Юбиляр: лизелотта орф - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
К. орф хор «o fortuna» из кантаты «carmina burana» Карл Орф 1 50.99kb.
О возникновении Орф-Центра Мюнхен 1 23.64kb.
Стипендиаты орф 2008/2009 учебный год 1 151.31kb.
Г. Челябинск гимназия №23 учитель музыки высшей категории Умнова И. 1 41.05kb.
Урок в 6 классе по теме «Музыкальная драматургия» Карл Орф «Кармина... 1 60.85kb.
Мистерион Карл Орф De temporum fine comoedia 1 18.88kb.
Редьярд Киплинг 1 192.88kb.
Программа для подготовительных отделений дши и дмш (срок обучения... 1 38.3kb.
Система детского музыкального воспитания Карла Орфа 1 69.1kb.
Музыкальные занятия способствуют общей успеваемости 1 15.44kb.
Система детского музыкального воспитания Карла Орфа 1 69.1kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Юбиляр: лизелотта орф - страница №1/1




юбиляр:

ЛИЗЕЛОТТА ОРФ

Лизелотте Орф, вдове Карла Орфа, исполнилось 75 лет.

Я встретился с ней впервые в 1990 году на симпозиуме. Она сама нашла меня и пригласила поужинать. До этого мы 10 лет переписывались. Это общение продолжается и по сей день. Мы переписываемся и созваниваемся, поздравляем друг друга с Рождеством и Новым Годом. Я с большим удовольствием и симпатией переводил рассказы про «Орфессу», как ее часто называют. Эти заметки о ней как личности и хранительнице орфовского наследия, а также распорядительнице фонда Орфа были напечатаны в журнале «Орф сегодня», выходящем в Мюнхене на немецком и английском языках. Мы представляем их читателям Вестника.

В.Жилин


Лизелотта Орф – биографические заметки

Наследство, которое приняла Лизелотта Орф от своего чрезвычайно творческого, знаменитого и почитаемого в международном музыкальном мире супруга, Карла Орфа, нельзя назвать легким. В течение десятилетий она жила «на солнце, а не в тени гения», как она сама считала. Она сопровождала его жизнь в течение 22 лет как супруга, преданнейшая соратница, советчица.

Лизелотта Орф родилась 7 сентября 1930 года в Мюнхене. Ее отец был родом из Нижнего Рейна. В последние дни войны семья жила в Грайнбахе, который стал для нее в детстве и юности любимой родиной. Свое образование специалиста по отелям она расширила благодаря многочисленным поездкам за границу. Отлично зная английский, французский, итальянский и испанский языки, она работала с известным ландшафтным архитектором профессором Зейфертом, прежде чем стать секретарем Орфа в Диссене в 1955 году. А в мае 1960 она обвенчалась с Карлом Орфом в церкви монастыря Андекс. Наряду с многообразной деятельностью и обязанностями внутри страны и за рубежом Лизелотта Орф нашла время еще и получить педагогическое образование.

После смерти мужа в 1982 году она, согласно завещанию, приняла на себя председательство в фонде Карла Орфа, который был основан им еще при жизни и задачей которого является забота о сохранении художественного наследия Карла Орфа и популяризация его универсального творчества.

По её решающей инициативе в 1995 году в столице Баварии был основан Орф-Центр Мюнхен, Государственный институт исследований и документации. Её деятельность в Фонде Орфа в течение многих лет отличается компетентностью, творческой энергией, неустанным трудом и личной причастностью. Вместе с тем ей удается создавать и развивать базу для международной сети орфовской музыкальной педагогики. Кругосветные контакты свидетельствуют о ее постоянной заинтересованности в деле. В 2002 году она инициировала Фонд Лизелотты Орф, деятельность которого направлена прежде всего на поддержку интернациональной Орф-педагогики, а также на защиту природы.
(Из журнала «Орф сегодня» №8 2005 год. Перевод с немецкого В.Жилина)


Родина вдали от родины

Мать, сестра и подруга

Все это Лизелотта для меня… в какой бы точке мира я ни находилась, мне не хватает ее. Я люблю гулять с ней по ее саду и по окрестностям, кормить и поить лошадей. Я научилась от нее различать, где обычная трава, а где сено. Мне нравится тихо сидеть с нею в саду прекрасным летним днем.

Мне доставляет радость бродить по лесам в Вальхайме с термометром в руке для измерения температуры в маленьких озерах, чтобы определить, когда, наконец, ей можно будет искупаться! При этом бормочу потихоньку молитву, чтобы ей не вздумалось меня пригласить разделить с ней это удовольствие, так как вода для меня всегда холодна, независимо от температуры. Иногда я просто сижу и смотрю, как она плавает.

Она показывает мне цветы, называет их и иногда говорит, для чего они могут пригодиться. Она первая обнаруживает дичь в лесу и прикладывает палец к губам, чтобы я вела себя тихо. Я охотно приезжаю с ней в Андекс, и иногда мы просто гуляем вдоль берега озера Аммерзее. Она никогда не устает показывать мне свой мир – эту часть Баварии. В Диссене она была первая, кто взял меня с собой на знаменитый рынок горшков. На обратном пути мы очень часто посещаем знаменитую церковь.

До тех пор пока мать Лизелотты была жива, мы любили заглядывать к ней. У нее были очень тесные отношения с этой любезной и приветливой дамой до самой ее смерти.

Мне вспоминается, как сорок лет назад я восприняла ее впервые как человека великодушного, понимающего все те нелегкие проблемы, с которыми сталкивалась я, мои дети, моя семья. У нее всегда была такая постоянно исследовательская и выспрашивающая манера, всегда докапывающаяся до правды, исторической, социальной и политической, всего того, о чем писали газеты о моем мире. Я восхищаюсь ее совершенно непретенциозной манерой, благодаря чему она легко и непринужденно сходилась с людьми.

И еще ее смех! «Ууууу» это слышат все. Гости и ученики, откуда бы они ни прибывали – Австрия, Китай, Греция, Америка, Германия, Африка, Монголия или Финляндия – всех Лизелотта обнимала и принимала в единственную, большую Орф-семью.

Однажды летом я взяла с собой в Диссен свою семью. Моя дочь Эзи боялась лошадей и не отходила от меня. Мой семилетний сын предпочитал исследовать сад по своему усмотрению. Лизелотта и мой супруг беседовали об одной газетной статье. Был прекрасный вечер, и мы пили на веранде чай. Наши дети выросли в университетском городке Легон в Аккре (Гана), где я тогда преподавала. Для них это была чудесная перемена!

Неожиданно раздался крик: «Дикий зверь! Дикий зверь!» Нааков, мой сын, в ужасе мчался к нам. Лизелотта вскочила и побежала ему навстречу, мой муж Бернд за ней. Я потащила Эзи за собой и последовала за ними, чтобы понять, что случилось. Нааков подбежал к Лизелотте, прыгнул ей на руки, дрожа всем телом, показывая пальцем в направлении сада и не переставая кричать: «Дикий зверь! Дикий зверь! Дикий зверь!»

Мы все переполошились, это было ужасно. Его глаза были широко раскрыты, тело дрожало, палец показывал в сторону сада Лизелотты. Бернд рванулся к заднему выходу сада, Лизелотта в это время, с Нааковом на руках, медленно пошла к боковому входу, а я сама вместе с упирающейся Эзи пробиралась вдоль забора, желая увидеть, что там происходит.

И вот я держу свою дочь за плечи, и мы смотрим сквозь дырку в заборе. Мой муж стоит в саду, направив свой взгляд на овощные грядки, Лизелотта утешает моего сына и тоже показывает на грядки. Я взглянула туда и показала дочери. Там, как раз в центре красивого сада Лизелотты, стояла... косуля и лакомилась мягкими, сочными овощами.

...В конце нашего отпуска Эзи впервые каталась верхом на лошади, а Нааков заботился о Бамби и горячо надеялся, что сельскохозяйственные машины не причинят ему боли.


Я не знаю, как у Лизелотты это получается, но она умеет очаровывать людей.
Аба Хайфорд

Йоханнесбург (Южная Африка)

(Из журнала «Орф сегодня» №8 2005 год. Перевод с немецкого В.Жилина)

О возникновении Орф-Центра Мюнхен

За возникновение Орф-Центра Мюнхен следует благодарить фрау Лизелотту Орф. Она представила тогдашнему министру культов проф. д-ру Хансу Майеру идею передать на длительное время свободной земле Баварии сохранение художественного наследия Карла Орфа, которое он завещал организованному им самим фонду Карла Орфа. Благодаря спонтанному согласию министра, открытости министра финансов и помощи правления министерства финансов, Баварский совет министров уже вскоре после этого принял решение учредить государственный институт, посвященный композитору Карлу Орфу. Министр культов поручил тогда мне как компетентному музыкальному референту руководство в создании института. Во время этой подготовки я познакомился с фрау Лизелоттой Орф и оценил ее умную, дальновидную и уравновешенную манеру и ее безграничную преданность делу.

Фонд Карла Орфа был готов передать партитуры в Баварскую государственную библиотеку, а остальные подлинники композитора и другие многочисленные документы – в государственный институт. В ответ на это государство должно было предоставить здание, соответствующий персонал и оборудование. Ввиду того, что коварство скрывается в мелочах, а министерство культов всегда стоит перед сдерживающими установками министерства финансов, в течение длительного времени шли жесткие переговоры, в которых со стороны Фонда Орфа принимала участие вместе с фрау Орф менеджер фонда г-жа Лютье и юрисконсульт д-р Лекс. Фрау Орф на каждое заседание приносила вкусную пышную выпечку и – что немаловажно – волю к уравновешенности. Если мы сцеплялись по поводу какой-либо проблемы, она нас сначала угощала, а затем вносила компромиссные предложения, которым мы не могли больше противостоять. Таким образом, обе стороны пришли к отличному результату. 15-летний период деятельности Орф-Центра показывает, что переговоры тогда были конструктивными и дальновидными.

Важной составной частью вклада государства было предоставление подходящих помещений для института. Предложение делить с кем-либо помещение в городском Хильдебрандхаус, которое внес тогдашний референт по культуре, фрау Орф отклонила. При согласовании с государственным управлением строительства мы рассматривали различные объекты, среди которых было и здание по адресу Каульбах 16, которое как раз собирался освободить институт кино и телевидения. Здание производило впечатление запущенности и не выглядело привлекательным. Требовалась недюжинная фантазия для того, чтобы себе представить, что из него может получиться, а позднее и на самом деле получилось. И единственным человеком, который обладал такой фантазией, была Лизелотта Орф. После того как мы выдержали битву с горой старых газет, почти сломанных аппаратов и с готовой к списанию мебелью, фрау Орф объявила нам, что здесь и больше нигде должен быть будущий Орф-Центр. После согласия со стороны государства и проверки прочности здания строительным управлением выяснилось – к всеобщему изумлению, – что именно здесь в 20-е и 30-е годы находилась так называемая Гюнтершуле, где Карл Орф разработал основы своего Шульверка!



Много людей работало вместе над созданием Орф-Центра. Но фрау Орф давала решающие импульсы и принимала решения, которые определяли направление. Все, кому дорога была личность Карла Орфа, его творчество и деятельность, благодарны фрау Лизелотте Орф. Поэтому я поздравляю ее, и желаю хорошего здоровья и еще долгих лет плодотворной деятельности.
Д-р Дирк Хевиг.

(Из журнала «Орф сегодня» №8 2005 год. Перевод с немецкого В.Жилина)




Твоя избирательная кампания будет гораздо успешнее и приятнее, если целовать только тех девочек, которые уже могут голосовать. Некий мичиганский политик
ещё >>