких жертвах.

Но, может, его бросили в воду завоеватели в период братоубийственных войн между Майяпаном, Чичен-Ицей и Ушмалем? Эта гипотеза также не выдерживала критики. Можно ли поверить, что разъяренные солдаты бросили в воду только одного человека и притом какого-то старика?

Наиболее близким к истине нам кажется третье предположение. Вслед за девушкой бросился в воду охваченный отчаянием отец. Ведь недаром в старой индейской песне поется:
Догорает от жажды кукуруза в поле,

 Чак-Мооль зовет тебя, милая доченька,

 Но обильнее, чем дождя потоки,

 Потекут мои слезы, мои горькие слезы.



Помпеи Нового света

Короли ацтекского города-государства Тескоко активно покровительствовали искусствам, их двор являлся центром культурной жизни. Один из королей этого города прославился как  великий народный поэт, которого глубоко почитали все ацтеки. Прямым потомком королевского рода был князь Ихтлилхочитль, человек очень одаренный. Он быстро изучил испанский язык и владел им настолько хорошо, что губернатор Мексики предложил ему должность переводчика и секретаря.

Ихтлилхочитль написал на испанском языке подробную историю своей страны. В ней он поведал о народах, которые еще задолго до прихода ацтеков в Мексику строили огромные города и воздвигали величественные пирамиды.

Но испанцы не поверили ему, решив, что ацтекский князь рассказывает сказки. Ведь на всей мексиканской земле не осталось даже следа руин этих якобы богатых городов. Правда, француз Десире Шарней, бродя по стране в поисках сокровищ наткнулся в 1885 г. на остатки пирамиды в окрестностях города Тула-де-Аллендо в штате Идальго, но и тогда испанцы не могли допустить мысли, что это руины столицы тольтеков - Тулы, о которой с такой уверенностью сообщал ацтекский князь.

Положение изменилось только в 1940 г., когда мексиканские археологи приступили к систематическим раскопкам на месте древнейшего поселения тольтеков. Выяснилось, что в 80 километрах от города Мехико под слоем земли и зарослей скрывались от людских глаз мощные руины.

                                                                                                                Пирамида Солнца в Теотихуакане. Мексика.
Там обнаружили две большие пирамиды, посвященные богу солнца и богу луны, множество изваяний и рельефов, колонн, а также широкую сеть водопроводных труб из терракоты. Однако наиболее интересным памятником оказался спортивный стадион с каменными лавками, который свидетельствовал о том, что игра в мяч была традиционным увлечением всех без исключения индейских племен Центральной Америки.

На ацтекского историка стали смотреть иными глазами - каждое его сообщение теперь казалось правдоподобным. От него мы узнаем, между прочим, что тольтеки построили свою столицу в 648 г., а оставили ее по неизвестным причинам в 1051 г. Они знали письменность и математику, на основании обращения луны создали календарь и были замечательными строителями. Их религия и законодательство отличались мягкостью, а короли славились мудростью. Тольтеки, по преданию, вывели путем скрещивания несколько сортов хлопка различной окраски.

Вторую по времени столицу тольтеков мексиканские археологи открыли в нынешнем штате Сан-Хуан. Называлась она Теотихуакан и, судя по руинам, занимала площадь около 12 квадратных километров. Здесь находилось несколько огромных пирамид и десятка полтора великолепных дворцов, украшенных барельефами и фресками. На пирамидах солнца и луны виднелись, как утверждает Ихтлилхочитль, эмблемы из полированного золотого листа. Они днем и ночью ярко сияли и служили своеобразным маяком для путников.

Так же, как и во всех других индейских городах, основным декоративным мотивом в Теотихуакане был пернатый змей, символ белого бородатого бога. Но есть там сюжеты и на другие весьма оригинальные темы. На многих фресках мы видим жизнь бога дождя, а также картины рая: веселые, радостные мертвецы играют на лугу в мяч.

У подножья Пирамиды Солнца проходит так называемая Дорога Смерти. Вдоль нее найдено бесчисленное количество могил с останками умерших, мозаичными масками, гротескными терракотовыми головками и богато украшенными черепками глиняной посуды.

Теотихуакан опустел в X или XI в. н. э. Причиной этого явилось истребление лесов, в результате чего земля стала совершенно бесплодной - окрестные холмы и поныне стоят абсолютно голые. Тольтеки переселились в Юкатан, где объединились с местными племенами майя.

В долине Тлаколула, в 30 километрах на юго-восток от мексиканского города Оахака, из-под толстого слоя земли археологи откопали руины Митлы, столицы сапотеков. Их знали уже ацтеки и называли развалины «Местом Печали». Кроме пирамиды и дворцов, которые обычно встречаются в индейских городах, особого внимания там заслуживает знаменитый Колонный зал с гигантскими фаллическими столбами.

В 1831 г. мексиканский археолог Альфонсо Касо сделал сенсационное открытие. Проводя раскопки на Монте-Альбан (Белая Гора) в штате Оахака, он наткнулся на огромный, овеянный таинственностью город. Многие археологи считают, что он древнее Митлы и являлся когда-то столицей сапотеков. Это обширное нагромождение руин величественных храмов и дворцов, статуй, керамики редкой красоты, каменных плит с иероглифами и барельефами, изображающими богов.

Однако больше всего славится Монте-Альбан найденными там сокровищами. В многочисленных древних могилах покоились скелеты, богато украшенные драгоценностями из прекрасно отшлифованного горного хрусталя, золота, яшмы, жемчуга, янтаря, кораллов, обсидиана, перламутра и зубов ягуара. Среди ожерелий, булавок, серег, брошей, диадем, браслетов и колец там были найдены золотые табакерки, веера из разноцветных перьев, а также золотые маски, которые точно передавали черты лица покойных. Имеются данные, что сапотеков из этого города в XII в. изгнали тольтеки.

Благодаря археологическим изысканиям мы знаем, что уже за несколько столетий до нашей эры Центральную Америку населяли многочисленные и высокоразвитые народы, в истории которых произошло чрезвычайно много трагических событий и катастроф.



                                                                                      Бог радости, музыки и танца сапотеков. Окрашенная глина

В 1942 г. археолог А. Г. Веррил обнаружил в Панаме руины так называемой культуры «кокле». Огромная площадь в 1400 квадратных километров была буквально усеяна могилами, статуями, храмами, но прежде всего - совершенно невероятным количеством керамических черепков, орудий и предметов домашнего обихода.


Наиболее интересным археологическим памятником является Храм Тысячи Богов, расположенный между двумя реками и занимающий площадь в 100 акров. Сотни статуй и огромных базальтовых колонн, сверху донизу покрытых полихромированными барельефами и иероглифами, расставлены в форме правильного четырехугольника. Колонны имеют самые различные профили: квадратные, круглые, восьмиугольные и эллиптические.

Все статуи - людей, птиц, пресмыкающихся, а также всех четвероногих животных, обитающих в Панаме, - смотрят на восток. Обнаженные человеческие фигуры имеют своеобразные головные уборы и в качестве украшения - ожерелья.

Сцены, выполненные резцом неизвестных скульпторов, наводят ужас. Мы видим, например, «сиамских близнецов» со сросшимися спинами. В другом месте ягуар держит лапу на поваленном мужчине или пожирает младенца. Очень часто встречаются статуи представительных мужей, которые поглаживают рукой длинные кудрявые бороды.

Ближайшие каменоломни, где жители города брали строительный материал, находились за рекой, на расстоянии свыше 15 километров. Доставить эти громадные монолиты к храму представлялось бы и сегодня делом нешуточным, что же говорить о тех далеких временах, когда, по всей вероятности, люди полагались лишь на свою физическую силу. Справиться с этим гигантским заданием мог только объединенный труд широких народных масс. Храм Тысячи Богов был возведен несколькими поколениями представителей уже организованного и значительно продвинувшегося вперед в своем историческом развитии общества.

У подножий колонн стояли хорошо отесанные и отшлифованные плиты из прозрачного порфира или из яшмы желтого и красного цветов. На них лежали человеческие кости и зубы, смешанные с окаменевшим деревом и головешками. Напрашивался вывод, что это были алтари, на которых приносили богам человеческие жертвы.

Земля вокруг храма бесплодна и для обработки не годится. Возникает вопрос, как же там могли жить люди. Ответ найти нетрудно: когда-то земля давала неплохие урожаи и только пепел и лава вулкана Гвакамайо, который возвышается поблизости, у подножья Кордильер, превратили ее в пустыню.

Кратер вулкана до сегодняшнего дня стоит обшарпанный, голый и закопченный; из глубины доносится глухой рокот и вырываются клубы пара и горячая вода, а все окрестности покрыты саваном вулканической пыли. Летом весь край - выжженная солнцем пустыня, а в период дождей - непролазное болото.

Ряд обстоятельств свидетельствует о том, что панамские руины относятся к древнейшим временам. На постройках лежит слой земли от одного до трех метров. Мексиканские археологи путем сложных вычислений, на которых мы не будем здесь останавливаться, определили, что слой земли толщиной в один метр мог возникнуть не менее чем за 1200 лет.

Из этого следует, что панамский город жители окончательно покинули где-то около VII в., но некоторые его районы, покрытые трехметровым слоем земли, опустели уже за 1700 лет до н. э.
Этот город, прежде чем в нем замерла жизнь, несомненно, уже был безмерно старым. Если даже работы выполняли тысячи или десятки тысяч строителей, то транспортировка монолитов и возведение стольких сооружений не могли быть плодом усилий всего лишь нескольких поколений.

Одной из удивительнейших особенностей этих руин является обилие керамических черепков. Они валяются всюду, но больше всего их на территории храма, у подножий статуй и колонн.

Чем объяснить это? Археологи разрешили загадку совершенно случайно. На колоннах и статуях они обнаружили немало следов от ударов глазурованной посудой. Вероятно, религиозный обряд требовал приношения в жертву богам гончарных изделий.

О древности этого обычая свидетельствует то обстоятельство, что в некоторых местах слой черепков достигает шести метров. Это позволило археологам проследить ход развития неизвестной культуры. В самых нижних наслоениях найдена керамика с очень примитивным линейным орнаментом, а в верхних - посуда с удивительно прекрасной глазурью и богатой орнаментацией. Прошло много веков, прежде чем искусство керамики достигло вершин совершенства.

Однажды археологов охватило волнение, не поддающееся описанию. Не веря собственным глазам, они увидели на одном из бесчисленных барельефов отчетливое изображение слона!

Слоны действительно водились в Центральной Америке, но вымерли приблизительно 10 тыс. лет тому назад. Неподалеку от Теотихуакана расположен городок Тепехпан. В 1947 г. там нашли останки индейского охотника и кости слона. Исследования показали, что находки относятся к XV тысячелетию до н. э.

Но каким же образом панамскому пранароду удалось увидеть слона? Ответ может быть лишь один: либо город существовал за 10 тыс. лет до нашей эры, либо его население поддерживало непосредственные отношения со странами Востока морским путем.

Об этом народе мы знаем совсем немного. Известно только, что он был миролюбивым - во время раскопок ученые нашли совсем мало оружия, - что его культура удивительно похожа на культуру майя, что он поклонялся солнцу и, как все другие народы Центральной и Южной Америки, верил в пернатого змея. Судя по барельефам, мужчины были рослыми, мускулистыми, с круглыми головами и строением тела не походили на американских индейцев.

Какая же катастрофа обрушилась на эту богатую, буйную культуру и уничтожила ее? Мы имеем на это совершенно определенный ответ. Его дают нам сами камни, красноречиво повествующие о ходе событий.
Огромные колонны, разбросанные и изломанные, словно спички, монолитные глыбы, как будто бы рукой великанов разбитые и далеко отброшенные от своих пьедесталов, статуи, перевернутые вверх ногами, изрезанная глубокими складками земля, слой вулканического пепла - разве все это не свидетельствует о мощном землетрясении?

Нетрудно представить себе, что там произошло. Вулкан Гвакамайо, находящийся на расстоянии 10 километров, однажды пробудился ото сна, заревел и взорвался огненным фонтаном. Земля зашаталась, как пьяная. Испуганные жители, уцелевшие после первою подземного толчка, побежали, как сумасшедшие, в храм, чтобы гекатомбами47умилостивить разгневанных богов.

Но их мольбы не были услышаны. Земля продолжала содрогаться и раскачиваться, как разбушевавшееся море, вулкан рокотал и гремел, засыпая окрестности раскаленным пеплом.

Люди, не погибшие под дождем огромных валунов и не отравившиеся ядовитыми испарениями, убежали в глубь джунглей и смешались с дикими племенами индейцев. Над обширной страной Панамы, где в течение тысячелетий била ключом жизнь талантливого народа, воцарилась мертвая тишина.




Сокровища позолоченного человека  

В марте 1536 г. близ Калифорнийского залива с группой испанских путешественников произошел необыкновенный случай.

Заикаясь и глотая слова от возбуждения, отчаянно жестикулируя, им неожиданно преградил дорогу белый мужчина в окружении нескольких индейцев. Своей бородой и длинными волосами он напоминал библейского патриарха.

Незнакомец сбивчиво рассказал, что его корабль потерпел крушение у берегов Флориды, и из всего экипажа уцелел только он один. Выброшенный волнами на берег, он пробирался на Запад; пользуясь гостеприимством индейцев, незнакомец пересек весь американский континент и, наконец, оказался возле Тихого океана, в Калифорнии.

Однако наибольшее впечатление на испанцев произвели его рассказы о семи чудесных городах Сиболи, которые якобы лежали где-то на севере. Их обитатели будто бы жили во дворцах, усыпанных сапфирами, а золота у них было столько сколько им хотелось.

Слух о легендарных городах молниеносно разнесся по ясей Европе. Сюда стали прибывать бесчисленные толпы искателей сокровищ и приключений. Самую большую экспедицию организовал Франсиско Васкес де Коронадо. Но вместо золота, сапфиров и бирюзы Коронадо нашел в Аризоне нищенские мазанки индейцев. Семь городов Сиболи оказались сущим вымыслом мечтателей.


В глубине южно-американского континента, кроме того, якобы существовало легендарное Эльдорадо - город, целиком построенный из золота, который был виден за много миль: он блистал на солнце, как огненная гора. Жители волшебного города сгибались под тяжестью украшений и изумрудов величиной с куриное яйцо.

Эльдорадо очаровало и захватило воображение многих странствующих рыцарей, бродяг и авантюристов. Свыше 100 лет тысячи людей в поисках призрачного города переносили неимоверные лишения, гибли от болезней, нездорового климата и отравленных стрел воинственных индейцев.

В 1536 г. молодой испанец Гонсало Хименес де Кесада возглавил экспедицию из 875 солдат, чтобы двинуться на поиски Эльдорадо. Его армия выглядела живописно и воинственно. Вождь был выряжен в черный вельветовый камзол, расшитый серебром; на его голове поблескивал стальной шлем. Офицеры щеголяли в роскошных одеяниях из пурпурного шелка и в широких шляпах, увенчанных залихватскими султанами. Солдаты - громилы, как на подбор,-были закованы в железо.

Марш по джунглям Южной Америки, а потом через высокогорные перевалы Анд, однако, показался им настоящим адом. Блестящее войско растаяло наполовину: солдаты умирали, болели и дезертировали. Павлиньи наряды вождя и офицеров превратились в лохмотья.

Через несколько месяцев у измученных конкистадоров появилась снова надежда. Одна из многочисленных стычек с индейцами принесла им добычу в виде изумрудов и золотых украшений. Это разожгло аппетиты завоевателей и придало им сил. Но из 875 солдат к тому времени уже осталось только 200 жалких, недобитых вояк, которые походили на нищих.

На вершинах Анд, касающихся облаков, в современной Колумбии, дорогу им преградила армия индейцев из племени чибча (муска). Битва была короткой, но отчаянной. Индейцы со своими копьями и пращами не могли одолеть испанцев, вооруженых аркебузами; конкистадоры одержали победу.

В стране чибча лежит озеро Гватавита, обрамленное отвесными скалами, испанцы разбили там лагерь и бросились грабить индейцев, отбирая у них все золото. Когда его больше не стало, завоеватели начали пытать индейских вождей, требуя, чтобы они сказали, где спрятаны предполагаемые золотые сокровища. Но единственным ответом, который они получали от несчастных, подвергнутых пыткам, был жест, указывающий на глубины озера; именно там якобы находилось все золото племени.
Как- то утром под звуки флейт и барабанов к озеру с пением стала приближаться танцевальным шагом длинная процессия индейцев. В самом центре шествия несли паланкин, в котором восседал король племени.

На берегу короля высадили из паланкина, раздели догола, намазали смолами и густо обсыпали золотым порошком. Позолоченный человек, блестя на солнце, вошел в лодку, выплыл на середину озера и нырнул в воду.

Через некоторое время он появился на поверхности, уже смыв с себя золото, и вернулся на берег. Индейцы громкими возгласами приветствовали короля. И тут испанцы были ошеломлены: в конце обряда посыпался обильный дождь из различных золотых драгоценностей - ожерелий, диадем, браслетов, колец и брошей, добытых из тайников. Все эти сокровища пошли на дно озера.

В основе ритуала - как узнали испанцы через переводчика - лежала старая легенда индейцев чибча. Было это очень давно: король Сипа посадил на кол любовника своей жены, а ее заставил есть его тело. Жена, обезумев, схватила дочку и бросилась в озеро, где с тех пор живет рядом с новым супругом - пернатым змеем.

Прошло много времени, но каждый год - так говорится в песне жрецов - короли племени чибча по традиции ныряют в озеро, чтобы жертвами из золота и изумрудов вымолить прощение за ужасный проступок своего предка.

Этот обычай существовал уже несколько столетий. Но удивительнее всего было то, что чибча не имели золотых россыпей. Золото они получали от соседей в обмен на картофель, кукурузу, фасоль и прежде всего - изумруды, которых было очень много в их горах. Изумруды индейцев чибча путем обмена доходили до народа кокле в Панаме и даже до Мексики, где в руки Кортеса попал прекрасный изумруд величиной с утиное яйцо.

В поисках сокровищ испанцы как-то раз зашли в селение Тунха, лежавшее на восток от озера Гватавита. Они увидели там необычное зрелище. Над завалинками индейских хижин висели большие золотые листы, тонкие, как бумага. На ветру золото раскачивалось, издавая нежные звуки, напоминающие арфу.

Жрецы носили золотые серьги исключительно тонкой работы и диадемы, в которые были воткнуты разноцветные перья. Все жители украшали свои одежды изумрудами величиной с грецкий орех. С носов у них свисали огромные золотые украшения, закрывая губы и придавая их голосам странный металлический оттенок. Два года шныряли конкистадоры по этой стране, грабя индейцев. По словам Хименеса Кесады, они собрали столько золота, что могли бы им заполнить большую комнату до самого потолка, кроме того, захватили 1185 очень ценных изумрудов. Во время этих грабительских походов завоеватели основали город Боготу, нынешнюю столицу Колумбии, которая лежит на высоте 2645 метров над уровнем моря.


В феврале 1539 г. разнеслась весть, что приближается какая-то неизвестная испанская армия. Оказалось, что ею командует Себастьян де Беналькасар, бывалый конкистадор, сильный, отчаянный авантюрист, в жилах которого текла огненная мавританская кровь. В Анды его тоже заманила легенда об Эльдорадо.

Жизнь Беналькасара была полна приключений. Начал он ее погонщиком ослов. Однажды осел попал в трясину, и это так разозлило Беналькасара, что он убил его одним ударом кулака. Боясь наказания, он убежал в Кадис, где нанялся на корабль, отплывавший в Америку.

Бродя по Южной и Центральной Америке, он основал в 1534 г. города Леон и Кито. Там Беналькасар узнал от индейского пленника о «позолоченном человеке» и немедленно пустился в путь, быстро собрав отряд отчаянных головорезов.

Две армии остановились одна против другой в полной боевой готовности. Стычка вот-вот уже должна была произойти на глазах индейцев, как вдруг, к их неописуемому удивлению, из джунглей показалась третья армия, состоявшая из испанских оборванцев на тощих, измученных клячах.

Возглавлял это войско рыжебородый немец Николаус Федерман из города Ульма, агент тех, кто получил во владение от германского императора Венесуэлу. Прослышав о золоте племени чибча, Федерман двинулся во главе отряда из 400 солдат на запад, к Андам. Свыше трех лет он продирался сквозь джунгли, борясь с воинственными индейцами и малярией.

Стычки и болезни до такой степени опустошили отряд, что когда он появился у озера Гватавита, в его рядах насчитывалось только 100 совершенно изможденных смертников.

После долгих и напряженных переговоров конкистадоры решили отказаться от вооруженной борьбы, а вопрос о том, кто будет господствовать над племенем чибча, передать на рассмотрение испанского императора. Однако прошли годы, все они умерли в Испании, так и не дождавшисв решения монарха.

Союз, заключенный разбойниками, обернулся против индейцев чибча. Совершенно ограбленные, закованные в кандалы и обреченные на рабский труд, они вскоре полностью вымерли. Конкистадоры захватили вес украшения и, не считаясьс их художественной ценностью, переплавили в золотые слитки.

Но оставались еще сокровища на дне озера. В 1580 г. купец из Лимы Антонио Сепульведа приобрел право поднять их наверх. К делу он приступил весьма оригинально. Купец взял несколько сот индейцев и приказал им вырубить в скалистом берегу канал, чтобы спустить из озера воду. Вскоре на берегах показался черный ил, в котором, как изюминки в тесте, виднелись бесчисленные золотые украшения и изумруды.
Однако дно озера имело форму глубокой воронки, и чтобы добраться до самой середины - ведь именно там находилась основная часть сокровищ, - уровень воды следовало понизить еще больше. Тем временем, когда Сепульведа извлек из озера прекрасный скипетр, усыпанный изумрудами, капиталы его исчерпались. Императорские чиновники конфисковали найденные сокровища, а сам Сепульведа умер в приюте для нищих. Драгоценности, которые он добыл, ныне хранятся в музее Колумбии, вызывая всеобщее восхищение.

Из колумбийских архивных документов мы узнаем, что на протяжении XVII и XVIII вв. предпринималось очень много попыток извлечь из озера сокровища чибча. Но с помощью технических средств того времени невозможно было настолько осушить озеро, чтобы добраться до самого глубокого места воронкообразного дна, туда, где лежала большая часть сокровищ.

В XIX в. это дело снова приобрело широкую известность благодаря немецкому географу и путешественнику Александру Гумбольдту, который еще в молодости мечтал отыскать сокровища Эльдорадо. В 1801 г. он прибыл в Боготу, где организовал экспедицию на озеро чибча. Знаменитый путешественник составил точную карту озера и подсчитал, что на дне должно находиться не менее 50 млн. золотых украшений.

В 1912 г. в Англии для эксплуатации озера было основано акционерное общество с капиталом в 30 тыс. фунтов стерлингов. Современные искатели золота решили полностью осушить озеро и с этой целью переправили на мулах через Анды мощные паровые насосы.

Через несколько недель напряженного труда озеро превратилось в маленький пруд, лежащий на целых 12 метров ниже своего обычного уровня. Из густого зловонного ила рабочие-индейцы выгребли лопатами невероятное количество золотых украшений и изумрудов. Казалось, что озеро будет вынуждено, наконец, отдать столь ревниво оберегаемую сокровищницу. Но на солнце ил мгновенно высыхал, застывая, как бетон, и здесь даже новейшая техника оказалась бессильной. Англичане были вынуждены прекратить работы.

Так, сотни тысяч, а может, и миллионы золотых изделий огромной исторической и художественной ценности продолжают лежать в глубинах озера Гватавита. Нет сомнения, что в ближайшем будущем их снова попытаются извлечь с помощью новейших технических методов. Но теперь, при современном состоянии науки, они уже не станут жертвой бессмысленной алчности авантюристов, не будут переплавлены в золотые слитки; под заботливой опекой археологов они окажутся в музеях мира, прославляя гений погибшего племени чибча.



В стране тысячи тайн

 Исследователи Центральной и Южной Америки, как это следует из предыдущих глав, могут похвалиться блестящими результатами археологических изысканий. Но по сути дела мы еще очень и очень мало знаем о народах, которые населяли эти пространства перед приходом белых. Их история до сих пор окутана тайной.

Нам не известно происхождение этих талантливых народов, истоки их общественной и культурной жизни, и пока что мы не можем установить причин и обстоятельств их гибели.

Археологи встретились здесь, пожалуй, впервые с тем, что культурные наслоения хранят глухое молчание о постепенном развитии этих цивилизаций, об их многовековом росте и расцвете. Письмо майя относится к удивительнейшим достижениям человечества; оно могло быть лишь результатом многовекового и сложного развития. Но в надписях нет и следа этой эволюции. То же самое можно сказать о многих других достижениях индейских народов в области астрономии, математики, искусства или строительства.

Только одно ясно: народы американского континента родственны между собой как в расовом, так и в культурном отношении. У них много общего и в обычаях, и в религии. Все индейцы строили храмы на гигантских фундаментах в форме пирамид, исповедовали культ солнца и луны, а также верили в миф о белом бородатом боге, символом которого являлся пернатый змей. У них были общие, очень своеобразные предрассудки, не встречающиеся больше нигде в мире. Так, например, они жили, постоянно охваченные фаталистической верой в конец света, который должен был наступить на склоне одного из 52-летних циклов. В индейских хрониках, календарных исчислениях, легендах и пророчествах далеко не последнюю роль играло число «13», которое считалось священным и приносящим счастье.

Археологические изыскания в руинах Паленке и других городов показали, что все древние народы Мексики знали и почитали знак креста. В их религии имелись обряды, напоминающие христианские: исповедь, покаяние, крещение младенцев и нечто вроде причастия - они ели божков, слепленных из кукурузной муки.

Эти народы во многих отношениях достигли высокого уровня развития и тем не менее не смогли изобрести колеса и гончарного круга, не приручили ни одного вьючного животного (исключение составляют индейцы - жители Анд, которые приручили ламу). Они мастерски обрабатывали медь, золото и серебро, но не открыли железа, а это кажется особенно странным: ведь даже примитивнейшие негритянские племена в Африке научились его выплавлять.
Неожиданнее появление этих развитых цивилизаций может иметь только одно объяснение: индейцы не коренное население американского континента, они появились там, уже обладая большими культурными достижениями.

Но откуда они могли прибыть?

Ученые выдвигают три предположения. Какие-то кочевые племена, преследуя на охоте зверей, перешли всю Сибирь и однажды в изумлении остановились перед Беринговым проливом. Он имеет всего лишь 50 километров ширины, поэтому в безоблачные дни на противоположной стороне отчетливо вырисовывался берег Аляски. При виде неизвестной земли, манящей своей загадочностью, охотники загорелись желанием переправиться туда любой ценой.

Путешествие на байдарках через морской проток в то время не представляло таких трудностей, как теперь. Уровень воды тогда был значительно ниже, а поэтому нынешние Алеутские острова тянулись длинной цепью, соединяя оба континента.

Одним из аргументов в пользу этого предположения является то, что лица многих индейцев выдают их монгольское происхождение48.

Другая группа ученых считает, что индейцы прибыли на американский континент из Океании или с какого-то уже не существующего архипелага. Но могло ли большое количество индейцев переплыть огромные морские просторы на примитивных плотах, кое-как сделанных из пальмовых стволов и растительных веревок?

Сторонники этой гипотезы отвечают следующим образом.

Да, это лежало в границах возможного, ведь уже доказано, что остров Пасхи является остатком огромного архипелага, который относительно недавно погрузился в глубины Тихого океана. Архипелаг тянулся в сторону американского континента, а ветры в Тихом океане чаще всего дуют в этом же направлении; поэтому достаточно было довериться парусам, чтобы, переправляясь от острова к острову, в конце концов достичь берегов Америки.

Некоторые открытия служат веским доказательством этой гипотезы. Прежде всего установлено, что десятки слов американских племен не только похожи по звучанию на слова в диалектах Океании, но более того - имеют одинаковое значение.
Свои доказательства привела также и археология. В доисторических могилах Калифорнии найдены топорики, вытесанные из камня, который встречается только на островах Тихого океана. Следует, наконец, упомянуть о наблюдениях этнографов: цветом кожи, чертами лица и рядом других расовых признаков, некоторые индейские племена очень напоминают туземцев Океании.

Однако наиболее убедительной кажется точка зрения третьей группы ученых, которые не видят никакого противоречия между двумя предыдущими гипотезами. Они считают, что разнородность расовых типов среди индейцев указывает на то, что иммиграция индейских племен происходила в течение многих столетий обоими названными путями: и через Берингов пролив, и с островов Тихого океана.

Совершенно иного мнения придерживаются те ученые, которые утверждают, что индейцы прибыли с востока, т. е. из Европы, колонизировали американский континент, а потом на примитивных плотах переплыли Тихий океан и заселили острова Океании. К этой группе принадлежит норвежский этнограф Тур Хеиердал. Желая доказать возможность такого морского путешествия, он построил бальсовый плот и вместе с несколькими товарищами переплыл Тихий океан. Его книжка «Путешествие на „Кон-тики"» получила широкую известность во всем мире.

Мировая печать принесла интереснейшие известия об археологическом открытии Тура Хейердала. Стремясь найти более веские доказательства в пользу своей гипотезы, Хейердал отправился на остров Пасхи, известный тем, что там находятся десятки гигантских каменных изваяний, сооруженных много веков назад каким-то таинственным, исчезнувшим народом. 

На склонах вулкана Рану Рарака норвежец откопал огромные каменные скульптуры. Это были статуи людей, на груди которых виднелись резные изображения парусников с поднятыми парусами. Другие орнаменты на этих статуях своим стилем и манерой исполнения удивительно напоминают искусство перуанских инков. Кроме того, в горах открыты террасы, окруженные стенами; точно такие же террасы встречаются в стране инков, на склонах величественных Анд.

Это открытие имеет немалое значение - оно свидетельствует о том, что инки уже в давние времена колонизировали остров Пасхи. Однако этот факт не решает проблемы происхождения индейцев: он может служить доказательством как первой, так и второй приведенных выше миграционных гипотез. 


В сфере предположений находится также вопрос о времени появления индейцев на американском континенте. Но бесспорным можно считать только одно: город культуры «кокле» в Панаме существовал еще за 2 тысячи лет до нашей эры. Сенсацией явился найденный там барельеф слона, ведь это могло бы свидетельствовать о том, что за 10 тысяч лет до нашей эры, т е. в те времена, когда в Америке еще водились слоны, люди уже строили там города.

Установить эту дату помогло в какой-то степени открытие пирамиды, лежащей на южной окраине города Мехико среди мощного нагромождения базальтовых глыб и окаменевшей лавы. Пирамиду вместе с окружающими ее селениями также постигло стихийное бедствие. Соседние вулканы Ахуско и Хитли, ныне уже погасшие, однажды плюнули огнем и залили все окрестности потоком лавы высотой в десять метров.

Археологи, желая установить, когда произошла катастрофа, обратились за помощью к геологам, которые определили на основании анализа окаменевшей лавы, что это случилось без малого 8 тыс. лет назад.

Если их расчеты научно правильны (некоторые геологи ставят их под сомнение), то мы имели бы здесь дело с самой древней культурой мира, намного более древней, чем культуры Месопотамии и Египта.




Послесловие

Итак, читатель познакомился еще с одной популярной книгой об археологии. Этой увлекательной науке посвящено несколько книг иностранных авторов, переведенных и изданных на русском языке. Среди них наибольшей известностью пользуется сочинение Керама «Боги, гробницы, ученые». Книга 3.Косидовского во многом схожа с книгой Керама: в ней речь идет о тех же открытиях на Ближнем Востоке, в Египте, в Эгейском мире и в Америке (только «Помпеи и Геркуланум» - глава, которой нет у Керама), о тех же людях, сделавших эти открытия, о тех же исторических фактах. Порой текст Косидовского так близок к книге Керама, что кажется, он ее цитирует.

Что же привлекло издательство «Наука» в книге Косидовского? Не проще ли было бы переиздать Керама и таким образом удовлетворить интерес читателей к такого рода литературе? Этот вопрос я задал себе, когда впервые познакомился с переводом книги Косидовского в связи с просьбой издательства быть ее редактором. Сравнение этих двух книг мне кажется необходимым не вследствие того, что одна из них уже давно завоевала признание читателя, а вторая - только что прочитанная - еще нуждается в таком признании. При кажущемся сходстве эти книги отличаются друг от друга не только одной лишней главой.

«Боги, гробницы, ученые», несмотря на занимательность, блестящее изложение и научную достоверность, все же далека от идеала популярной книги по археологии. Это рассказ лишь о сенсационных открытиях археологов. Автор - журналист, а не ученый - не смог (вернее, не стремился) показать всю сложность задач, стоящих перед археологами; он не показал повседневной черновой работы ученых, а лишь рассказал о связанных с нею приключениях и блестящих, внешне эффектных результатах. Это романтика археологии, и автор в подзаголовке книги («Роман археологии») не скрывает от читателя, что его привлекла эта сторона научной деятельности. И хотя каждый из сообщенных Керамом фактов верен, в целом получилась искаженная картина развития археологии как ряда трагических и забавных приключений. Ученый, пишущий о своей профессии, всегда глубже и основательнее сообщает о сущности самого исследования, хотя часто не может передать это в достаточно популярной форме. Этот постоянный конфликт между профессионалом и непрофессионалом, пишущим о науке, между ученым и писателем неизбежно сказывается на качестве научно-популярной литературы. Немногие ученые любят, а еще меньше - умеют писать популярные книги. Редким счастьем для читателя оказываются такие книги, как Г. Картера о гробнице Тутанхамона или Л. Вулли об Уре и хультуре шумеров. Уже хотя бы поэтому ученые не имеют права относиться с высокомерием к писателям, берущимся рассказать об их науке. Но, кроме умения хорошо или даже художественно рассказать, у писателя есть свои преимущества и главное из них - это широта взгляда, умение преодолеть почти неизбежную узость многих специалистов.
Достоинства книги Косидовского не ограничиваются широтой показа событий. Это книга не только об археологических исследованиях как таковых, но и об истории человечества, открытой археологами. Здесь речь идет об итогах науки, а не о процессе ее развития: вместе с историей раскопок рассказана история тех стран, где эти раскопки велись. В этом преимущество сочинения Косидовского по сравнению с другими, написанными на ту же тему. Если добавить к сказанному, что у Косидовского отличный литературный стиль, что его повествование по-настоящему увлекательно, то станут ясны те качества книги, которые побудили издательство познакомить с нею русского читателя.

Есть, конечно, в книге «Когда солнце было богом» и некоторые недостатки. Многие научные проблемы изложены поверхностно. Для читателя остается неясным, например, насколько сложна для археолога и историка древнего мира проблема установления дат. А между тем Косидовский говорит об этом, но говорит настолько, я бы сказал, непрофессионально, что в сущности главное остается вне поля его внимания. Не могу не упрекнуть автора в не всегда удачном отборе фактов. Снова, как в десятках книг до этого, множество страниц уделяется деятельности Шлимана, снова он предстает как крупнейшая фигура в археологии XIX в. Между тем это всего лишь талантливый любитель, не воспользовавшийся достаточно тогда уже высокой наукой и техникой раскопок и публиковавший их результаты без нужной научной документации. Имена же крупнейших ученых: исправившего ошибки Шлимана - Дерпфельда и продолжившего раскопки Трои Бледжена и других либо упоминаются только вскользь, либо вообще не упоминаются. В ряде случаев Косидовский сообщает читателю уже устаревшие научные теории. Многого в книге не хватает. Так, длже в одной из лучших глав книги, названной «Помпеи и Геркуланум*, речь идет преимущественно о Помпеях, о Геркулануме почти ничего не сказано.



Но не будем упрекать автора за то, чего в книге нет. Будем ему благодарны за то, что в книге есть. А то, что есть, я уверен, доставило читателю радость познания и наслаждение хорошей литературной формой, в какой эти новые знания преподнесены.

А. Монгайт


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Даже самые лучшие заморские пляжи разочаровывают: там никогда не находишь тех девушек, которых ты видел в рекламном проспекте.
ещё >>