Я тебя люблю, и я тебя тоже нет - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
План раскрутки видео-ролика «Это правда» 1 17.43kb.
Конкурсе патриотической песни «Я люблю тебя, Россия» 1 81.45kb.
Сборник проповедей Троица 26. 05. 2013 5-е воскресенье после Троицы 30. 3 431.26kb.
Конкурса сочинений «Нет тебя дороже…» 1 32.77kb.
Святитель Феофан Затворник 46 2409.6kb.
Люблю тебя, моя Богиня!, сказал он ей неосторожно. Поверь, мой друг... 1 16.35kb.
Люблю тебя, Петра творенье, Люблю твой строгий, стройный вид. 1 34.88kb.
Люблю тебя, Петра творенье, Люблю твой строгий, стройный вид. 1 37.75kb.
«Праведный труд» 1 41.56kb.
Конкурс сочинений «Люблю тебя, мой край родной!» Сочинение Мой родной... 1 42.38kb.
Шри Гуру Чаритра Сказание о Гуру 8 1064.78kb.
Ксения Марштупа-Зайцева 1 41.28kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Я тебя люблю, и я тебя тоже нет - страница №2/13


***
Через несколько дней у Милены был день рождения. Я отправила телеграмму. Телеграмма вернулась с сопроводиловкой. Текст был такой: "В связи с ведением военных действий на территории Югославии связь не работает". В эти дни Югославию бомбили американцы.
***
Я звонила несколько раз - трубку никто не брал. Написала письмо - оно кануло в неизвестность. Через год прошел слух, что Милена в Америке.

Праздник жизни закончился. На исходе октября я, наконец, сделала подарок родителям: поехала на дачу, помогать в последних в этом сезоне дачных работах.

Я мощно упахалась, но ощущение физической усталости было приятно. С моей помощью они быстро управились и уже после обеда стояли в небольшой компании самых прилежных дачников на берегу, ожидая речной трамвайчик. Мне наскучило слушать узкотематический треп, и я, оторвавшись от всех, пошла к воде.

Река в покойной мудрости смотрела на меня, тихо улыбаясь всему солнечными бликами на покрывале воды. На берегу когда-то кем-то были рассыпаны великанские бусы-камни. Я встала на один из них, таскаемый с одного бока мягкими волнами, и ощутила себя один на один со всем этим великолепием.

Открытый лик синего-синего неба, бесконечно гармоничная линия гор на противоположном берегу, бесспорная композиция осенней палитры красок невинно полураздетого леса и уверенное достоинство реки - ну кто из нас, смертных, способен создать такое? Нет, попытки упрямо и самоуверенно предпринимаются из века в век, но... как это все нелепо по сравнению с этим вечным совершенством! Боже! Да и зачем?..

Я подняла голову и встретилась взглядом с солнцем. Оно улыбнулось мне, как будто понимая. Наверно, и мое лицо засияло ответно. Захотелось оказаться на берегу в ожидании маленького теплохода.

Я перепрыгнула на другой валун, полностью лежащий в воде, и вдруг сказала ему:
Два солнца стынут - о Господи, пощади! -

Одно - на небе, другое - в моей груди.
Перепрыгивая с камня на камень, весело увертываясь от игривых шлепков волн по моим ногам, я взахлеб рассказывала о себе, только что принявшим меня в свой круг, солнцу, небу и реке:
Как эти солнца - прощу ли себе сама?

Как эти солнца сводили меня с ума!
Я уходила прочь от людей и тихо орала:
И оба стынут - не больно от их лучей!

И то остынет первым, что горячей.
- Кирка, слуш, у меня чет задержк Бум надеяться, - поднявшись, я закурила новую сигарету. В комнате висели сизые облака табачного дыма. - Фу, накурили как! Пойдем уже на воздух, надоело мне здесь.

- Угм... Беременная?

- Тьфу на тебя! Не дай бог!

- А че? Родишь.

Мы сидели вечером у меня в конторе и пили пиво.

- Спасибо! Мне сейчас только этого не хватает.

- А чем ты занята?

- Собой!.. Не мели ерунду, Кирка! И потом, я не хочу, чтобы он без отца был.

- Да это же неважно... Главное, чтобы у него кто-то был, кто его любит.

- Балда ты! Ни фига не понимаешь. За что я его должна так обидеть? Родить неизвестно от кого - от дурости! Нет, ну как так можно было!.. И как я ему потом объясню - кто его отец!

- Хочешь, я буду отцом.

- Ну, здорово! Несешь чушь всякую...

- Почему?

- Отстань! - Я плеснула в кружку остатки пива из бутылки и проглотила.

- Ладно, может, просто задержка и ничего там у тебя нет, - примирительно сказала Кирка.

- Угу, - Кирка залпом осушила свою бутылку и принялась наводить в комнате порядок. Я с любопытством наблюдала за ней. У нее был забавно-хозяйский вид - она явно получала удовольствие, оттого что может поухаживать за мной, даже просто вытряхивая пепельницу, и была в нелепой гордости, оттого что знает, что и куда поставить.

Докурив, я неспешно упаковалась, собрала сумку и поторопила Кирку:

- Ну, хватит, потопали уже!

Через пару дней я купила тест, и он показал положительный результат. "Бляя..." Я ринулась к телефону:

- Ки-и-ирка! Катастрофа...

- Че случилось? Снова влюбилась?

- Дура! Беременная я!

- Откуда ты знаешь?

- Тест показал!

- Ну, может, там ошибка...

- Какая еще ошибка?! Залетела я!

- Ну, так это хорошо. Ты не рада?

- Не надо издеваться, Кир. Я в ауте...

- Да... Слушай, ты сходи к врачу... Может, тест какой-нибудь просроченный.

- Придется, конечно. Но я точно залетела - я чувствую...

- Че, уже шевелится?

- Кир, прекрати, а? Лан-но... ты когда приехать седня сможешь?

- Могу сейчас.

- Приезжай! Выпить надо...

На следующее утро я потащилась к гинекологу. Блеклая сухая дама в очках, быстро ткнув в меня обутыми в резину пальцами, заявила:

- Беременность три недели. Можете одеваться, - и, забыв обо мне, вся ушла в литературное творчество в медицинском жанре на желтых страницах моей карточки. Натягивая на себя доспехи, я робко оборвала поток ее вдохновения:

- Скажите... понимаете, это все так незапланированно... наверное... мне надо сделать аборт...

Линзы ее очков уставились на меня:

- Вы замужем?

- Нет.


- И не собираетесь?

- Вряд ли...

- У вас первая беременность, я не советовала бы вам делать аборт. С кем вы живете?

- Ни с кем... - запнувшись, ответила я.

- Родственники далеко?

- Нет... Родители здесь.

- Ну, поговорите с ними. Они наверняка помогут вам.

- Я не знаю...

- Ну, смотрите. Возраст у вас уже не такой уж молодой.

- Я курю много... и алкоголь эти дни принимала...

- Курить надо бросить. С алкоголем тоже аккуратнее.

Я продолжала мяться, не зная, что еще приду мать в пользу аборта.

- У вас все в порядке. Рожайте.

- Не знаю...

Она неодобрительно помолчала.

- Вам решать, конечно. Мини делать уже поздно, но не затягивайте - аборт делают до семи недель, собирайте пока анализы, направления я вам выпишу. И подумайте.

Я кивнула.

Мы сидели с Киркой в шашлычной и заливались пивом.

- Ну, чего мне делать-то? Рожать, что ли??

- Рожай, ка-анешно. - Кирка смешно щурилась от дыма собственной сигареты, неумело затягиваясь. Полгода таскает у меня из пачки, но так и не научилась курить. Нафига только дым гоняет?

- А кормить я его чем буду?

- Грудью, наверное.

- Дура! Это ж такая ответственность, как ты не понимаешь.

- Вот и хорошо.

- Что "хорошо"??

- Научишься отвечать за кого-то. Повзрослеешь, может.

- Таааак... Ну, спасибо! Значит, по-твоему, я - дура малолетняя?

- Нет, ты умная. Но ты - дура... старая.

- Ну, спасибо, дорогая! Кирка несмело засмеялась.

- А че, не так, что ли?

- Да иди ты! Умеешь утешить. Еще пива возьмем?

- Давай. Может, еще по шашлыку?

- Себе можешь взять, я не хочу.

Она потопала к стойке, а я распаковала новую пачку сигарет и закурила.

- А может, правда родить? - Ошарашила я возвратившуюся Кирку.

- Ты много куришь. Отравила его там уже, наверное.

- Перестань!.. Ващет, действительно... придется бросить! - Я разлила пиво по стаканчикам. - И пить больше не буду!

Кирка, подавившись шашлыком, озадаченно взглянула на меня:

- Так ты будешь рожать?

- Не знаю... - я сделала большой глоток. - Ващет, пора уже... тридцать два скоро стукнет! Может, больше такого случая и не будет.

- А мне почему-то кажется, что ты будешь хорошей матерью.

- Это почему же?

- Ты хорошая.

- Много выпила, что ли?

Кирка улыбнулась.

- Давай рожай, будем вместе воспитывать. Как муж и жена.

- Иди ты! А ты хочешь детей?

- Хочу. - Кирка утвердительно кивнула.

- Вот сама и рожай!

- Я не могу, - Кирка жадно поглощала испачканные в кетчупе куски мяса. Я не устаю удивляться ее аппетиту. В любой ситуации - поесть она никогда не откажется.

- Почему это не можешь?

- Не от кого, - вздохнула она и потянулась за своим пивом. - От тебя же не получится.

- Ой! - Я поморщилась. - Опять ты со своими пошлостями.

Кирка молча пожала плечами.

Я сидела поздно вечером у себя на кухне в полном одиночестве и прилежно поглощала кефир. Полезный продукт, между прочим, Он там, наверное, благодарен, что это не пиво и сигареты.

И тут пришло явное осознание, что я не одна сей час на кухне сижу и пью кефир... Кто-то живой и странно незнакомый-родной присутствовал во мне. И никогда ранее не испытанное, удивительное чувство светлой радости родилось и осветило полуночную кухню.


***
Меня начал изводить токсикоз. Капризы организма измучили безумно - то хотелось есть, просто жрать! - то тошнило уже от запаха любого продукта. Я раздраженно хлопала дверкой холодильника в безнадежных поисках непонятно чего. Кирка хлопотливо металась по магазинам, таская мне фрукты, соки и витамины. Мне уже конкретно хотелось во что бы то ни стало избавиться от дискомфортно го состояния, и я позвонила подполковнику.

- Привет! Слушай, у меня тут проблема возникла одна... Надо поговорить.

Он почему-то сразу понял и примчался ко мне через пятнадцать минут.

- Когда это мы с тобой успели? - глаза его удовлетворенно светились, и весь он был похож на самовлюбленного павлина. Вот идиот!

- Надо делать аборт. - Прервала я его эйфорию. Хех, у меня все же была непонятная надежда, что он возмутится и предложит мне рожать, поклявшись никогда не оставить своим вниманием будущего ребенка. Ни фига подобного!

- Я найду тебе врача хорошего. Есть знакомые. Только давай скажем, что ты моя племянница.

"Ска-а-атина!"

- Хорошо, но времени осталось мало. Надо быстрее.

- Я перезвоню тебе сегодня вечером.

Через неделю меня распяли.


***
Был мой самый нелюбимый месяц - ноябрь. Земля и небо стали одного цвета.

Видеть что-то никого не хотелось, и когда позвонила Кирка с робким вопросом о встрече, я ответила грубо. Кирка растерялась, но продолжала висеть на телефоне.

- Кир, ну что еще?

Кирка вздохнула в трубку и виновато прошептала:

- Скучаю...

- А я что должна делать? Станцевать перед тобой?

Трубка печально затихла.

- Все, Кир, извини, мне работать надо.

- Можно я приеду? - В ее голосе было робкое отчаяние.

- Мммм... Как хочешь!

- Но ты же не хочешь...

- Мне все равно!

- Тогда я приеду, - через паузу прошелестел ее голос.

- О, господи! Кир, делай что хочешь... - я впечатала трубку в телефонный аппарат.

А через пару часов меня обрадовал звонком подполковник:

- Привет, Ириш! - Весело провещал он.

- Как настроение? - Его голос слегка сбился.

- Замечччательно!

- А мне нехорошо... Давай повидаемся... - тут я заметила, что он явно был нетрезв.

- Что??


- Ириш... мне надо тебя увидеть. Бля, да что им от меня всем надо?!

- Толя, а мне нет. Я работаю и очень устала. После работы поеду спать.

- Мне плохо...

- И что я должна сделать?!

- Я люблю тебя... - вдруг жалобно выдохнул он.

- А я тебя нет.

В трубке зависло молчание. Мне стало его жаль.

- Толя, ты извини, конечно...

- Ириш! - Суетливо прервал он меня. - Ничего... Это хорошо, что сказала.

Я молчала, слушая.

- Пусть так будет... а я... а у меня такого никогда не было... Веришь? Впервые так влюбился...

- Рада за тебя.

Он пьяно хмыкнул и замолчал.

- Толик, все, извини, мне работать...

- Ириш!

- Толя, я не хочу видеть сегодня ни тебя, ни кого-то еще. Это можно понять? Да и вообще... Зачем тебе? Я же тебе ничего не даю - разве не видишь?!



- Почему ты думаешь, что не даешь...

- Знаешь, Толя, давай больше не будем встречаться.

В трубе снова зависла тишина. Я ждала.

- Хорошо... Извини. - Его голос изменился, похоже, даже протрезвел.

- Ну, вот и отлично. Пока! Удачи тебе. - Я положила трубку.

Под конец рабочего дня ко мне на службу приперлась Кирка. Она вошла в комнату с испуганно-вражеским выражением физиономии, как будто ожидая пули из-за угла.

Мое настроение было ниже нуля и не было никакого желания и сил ломать Киркину психологическую установку. Словом, приветливой улыбкой ее не встретила, но и не оправдала ее ожиданий насчет убийственного выстрела. Кирка несмело присела на стул, не раздеваясь, и принялась молчать, изредка кидая на меня осторожные взгляды. Я неспешно продолжала чертить, все более раздражаясь Киркиным поведением.

- Как дела? - Бесцветным тоном прервала я надоевшую молчанку, не отрываясь от листа на кульмане.

- Нормально, - в тон мне ответила Кирка и снова затихла.

Я отложила карандаш и повернулась к ней.

- Ну, расскажи что-нить!

Кирка пожала плечами:

- Что рассказать?..

- Ну, не знаю, - усмехнулась я. - Ты же пришла ко мне. Или, чтобы просто сидеть и молчать?!

- Ага... - Кирка вознамерилась уйти на свою обычную оборонительную позицию упрямой овцы.

Я подавилась собственной злостью, сверля Кирку ненавидящим взглядом. В ее глазах появился испуг. Мы молчали некоторое время. Я не выдержала первая:

- Послушай, а ты по-человечески можешь себя вести?

- Не... - снова выставила она свой овечий лоб.

- А нафига тогда пришла?! Издеваться?

Кирка сжалась, потом медленно поднялась и, ро6ко кивнув кому-то в пространстве между мной и кульманом, повернулась и двинулась к выходу. Я молча наблюдала за ней, чувствуя, как ртутный шарик моего раздражения полез за предельную отметку. Кирка уже была в дверном проеме.

- Так, ну-ка вернись!

Кирка остановилась на пороге, полуобернувшись.

- Это как понять?!

- Чего?.. - Промямлила Кирка.

- Вернись, пожалуйста. - Велела я, переведя свой гнев в твердость.

Кирка потопталась и неуверенно повернула назад. Она, демонстрируя неохоту, долго искала место, куда пристроить свою сумку, потом все же снова села. Взглянула на меня и тут же опустила глаза. Я молчала. Кирка вновь бросила на меня взгляд, окрашенный теперь виной:

- Хочешь пива?

- Хочу!


Она полезла в свою бездонную сумку и добыла оттуда две бутылки. Я принесла открывашку и два стакана, открыла свою и передала открывашку Кирке. Она тоже откупорила бутылку и плеснула себе в стакан. Все это мы делали молча, в каком-то напряженном ожидании. Я отпивала пиво, покачиваясь на стуле, и наблюдала за Киркой с прежним, еле сдерживаемым раздражением. Она не выдержала первая:

- Как твое здоровье?

Я фыркнула и сделала очередной глоток. Кирка снова испуганно заткнулась.

- Вот, ты можешь мне объяснить, - я поставила стакан и потянулась за сигаретой, - почему ты приходишь ко мне с таким настроением и при этом даже не поинтересуешься - как я, что у меня сегодня произошло?! Может, у меня был день паршивый? - Я закурила.

- Я интересуюсь... - Кирка несмело кивнула головой, нарисовав знак вопроса во взгляде. Я возмущенно вытолкнула дым:

- Ты интересуешься?! Ты пришла, уселась и надулась, как мышь на крупу! А потом собралась уходить, без "здрасти-досвидания"! Это как понять?

- Потому что ты наезжаешь на меня. - Кирка схватила свою бутылку, как боевое оружие, и коротко отхлебнула прямо из горлышка.

- Я наезжаю?!

Кирка приняла оборонительную стойку: - Да!

- Я?! Наезжаю?! Ты зачем пришла?! Чтобы добивать меня? Вместо того чтобы поговорить по-человечески, выслушать... может, я ревела весь день?! - Я уничтожила сигарету о дно пепельницы.

Кирка придавленно молчала.

- Скажи, пожалуйста, почему я должна долбиться, чтобы получить от тебя хоть какое-то человеческое слово? - Я чуть успокоилась и потянулась за следующей сигаретой. Кирка тоже вытащила одну из кармана и тоже прикурила дрожащими пальцами. Громко выдохнув дым, она сказала:

- У меня не получается...

- Бля, что не получается? А усилие сделать можно?! Проще, ка-анешно, тянуть из другого, а самой подарить тепло, что - жалко затратить сил?

- Не жалко... У меня их просто нет.

- Ка-а-ак удобно! А у меня, значит, до фига? И можно брать и брать??

- Да... ты сильная, - Кирка кивнула.

- А не пошла бы ты??

Кирка, прищурившись от неловко выдохнутого дыма, кинула на меня испуганно-вопросительный взгляд, но продолжала сидеть. Но я понимала, что я бросила рисковую фразу. Нацедив себе полный стакан, я занялась поглощением пива, повесив в нашей милой беседе паузу. Кирка тоже молчала, нервно выдувая дым в пол. Тихая злость вновь начала расти внутри меня, топя желание тормошить Киркину заторможенность.

- А че ты ревела?.. - Робко и почти заикаясь, прозвучала она.

- Все! Надоело - все!

- Что - все?..

- Оставь меня, а?!

- Оставить?.. - Она растерялась.

- Я неясно выразилась?

Кирка поднялась, зачем-то аккуратно задвинула стул и принялась медленно застегивать многочисленные карманы своей сумки. Я наблюдала, зло гоня дым в потолок. Она долго упаковывалась в свое полупальто, при этом забыв его застегнуть, и не глядя на меня, немая, в очередной раз двинулась к выходу.

- Послушай, дорогая, может, ты хоть что-то скажешь?! "До свидания", например? - кинула я ей в спину. Киркина сутулая спина не прореагировала, и она продолжала медленно уходить.

Я вскочила. Резкое движение было неловким - сильно качнулся стол, и на пол с грохотом полетела бутылка. Я тут же пнула ее, и она неслабо ударила по Киркиной лодыжке. От неожиданности Кирка остановилась, а я уже была рядом, пытаясь зачем-то схватить ее за плечо.

- Издеваешься?! Ты издеваешься?! - Шипела я в беспамятстве.

Кирка испуганно пыталась вырваться, но мои пальцы намертво вцепились в толстый драп. Кирка сильно дернулась и выскользнула из рукава. Почему-то это взбесило меня еще больше.

- Дерьмо! Ну, какое же ты - дерьмо!! - Вопила я, чувствуя, как на глаза лезут слезы, и хватала отчаянно вырывающуюся Кирку за ворот, капюшон и что там еще попадалось под руки. И тут услышала внезапный удар в челюсть. От неожиданной резкой боли я выпустила Киркино многострадальное пальто и, потеряв равновесие, ушла в невесомый полет, который затормозил книжный стеллаж, в довершение припорошивший меня растрепанными книгами.

На несвойственный нашей сонной конторе шум из соседней комнаты, где задержались для халтуры пара архитекторов и конструктор, выскочила Ленка.

- Что здесь такое?

Кирка растерянно стояла и молчала. Ко мне, медленно обретавшей чувство гравитации, стало приходить осознание, что меня только что ударили по лицу. Впервые в жизни. Ненавидя и изумляясь одновременно, я медленно приближалась к Кирке.

- Пре-е-екрасно! Может, попробуешь еще раз? - Я снова начала зажигаться. - Ну? Давай!

Кирка испуганно отступила.

- Давай! Еще раз! Бей!

- Ира! - вмешалась Ленка, - перестань, ты что?

- Ну, бей!! - Не обращая внимания на третьего, я продолжала наступать на Кирку.

- Ира! - Ленка попыталась схватить меня за руку. - Не надо, остановись!

Оставшиеся в комнате сослуживцы испуганно притихли.

- Да бей же! - Кричала я.

- Ира! - Все пыталась остановить меня Ленка. - Тебе же потом будет стыдно!

Кирка, сжавшись, уже стояла у самой стены.

- Ну, что же ты?! Бей! Давай! Бей!!! - Мне вдруг стало себя жалко - я захлебнулась на очередном выкрике и резко повернула в свою комнату.

Хлопнув дверью, я вытряхнула в себя остатки пива из Киркиной бутылки и упала на стул. Челюсть неслабо ныла. Я потрогала ее и подошла к зеркалу. Ну, синяка не видать. Не дай бог завтра проявится!.. Черт! И как она посмела?! Ну что же - даже отлично! Теперь у меня есть бесспорный повод порвать с ней. ЭТОГО я ей никогда не прощу! Бля! И это благодарность за все... Ничтожество!.. Кстати, и где оно сейчас? Съездило меня по лицу и удовлетворенно утопало?!

Я вышла в коридор. В соседней комнате оживленно шелестел встревоженный улей коллег. Я открыла дверь и без малейшего смущения вошла в комнату. Кирка была там. Увидев меня, Ленка загородила ее своей узкой спинкой, возмущенно округлив на меня глаза. Все замолчали. Мне стало смешно.

- Нда... и что же тут делаешь? Спасаешься у добрых людей? От меня, ужасной?

- Да как тебе не стыдно! - Ленка продолжала стоять между мной и затихшей Киркой. - Оставь человека в покое!

- Идем! - не обращая внимания на геройскую оборону и едва сдерживая нервную злую дрожь, сказала я Кирке.

- Никуда она не пойдет!

Кирка не двигалась, но она явно растерялась. - Ну?!

- Не трогай ее! Она останется здесь! Мне снова стало смешно,

- Да ну? - Я впервые обратила свое внимание на троицу "спасителей". И вновь повернувшись к Кирке:

- Ты пойдешь со мной. Кирка заметно заколебалась.

- Долго мне тут стоять? Идем! - Я решительно подошла и потянула Кирку за рукав. Ленка попыталась помешать мне, но тут Кирка послушно поддалась моей руке и вылезла из-за Ленкиной спины. Ленка недоуменно остановилась, а Кирка уже покорно и совершенно спокойно потянулась за мной из комнаты.

Мы молча вернулись ко мне, я собралась, и в таком же непрерывном молчании мы вышли из конторы. Я остановила такси, Кирка молча загрузилась вслед за мной. Я тормознула тачку там, где нужно было выйти Кирке, она вылезла из машины и только тут, задержав дверку, наклонившись, тихо сказала:

- Пока...

- Давай! - Махнула я ей и, перехватив дверцу, сама ее захлопнула.

Приехав домой, я долго была под душем, а потом сразу завалилась спать.

Кирка позвонила мне на следующий же день. - Да?

- Это я...

- Я слышу.

Молчание.

- Что ты хочешь?

- Ничего... - через паузу.

- Зачем звонишь? - Терпеливо выясняла я.

- Не знаю...

Теперь паузу выдержала я.

- Приезжай вечером, поговорим.

- На работу?

- Да.


- Я не хочу туда.

- Это почему?

- Не хочу, чтобы меня там видели.

- Ну надо же! Лупить меня по лицу смелости хватило, а теперь вдруг засмущалась?

- Может, ко мне поедем?..

- Я не хочу!

- Тогда давай в шашлычной.

- Кира, мне удобнее у меня на службе, после шести. Не хочешь - не приходи. А я никуда не поеду.

- Хорошо! Я приду. - Поспешила ответить она.

Кирка пришла раньше. Аля с Женькой еще не ушли - они пили чай и трепались. Я еще работала. Кирка несмело поздоровалась с присутствующими и затопталась у порога. Аля с Женькой с преувеличенным дружелюбием ответили на Киркино приветствие, с интересом уставившись на нее, - они были в курсе вчерашней разборки.

- Подожди, я закончу лист. Посиди пока. - Я кивнула ей на стул рядом с собой.

- Может, сходить - что-нибудь купить? - Не смело спросила она, приблизившись ко мне.

- Ну давай.

- А что?


- Да все равно. Есть я не хочу. Пить вот хочется.

- Пива?


- Можно.

Кирка послушно кивнула и спешно смылась из комнаты. Отсутствовала она довольно долго. Аля уже умотала домой, а Женька ушла в свою комнату, когда вновь нарисовалась Кирка и стала выгребать на стол продукты, как Дед Мороз - подарки. Кроме пива, она вытащила из сумки два хот-дога, бананы и кофе. Кофе я обрадовалась - быстро загрузила чайник водой, включила его и, прихватив пиво, направилась в курилку.

- Пойдем покурим.

В курилке мы уселись друг против друга и сна чала молчали. Я тронула челюсть.

- Болит, меж прочим. Боюсь, не сломала ли.

- Ну... сама виновата.

- Что?!

- Я же защищалась.



- Вот как?

- Я испугалась. Ты была в таком состоянии... Неизвестно, что от тебя можно было ожидать...

- И ты решила таким способом привести меня в чувство?!

- Да.


- Мило.

Кирка испуганно уронила взгляд в пол и не отвечала.

- Знаешь, - я прикурила следующую сигарету, - меня впервые ударили по лицу. Я тебя прощу - уже простила, но никогда не забуду этого. Понимаешь, о чем я?

Кирка подняла глаза - в них появилась незнакомая мне краска. Она затушила сигарету и, запихав руки глубоко в карманы, откинулась на спинку, не отводя взгляда от меня:

- Это я тебе никогда не прощу!

- Ка-а-ак интересно! Чего же?

- Я не прощу, что мне пришлось ударить тебя, - повторила она, четко выговаривая слова дрожащим голосом.

- Боже!! Страсти-то, какие! Пафосу-то!

- Можешь смеяться, - в Киркином голосе мелькнула обида, - тебе все равно не понять этого.

Я, действительно, не удержалась от смеха.

- И чего же такого мне не понять??

Кирка подавленно молчала, упорно не вытаскивая руки из карманов. Мне стало скучно. Хмыкнув, я отвернулась к окну и, цедя пиво, ушла в разглядывание тающего в сумерках пейзажа за чистым стеклом. Мне стало скучно и обидно. Обидно от очередного разочарования в человеке. От мысли, что я - безнадежно одинока. Безнадежно. Тупо уставившись на серую картинку в раме окна, я чувствовала на себе напряженный взгляд Кирки.

- Я люблю тебя. - Услышала я в очередной раз надоевшую мне фразу.

Я резко повернулась:

- Любишь? Значит, это ты так любишь... А что ты называешь любовью? Да ты уверена, что умеешь любить??

- Да, умею.

Я устало вздохнула.

- Кир, любовь - это щедрость... Бескорыстное чувство такое... - Я пресно, медленно выговаривала слова, чувствуя подползающую тошноту от темы разговора. - Не утверждение собственной важности за счет любви другого, а просто... способность и желание - желание! - дарить. Дарить! Понимаешь...

- Да. Я дарю! Ты просто этого не видишь.

- Да вижу я все... - мне было совсем уже скучно.

- Тебе этого не надо. Ты сама не умеешь любить. Ты никого не любишь и никогда не любила!

Я слабо усмехнулась и вновь уединилась с пивом. Кирка помолчала, чего-то выжидая, закурила новую сигарету и сказала с робкой надеждой в голосе:

- И меня ты не любишь.

- Да люблю я тебя, - небрежно бросила я, отмахиваясь от залпа дыма, выдохнутого Киркой прямо на меня. - По-своему, ка-анешно, но люблю. Дело не в этом... - я затушила сигарету, вознамерившись сказать, наконец, то, что хотела. Кирка напряглась.

- Мне с тобой стало неинтересно. - Я взглянула на Кирку. Она сидела уже в своей позе "кучера" - руки на широко расставленных коленях, голова в пол - и беспорядочно затягивалась, смешно щурясь от собственного дыма. Я вздохнула.

- Я не говорю сейчас об интиме или чем-то подобном. Мне просто неинтересно с тобой общаться. Извини. - Я замолчала.

- Почему? - пробился сквозь клубы дыма Киркин голос.

- Я не знаю.

- А раньше было интересно? - Вновь донеслось из никотинового тумана.

- Да. Было. Было, - я радовалась каждой встрече с тобой. Мне хотелось тебя все время видеть, и я даже... Я даже была счастлива. Но все прошло. Так бывает.

- Нет! Так не бывает!

- Бывает.

- Ты меня разлюбила?

- Не разлюбила, Кир. Устала.

- Мы не будем встречаться?

- Ну почему... Все еще может быть. Но... меня стали напрягать встречи с тобой. И эти разборки... На фига мне это?

- Меня нельзя не любить!

- Ка-анешно. Только это буду не я. Прости, Кир.

- Я тебя ненавижу!

- Ну, спасибо.

Она вдруг резко вскочила и, не вытащив головы из сутулых плеч, загрохотала башмаками вниз по лестнице.

- Ненавижу!..

Плачет, наверное. Хех... Входная дверь сильно хлопнула, и все затихло. Вот и хорошо. Одна...

- Ира! - Услышала я возмущенно-громкий голос Женьки, - Ты где?? У тебя весь чайник выкипел!

- Тьфу, блин! - Я ринулась в комнату. - Забыла совсем... - Я пролетела мимо укоризненной физиономии Женьки и подняла крышку. Нда... Сожгла.

На столе скучал натюрморт из бананов и остывших хот-догов. Я закинула все это в холодильник. Вытряхнув из пачки последнюю сигарету, вернулась в курилку и стала у окна.

В ядовито-желтом свете уличных фонарей по площади сновали темные фигуры прохожих. Они почему-то были все похожи друг на друга. Без лиц, без глаз. Просто заведенные чьей-то рукой механические игрушки. Куда-то двигаются, что-то делают. А зачем?..

Через месяц Новый год. Новый...


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Не стоит обижаться на правду. Лучше ответить тем же. Данил Рудый
ещё >>