Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закон республики таджикистан о периодческой печати и других средствах... 1 303.07kb.
Закон республики беларусь 13 января 1995 г. №3515-xіі о печати и... 1 337.38kb.
Закон республики беларусь 17 июля 2008 г. N 427-з о средствах массовой... 3 518.63kb.
Закон республики беларусь 17 июля 2008 г. N 427-з о средствах массовой... 3 597.51kb.
Закон о средствах массовой информации в ред. Федеральных законов... 4 988.64kb.
Стереотипы маргинальных1 групп в средствах массовой информации 1 362.82kb.
Закон республики беларусь 17 июля 2008 г. №427-з о средствах массовой... 3 451.15kb.
Информация о Ежегодном общероссийском конкурсе средств массовой информации... 1 227.54kb.
Программа курса реклама в средствах массовой информации 1 67.76kb.
В средствах массовой информации 3 391.09kb.
Закона РФ «о средствах массовой информации» 1 126.21kb.
Телефоны крупных и средних хозяйств Восточно-Казахстанской области 3 221.24kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации» - страница №1/1

Приложения к занятию «Луч света»

К заданию 2.

Закон СССР

«О печати и других средствах массовой информации»

«12 июня 1990 года

«Статья 1. Свобода печати. Печать и другие средства массовой информации свободны. Свобода слова и свобода печати, гарантированные гражданам Конституцией СССР, означают право высказывания мнений и убеждений, поиска, выбора, получения и распространения информации и идей в любых формах, включая печать и другие средства массовой информации. Цензура массовой информации не допускается…

Статья 5. Недопустимость злоупотребления свободой слова

Не допускается использование средств массовой информации для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, призыва к насильственным свержению или изменению существующего государственного и общественного строя, пропаганды войны, насилия и жестокости, расовой, национальной, религиозной исключительности или нетерпимости, распространения порнографии, в целях совершения иных уголовно наказуемых деяний. Запрещается и преследуется в соответствии с законом использование средств массовой информации для вмешательства в личную жизнь граждан, посягательства на их честь и достоинство…

Статья 24. Право на получение информации через средства массовой информации. Граждане имеют право на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов, общественных объединений, должностных лиц.

Средства массовой информации имеют право получать такую информацию от государственных органов, общественных объединений и должностных лиц. Государственные органы, общественные объединения, должностные лица предоставляют средствам массовой информации имеющиеся сведения и возможность ознакомления с документами.

Отказ в предоставлении запрашиваемых сведений может быть обжалован представителем средства массовой информации вышестоящему органу или должностному лицу, а затем в суд в порядке, предусмотренном законом для обжалования неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан…»

Закон « О средствах массовой информации»

от 27.12.1991

«Статья 1. Свобода массовой информации

В Российской Федерации поиск, получение, производство и распространение массовой информации, учреждение средств массовой информации, владение, пользование и распоряжение ими, изготовление, приобретение, хранение и эксплуатация технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации, не подлежат ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации…

Статья 3. Недопустимость цензуры

Цензура массовой информации, то есть требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, - не допускается…

Статья 4. Недопустимость злоупотребления свободой массовой информации

Не допускается использование средств массовой информации в целях совершения уголовно наказуемых деяний, для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну, для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости.

Запрещается использование в радио-, теле-, видео-, кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов, относящихся к специальным средствам массовой информации, скрытых вставок и иных технических приемов и способов распространения информации, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье, а равно распространение информации об общественном объединении или иной организации, включенных в опубликованный перечень общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (далее - Федеральный закон "О противодействии экстремистской деятельности"), без указания на то, что соответствующее общественное объединение или иная организация ликвидированы или их деятельность запрещена.

Запрещаются распространение в средствах массовой информации, а также в компьютерных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также распространение иной информации, распространение которой запрещено федеральными законами.

…При освещении контртеррористической операции запрещается распространение в средствах массовой информации сведений о специальных средствах, технических приемах и тактике проведения такой операции, если их распространение может препятствовать проведению контртеррористической операции или поставить под угрозу жизнь и здоровье людей. Сведения о сотрудниках специальных подразделений, лицах, оказывающих содействие в проведении такой операции, выявлении, предупреждении, пресечении и раскрытии террористического акта, и о членах семей указанных лиц могут быть преданы огласке в соответствии с законодательными актами Российской Федерации о государственной тайне и персональных данных…

К заданию 3

Группа 1

Алекса́ндр Иса́евич Солжени́цын — русский писатель, публицист, поэт, общественный и политический деятель, живший и работавший в СССР, Швейцарии, США и России. Лауреат Нобелевской премии по литературе.

Родился 11 декабря 1918 года в Кисловодске..В результате революции и гражданской войны семья была разорена, и в 1924 году Солженицын переехал с матерью в Ростов-на-Дону, с 1926 по 1936 год учился в школе, живя в бедности.

В младших классах подвергался насмешкам за ношение крестильного крестика и нежелание вступать в пионеры, получил выговор за посещение церкви. Под влиянием школы принял коммунистическую идеологию, в 1936 году вступил в комсомол. В старших классах увлёкся литературой, начал писать эссе и стихотворения; интересовался историей, общественной жизнью.

В 1936 году поступил в Ростовский государственный университет. Не желая делать литературу основной специальностью, выбрал физико-математический факультет. По воспоминанию школьного и университетского друга, «… учился на математика не столько по призванию, сколько потому, что на физмате были исключительно образованные и очень интересные преподаватели».

С началом Великой Отечественной войны Солженицын не был сразу мобилизован, поскольку был признан «ограниченно годным» по здоровью. Активно добивался призвания на фронт. В сентябре 1941 года вместе с женой получил распределение школьным учителем в Морозовск Ростовской области, однако уже 18 октября был призван и направлен в грузовой конный обоз рядовым.

В действующей армии с февраля 1943 года; служил командиром батареи звуковой разведки 794-го Отдельного армейского разведывательного артиллерийского дивизиона. Боевой путь — от Орла до Восточной Пруссии. Был награждён орденами Отечественной войны и Красной Звезды, в ноябре 1943 года получил звание старшего лейтенанта, в июне 1944 года — капитана.

На фронте Солженицын продолжал интересоваться общественной жизнью, но стал критически относиться к Сталину, в переписке со старым другом ругательно высказывался о Сталине.

Арестован 2 февраля 1945 года , освобождён 13 февраля 1953.

В заключении Солженицын полностью разочаровался в марксизме, со временем поверил в Бога и склонился к православно-патриотическим идеям (полное отрицание коммунистической идеологии, роспуск СССР и создание славянского государства на территории России, Белоруссии и части Украины, установление в новом государстве авторитарного строя с постепенным переходом к демократии, направление ресурсов будущей России на духовное, нравственное и религиозное развитие народа, в первую очередь русских, белорусов, украинцев как братских народов).

После освобождения Солженицын был отправлен в ссылку на поселение «навечно» (село Берлик Коктерекского района Джамбульской области, южный Казахстан) Работал учителем математики и физики в 8-10 классах местной средней школы имени Кирова.

В августе 1956 возвращается из ссылки в Центральную Россию. Живёт в деревне Мильцево (почтовое отделение Торфопродукт Курловского района Владимирской области), преподаёт математику в Мезиновской средней школе Гусь-Хрустального района. 6 февраля 1957 решением Военной коллегии Верховного суда СССР Солженицын реабилитирован.

С июля 1957 жил в Рязани, работал учителем астрономии средней школы № 2.

После прихода к власти Брежнева Солженицын практически потерял возможность легально печататься и выступать. В сентябре 1965 КГБ конфисковал архив Солженицына с его наиболее антисоветскими произведениями, что усугубило положение писателя. Пользуясь определённым бездействием власти, в 1966 году начал активную общественную деятельность. Тогда же стал распространять в самиздате свои романы «В круге первом» и «Раковый корпус». В феврале 1967 года тайно закончил художественно-историческое исследование «Архипелаг ГУЛАГ».

В мае 1967 года разослал «Письмо съезду» Союза писателей СССР, получившее широкую известность среди советской интеллигенции и на Западе. После «Письма» власти стали воспринимать Солженицына серьёзно. В 1968 году, когда в США и Западной Европе были без разрешения автора опубликованы романы «В круге первом» и «Раковый корпус», принёсшие писателю популярность, советская пресса начала пропагандистскую кампанию против автора. В 1969 году Солженицын был выдвинут на Нобелевскую премию по литературе. Премия была присуждена не ему, но вскоре после этого он был исключён из Союза писателей СССР.

В 1970 году Солженицын снова выдвинут на Нобелевскую премию по литературе, и на этот раз премия была ему присуждена. В советских СМИ была организована мощная пропагандистская кампания против Солженицына, Советские власти предлагали Солженицыну уехать из страны, но он отказался.

12 февраля Солженицын был арестован, обвинён в измене Родине и лишён советского гражданства. 13 февраля он был выслан из СССР (доставлен в ФРГ на самолёте).

С приходом перестройки официальное отношение в СССР к творчеству и деятельности Солженицына стало меняться, были опубликованы многие его произведения.

В 1990 году Солженицын был восстановлен в советском гражданстве.

За книгу «Архипелаг ГУЛАГ» в 1990 году была присуждена Государственная премия.

Вместе с семьёй вернулся на родину 27 мая 1994 года, прилетев из США во Владивосток, проехав на поезде через всю страну и закончив путешествие в столице. Выступил в Государственной думе РФ.

В середине 1990-х личным распоряжением президента Бориса Ельцина ему была подарена государственная дача «Сосновка-2» в Троице-Лыкове. В 1997 году был избран действительным членом Российской Академии наук.

В 1998 году был награждён орденом Святого Андрея Первозванного, однако от награды отказался: «От верховной власти, довёдшей Россию до нынешнего гибельного состояния, я принять награду не могу».

Группа 2

Андре́й Дми́триевич Са́харов — советский физик, академик АН СССР и политический деятель, диссидент и правозащитник, один из создателей советской водородной бомбы. Лауреат Нобелевской премии мира за 1975 год.

Детство и ранняя юность прошли в Москве. Начальное образование Сахаров получил дома. В школу пошел учиться с седьмого класса. По окончании средней школы в 1938 году Сахаров поступил на физический факультет Московского университета. После начала войны, летом 1941-го пытался поступить в военную академию, но не был принят по состоянию здоровья, в 1941 году эвакуирован в Ашхабад. В 1942 году закончил университет с отличием.

С 1943 по 1944 год сделал самостоятельно несколько научных работ и послал их в Физический институт им. Лебедева (ФИАН) руководителю теоретического отдела Игорю Евгеньевичу Тамму. В начале 1945 года был вызван туда для сдачи аспирантских экзаменов, после сдачи был зачислен в аспирантуру института.

В 1947 году защитил кандидатскую диссертацию.

В 1948 году был зачислен в специальную группу и до 1968 года работал в области разработки термоядерного оружия, участвовал в проектировании и разработке первой советской водородной бомбы по схеме, названной «слойка Сахарова». Одновременно Сахаров вместе с И. Таммом в 1950-51 гг. проводил пионерские работы по управляемой термоядерной реакции.

В возрасте 32 лет, избран действительным членом Академии наук СССР.

В 1966 г. Андрей Дмитриевич принял участие в коллективном письме XXIII съезду КПСС против возрождения культа личности Сталина, а также направил в Верховный Совет телеграмму против введения в законодательство статьи, дающей возможность преследовать за убеждения. Он выступал за отмену смертной казни, за полную реабилитацию депортированных Сталиным народов, в поддержку конкретных людей, которые подвергались преследованиям по идеологическим мотивам. Поскольку все предложения Сахарова игнорировались, весной 1968 г. он передал друзьям для распространения в «Самиздате» программную статью «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе», понимая, что она будет перенаправлена за рубеж. Статья неоднократно публиковалась на Западе. Ее общий тираж превысил 20 млн экземпляров. В результате Сахарова отстранили от секретных работ. Он перебрался в Москву и поступил на работу в Отдел теоретической физики ФИАНа, где и работал до самой смерти, в том числе и «заочно» в период ссылки.

При этом Сахаров не согнулся и продолжал заниматься общественной деятельностью. В 1975 г. в своей знаменитой речи по поводу вручения ему Нобелевской премии мира (она была прочитана в Осло Еленой Боннэр, так как Сахарова за границу не выпустили) он указал на опасность любой идеологии и провозгласил защиту прав человека главной общественной задачей. В конце 1979 г. правозащитник выступил с резкой критикой ввода советских войск в Афганистан. Он трижды делал заявления, требуя вывести войска, и сумел организовать пресс-конференцию.

22 января 1980 года по дороге на работу был арестован и сослан в город Горький. Тогда же, указом Президиума Верховного Совета СССР, был лишён звания трижды Героя Социалистического труда и постановлением Совета Министров СССР — звания лауреата Сталинской и Ленинской премий.

В конце 1970-х — начале 1980-х годов в советской печати проводилась кампания против Сахарова. В июле 1983 года четыре академика (Прохоров, Скрябин, Тихонов, Дородницын) подписали письмо «Когда теряют честь и совесть» (газета «Правда», 2 июля 1983) с осуждением А. Д. Сахарова.

В течение всего времени горьковской ссылки А. Сахарова во многих странах мира шла кампания в его защиту.

Был освобождён из горьковской ссылки лишь с началом Перестройки, в конце 1986 года — после почти семилетнего заключения.

В ноябре-декабре 1988 года состоялась первая поездка Сахарова за рубеж (состоялись встречи с президентами Р. Рейганом, Дж. Бушем, Ф. Миттераном, М. Тэтчер).

В 1989 году избран народным депутатом СССР, в мае-июне того же года участвовал в 1-ом Съезде Народных депутатов СССР в Кремлёвском дворце съездов, где его выступления зачастую сопровождались захлопыванием, выкриками из зала, свистом со стороны части депутатов, которых позднее лидер МДГ, историк Юрий Афанасьев и СМИ характеризовали как агрессивно-послушное большинство.

В ноябре 1989 года представил проект новой конституции, в основе которой — защита прав личности и права всех народов на государственность.

14 декабря 1989 года, в 15:00 — последнее выступление Сахарова в Кремле на собрании Межрегиональной депутатской группы (II Съезд народных депутатов СССР).

Умер вечером 14 декабря 1989 года от сердечного приступа в своей квартире на улице Чкалова.



Группа 3

Дми́трий Серге́евич Лихачёв (28 ноября 1906 года, Санкт-Петербург, — советский и российский филолог, академик РАН. Автор фундаментальных трудов, посвящённых истории русской литературы (главным образом древнерусской) и русской культуры. Автор работ (в том числе более сорока книг) по широкому кругу проблем теории и истории древнерусской литературы, многие из которых переведены на английский, болгарский, итальянский, польский, сербский, хорватский, чешский, французский, испанский, японский, китайский, немецкий и другие языки. Автор 500 научных и около 600 публицистических трудов.

С 1914 по 1916 года учился в гимназии Императорского Человеколюбивого общества, с 1916 по 1920 реального училища К. И. Мая, затем до 1923 года — в Советской единой трудовой школе им. Л. Д. Лентовской . До 1928 студент романо-германской и славяно-русской секции отделения языкознания и литературы факультета общественных наук Ленинградского государственного университета.

8 февраля 1928 году арестован за участие в студенческом кружке «Космическая академия наук», где незадолго до ареста сделал доклад о старой русской орфографии, «попранной и искажённой врагом Церкви Христовой и народа российского»; осуждён на 5 лет за контрреволюционную деятельность. До ноября 1931 политзаключённый в Соловецком лагере особого назначения.

В ноябре 1931переведён из Соловецкого лагеря в Белбалтлаг, работал на строительстве Беломорско-Балтийского канала.

1932, 8 августа освобождён из заключения досрочно и без ограничений как ударник. Вернулся в Ленинград.

Осень 1941 — весна 1942 находился с семьей в блокадном Ленинграде.

В июне 1942 вместе с семьёй эвакуировался по Дороге жизни из блокадного Ленинграда в Казань.

Иностранный член Академий наук Болгарии, Венгрии, Академии наук и искусств Сербии. Член-корреспондент Австрийской, Американской, Британской, Итальянской, Геттингенской академий, член-корреспондент старейшего общества США - Философского. Член Союза писателей с 1956 года. С 1983 года - председатель Пушкинской комиссии РАН, с 1974 года - председатель редколлегии ежегодника "Памятники культуры. Новые открытия". С 1971 по 1993 год возглавлял редколлегию серии "Литературные памятники", с 1987 года является членом редколлегии журнала "Новый мир", а с 1988 года - журнала "Наше наследие". В 1986 году организовал Советский (ныне Российский) Фонд культуры и был председателем президиума Фонда по 1993 год. С 1990 года входит в Международный комитет по организации Александрийской библиотеки (Египет). Избирался депутатом Ленинградского городского Совета (1961 - 1962, 1987 - 1989).

Член комиссии по правам человека при Администрации Санкт-Петербурга. Народный депутат СССР от Советского Фонда культуры. Герой Социалистического Труда . Награжден орденом Трудового Красного Знамени (, болгарским орденом Кирилла и Мефодия I степени и медалями. Русской академией искусствознания и музыкального исполнительства награжден орденом искусств "Янтарный крест" . Награжден Почетным дипломом Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

Первый Почетный гражданин Санкт-Петербурга Почетный гражданин итальянских городов Милана и Ареццо.

Имя Лихачева присвоено малой планете № 2877 (1984).

Скончался 30 сентября 1999 года в Санкт-Петербурге.

Группа 4

Вале́рия Ильи́нична Новодво́рская — российский политический деятель, диссидентка, независимая журналистка.

В 1968 году окончила среднюю школу. Затем училась в институте иностранных языков им. Мориса Тореза (французское отделение) по специальности «переводчик и педагог». Годом позднее организовала подпольную студенческую группу, в которой обсуждалась необходимость свержения коммунистического режима путем вооружённого восстания.

В декабре 1969 года арестована КГБ по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде за распространение листовок с критикой ввода советских войск в Чехословакию (осуждена не была).

В 1972 году участвовала в тиражировании и распространении самиздата.

С 1973 по 1975 год — работала педагогом в детском санатории. С 1975 по 1990 год — работала переводчицей медицинской литературы 2-го Московского медицинского института.

С 1977 по 1978 год — предпринимала попытки создать подпольную политическую партию для борьбы с КПСС.

В 1977 году окончила вечерний факультет иностранных языков Московского областного педагогического института им. Крупской.

28 октября 1978 года — одна из учредителей «Свободного межпрофессионального объединения трудящихся» (СМОТ). Подвергалась неоднократным и систематическим преследованиям властей: помещалась в психиатрические больницы, систематически вызывалась на допросы по делам членов СМОТ, у неё на квартире проводились обыски.

В 1978, 1985, 1986 годах — Новодворскую судили за диссидентскую деятельность.

С 1987 по май 1991 была организатором несанкционированных властями антисоветских митингов и демонстраций в Москве, за что задерживалась милицией и подвергалась административным арестам в общей сложности 17 раз.

С 1988 года регулярно выступает в нелегальной газете московской организации ДС «Свободное слово», в 1990 году одноименное издательство газеты выпускает сборник её статей.

В сентябре 1990 года — После публикации в партийной газете «Свободное слово» статьи под эпатажным заголовком «Хайль, Горбачев!» и выступлений на митингах, где она разрывала портреты М. С. Горбачева, обвинялась в публичном оскорблении чести и достоинства Президента СССР и в оскорблении государственного флага.

В мае 1991, январе и августе 1995 года против Новодворской возбуждались уголовные дела, прекращённые за отсутствием состава преступления.

Лето 1992 года — президент Грузии Звиад Гамсахурдиа предоставил Новодворской грузинское гражданство (одновременно назначив её своим советником по правам человека)

В декабре 1995 года — На выборах в Госдуму 2-го созыва Новодворская вошла в избирательный список Партии экономической свободы. Кроме этого, Новодворская зарегистрировалась в одномандатном округе N 192 г. Москвы. Выборы проиграла.

Помощник депутата Константина Борового в Государственной Думе 2-го созыва 2008 года за защиту интересов Литвы награждена Рыцарским крестом ордена Великого князя Литовского Гядиминаса.

В настоящее время занимается журналистской и просветительской деятельностью. Автор книг «Над пропастью во лжи», «Мой Карфаген обязан быть разрушен» (курс лекций, прочитанный несколько раз в РГГУ у Юрия Афанасьева) «По ту сторону отчаяния», «Прощание славянки», «Поэты и цари».



Группа 5

Людми́ла Миха́йловна Алексе́ева — российский общественный деятель, участница правозащитного движения в СССР и постсоветской России, одна из основателей (в 1976 году) Московской Хельсинкской группы, с 1996 года председатель МХГ.

Людмила Алексеева (в девичестве Славинская) родилась 20 июля 1927 года в Евпатории Родители Людмилы Михайловны были выходцами из бедных семей, которым революция дала возможность получить высшее образование — отец учился на экономиста, мать изучала математику. Впоследствии мать Людмилы Алексеевой работала в Институте математики Академии Наук СССР, преподавала в МВТУ, написала ряд учебников по высшей математике для студентов ВУЗов. Воспитанием маленькой Люды занималась бабушка, которая искренне была благодарна власти Советов — в 1913 году её бабушка осталась вдовой с двумя детьми, не имея ни профессии, ни надежды дать своим детям образование. «Если бы не революция, кто бы выучил моих детей?» — не раз повторяла она. Людмила росла в уверенности, что живёт в самой свободной и справедливой стране.

В 1937 году начались аресты, 29 квартир в их доме сменили жильцов. Десятилетняя Людмила не воспринимала происходящее чем-то чрезвычайным, она не знала другой жизни и не задавала вопросов. Взрослые вели себя осторожно, не обсуждали происходившее вокруг них, дети интуитивно вели себя также. Весной 1937 года был арестован председатель Центросоюза и на допросах признался в том, что создал в ведомстве «подпольную фашистскую организацию», в которую вовлёк около трёхсот коммунистов, своих сотрудников. Отец Людмилы попал под следствие, но по счастливой случайности избежал репрессий — он не посещал корпоративные банкеты, которые были признаны собраниями «подпольной организации». 297 сослуживцев М. Славинского были отправлены в лагеря или уничтожены.

Начало Великой Отечественной войны застало Людмилу Алексееву в Феодосии, где они отдыхали с бабушкой.

Весной 1943 года Людмила Алексеева с матерью вернулись в Москву. В школу Людмила не пошла, обратилась в комсомольскую организацию направить её на фронт или на оборонное предприятие. Её направили на строительство станции метро «Сталинская» (ныне «Семёновская»), Людмила таскала вагонетки с отвалом из туннеля. Работа была изнурительная, но девушка воспринимала её как требование времени.

В 1945 году Людмила Алексеева поступила на первый курс исторического факультета МГУ. Через неделю занятий её избрали комсоргом группы, однако вскорости ей заявили, что комсоргом должен быть фронтовик, и решение пересмотрели. Как впоследствии Людмила Алексеева отмечала в своих воспоминаниях, на исторический факультет шли фронтовики «особой породы» — те, кто в армии стал партийными и комсомольскими функционерами, почувствовал вкус к власти над людьми. Исторической наукой они не интересовались, зато выстраивали свою будущую карьеру руководителей. Для того, чтоб быть замеченными старшими товарищами, студенты-функционеры возбуждали «персональные дела», обвиняя однокурсников в нелояльности, потере бдительности и прочих грехах. Студент мог подвергнуться исключению из университета даже за то, что не сдал вовремя транспарант после демонстрации.

Наблюдая подобные разбирательства, Людмила Алексеева сформулировала для себя теорию, что в партию проникли люди, лишённые нравственных принципов и стремящиеся к власти. Она размышляла над дилеммой — вступить ли в партию, чтобы бороться за чистоту её рядов, либо держаться от неё подальше. В тот период Алексеева остановилась на втором варианте.

Однако контраст между декларациями официальной идеологии и реальной жизнью не давал Людмиле Алексеевой покоя.

В 1950 году она окончила исторический факультет МГУ, аспирантуру Московского экономико-статистического института .

Работала преподавателем истории в ремесленном училище в Москве, одновременно была внештатным лектором обкома ВЛКСМ. В 1952 вступила в КПСС. В 1959—1968 работала научным редактором редакции археологии и этнографии в издательстве «Наука». В 1970—1977 — сотрудник Института научной информации по общественным наукам АН СССР.

После смерти Сталина и ареста Берии пережила мировоззренческий кризис, отказалась защищать кандидатскую диссертацию по истории КПСС и делать научную карьеру.

Квартира Алексеевой была местом встреч московской интеллигенции и диссидентов, хранения и размножения самиздата, интервью западным корреспондентам (квартира постоянно прослушивалась КГБ).

Продолжила правозащитную деятельность, подписала ряд документов диссидентского движения. В 1968—1972 годах была первой машинисткой первого в СССР правозащитного бюллетеня «Хроника текущих событий». С 1968 года неоднократно подвергалась обыскам и допросам. В 1974 году ей было объявлено официальное предостережение по Указу Президиума Верховного Совета СССР за «систематическое изготовление и распространение антисоветских произведений».

В начале 1976 года приняла предложение Юрия Орлова войти в состав создаваемой правозащитной организации — Московской Хельсинкской группы (МХГ). Стала редактором и хранителем документов МХГ, а её квартира — своеобразной канцелярией группы. Подписала первые 19 документов группы, участвовала в составлении документа № 3 «Об условиях содержания узников совести». По поручению МХГ ездила в Литву по делам преследуемых католических священников и школьников-верующих. По итогам поездки составила документ № 15 «Об исключении семерых школьников из средней школы им. Венуолиса (Вильнюс)» (этот документ подписал также руководитель Литовской Хельсинкской группы Томас Венцлова).

В январе 1977 года в ходе обысков на квартире Алексеевой изъяли самиздат и зарубежную правозащитную литературу. В специальном заявлении ТАСС её вместе с председателем МХГ Юрием Орловым и писателем Александром Гинзбургом объявили агентами антисоветского Народно-трудового союза.

В феврале 1977 года под угрозой ареста Людмила Алексеева была вынуждена эмигрировать из СССР и поселилась в США. В эмиграции была зарубежным представителем МХГ. В 1977—1984 гг. подготовила издание документов группы. В 1977—1980 гг. работала над монографией «История инакомыслия в СССР. Новейший период» — В этот же период Людмила Алексеева вела программы о правах человека на радиостанциях «Свобода» и «Голос Америки», печаталась в русскоязычной эмигрантской периодике, а также в английской и американской прессе, консультировала ряд правозащитных организаций. Во второй половине 1980-х годов в составе делегации США участвовала в работе конференций ОБСЕ (Рейкьявик, Париж).

В 1993 году вернулась в Россию. В мае 1996 года была избрана председателем Московской Хельсинкской группы. В 1998—2004 гг. — президент Международной Хельсинкской федерации.

В 1990-е годы выступила за то, чтобы правозащитники занимались защитой не только политических, но и социальных прав граждан:

Группа 6

Влади́мир Константи́нович Буко́вский (30 декабря 1942, Белебей, Башкирская АССР, СССР) — писатель, политический и общественный деятель, учёный-нейрофизиолог. Один из основателей диссидентского движения в СССР.

В 1960 году он вместе с Юрием Галансковым, Эдуардом Кузнецовым и др. становится одним из организаторов регулярных собраний молодёжи у памятника поэту Маяковскому в центре Москвы (т.н. «Маяковка»). Он был самым молодым из активистов «Маяковки». После арестов нескольких активистов «Маяковки» у Буковского был проведён обыск и изъято его сочинение о необходимости демократизации ВЛКСМ (впоследствии этот документ был квалифицирован следователем как «тезисы о развале комсомола»).

В 1962 году в ходе суда над активистами «Маяковки» возникла угроза возбуждения уголовного дела против него, и он уехал в геологическую экспедицию в Сибирь, где провёл полгода.

В мае 1963 года он был впервые арестован за попытку размножить фотоспособом несколько экземпляров книги югославского инакомыслящего Милована Джиласа «Новый класс», запрещённой в СССР. Его признали невменяемым и отправили на принудительное лечение в Ленинградскую спецпсихбольницу (СПБ), там он познакомился с опальным генералом Петром Григоренко, а впоследствии ввёл его в диссидентский круг. На свободу Буковский вышел в феврале 1965 года.

В начале декабря 1965 года он принял активное участие в подготовке «митинга гласности» в защиту Андрея Синявского и Юлия Даниэля, за это снова был задержан и насильственно госпитализирован, на этот раз его освободили через полгода — в июле 1966 года.

В третий раз был арестован за организацию демонстрации протеста против ареста Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова и их друзей, состоявшейся 22 января 1967 года на Пушкинской площади в Москве. На этот раз был признан вменяемым (психически здоровым). На процессе в Московском городском суде (состоялся 30 августа — 1 сентября 1967 года вместе с Буковским судили других участников демонстрации Вадима Делоне и Евгения Кушева) Буковский не только отказался признать себя виновным, но произнёс резкую обличительную речь — его последнее слово широко распространялось в Самиздате. Суд приговорил его к трём годам лагерей по статье 190.3 УК РСФСР (активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок).

Отбыв срок в лагере, Буковский в январе 1970 года вернулся в Москву, и сразу же стал одним из лидеров сформировавшегося за годы его отсутствия диссидентского круга. Недолгое время своего пребывания на свободе (чуть больше года) он работал литературным секретарём, среди его работодателей был писатель Владимир Максимов.

Буковский дал несколько интервью западным корреспондентам, в которых раскрыл свою точку зрения о политических заключённых, подвергающихся психиатрическим репрессиям, сделав проблему карательной медицины достоянием гласности. Ему было сделано официальное предостережение с угрозой, что если он не прекратит передавать на Запад информацию о нарушениях прав человека в СССР, то будет привлечён к уголовной ответственности. За ним велась демонстративная наружная слежка. Несмотря на это он в начале 1971 года обратился с открытым письмом к зарубежным врачам-психиатрам и приложил к нему копии заключений судебно-психиатрических экспертиз известных инакомыслящих, признанных в СССР невменяемыми: Петра Григоренко, Натальи Горбаневской, Валерии Новодворской и др.

В марте 1971 года Буковского в четвёртый и последний раз арестовали. Аресту предшествовала статья в газете «Правда», в которой он был назван злостным хулиганом, занимающимся антисоветской деятельностью. Статья принесла Буковскому всесоюзную известность.

Процесс над Буковским состоялся 5 января 1972 года в Московском городском суде. За «антисоветскую агитацию и пропаганду» его приговорили к 7 годам заключения (с отбыванием первых двух лет в тюрьме и 5 годам ссылки) — максимальный срок наказания по статье 70.1 УК РСФСР.

Срок отбывал во Владимирской тюрьме, затем в пермских политических лагерях, возглавлял акции протеста заключённых против произвола администрации. Находясь в заключении, в соавторстве со своим солагерником, психиатром Семёном Глузманом, написал «Пособие по психиатрии для инакомыслящих» — руководство, призванное помочь тем, кого власти пытаются объявить невменяемыми. В 1974 году Буковского возвратили во Владимирскую тюрьму как «злостного нарушителя режима».

В декабре 1976 года Владимира Буковского обменяли на самого известного политзаключённого Запада — лидера коммунистической партии Чили Луиса Корвалана. Обмен произошёл в Швейцарии, куда Буковский был привезён под конвоем и в наручниках.

Участвовал в организации пропаганды на «ограниченный контингент» советских войск, введённых в Афганистан.

В апреле 1991 года Владимир Буковский впервые после высылки посетил Москву.

В 1992 году Буковский попытался отказаться от российского гражданства после получения его обратно. В 2007 году Буковский получил обновлённый российский паспорт.

В 1992 году Буковский был выдвинут группой депутатов Моссовета кандидатом на пост мэра Москвы (взял самоотвод. В 1996 году в Москве была предпринята попытка создания инициативной группы по выдвижению Владимира Буковского кандидатом в Президенты РФ.

Группа 6

Серге́й Ада́мович Ковалёв (род. 2 марта 1930, Середина-Буда, — советский диссидент, участник правозащитного движения в СССР и постсоветской России, российский политический и общественный деятель.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в 1994—1995 годах. Известен своими переговорами с чеченскими боевиками и террористами во время первой чеченской войны.

Родился в семье железнодорожника. В 1932 году его семья переехала под Москву, в посёлок Подлипки. В 1954 году окончил биологический факультет МГУ им. Ломоносова. Биофизик, специалист в области нейронных сетей. Жил и работал в Москве. Опубликовал более 60 научных работ; в 1964 году защитил диссертацию и получил ученую степень кандидата биологических наук по теме «Электрические свойства миокардиальных волокон сердца лягушки». В 1964—1969 годах работал в МГУ заведующим отделом межфакультетской лаборатории математических методов в биологии.

В 1966 году организовал в Институте биофизики сбор подписей под обращением в Президиум Верховного Совета СССР в защиту Андрея Синявского и Юлия Даниэля, которые были осуждены за «антисоветскую пропаганду». В 1969 году уволен с должности заведующего отделом межфакультетской лаборатории математических методов в биологии МГУ.

28 декабря 1974 года Ковалёв был арестован по обвинению в «антисоветской агитации и пропаганде». В декабре 1975 года суд приговорил его к 7 годам лагерей строгого режима и 3 годам ссылки. Срок отбывал в Скальнинских (Пермских) лагерях и в Чистопольской тюрьме; в ссылку был отправлен на Колыму. По отбытии срока ссылки поселился в городе Калинине (Тверь). В Москву вернулся в 1987 году. До 1990 года работал в Институте проблем передачи информации АН СССР[. Сейчас живет в Москве.

В декабре 1989 года по рекомендации Андрея Сахарова Ковалёв выдвинул кандидатуру на Съезд народных депутатов РСФСР. На выборах в марте 1990 года был избран народным депутатом РСФСР от одного из московских округов в первом туре голосования. В 1990—1993 годы — член Верховного Совета РСФСР, член Президиума Верховного Совета, председатель парламентского Комитета по правам человека. Ковалёв был одним из авторов Декларации прав человека и гражданина, принятой в январе 1991 года. Комитет по правам человека под его председательством провёл через Верховный Совет законы «О реабилитации жертв политических репрессий» (1991), «О чрезвычайном положении» (1991).

В 1993—2003 годы — депутат Государственной Думы (в 1993 и 1995 годы избран в одномандатном округе Москвы, в 1999 году — по федеральному списку избирательного блока «Союз правых сил»).

В январе 1994 года выдвигался на должность председателя Государственной Думы.

В 1993—1996 годы — председатель Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации. В январе 1996 года Сергей Ковалёв в открытом письме на имя Бориса Ельцина заявил о своей отставке с поста председателя Комиссии, а также выходе из Президентского совета. В своём письме Сергей Ковалёв дает развёрнутую и резко негативную характеристику действий Президента Ельцина, говорит о том, что тот отошёл от политики демократических реформ и отдает предпочтение силовым методам решения политических проблем: « Я считал своим долгом оставаться, хотя и «на общественных началах», на своих постах внутри органов государственной власти до тех пор, пока этот статус позволял мне хоть в чем-то, хотя бы в отдельных случаях, противостоять антиправовым и антигуманным тенденциям в государственной политике. Быть может, и сейчас эти возможности не до конца исчерпаны. Но я не могу больше работать с Президентом, которого не считаю ни сторонником демократии, ни гарантом прав и свобод граждан моей страны» (С.А. Ковалёв. Открытое письмо Президенту России Б.Н. Ельцину)

В 1994—1995 годы — первый Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

Один из авторов Российской Декларации прав человека и гражданина (январь 1991) и 2-й главы Конституции России — «Права и свободы человека и гражданина» (1993).

Председатель Российского историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал», президент организации «Институт прав человека».

В начале Первой чеченской войны Сергей Ковалёв находился в должности уполномоченного по правам человека в РФ, выступал с резкой критикой политики властей России касающейся вооруженного конфликта в Чечне, последовательно выступал против нарушений прав человека в ходе войны, за прекращение боевых действий и решение конфликтов мирным путем.

В марте 1995 года Государственная дума отстранила Ковалёва от должности уполномоченного по правам человека в России, по мнению «Коммерсантъ», «за его высказывания против войны в Чечне». Генерал Геннадий Трошев в своей книге «Моя война. Чеченский дневник окопного генерала», отрицательно оценивая роль Сергея Ковалева в чеченском конфликте 1994—1996 годов, писал, что российских солдат после сдачи в плен ожидали пытки:

В 1995 году Джохар Дудаев, признавая заслуги Ковалёва, наградил его орденом Чеченской Республики Ичкерия «Рыцарь чести». Позже такой же орден был присужден и вручен за «победоносный поход на Буденовск» Шамилю Басаеву, которого Ковалев назвал в российском телеэфире «современным Робин Гудом с гранатометом».

В июне 1995 года Сергей Ковалёв участвовал в освобождении заложников в Будённовске. По словам Егора Гайдара, прибыв в Будённовск с группой депутатов Государственной Думы, Ковалёв добился прекращения штурма больницы, который мог привести к значительным жертвам среди заложников, а затем, получив полномочия от Премьер-министра России Виктора Черномырдина, вёл с террористами переговоры об освобождении заложников и предоставлении свободы Басаеву и его боевикам.[

11 декабря 2006 года Сергей Ковалёв был награждён орденом Почётного легиона. Вручая высшую награду французского государства, посол Франции «отметил роль Ковалева в освобождении 1,5 тысяч заложников во время нападения отряда террористов в Буденновске в 1995 году, где известный правозащитник предложил себя вместо заложников».

Группа 8

Ю́лия Влади́мировна Дру́нина (10 мая 1924 года — 21 ноября 1991 года) — русская советская поэтесса. Член Союза писателей, секретарь Союза писателей СССР и России, депутат Верховного Совета СССР созыва 1990 года. Награждена двумя орденами, а также медалями.

Юлия Друнина родилась в Москве. Отец — учитель истории, мать — школьный библиотекарь. Училась в московской школе № 131, где преподавал её отец. После начала Великой Отечественной войны, в семнадцатилетнем возрасте записалась в добровольную санитарную дружину при РОККе (Районное общество Красного Креста), работала санитаркой в глазном госпитале. Вместе с семьёй была эвакуирована в Заводоуковск, оттуда ушла на фронт. Участвовала в строительстве оборонительных сооружений под Можайском, была санитаркой пехотного полка.

Получила ранение на фронте, после чего стала курсантом Школы младших авиаспециалистов (ШМАС), по окончании которой получила направление в штурмовой полк на Дальнем Востоке. Получив сообщение о смерти отца, поехала на похороны по увольнению, но оттуда не возвращается в свой полк, а едет в Москву, где в Главном управлении ВВС, получает справку, что отстала от поезда, едет на западный фронт. В Гомеле Юлия Друнина получила направление в 218-ю стрелковую дивизию. Снова была ранена. После выздоровления неудачно пыталась поступить в Литературный институт. Она вернулась в самоходный артполк, получила звание «старшина медслужбы», воевала в Белорусском Полесье, затем в Прибалтике. Была контужена и 21 ноября 1944 года признана негодной к несению военной службы. Опыт войны лёг в основу её творчества.

До сих пор не совсем понимаю,

Как же я, и худа, и мала,

Сквозь пожары к победному Маю

В кирзачах стопудовых дошла.

И откуда взялось столько силы

Даже в самых слабейших из нас?..

Что гадать! — Был и есть у России

Вечной прочности вечный запас.

В двадцатилетнем возрасте приезжает в Москву и начинает посещать лекции в Литературном институте, не сдав вступительных экзаменов. Никто не посмел ей отказать. В начале 1945 года в журнале «Знамя» была напечатана подборка стихов Юлии Друниной, в 1948 году — стихи «В солдатской шинели».

В 1955 году вышел сборник «Разговор с сердцем», в 1958 — «Ветер с фронта», в 1960 — «Современники», в 1963 — «Тревога» и другие сборники. В 1967 году побывала в Германии, в Западном Берлине. Во время поездки по ФРГ её спросили: «Как Вы сумели сохранить нежность и женственность после участия в такой жестокой войне?» Она ответила: «Для нас весь смысл войны с фашизмом именно в защите этой женственности, спокойного материнства, благополучия детей, мира для нового человека».

Была избрана в Верховный Совет СССР созыва 1990 года. На вопрос, зачем она баллотировалась в Верховный Совет, Юлия Друнина однажды ответила: «Единственное, что меня побудило это сделать, — желание защитить нашу армию, интересы и права участников Великой Отечественной войны и войны в Афганистане». Разочаровавшись в полезности этой деятельности и поняв, что сделать ничего существенного не сможет, вышла из депутатского корпуса.

Ухожу, нету сил.

Лишь издали

(Всё ж крещёная!)

Помолюсь за таких вот, как вы, —

За избранных

Удержать над обрывом Русь.

Но боюсь, что и вы бессильны.

Потому выбираю смерть.

Как летит под откос Россия,

Не могу, не хочу смотреть!

Юлия Друнина трагически ушла из жизни, покончив с собой 20 ноября 1991 года.



К заданию 4.

Цитаты для эссе



«…Совсем не уровень благополучия делает счастье людей, а — отношения сердец и наша точка зрения на нашу жизнь. И то и другое — все в нашей власти, а значит, человек всегда счастлив, если он хочет этого, и ничто не может ему помешать…»

Александр Солженицын. Раковый корпус

«…А откуда вы знаете, в какой точке земли вы будете счастливы, в какой — несчастливы? Кто скажет, что знает это о себе?..»

Александр Солженицын. Раковый корпус

«…Источник силы или бессилия общества - духовный уровень жизни, а уже потом - уровень промышленности. Одна рыночная экономика и даже всеобщее изобилие - не могут быть венцом человечества. Чистота общественных отношений - основней, чем уровень изобилия. Если в нации иссякли духовные силы - никакое наилучшее государственное устройство и никакое промышленное развитие не спасет ее от смерти, с гнилым дуплом дерево не стоит. Среди всех возможных свобод - на первое место все равно выйдет свобода бессовестности: ее-то не запретишь, не предусмотришь никакими законами. ЧИСТАЯ атмосфера общества, увы, не может быть создана юридическими законами…»

Александр Солженицын. Как нам обустроить Россию

«…Государственное устройство - второстепеннее самого воздуха человеческих отношений. При людском благородстве - допустим любой добропорядочный строй, при людском озлоблении и шкурничестве - невыносима и самая разливистая демократия. Если в самих людях нет справедливости и честности - то это проявится при любом строе…»

Александр Солженицын. Как нам обустроить Россию

«…Политическая жизнь - совсем не главный вид жизни человека, политика - совсем не желанное занятие для большинства. Чем размашистей идет в стране политическая жизнь - тем более утрачивается душевная. Политика не должна поглощать духовные силы и творческий досуг народа. Кроме ПРАВ человек нуждается отстоять и душу, освободить ее для жизни ума и чувств…»

Александр Солженицын. Как нам обустроить Россию

«…Сегодня у нас горячо обсуждается: какое государственное устройство нам отныне подходит, а какое нет,- а этим, мол, все и решится. И еще: какая б новая хлесткая партия или "фронт" нас бы теперь повели к успехам. Но сегодня воспрять - это не просто найти удобнейшую форму государственного строя и скороспешно сочинить к нему замечательную конституцию, параграф 1-й, параграф 45-й. …Конечно, какая-то определенная политическая форма постепенно будет нами принята,- по нашей полной политической неопытности скорей всего не сразу удачная, не сразу наиболее приспособленная к потребностям именно нашей страны. Надо искать СВОЙ путь. Сейчас у нас самовнушение, что нам никакого собственного пути искать не надо, ни над чем задумываться,- а только поскорей перенять, "как делается на Западе". Но на Западе делается - еще ой как по-разному! у каждой страны своя традиция. Только нам одним - не нужно ни оглядываться, ни прислушиваться, что говорили у нас умные люди еще до нашего рождения…»

Александр Солженицын. Как нам обустроить Россию

«…Самый модный лозунг теперь, и мы все охотно повторяем: "права человека".

"Права человека" - это очень хорошо, но как бы нам САМИМ следить, чтобы наши права не поширялись за счет прав других? Общество необузданных прав не может устоять в испытаниях. Если мы не хотим над собой насильственной власти - каждый должен обуздывать и сам себя. Никакие конституции, законы и голосования сами по себе не сбалансируют общества, ибо людям свойственно настойчиво преследовать свои интересы. Большинство, если имеет власть расширяться и хватать - то именно так и делает.

…Человеческая же свобода включает добровольное самоограничение в пользу других. Наши обязательства всегда должны превышать предоставленную нам свободу. ..»

Александр Солженицын. Как нам обустроить Россию



«…Даже в случаях тупиковых, когда все глухо, когда вас не слышат, — будьте добры высказывать свое мнение. Не отмалчивайтесь, выступайте. Я заставлю себя выступать, чтобы прозвучал хоть один голос. Пусть люди знают, что кто-то протестует, что не все смирились. Каждый человек должен заявлять свою позицию. Не можете публично, — хотя бы друзьям, хотя бы семье…»

Д.А. Лихачев

«…Нам, русским, необходимо, наконец, обрести право и силу самим отвечать за свое настоящее, самим решать свою политику — и в области культуры, и в области экономики, и в области государственного права…»

Д.А. Лихачев

«…В чем самая большая цель жизни? Я думаю: увеличивать добро в окружающем нас. А добро — это прежде всего счастье всех людей. Оно слагается из многого, и каждый раз жизнь ставит перед человеком задачу, которую важно уметь решать. Можно и в мелочи сделать добро человеку, можно и о крупном думать, но мелочь и крупное нельзя разделять…»

Д.А. Лихачев

«…Ничто так не угрожает свободе личности и смыслу жизни, как война, нищета, террор. Однако существуют и очень серьезные косвенные, лишь немногим более отдаленные опасности. Одна из этих опасностей - оболванивание человека ("серой массы", по циничному определению буржуазной футурологии) "массовой культурой" с намерением или коммерчески обусловленным снижением интеллектуального уровня и проблемное с упором на развлекательность или утилитарность, с тщательно охранительным цензурированием…»

А.Д Сахаров .

"Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе",

«…Каждое разумное существо, оказавшись на краю пропасти, сначала старается отойти от этого края, а уж потом думает об удовлетворении всех остальных потребностей. Для человечества отойти от края пропасти - это значит преодолеть разобщенность…»

А.Д.Сахаров

«…Человеческому обществу необходима интеллектуальная свобода - свобода получения и распространения информации, свобода непредвзятого и бесстрашного обсуждения, свобода от давления авторитета и предрассудков. Такая тройная свобода мысли - единственная гарантия от заражения народа массовыми мифами, которые в руках коварных лицемеров-демагогов легко превращаются в кровавую диктатуру. Это - единственная гарантия осуществимости научно-демократического подхода к политике, экономике и культуре…»



А.Д.Сахаров




Я делаю то, чего никто бы не делал, если бы делал то, что делаю я. Корнель Макушиньский
ещё >>