Вместо предисловия - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Вместо предисловия 8 1316.6kb.
Вместо предисловия 4 768.18kb.
Вместо предисловия 4 Структура библиотеки 5 737.85kb.
Содержание вместо предисловия 4 612.62kb.
Письма сыну вместо предисловия 24 1372.04kb.
Вместо предисловия (Как нужно писать историю) 38 6682.1kb.
Вместо предисловия Здравствуй, читатель! 7 976.59kb.
«Полуденный трип» Вместо предисловия 1 151.3kb.
Вместо предисловия 1 42.06kb.
Вместо предисловия 5 613.02kb.
Вместо предисловия 18 3082.69kb.
Валентин соломатов 9 1717.88kb.
Отчету коммерческого банка «Экономикс-Банк» 8 1027.42kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Вместо предисловия - страница №1/10

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Философские исследования играют важную роль в научной и педагогической деятельности вузов. Это в полной мере относится к деятельности педагогических вузов, решающих сложные комплексные проблемы профессионального образования. Они не могут обходиться без мировоззренческого и методологического обоснования. Без них невозможно повысить в современных условиях кардинального обновления жизни страны и общества эффективность профессиональной подготовки специалистов, поскольку чисто эмпирический путь решения актуальных проблем не способен обеспечить повышение уровня образованности и профессиональной компетентности специалистов, которых готовят вузы.

Исследование свидетельствует, что наиболее эффективно и организованно данные проблемы решаются в рамках научных школ. Формирование и развитие научных школ становится в современных условиях предпосылкой создания и организации научной деятельности ученых, развития инновационных научных исследований, производства научных идей и подготовки вузовских кадров. В целом научные школы выполняют роль фундамента развития инновационных процессов в образовательных учреждениях. Причиной создания данной научной школы стала новая социально-экономическая ситуация в нашей стране, показавшая заметное, резкое возрастание регрессии в поступках и в мышлении людей – снижение духовно-нравственных установок, чрезмерный приоритет экономических ориентаций на потребительский образ жизни и мышление, патологическое безразличие к окружающим людям, приводящая к разрушительно-агрессивному поведению и, значит, мышлению. Научная школа «Мировоззренческая парадигма в философии» является формой развития с чертами противодействия, сопротивления указанному регрессивному процессу в постсоветском обществе.

Отмечу, что под научной школой понимается «группа научных работников, возглавляемых одним крупным ученым, объединенных областью научной работы и ее методом, дающих науке нечто новое, оригинальное, характерное для работников данной школы» (А.А. Андронов).

Выделяют ряд следующих показателей научной школы:

– устойчивость научного направления;

– наличие в коллективе школы нескольких поколений в связках учитель–ученик, объединенных общим, ярко выраженным лидером – руководителем школы, авторитет которого, как и авторитет научной школы, признан российским и международным научным сообществом;

– высокий уровень научных результатов, подтверждаемый печатными трудами и другими документами, участием в международных, федеральных и региональных программах, выставках, документально отмеченными документами, отзывами специалистов;

– научная значимость исследования и научный (научно-технический) уровень ожидаемых результатов выполнения работ;

– участие в преподавательской деятельности и/или интегрированных в научно-образовательных центрах;

– организация конференций и семинаров, в том числе постоянно действующих и периодических;

– общественное признание научной деятельности школы, в том числе премии, медали, участие в международных конференциях;

– участие в выполнении исследований по федеральным программам, по приоритетным направлениям развития науки, техники и образования, по грантам РФФИ и РГНФ;

– участие в деятельности научной школы аспирантов, молодых ученых и специалистов, наличие программы закрепления и расширения научного коллектива за счет молодых ученых и студентов;

– минимальное число членов научной школы – 10-12 человек.

Как показывает опыт деятельности научных школ, она не только создает основу для развития, но и участвует в направлении всей профессионально-образовательной инновационной деятельностью в учебном заведении.

Ярким примером такой научной школы является созданная в процессе развития ГОУ ВПО «Волжский государственный инженерно-педагогический университет» доктором философских наук, профессором М.М. Прохоровым школа «Мировоззренческая парадигма в философии».

Становление и развитие научной школы М.М. Прохорова совпали с преобразованиями жизни в Российской Федерации и с превращением нашего вуза из института в академию и, далее, в университет. Они связаны с основными тенденциями в жизнедеятельности ГОУ ВПО «Волжский государственный инженерно-педагогический университет»:

– стремлением к взаимосвязи обогащения и развития инженерно-педагогических специальностей и соответствующих специалистов для страны;

– теоретической и практической ориентацией научных исследований в вузе, для которых научная школа М.М. Прохорова разрабатывала мировоззренческие, методологические и аксиологические (гуманитарные и гуманистические) основания;

– определением путей взаимосвязи развития страны, производства и науки;

– ярко выраженной направленностью на инновационную деятельность.

Научная школа М.М. Прохорова дает импульс исследовательским поискам ученых разных поколений ГОУ ВПО «Волжский государственный инженерно-педагогический университет». Они открывают новые исследовательские направления, создают свои научные школы (Научные школы К.Я. Вазиной и Ю.Н. Петрова). Интересно совпадение многих принципов, лежащих в основании деятельности ученых этих школ.
Проректор по научной и международной деятельности

ГОУ ВПО «Волжский государственный

инженерно-педагогический университет»,

доктор педагогических наук, профессор
С.М. МАРКОВА
НАУКА – САМОЕ ВАЖНОЕ И НУЖНОЕ В ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА, ОНА ВСЕГДА БЫЛА И БУДЕТ ВЫСШИМ ПРОЯВЛЕНИЕМ ЛЮБВИ, ТОЛЬКО ЕЮ ОДНОЮ ЧЕЛОВЕК ПОБЕДИТ ПРИРОДУ И СЕБЯ.

Антон Павлович Чехов

НАУКА НЕ ЯВЛЯЕТСЯ И НИКОГДА НЕ БУДЕТ ЯВЛЯТЬСЯ ЗАКОНЧЕННОЙ КНИГОЙ.

Альберт Эйнштейн

РАЗДЕЛ I. ФОРМИРОВАНИЕ И ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ «МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА В ФИЛОСОФИИ»


    1. Общие сведения

Научная школа «Мировоззренческая парадигма в философии» стала формироваться в Волжском государственном инженерно-педагогическом институте с 1998 года с приходом М.М. Прохорова в качестве профессора и заведующего кафедрой философии. Своим появлением она обязана объективным потребностям общества и вузовского образования, необходимости преодоления негативных последствий регрессивных тенденций в их эволюции, а также философско-мировоззренческими и нравственными установками руководителя школы, труду его учеников, аспирантов, коллег.

Большое влияние на формирование и развитие научной школы оказало создание и руководство М.М. Прохоровым в середине «лихих девяностых» городского методологического семинара «Теория и история мировоззрения» в условиях прекращения ранее действовавших аналогичных форм коммуникации ученых и преподавателей вузов г. Нижнего Новгорода. На заседаниях созданного методологического семинара проходила апробация основных, подготавливавшихся ведущими нижегородскими специалистами в области философии, докторских и кандидатских диссертаций, успешно защищенных в различных диссертационных советах страны и Нижнего Новгорода. Данный семинар просуществовал с 1995 по 1997 год, превратившись в нынешний городской философский семинар, действующий при ННГУ им. Н.И.Лобачевского. В работе семинара приняли участие многие философы, в настоящее время занимающие лидирующие позиции в философском обществе города и области.

Большое влияние на формирование научной школы оказали научные и организационные контакты с ведущими вузами Санкт-Петербурга, Уфы, Челябинска, Кирова, Иваново и др. городов страны. Влияние на развитие научный школы оказали контакты с Департаментом образования и науки Нижегородской области, систематическое участие М.М. Прохорова в проводимых этим департаментом ежегодных сессиях молодых ученых по гуманитарным дисциплинам, в которых он является многие годы соруководителем секции философии и социологии.

В настоящее время в составе научной школы 8 докторов, 18 кандидатов наук, 16 аспирантов. За период функционирования школы подготовлено 2 доктора и 24 кандидата наук по философским специальностям, включая культурологию.

Для научной школы характерно развитие традиций предшествующих поколений философии нашей страны, освоение мировых и отечественных направлений, традиций и философских парадигм. Деятельность школы пронизывает стремление связать достижения научно-исследовательской мысли философов с нравственными принципами в целях совершенствования высшего профессионального образования, укрепить единство членов научной школы на основе доброжелательного, толерантного и требовательного отношения друг к другу, установление творческих контактов с другими научными школами.

Заметным явлением стало создание Нижегородского Центра гуманизма при кафедре философии ВГИПУ как регионального отделения Гуманистического общества РФ, которое возглавляется профессором В.А. Кувакиным, представителем философского факультета МГУ.

Традицией научной школы является регулярное проведение ежегодных Всероссийских межвузовских научных конференций. На их базе в рамках научной школы в дальнейшем создаются коллективные монографии, в состав которых включаются лучшие работы, представленные на конференциях. В итоге это привело к появлению серии монографий под редакцией и научным руководством М.М. Прохорова, объединенных общим названием «Мировоззренческая парадигма в философии», аннотации на которые размещаются на страницах журнала РАН «Вестник Российского философского общества».

Не менее значимой традицией стало регулярное обсуждение авторских программ учебных курсов, обсуждение диссертаций и разрабатываемых научных проблем, обмен информацией с коллегами в России и за рубежом (в частности, контакты с украинским научным сообществом «Философия и космология»).

Научная школа существенно влияет на деятельность кафедры, возглавляемой М.М. Прохоровым. Это привело в последнее время к переименовании ее в кафедру философии и истории мировоззрения как более отвечающую задачам происходящих в стране преобразований высшего профессионального образования и потребностям консолидации учебной, методической и научной деятельности с родственными вузами региона. Признавая характеристику философии как науки о наиболее общих принципах и законах всей действительности (данная характеристика философии восходит к первым философам античности, Аристотелю, Гегелю и др.), философию следует отнести к семейству мировоззрения (родовой признак философии), в котором она определяется как «теоретическое мировоззрение» (видовой признак философии) в отличие от мировоззрения мифологического, религиозного, художественного, обыденного и др. Не случайно, философы издавна исследовали мировоззрение, его различные исторические формы, что свидетельствует об оправданности, обоснованности определения философии как теоретического мировоззрения. Это и нашло выражение в переименовании кафедры, которое вполне соответствует тенденциям и предыдущей эволюции ее коллектива. В указанном направлении уже в течение ряда лет кафедра создает учебные, учебно-методические и теоретические работы, пишет индивидуальные и коллективные монографии. Так, начиная с 2003 года коллективом кафедры издана серия (из 8) коллективных монографий под общим названием «Мировоззренческая парадигма в философии». Последняя монографии этой серии – «Религия, pro et contra» (ВГИПУ, 2009 г.). Название данной серии совпадает с основным направлением научной деятельности на кафедре под руководством М.М. Прохорова.

В вузе издаются индивидуальные монографии. Например: Прохоров М.М. Мировоззренческая самоидентификации человека. - Н. Новгород, ВГИПУ, 1998; его же: Бытие, гуманизм и второе осевое время. - М., 2008; Фатенков А.Н. Философия подвижной иерархии (русский контекст). - Н. Новгород, 2005 (ее автор защитил докторскую диссертацию по указанной теме по специальности 09.00.01); Гордина Е.Д. История и идеология. - Н. Новгород, 2009 (автор работает над докторской диссертацией).

Указанная специализация научной работы коллектива кафедры распространяется на деятельность по подготовке аспирантов при кафедре по двум философским специальностям: 1) 09.00.01 – онтология и теория познания и 2) 09.00.11 – социальная философия.

Результаты научной деятельности указанной направленности становятся основой учебной и учебно-методической работы ППС кафедры. Коллектив считает, что только на основе научной работы, проводимой на кафедре, может быть в современных условиях перманентных изменений жизни страны и вуза обеспечено необходимое качество и уровень учебной и учебно-методической работы со студентами и аспирантами. Обучение студентов по дисциплинам культурологии, политологии, социологии, этике, эстетике, истории Отечества и другим гуманитарно-мировоззренческим дисциплинам также требует усиленного внимания в них к мировоззренческой и вытекающей из нее, методологической и аксиологической функциям, играющим для нее роль метатеоретического уровня в виде их философского основания. Усиление в них мировоззренческой составляющей повышает их образовательное и воспитательное значение, требуемое проводимой Правительством РФ современной реорганизации высшей школы в стране. Такая коррекция позволяет коллективу кафедры вести учебную деятельность как по общей (традиционной) дисциплине «философия» для студентов и аспирантов, совершенствуя преподавание наиболее фундаментальных тем стандартных дисциплин для нефилософских специальностей, так и открывает возможности для включения ППС кафедры в состав преподавателей, работающих со студентами и аспирантами факультета философии и теологии в рамках вновь создаваемого вуза.



    1. Руководитель научной школы


безымянный 1

Доктор философских наук, профессор ГОУ ВПО «Волжский государственный инженерно-педагогический университет»
ПРОХОРОВ Михаил Михайлович1 (р. 04.11.1942) – специалист по онтологии и теории познания, метафилософии, теории и истории мировоззрений; д-р филос. н., проф. Род. в г. Новозыбков Брянской обл. Окончил филос. ф-т ЛГУ (1969), асп. филос. ф-та (1972). В 1969-1972 – ст. преп. кафедры филос. Северо-западного заочного политехн. ин-та (Ленинград). В 1972-1977 – ст. преп. кафедры филос. Брянского ин-та транспортного машиностроения. В 1977-1978 – ст. преп. кафедры филос. и политэкон. Могилевского гос. пед. ин-та, затем – ст. преп., доц. кафедры филос. Горьковского гос. ун-та. В 1983-1984 преподавал в ун-те «Ориенте» г.Сантьяго-де-Куба. По возвращении продолжил работу в ГГУ. В 1990-1991 – ст. научн. сотр. (стажировка на филос. ф-те ЛГУ). В 1992-1994 – зав. кафедрой филос. Нижегородского гос. с/х ин-та, затем – проф. кафедры филос. Нижегородского гос. ун-та. С 1997 проф. кафедры методологии и филос. Нижегор. гос. технич. ун-та и кафедры филос. Волжского гос. инж.-пед. ин-та. С 1998 – зав. кафедрой филос. ВГИПИ, ВГИПА (с 2001 г.), ВГИПУ (с 2005 г.). В 1994 создал Нижегородский семинар «Теория и история мировоззрений». Докт. дисс. – «Диалектика созерцания и преобразования в человеческой деятельности: анализ философских оснований» (1991). Из анализа проблемы исторического и логического П. вынес убеждение, что основной вопрос философии подлежит экспликации в контексте отношения человека и мира (мироотношения), а не наоборот. Филос. трактует как теорию мировоззрения, обобщающую результаты науки, всех форм мировоззрения и культуры. «Ист. форму мировоззрения» раздваивает на «содержание» (мироотношение) и «форму» (способы и средства выражения мироотношения). Разные формы выражают одно и то же мироотношение, одна и та же форма – разные мироотношения. Выделил и охарактеризовал три основных типа мироотношения: созерцательное (человек «растворен» в мировой субстанции, ее изменениях), реляционное или активистское (утверждается отнесенность сущего к человеку, первичность деятельности субъекта), коэволюционное, которое качественно отлично от двух предыдущих (приоритет одной стороны мироотношения над др. вытесняется их паритетом, равенством); представил их как основные способы идентификации человека. В конце ХХ века происходила замена активистского мировоззрения коэволюционным; онтологию П. представляет как фундаментальную историю перехода первого типа мироотношения через второй к третьему, что нужно учитывать в теории познания и логике. Показал актуальность проблемы процессуальности, ее неисчерпаемости и обновления категориальных форм выражения в мышлении; неправомерность обоснования элиминации человека системами с искусственным интеллектом ссылками на учение о развитии; смысл перехода от «философии субстанции» к «философии движения» и необходимость следовать принципу (методу) соответствия логического историческому. Эксплицировал обобщенную модель мироотношения как суперпозицию основных типов мироотношения; при их «сложении» доминирует один за счет других; ее методологическая функция – ориентация на выявление конкретно-исторических вариантов их сочетания. В онтологическом плане их «сложение» ведет к полионтичному пониманию реальности и процессуальности; к выделению трех уровней при определении бытия: 1) в рамках основного вопроса философии, 2) категорий диалектики, раскрывающих бытие-как-процесс, 3) уровень (с постнекл. науки) включения в бытие человека, основных типов мироотношения; исключает взаимоотчуждение человека и бытия, что выражается принципом мировоззренческой рациональности. Показал закономерность появления основного вопроса философии в цепи развертывания исторических форм мировоззрения: миф-религия-философия; его метафилософский характер. В философии выделяет пласт метафилософского знания (как теории самой философии); видит ошибочность позитивистски-постмодернистской теории философии, что наука (в позитивизме – естественная, в постмодернизме – гуманитарная) есть сама себе философия, в отказе от анализа ее конструкций в контексте отношения бытия и мышления. Развитие бытия (единство прогресса и регресса при доминанте первого) считает онтологическим основанием гуманизма; чего лишен антропоцентризм. Союз объективности и нравственности признает ведущей идеей современной философии, отступления от которой ведет к деградации и гибели человека. Эксплицирует отношение диалектики позитивной и негативной, как соотношение абсолютного и относительного; показал ошибочность абсолютизации негативной диалектики как ведущей к мифотворчеству (идея постчеловека и т.п.).

Соч.: Место проблемы исторического и логического в марксистской философии // Вестник ЛГУ. Сер. «Философия». – 1971. – № 23; Развитие системы категорий и основной вопрос философии // Проблемы развития системы категорий марксистской философии. – Челябинск, 1990; Диалектика созерцания и преобразования в человеческой деятельности. Анализ философских оснований. – Красноярск, 1990; В поисках нового мировоззрения. – Н. Новгород, 1992; Философская метафора экологической эпохи. – Н. Новгород, 1995; Философия Н.А. Бердяева как учение о сознании свободы и творчества // Философия сознания в ХХ веке: проблемы и решения. – Иваново, 1995; Воображаемая логика Н.А. Васильева и ее основания // Логика, методология, философия науки: В Х т. – Т.VI. – Москва–Обнинск, 1995; Основные типы мировоззрения // Педагогическое обозрение. – 1996. – № 3; Современность и мировоззрение: изменение в основаниях // Мир человека: теория и история мировоззрений. – Н. Новгород, 1997; К онтологии игры: три образа // Там же; История и мировоззрение. – Псков, 1998; Мировоззренческая самоидентификация человека. – Н. Новгород, 1998; Идея исторической философии // Рациональное и иррациональное в современной философии. – Иваново, 1999; Мировоззрение и методология на пороге XXI века: противоположность догматизма и потенциализма // Вестник Тамбовского ун-та. Сер. «Гуманит. науки». – 2000. – № 2 (18); Будущее России: коэволюционная стратегия развития//Россия и россияне: выбор пути. – Н. Новгород, 2000; Коэволюционная стратегия в философии: современный рационализм // Мир человека. Вып. 1(4). – Н. Новгород, 2001; Метафизика, метафилософия и рациональность // Проблемы метафизики и метафилософии: история и современность. –Н. Новгород, 2003; Парадоксы деятельности // Вестник РФО. – 2003. – № 1(25); Проблемы и противоречия метафизики как диалектической онтологии // Мировоззренческая парадигма в философии: Метафизика и процесс. – Н. Новгород, 2003; Рациональность, наука и неомеханицизм // Вестник РФО. – 2004. – № 2(30); Историческое и логическое (философско-методологический анализ). – Н. Новгород, 2004; Соотношение классических и современных концепций познания и онтологии // Вестник Тамбов. ун-та. Сер. «Гуманит. науки». Вып. 3(35), 2004; Аналитика человеческого бытия и поиск оснований гуманистических ориентиров // Философская антропология и гуманизм. – Владимир, 2004; Отрицание субстанциальности в философии // Мировоззренческая парадигма в философии: Категориальный анализ. – Н. Новгород, 2005; Существование и его метафилософские основания // Мировоззренческая парадигма в философии: Экзистенциальный аспект. – Н. Новгород, 2006; Идея языческой философии // Вестник Тамбов. ун-та. Сер. «Гуманит. науки». Вып.2(38), 2006; Онтологические и экзистенциальные проблемы и противоречия гуманистической концепции в философии // Гуманизм. Онтологическая и антропологическая аналитика. – Владимир, 2006; Метафилософия и философия. – Н. Новгород, 2006.




    1. О содержании и значении монографии М.М. Прохорова «Мировоззренческая самоидентификация человека» (Н. Новгород, 1998) для формирования научной школы

Первый этап становления научной школы был связан с выходом в свет в 1998 г. книги М.М. Прохорова «Мировоззренческая самоидентификация человека» (Н. Новгород: ВГИПИ, 283 с.). Она стала одной из работ, которая имеет ключевое значение в разработанной им концепции природы философско-мировоззренческого знания. Ей предшествовала монография «Диалектика созерцания и преобразования в человеческой деятельности: Анализ философских оснований» (Красноярск: КГУ, 1990. 198 с.), изданная при написании диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук с аналогичным названием (защищена в ЛГУ, 1991). Монография стала продуктом осознания ограниченности познавательной деятельности как «созерцательной», а ограниченность была доказана ее сравнением с практикой изобретений, на которую философы до той поры не обращали должного внимания. Это позволило трактовать обе формы деятельности как «единство противоположностей». Уяснению ограниченности «созерцательности» способствовала экспликация познания и двух методов познавательной деятельности – исторического и логического – в кандидатской диссертации (защищена в ЛГУ, 1974; см. монографию «Историческое и логическое: философско-методологический анализ» (Н. Новгород, 2004.186 с.).

«Между» докторской диссертацией и монографией были другие работы автора, в том числе монографии «В поисках нового мировоззрения» (Н. Новгород, 1992, 143 с.) с анализом проблемы, особенностей и трудностей ее рассмотрения в философии диалектического материализма, «Философская метафора экологической эпохи» (Н. Новгород, 1995, 240 с.), «История и мировоззрение» (Псков, 1998. 172 с.). Дальнейшую разработку идеи монографии «Мировоззренческая самоидентификация человека» получили в более поздних работах автора, в том числе в монографии «Метафилософия и философия» (Н. Новгород: ВГИПУ, 2006. 350 с.) и в коллективных монографиях, в которых М.М. Прохоров был одним из основных авторов и научным редактором: 1) «Проблемы метафизики и метафилософии: история и современность» (Н. Новгород, 2003. 144 с.), 2) «Мировоззренческая парадигма в философии: Метафизика и процесс» (Н. Новгород, 2003. 197 с.), 3) «Мировоззренческая парадигма в философии: Категориальный анализ» (Н. Новгород, 2004. 244 с.), 4) «Мировоззренческая парадигма в философии: Экзистенциальный аспект» (Н. Новгород, 2006. 363 с.) и др.

«Выход» в образовательный процесс развиваемые идеи получили в учебных пособиях, в частности: «Философия для вузов: понятия и персоналии». Учебное пособие (Н. Новгород: ВГИПА, 2001. 278с.), «Комплект методического обеспечения по учебной дисциплине «философия» (Н.  Новгород, 2003. 74 с.; в соавторстве с С.В. Грибановым), «История и философия науки» (Н. Новгород: ВГИПУ, 2005), Философия для вузов: тематический словарь». Учебное пособие (Н. Новгород: ВГИПУ, 2009).

К разработке концепции «причастно» более 300 публикаций, и вне этого «контекста» ее нельзя адекватно оценить. Результаты научной деятельности имеют фундаментальное теоретическое и прикладное, «практическое» значение в области образовательной деятельности по циклу философских дисциплин на уровне высшего образования (на их основе выстроен авторский курс по философии, культурологии, религиоведению, отчасти иных социальных дисциплин) и на уровне подготовки аспирантов и соискателей.



Результаты научной деятельности используются в качестве философских, методологических «оснований» при написании диссертаций на соискание ученых степеней по философским специальностям, успешно защищенных и готовящихся под его научным руководством и под руководством других научных руководителей, в частности: 1) Антаков С.М. Прямая и обратная задача в структуре научного исследования. Защищена в спец. Совете К 963.77.09 при ННГУ в 1994 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания, 2) Солина Е.М. Содержание и роль категории «отчуждение» в философской онтологии и теории познания. Защищена в спец. Совете Д 063.84.04 при ИвГУ в 1999 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания, 3) Грибанов С.В. Интуиция в гуманитарном познании. Защищена в спец. Совете КР.212.030.19 при ВГИПА в 2003 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания, 4) Желтов Ю.В. Категория инобытия в философской онтологии, науке и практики. Защищена в спец. Совете КР.212.030.19 при ВГИПА в 2003 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания, 5) Балашова Е.С. Концепт «бессмертие» в истории и теории культуры. Защищена в спец. Совете Д 212.162.01 при НГАСУ в 2005 по специальности 24.00.01 – теория и история культуры, 6) Демидов В.П. Старость как социально-философский феномен. Защищена в спец. Совете Д 212.162.01 при НГАСУ в 2005 по специальности 09.00.11 – социальная философия, 7) Суконкина Е.А. Атомизм в философской онтологии и теории познания. Защищена в спец. Совете Д 212.062.01 при ИвГУ в 2006 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания, 8) Голубев В.В. Диалектика социальной энтропии и права в общественном развитии. Защищена в спец. Совете Д 212.162.01 при НГАСУ в 2005 по специальности 09.00.11 – социальная философия, 9) Свинцова Е.М. Произведение как субъектная форма бытия. Защищена в спец. Совете Д 212.041.02 при ВятГГУ в 2006 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания 10) Фасахов А.И. Мировоззренческие основы экономического выбора. Защищена в спец. Совете Д 212.162.01 при НГАСУ в 2005 по специальности 09.00.11 – социальная философия; руководитель – проф. О.М. Панфилов, 11) Гришин В.В. Социально-философский анализ духовности в Древней Греции и в современной России. Защищена в спец. Совете Д 212.162.01 при НГАСУ в 2005 г. по специальности 09.00.11 – социальная философия; руководитель – проф. О.М. Панфилов, 12) Хозерова Т.П. Тайные общества как социально-философский феномен. Защищена в спец. Совете Д 212.162.01 при НГАСУ в 2005 по специальности 09.00.11 – социальная философия; руководитель – проф. О.М. Панфилов, 13) Багаев А.В. Место и роль духовности в экономической жизни общества. Защищена в спец. Совете Д212.162.01 при ННГУ в 2007 по специальности 09.00.11 – социальная философия; руководитель - проф. М.И. Михайлов и др.; докторской диссертации 14) Фатенков А.Н. Идея подвижной иерархии в структуре философского дискурса. Защищена в спец. Совете Д 212.162.01 при ННГУ в 2006 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания, 15) Михайлов М.И. Эпос, драма, лирика как виды литературы (сущность, специфика, соотношение). Защищена в 2006 по специальности 10.01.08 – теория литературы. 16) Борщева С.О. Познание в процессе обучения. Защищена в спец. Совете Д 212.166.04 при ГОУ ВПО «Нижегородский государственный университет» 05.10.2007 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания (научный руководитель – д.ф.н. проф. М.М. Прохоров). 17) Трофимова Л.И. Духовность в бытии человека, защищена в спец. Совете Д 212.062.01 при ГОУ ВПО «Ивановский государственный университет» 14.05.2008 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания (научный руководитель – д.ф.н. проф. М.М. Прохоров). 18) Маринычев Д.А. Нормативные ценности в современном обществе и их социальная трансформация. Защищена в спец. Совете Д212.162.01 при ННГАСУ 15.05.2007 по специальности 09.00.11 – социальная философия (научный руководитель – д.ф.н. проф. М.М. Прохоров); 19) Лапшин М.В. Информационное моделирование в контексте эволюции. Защищена в спец. Совете Д 212.041.02 при ГОУ ВПО «Вятский государственный гуманитарный университет» 0509..2008 по специальности 09.00.01 – онтология и теория познания (научный руководитель – д.ф.н. проф. М.М. Прохоров). 20) Веселова В.С. Сфера образования в постсоветской России: социально-философский анализ. Защищена в спец. Совете Д212.162.01 при ННГАСУ 15.05.2007 по специальности 09.00.11 – социальная философия (научный руководитель – д.ф.н. проф. М.М. Прохоров); и др.

Эти результаты свидетельствуют об актуальности, эффективности и результативности конкретной научной и практической новизне идей концепции научной школы М.М. Прохорова. «Прикладным» значением является не только применение их в образовательном процессе в процессе преподавания философских, но и шире – социально-гуманитарных дисциплин в вузе, в аспирантуре (сегодня – в курсе «История и философия науки», в частности - при раскрытии мировоззренческих оснований науки), но и в процессе фундаментальной исследовательской деятельности ученых по разделу «философские науки». Это говорит о взаимопроникновении фундаментальных и прикладных аспектов (их актуальности и результативности).

Представляя научную концепцию, следует выделить и описать ее основные идеи, которые характеризуют природу самой философии, следовательно, относятся к «теории» философии, имеют характер «метафилософского исследования самой философии», – как нового «слоя» (раздела) в структуре философии. Первым в поле исследования попадает ее «основной вопрос». В современной литературе он, как правило, или отрицается, или предстает как неизвестно откуда взявшийся. Представители научной школы избегают той и другой тенденциозности, эксплицируя генезис его появления. Для этого приходится выйти за пределы философии, рассмотреть ее в ряду «исторических форм мировоззрения», наряду с «мифологией» и «религией» которые ей предшествовали – исторически и логически. При этом научный коллектив исходит из идеи «бытия и его обновления» (он критически относится к онтологическим учениям, отрицающим «бытие» в пользу «небытия», признавая последнее не в смысле «абсолюта», но в относительном значении) и возникшего в таком «контексте» «разума людей», способного «постигать любую реальность». Процесс развития бесконечен, в ходе его развертывания возникают все новые формы бытия и его познания. Разум постепенно создает конструкции и языки, которые позволяют интерпретировать наблюдаемые феномены, описывать их, делать «понятными», даже предсказывать явления, само существование которых раньше не укладывалось в какие-либо «схемы», доступные пониманию. Соответственно этому меняется сам смысл того, что вкладывается в слово «понятно». То есть изменяются «способы понимания». Этот процесс реально представлен историей основных «форм мировоззрения».

«Мифология», согласно М.М. Прохорову, представляет не только «миф», но мифологическое мировоззрение, характерное для всех произведений периода «устного народного творчества», в которых персонаж божественных существ «не существенен». Значимым он станет в «религии», причем в эпоху появления «мировых религий». Для мифологического мировоззрения он «случаен». От него правомерно абстрагироваться, чтобы произвести демаркацию мифологии от религиозной формы мировоззрения «как таковой», поскольку существуют «промежуточные» формы (например, «древнегреческая мифология»). Без «абстрагирования» невозможно эксплицировать сущность этих исторических «способов понимания», основных форм мировоззрения «как таковых», чего требует научный подход, а с помощью полученных автором абстракций удается описать и «понять» также и «промежуточные» или «комплексные» формы. Что касается собственно мифов, например, Древней Греции, то их божественные персонажи качественным образом отличны от интерпретации Бога в религиозном мировоззрении, например, в христианстве.

Мифология – исторически первый «способ понимания» человеком мира и самого себя. Его характеризует «синкретичность», смысл которой раскрывается при сопоставлении последней с анализом и синтезом. Синкретичность им предшествует – исторически и логически. Мифологическое мировоззрение не противопоставляет и даже еще не «различает» (это выводило бы мировоззрение на уровень «анализа» и «синтеза») материальное и идеальное, объективное и субъективное, человеческое и внечеловеческое; мысль и эмоцию, чувство и т.д., но «берет» их синкретически «нерасчлененно».

Поэтому на этой стадии духовного развития «основной вопрос философии» не мог возникнуть. «Синкретичность» определяла особенности мифологического «способа понимания» мира и самого человека. Черты человеческой духовности и деятельности усматриваются не только в самом человеке, но приписываются всем явлениям окружающего мира, происходит их «олицетворение», «антропоморфизация» и т.п.; человек же «натурализуется». Человек не прозревает природы такой, как она существовала до, «вне и независимо» от него. На все природное накладывается печать человеческой деятельности и мышления; например, сказочные персонажи говорят как люди, действуют как люди, даже не будучи внешне похожи на людей, а образы русалок, кентавров не расчленяют в себе человеческое и звериное. Во все мировое входит человеческое. Чаяние и желание человека управляет таким миром, правда, в воображении и с помощью воображения. Поэтому для мифологического мировоззрения нет ничего невозможного; возможно и само невозможное; это значит, что способности человека безмерно преувеличиваются.

Основанием мифологического мировоззрения выступает способ бытия человека, который начинает преобразовывать, «идеализировать» окружающий мир, хотя изначально слой «окультуренного им мира» исчезающе мал, ибо реальные возможности преображения окружающего на этой стадии чрезвычайно незначительны – в отличие от их «универсализации» в мифологическом мировоззрении.

Человек идентифицируется мифологией, возникающей на базе и в «просвете» реального преобразования им окружающего мира, будучи его духовным «дериватом» и представляя в человеке собственно «человеческое» духовное начало; там, где оно заканчивается, в первобытном человеке имеет место его дополнение чисто «животным началом», из которого «вы-ступает» человек и его духовность. Сказанное подлежит распространению на объективное и субъективное, материальное и идеальное; на мысль и чувство.

Новый «способ понимания» приносит «религия». Она «у(раз)дваивает мир». Она вступает на путь преодоления синкретичности – путем аналитического «раздвоения противоположностей». «Анализ» она доводит до отчуждения, «разрывания противоположностей» на «посюстороннее» и «потустороннее», в образе которого «проглядывает» «объективность», отличенная и противопоставленная всему «человеческому», «субъективному» как «вторичному» по отношению к такой «объективности». «Анализ» оказывается чрезмерным, исключает «синтез». Это с одной стороны. С другой стороны, религия сохраняет синкретичность в самом своем ядре – «объективное» (Божество) оказывается «человекоподобным». На это указал уже Ксенофан, требуя последовательности в аналитическом раздвоении «объективного» и «субъективного».

Итак, «чрезмерное» аналитическое раздвоение соединилось с «недостаточным» (религиозное «неслиянно и нераздельно») и внутреннее противоречие религии сделало неизбежным рождение философии. Последняя ставит вопрос о том, действительно ли мир сотворен богом, антропоморфным существом или бытие существует вполне объективно, вне и независимо ни от человека, ни от человекоподобного божественного начала (досократики, сомнения Платона по поводу утверждаемого им «царства чистых идей», проблематичность их соотношения с окружающим человека миром, точка зрения Аристотеля и т.д.).

Философия ищет объективную истину, которой все-таки не дала религия, представления которой гносеологически характеризуют как заблуждение или, в лучшем случае, как знание проблематическое, но не достоверное. В то же время религия противоположна мифологии, «умаляя» способности человека в мире, принижая его на фоне «всемогущего» высшего разума.

Итак, внутренняя противоречивость религии неизбежно ведет к появлению философии как новому «способу понимания», основанному на постановке и рассмотрении основного вопроса философии, т.е. более последовательном аналитико-синтетическом различении и противопоставлении материального и идеального, объективного и субъективного, природного и человеческого; мысли и эмоций и т.д. Они берутся как «единство противоположностей». Таким отношением связаны «объективность» и «познаваемость»: то, что существует объективно, познаваемо, а познаваемое – объективно; такую связь «взыскуют» философы, даже субъективный идеалист Дж. Беркли, отвергая «материю».

Философия исторически и логически разрабатывает все возможные варианты философских концепций, «допускаемые» структурой «основного вопроса». Развивается в ходе их «спора». «Вы-ступает» «за» пределы «веры» в область «веры и сомнения». Ее мировоззрение оказывается более «объемным».

Вторая разработанная в монографии идея – о трех основных типах мироотношения (созерцательном, активистском и коэволюционном), которые впервые в литературе выделил и охарактеризовал автор. В древности культура несла в себе идею созерцательного мироотношения человека, что означало «растворение» его в мировой субстанции, которая интерпретировалась по-разному, например, материализмом и идеализмом. Это позволяет учесть не только различие того и другого, но и «общее» для них, уйдя от чрезмерности их противопоставления.

В культуре Нового времени возобладала идея активистского типа мироотношения. Человек «выходит из потаенности» в мировом процессе, провозглашает (Ф. Бэкон и Р. Декарт) идею господства над окружающим миром, в конце концов (ХХ в.) отказывается от идеи его субстанциальности, выказывает себя как существо чрезмерно свободное и самостоятельное. Теперь он видит в явлениях мира «материал» для своего творчества. Из него он конструирует, строит новый мир. Естественному угрожает быть вытесненным искусственным. Такова активистская парадигма – и в практической, и в теоретической деятельности. В начале Нового времени в ней видели залог грядущего человеческого всемогущества, в ХХ в. она «обернулась» глобальными проблемами современности, поставила на грань катастрофы окружающий мир и самого человека (онтологическая и антропологическая катастрофы).

М.М. Прохоров вскрывает 1) противоречия обоих типов мироотношения, 2) общее для них «основание». Последним он считает чрезмерную «борьбу противоположностей» (мира и человека), отрываемую от «единства противоположностей», борьбу до «победного конца». Созерцательное и активистское мироотношения «утвердились» на началах «приоритета» (лат. «prior» - первичное) одной противоположности над другой, в которой другая «снимается», «растворяется».

Третий, коэволюционный тип мироотношения качественно отличен от созерцательного и активистского. Его сторонники отказываются от «приоритета» в пользу «паритета», равнозначности, партнерства, диалога, дополнительности и т.п. противоположных сторон мироотношения. На первый план выходит «единство противоположностей», «в пределах» которого правомерна «борьба»; иначе она – разрушительна.

Идея коэволюции является мировоззренческим основанием, обосновывающим возможность решения глобальных проблем современности, например, разрешение экологических проблем. Она – методологическая база преодоления хищнического отношения человека к богатствам природы.

Авторское обоснование для выделения именно трех основных типов мироотношения достигается с помощью закона единства и борьбы противоположностей. Он интерпретируется в контексте аналитико-синтетического способа понимания мира и человека, и это обеспечивает теоретическое обоснование экспликации основных типов мироотношения. Автор приступил к исследованию этих типов мироотношения еще в 70-е гг. ХХ в., когда в предмет философского познания включил, помимо познавательной деятельности, «изобретение». Теперь же нередко приходится слышать, что эти результаты научного исследования «очевидны». Но они не были «очевидными», например, в ходе защиты автором докторской диссертации, где их пришлось доказывать. Нынешняя «очевидность» есть свидетельство актуальности, результативности и эффективности научных разработок М.М. Прохорова, вошедших в ткань современного философско-мировоззренческого познания.

Уяснение основных, следовательно, разных типов мироотношения привело М.М. Прохорова к мысли о необходимости «раздвоения» понятия «историческая форма мировоззрения» на «содержание» и «форму», т.е. способы и средства выражения «мироотношения», обусловленного тем или иным «пониманием» мира и человека. Ведь названные формы мировоззрения не только образуют исторический «ряд», но и сосуществуют. При этом они приобретают способность «выражать» различные типы отношения человека и мира. Так, религия способна выражать и созерцательную, и активистскую идею.

В монографии показано, что развитие мировоззрения происходит по формуле перехода от «одна форма – одно содержание» к «одна форма – разные содержания» (типы мироотношения). Разные формы способны выражать один и тот же тип мироотношения; одна и та же форма мировоззрения – разные типы мироотношения, характеризующие культуру людей соответствующей эпохи. Несмотря на все различия форм мировоззрения, которые все же нельзя абсолютизировать.

Бытующее в литературе сведение мировоззрения к этимологическому значению слова (воззрение о мире), утверждает М.М. Прохоров, неправомерно. Особенно с тех пор, как в философию и науку вошло понятие «картина мира». Не менее ошибочно «концентрировать» (редуцировать) «мировоззрение» на «человеке», когда, например, мировоззрением называют «гуманизм». «Гуманизм» есть лишь одно из «измерений» мировоззрения. «Мироотношение» «обобщает» в себе учение о мире и учение о человеке, позволяет выявить разные образы и образцы соотношения человека и мира, характерные человеческой культуре, проследить радикальные изменения в ней, когда происходит смена одного типа мироотношения другим, что находит выражение в теории и в практике. В таком ракурсе теория и практика едины – в своем принятии того или иного типа мироотношения. Значит, в смене основных типов мироотношения выражаются фундаментальные, коренные изменения, характеризующие культуру людей. Это важно учитывать в философии, в философии культуры, культурологии, других дисциплинах. Без такого учета невозможно разобраться в современных глобальных проблемах человечества. На такой основе автором предлагаются философско-мировоззренческие основания для их разрешения.

В книге намечена идея «обобщенной модели мироотношения» как суперпозиции основных типов мироотношения. Она получила детальную проработку в последующих научных разработках автора. Она привела к переосмыслению онтологической природы процессов, стала основанием нового, «полионтичного» способа понимания «процессуальности» – с учетом человеческого «вклада» в бытие.

Это приводит к следующей базисной идее в авторской концепции природы философско-мировоззренческого знания, требующей учета трех уровней при определении бытия. Первым является субстанциальное определение бытия, второй обращен к уровню его атрибутов: движение и развитие, пространство и время и т.п. «характеристик объективной реальности». На этих уровнях бытие рассматривается как независимое от человека (гл. «Вселенная философии»). На третьем уровне бытия оно определяется уже с учетом участия в его процессах человека: в гносеолого-онтологическом плане встает проблема человека как философская проблема о способе существования человека в соотношении его с бытием, сущим вообще. Ее решение направлено против отчуждения как человека от бытия, так и бытия от человека.

Содержание отчуждения заключается в вынесении сознания и деятельности за пределы бытия, в отрыве «чистых» сознания и/или деятельности от реального человека как субъекта. Это — деонтологизация человека. С другой стороны, в сведении всего сущего, бытия только к вещности.

Человек должен быть введен внутрь бытия, в его состав как сознательное существо и субъект действия. Следовательно, в определение бытия на этом уровне мы должны «загрузить» выявленные типы мироотношения. В то же время это не означает появления оснований для отрицания бытия до человеческого существования, для распространенного в философской литературе (например, постмодернизм) отбрасывания двух предыдущих уровней определения (=учения о) бытия. Но и без исследования этого третьего уровня в учении о бытии не обойтись: с 70-х гг. ХХ в. возникает «постнеклассическая наука», предметом которой выступают сверхсложные системы, непосредственно включающие человека в качестве существенного момента своего функционирования и эволюции (на рубеже XIX-XX вв., когда возникло неклассическое естествознание, человек еще не включался в познаваемые комплексы, хотя уже призналась относительность бытия объекта к субъекту, что вело к пересмотру философских оснований науки).

Разработанная М.М. Прохоровым концепция позволила решить ряд трудностей, возникших в философской литературе последнего периода. Она позволила показать ошибочность имеющихся в философии попыток «выбраковки человека» и элиминации атрибутивного уровня бытия: развития, движения, изменения вообще. Автор критикует возрождение метафизической позиции в духе Парменида, которая ограничивает онтологию первым, субстанциональным уровнем определения бытия, не поднимаясь на следующие. В книге эти проблемы ставятся и решаются в 4 («Процесс как мировоззренческая проблема») и 5 («Онтология игры или игра в онтологию?») главах. В главе 6 («Мировоззренческое мышление и история») эти проблемы рассматриваются применительно к человеческой истории.

Разработка концептуальных идей, раскрывающих природу философско-мировоззренческого знания, М.М. Прохоровым обусловила структуру монографии. Первая глава посвящена исследованию мировоззрения, его сущности, структуры, основных исторических форм, типов мироотношения, генезис основного вопроса философии. Вторая глава дает картину «закрытой Вселенной», основных философско-мировоззренческих категорий, которые ее характеризуют, путей к «открытию» ее для преобразующей деятельности человека, что получило свое выражение в философии постмодернизма, венчающей активистский тип мировоззрения, утверждающий свободное творчество «без границ». Именно здесь в центр внимания попадают процессы отчуждения (отрывания) изменчивости от устойчивости, анализа от синтеза, искусственного от естественного. Третья глава посвящена анализу основных типов мировоззренческого мышления, «идеализаций» типов мироотношения и их конкретно-исторических «образов» у разных философов. Четвертая глава рассматривает попытки «выбраковки», элиминации второго и третьего уровней из учения о бытии, выходя к формулировке «парадокса естественного и искусственного», попыткам выйти за пределы «движения», «развития» и «деятельности» в «игру» как новую путеводную, утверждается, нить онтологии. Категория «игры» проблематизируется, ставится под вопрос; автор рассматривает ее, включая вопрос о ее статусе в онтологии в западноевропейской и в отечественной литературе. Альтернативность исторического развития и игротворческой деятельности становится основным предметом исследования в последней главе книги автора, обращающегося к человеческой истории.



следующая страница >>



Легче сделать более, чем то же. Квинтилиан
ещё >>