Выпуск 73. Содержание: Антон Жуков Второй хозяин Мария Познякова Паразит-хозяин Евгения Фихтнер Притча о лидерстве и смене власти Ар - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Семинар №3 Лексические лакуны. Трудности перевода. Переведите на... 1 48.07kb.
Первая бог. Его космический аспект 13 3050.85kb.
Русская народная игра: Гуси-лебеди 4 946.39kb.
Притча о проблемах жизни 1 40.78kb.
Двадцать шесть и одна 1 153.62kb.
Образовательная программа школы. 10. Мероприятия по реализации программы... 21 1885.22kb.
Класс Священная история Нового Завета 1 22.8kb.
Жуков Валерий Павлович 1 291.38kb.
Артём Курамшин Там, где начинается свет Глава Удачи вам! 6 942.92kb.
Было так: Верный слуга Скованного, Хозяин Мрака, Тот-Чьё-Имя-Проклято... 1 32.36kb.
Численное моделирование вязко-упругой эволюции напряжений в системах... 1 64.22kb.
3. Евреи в годы коллективизации и индустриализации (1928-1934) 10 1954.78kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Выпуск 73. Содержание: Антон Жуков Второй хозяин Мария Познякова Паразит-хозяин Евгения - страница №2/10

     - Нет, хозяин, - сказал робот, открыв первую большую коробку.
     - А Я не говорил, почему не стал завтракать.
     - Нет. Вы просто зашли в кухню, посмотрели по сторонам и вышли.
     - Я что-нибудь при этом говорил?
     - Да. Вы сказали: «Ну-ну».
     От этих слов хозяину стало как-то нехорошо.
     - И больше Я ничего не добавил.
     - Нет, - ответил робот, закрывая вторую коробку.
     - Скажи мне, во сколько Я сегодня купался?
     - В шестнадцать часов тридцать минут, - заявил, проверяя третью упаковку, Железяка.
     «Менее чем за час до моего прихода», - мелькнуло у хозяина в голове.
     - Когда Я вышел из ванной?
     - Не знаю, хозяин. Я не видел, - сказал робот, осмотрев последнюю коробку, где бы мог спрятаться человек.
     «Похоже, здесь пусто», - подумал Миша.
     - Никого нет, хозяин, - подтвердил его мысли слуга.
     - Ладно, выходи.
     Теперь необходимо было проверить последнее место, куда Миша сегодня еще не заходил.
     - Железяка, открой дверь в мою комнату, - сказал хозяин Железяке, когда они вдвоем вышли из кладовой.
     Робот обошел своего хозяина сзади и отворил дверь в зал, который являлся одновременно и спальней, и кабинетом.
     То, что здесь сейчас также никого не было, как и в кладовке с туалетом, сомнений не возникало. Но то, что тут в принципе кто-то был, заметил бы даже последний дурак.
     Глядя через плечо робота, человек увидел то, от чего ему стало холодно.
     Кровать была разобрана, и сразу бросалось в глаза, что на ней недавно кто-то неплохо поспал.
     Зайдя вслед за слугой в зал, хозяин медленными мелкими шажками подошел к собственной постели.
     Рядом с ней на полу лежало несколько журналов, которых Миша уже с год в руки не брал. Аккуратно взяв в руки журнал, он безо всякого интереса прочитал название и осторожно, будто боясь кого-нибудь спугнуть, положил его на место.
     - Железяка, - обратился к слуге хозяин.
     - Слушаюсь.
     - После того, как я в первый раз пришел, когда я ушел из дома?
     Ответ робота был самым страшным из всего, что услышал сегодня Миша
     - Вы никуда не уходили, хозяин. После того, как вы пришли в первый раз, вы пробыли дома до тех пор, пока Вы не пришли сюда во второй…
     * * * *
     Хозяин безучастно смотрел на то, как робот накладывал ему в тарелку с картофельным пюре котлеты. Телефонная трубка, прижатая к уху, сейчас волновала его куда больше.
     - Женька, ты понимаешь, что это уже не шутки? – обратился он к своему другу.
     В трубке послышался далекий голос:
     - Понимать-то понимаю, но только в милицию с этим не пойдешь.
     - Да почему, собственно? Ведь это же вторжение в частные владения?
     Голос в трубке вздохнул:
     - Мишаня, ну посуди здраво, что ты сейчас имеешь. К тебе кто-то приходит. Допустим. Честно говоря, я уже начинаю в это верить. Но что ты скажешь милиции?
     - Да как что? У меня в квартиру заходит человек, спит на моей кровати, ест на моей кухне. Разве этого мало?
     Женя негромко проговорил:
     - Боюсь, что мало.
     Миша прикрыл трубку рукой и сказал роботу:
     - Железяка, завари мне кофе.
     - Для милиции, - продолжал тем временем собеседник, - этого недостаточно. Им нужен факт совершения преступления. В этот раз у тебя опять все на месте осталось? Или что-то все-таки исчезло?
     - Да нет вроде бы. По крайней мере, я до сих пор не хватился ни одного предмета.
     - Вот видишь. С точки зрения милиции, явного уголовно-наказуемого действия не совершено. Это во-первых.
     Хозяин ткнул пальцем на стол и проговорил слуге:
     - Стол тоже вытри.
     - Во-вторых, о том, что к тебе кто-то приходит домой, в основном ты узнаешь от робота. Могу заранее предположить ответ практически любого следователя. Он тебе скажет, что робот не может являться свидетелем на суде. Его показания могут принять разве только из простого любопытства, но юридической силы они не имеют.
     Миша, при этих словах, с непроизвольной неприязнью посмотрел на руку Железяки, старательно сметающую мусор со стола.
     - Я думаю, - настаивал Женя, - что тебе попросту порекомендуют сменить робота, и все.
     - Но я ведь тоже свидетель, - сказал Миша. – Мои-то показания отвергнуть нельзя.
     В трубке невесело усмехнулись:
     - Да так уж и нельзя.
     - Объясни.
     - Могу опять-таки предположить, но с намного более высокой степенью достоверности. После общения с тобой, милиция первым же делом отправит тебя на психиатрическую экспертизу.
     - Это еще почему?
     - Пораскинь мозгами. Ты собираешься рассказать им историю о том, что в твоем доме одновременно с тобой живет двойник. Человек настолько на тебя похожий, что даже не самый худший на свете робот не может распознать между вами разницы. Милиция сделает предположение, что у тебя, ну, скажем, раздвоение личности. И ты, находясь в одном состоянии, даешь ему приказы, заварить чай, который ты обычно не пьешь, и не мыть посуду. А в другом, ничего не помня о своей второй половине, приходишь домой и всему удивляешься, что же тут дескать произошло?
     Такое предположение на какое-то мгновение выбило Мишу из колеи. О таком варианте развития событий он как-то не задумывался. Но потом, практически сразу в голове мелькнула спасительная мысль:
     - Но ведь я-то в это время находился на работе.
     - Правильно. Именно это и есть твое единственное и неповторимое алиби. Но… Ты еще должен доказать, что все происходящее в твоем доме, случается в твое отсутствие.
     Миша провел ладонью по лбу:
     - Но ведь робот четко говорил, что, допустим, приказ не мыть тарелки он получил абсолютно в то время, когда я находился на работе.
     - Я же тебе объяснил. Слова робота для правоохранительных органов ничего не значит. Мало того, что твой слуга мог всего-навсего сломаться. Так ведь ты сам мог приказать ему так говорить. Допустим, на тебя за две минуты до выхода на работу нашло затмение, и ты сказал Железяке не мыть посуду и говорить всем, даже тебе самому, что этот приказ был дан в… Во сколько там…
     - В восемь часов двенадцать минут, - подсказал товарищу Миша.
     - Ну, вот в эти самые восемь с копейками часов. А потом пришел в себя и все забыл.
     Хозяин дома обескуражено почесал затылок:
     - Но ты то сам, надеюсь, так не думаешь?
     - Я нет. Но мы же говорим про милицию. Поэтому…
     Пока друг то ли подбирал слова, то ли о чем-то размышлял, Миша отломил ложкой кусок котлеты и без всякого аппетита стал ее жевать.
     - В общем, зря я тебе отсоветовал ставить видеокамеры.
     - Ты так думаешь? – с набитым ртом спросил собеседник.
     - Да.
     -Странно, а что они могут дать? Ведь если у меня есть двойник, видеокамера ничем не поможет. Все будут думать, что на записи я сам.
     - Не совсем, - устало проговорил Женя. – Сейчас абсолютно все охранные видеокамеры снабжены таймером. Если к тебе вдруг кто-то прейдет, включится запись, а на записи будет показано точное время, когда это случилось. Предположим, камеры заснимут человека очень похожего на тебя, но сама запись будет сделана в, например, десять часов, то есть в то время, когда ты находился на работе. Станет ясно, что пока ты работаешь, в твой дом приходит некто посторонний. И уже тогда, на основании такой записи, можно будет начинать уголовное расследование.
     Хозяин дома едва восхищенно не присвистнул.
     «Вот все же у человека голова варит, - пораженно подумал он. – С ним бы, наверное, никогда ничего подобного не случилось. Мгновенно бы понял, что к чему».
     - Хорошая мысль, - сказал Миша вслух. – А у тебя есть адреса такого рода фирм или служб?
     - Есть, - все таким же усталым голосом ответил друг. – Сейчас в записной книжке погляжу.
     Пока Женя выискивал нужные телефоны, Миша налег на уже начавший остывать ужин.
     - Железяка, - недовольно пробубнел полным ртом хозяин. – Почему ты опять так слабо разогрел котлеты?
     - Извините, хозяин, - без тени извинения в голосе отозвался слуга.
     - Сколько ты их разогревал?
     - Три минуты.
     - Мишаня, - послышался голос Жени. – Записывай…
     - Секунду. Железяка, принеси с моего письменного стола лист бумаги и ручку. Быстро!
     Робот, топая ногами, устремился в зал. Несколько секунд было тихо, потом топот повторился и слуга, неся бумагу и ручку, вернулся в кухню.
     - Так, диктуй.
     - 898-70-70. Охранное агентство «Соколиный глаз». Насколько мне известно, это лучшее из заведений в данной области. Позвони им прямо сейчас.
     - Хорошо, Женька. Пока.
     Миша тут же набрал полученный номер и стал ждать, глядя, как робот с ленивой неторопливостью механического существа, моет кружку для кофе.
     - Охранное агентство «Соколиный глаз», - послышался приятный девичий голос.
     - Добрый вечер, - поздоровался Миша. – Я хотел бы поставить у себя в квартире видеокамеру, максимально скрытую от посторонних глаз.
     - О, это одно из наших обязательств.
     - Также мне нужно, чтобы ваша камера в самый ответственный момент не отключилась. А то, как дойдет до дела, в самый ответственный момент, вдруг, возьмет и отключится.
     - Ну что вы, что вы, - запротестовала девица, защищая честь своего агентства. – Наши камеры проверяются в самых экстремальных условиях. Они могут работать на глубине тридцати метров в холодной воде, или какое-то время даже при сильном пожаре.
     - Надеюсь, что до такого экстрима дело не дойдет, - горько усмехнулся Миша. – Мне, как я уже сказал, нужна камера, которая могла бы заснять все, что двигается в моем доме.
     - В смысле с датчиками движения? – спросила девушка.
     - А это возможно? – в свою очередь поинтересовался потенциальный клиент.
     - Конечно. У нас есть камеры, которые включают запись, только когда в комнате кто-то начинает двигаться.
     - Это мне подойдет.
     - Отлично, как вы будете расплачиваться? Кредиткой или наличными деньгами.
     - Для начала скажите, сколько все это удовольствие будет стоить.
     - Одна камера где-то в районе пяти тысяч рублей.
     «Ну это еще по-божески», - мелькнула довольная мысль.
     В слух же он сказал:
     - В таком случае – наличными.
     - Назовите ваш адрес, - потеплевшим от наличных денег голосом проговорила девушка.
     - Улица Заводская, дом пятнадцать, квартира шестьдесят четыре. Кольцов Михаил Андреевич.
     - Сейчас я вас внесу в лист ожидания и тогда мы сообщим вам о своем визите заранее.
     Миша представил сосредоточенное девичье лицо своей собеседницы, тщательно вносившей его данные в компьютер.
     - Подождите-ка…, - раздался немного удивленный голос.
     - Что случилось? – занервничал Миша.
     - Вы проживаете один?
     Вопрос выбил хозяина дома из колеи:
     - Не понял.
     - Помимо вас, в вашей квартире еще кто-нибудь проживает?
     - Нет, - еще более недоумевая ответил он.
     Девушка замялась:
     - Тогда, если честно, мне не совсем понятно…
     - А уж мне-то как непонятно.
     - Простите, но, судя по данным нашего компьютера, вы уже заказали камеру для своего дома.
     - Что-что?
     - Я говорю…
     - Я не о том. Вы уверенны, что это не ошибка?
     - Вполне,- Миша услышал, как девушка защелкала что-то у себя на клавиатуре. – Вы уже внесены в лист ожидания сегодня в десять часов девятнадцать минут утра.
     Пол под ногами у хозяина дома закачался:
     - А кто давал этот заказ? У вас есть данные?
     - Да.
     - И кто же?
     - Как кто? Вы.
     У Миши задрожали руки:
     - Извините за беспокойство.
     Буквально бросив трубку, хозяин попытался взять себя в руки.
     Это было уже слишком! Его противник, кем бы он ни был, действовал с умопомрачительной скоростью и агрессивностью.
     «У меня нет раздвоения личности, следовательно, против меня действует двойник. Материальный человек, который преследует какие-то совершенно непонятные цели. Но в любом случае, эти цели явно идут вразрез с моими собственными интересами».
     Миша зачерпнул полную ложку пюре и, поднеся ее ко рту, задумался.
     «Есть ли люди, которым я по какой-то причине перешел дорогу? Ну, допустим, я с кем-то ругался, но явно не до такой степени, чтобы ссора стала причиной такого дела. На работе я не занимаюсь ни какими важными или секретными документами. Через меня не проходит ни какой секретной информации или чего-то похожего в таком же духе. Я не сплю с чужими женами, не занимаюсь перевозкой ценных грузов, на мне не сходиться никаких важных связей. Я не вижу никаких причин, по которым мной мог бы кто-то так странно заинтересоваться».
     Глянув на застывшую перед носом ложку, Миша уже хотел было отправить ее в рот, но внезапно обратил внимание на довольно большой кристаллик соли, блеснувший в пюре.
     - Железяка, - вскипел хозяин.- Кретин ты недоделанный! Солить картошку нужно тогда, когда ее варишь! Ты понял, осел?
     - Да, хозяин.
     - Так почему ты этого не делаешь?
     - Я солил во время варки, - спокойно ответил робот.
     - А это тогда, что?
     Миша резко схватил кристаллик пальцами левой руки и, вскрикнув, так же резко его отпустил. С подушечек большого и указательного пальцев стала проступать кровь.
     Положив ложку на стол, хозяин взял небольшой нож и подцепил кристаллик на его лезвие. Подняв нож на уровень глаз, Миша очень внимательно присмотрелся к извлеченному предмету.
     Это была не соль. Хотя по форме ее очень напоминала. Перед хозяином дома, на слегка подрагивающем лезвии, сверкал тончайший осколок стекла…
     Похоже, кто-то сильно хотел, чтобы Миша сегодня поужинал в последний раз…
     * * * *
     Необходимо было все расставить на свои места.
     Для начала, имел место факт чьего-то присутствия в доме. Потом, и это тоже можно считать фактом, незваный гость пытается выдавать себя за настоящего хозяина дома с какой-то определенной целью. Правда, для самого Миши цель не была такой уж определенной, но то, что какая-то логика у чужака имелась, сомнений не вызывало. Никто в живую с этим чужаком не пересекался, кроме робота. Но вот сам робот, к сожалению, надежным свидетелем не являлся. Его статус можно было пока определить таким термином, как подозреваемый. Потому что элемент сомнения в его верности у хозяина дома был. Далее, отсутствие на памяти явных врагов, заинтересованных в устранении Миши, вроде бы делало практически исключенным мотив мести. Следовательно, в данных событиях принимает участие неизвестная пока третья сторона. Но вот каким мотивом к действию руководствуется она, совершенно непонятно.
     Таким образом, какие выводы или предположения можно сделать из имеющейся информации.
     Предположение первое: хозяин дома страдает раздвоением личности. Находясь в состоянии временного умопомрачения, он отдает приказы роботу, о которых потом сам же и забывает. Что может говорить «за» такую версию. Ну, во-первых, отсутствие каких-либо посторонних предметов в доме. Чужой человек рано или поздно должен был бы забыть некий предмет, которого раньше там не было. Хотя, если чужак будет очень осторожен, эта игра может затянуться на годы. Во-вторых, и это тоже не маловажно, робот не видит разницы между гостем и хозяином. Если попытка обмануть робота действительно такая дорогая вещь, как о ней говорил Женя, шансов ввести в заблуждение электронного слугу, практически не существует. Значит, робот свято верит, что перед ним все время находится одно и тоже лицо. И такое его поведение является очень сильным аргументом в пользу того, что что-то не в порядке с самим Мишей. Затем, звонок в «Соколиный глаз». Вполне вероятно, что, будучи в фазе затмения, первое Я хозяина позвонило из дому в эту контору, обо всем договорилось, а когда в свои законные права вступило Я второе, оно, не помня о решениях первого, позвонило в то же самое место. Ведь, несмотря на то, какая личность сейчас была главной в Мишином теле, мозг-то оставался прежним и, следовательно, делал одинаковые выводы для любого Я, хоть для одного, хоть для другого. Этим можно было объяснить звонок в одну и ту же фирму. Правда, оставалось неизвестным, откуда второе Я узнало номер «Соколиного глаза», но, тем не менее, доводов в пользу раздвоения личности было хоть отбавляй.
     Что говорило «против». В данном случае, доминирующим контраргументом против личностного распада, был фактор времени произошедших событий. Оба явных случая чужого появления упирались в то, что Миша в этот момент находился на работе. И если наличие остывшего в кружке чая веским аргументом не являлось, то вот купание в ванной факт, который хозяин дома не заметить бы не мог. В ней явно купались не более, чем за час до прихода Миши. А за час до этого хозяин дома стопроцентно сидел на работе. Каким бы он раздвоением не страдал, не заметить того, что он ушел на час раньше, было невозможно. Да и даже, если бы он этого не заметил, начальство заметило бы точно. И ему бы давно начали отрывать голову за систематическое неисполнение служебных обязанностей. Однако, никаких скандалов или просто разговоров не происходило. Следовательно, дело было не в раздвоении личности, а в чем-то явно другом.
     Предположение второе: какое-то неустановленное лицо преследует некие корыстные цели. Сразу возникал вопрос, какие. Вот тут тьма стояла полная и непроглядная. Если поначалу у Миши оставалось место для версии о чьей-то невеселой шутке, то после истории со стеклом, она отпала бесповоротно. Его хотят устранить. Но почему такой странный и сложный способ? Не проще ли было бы подстеречь его под подъездом как-нибудь вечерком, после работы и прибить никому не докучая нудными посещениями чужого жилища. Нет, противник выбрал способ, который должен оказать психологическое воздействие на потенциальную жертву. Только для чего, чтобы запугать? Но ведь напугать человека можно, например, обычными письмами подброшенными в почтовый ящик, или звонками по телефону. Так нет же, воздействие, которое пытались оказать на Мишу, носило, можно сказать, «бесконтактный способ». Полученное письмо, ведь можно и в милицию отнести, а звонок, можно попытаться отследить. Здесь же все делалось с таким расчетом, чтобы хозяин дома оставался с противником один на один, не подключая официальных органов. Но опять-таки, зачем? Стекло, которое чудом не было съедено, вполне могло стать орудием убийства. Правда, вот тут сразу возникала одна деталь. В случае такой смерти, убийцей с точки зрения закона стал бы робот. И тогда, такую смерть трактовали бы как несчастный случай. И при таком повороте дела единственным, кого могли наказать, являлся электронный слуга. Сам замысел становился в какой-то степени понятнее. Но в сотый раз поднимался вопрос о мотивации врага. Что могла дать смерть Миши похожая не на убийство, а на несчастный случай. Похоже, что ничего. И самое главное, никому. Денег, которые могли бы достаться кому-нибудь по наследству, у хозяина дома отсутствовали, акций он не имел, долей в частных предприятиях не наблюдалось. По-настоящему его имуществом была только обычная квартира и, вечно все делающий не так, робот. Пожалуй, за такой приз мог побороться только полный идиот.
     Хотя…
     Хозяин начал перебирать в уме преимущества его квартиры перед тысячами точно таких же других. Здесь вроде бы рационального зерна не находилось. Ну что в ней такого, квартира, как квартира. Стандартной планировки, ничего особенного. Может быть внутри самой квартиры есть что-то, что представляет большую ценность. Вряд ли. Если бы это был старый рыцарский замок с тысячелетней историей, со множеством потаенных ходов, с горой антиквариата в виде золотых шкатулок, древних мечей или мистических амулетов, тогда вся эта длинная авантюра имела бы хоть какой-то смысл. Но в данном случае, в доме, которому менее года, ничего дорогого накопиться еще попросту не успевало. А если и успевало, то явно не у Миши.
     Вроде бы тупик.
     Ну и, наконец, предположение третье, и самое бредовое: в квартире появилось его собственное отражение, двойник… Как самую нелогичную мысль, хозяин оставлял ее напоследок, чтобы взглянуть на нее, в виду отсутствия иных, что-нибудь объясняющих предположений. Итак, допустим, что в доме появился двойник, как он появился уже не важно, но он появился. Этот двойник живет в квартире, как и хозяин, никогда не встречаясь со своим оригиналом. Почему? Это другой вопрос. Но предположим, что на каком-то этапе времени, Мишей стал два. И оба Миши стали жить отдельной, не связанной друг с другом, жизнью. Они приходят домой в разное время, в разное время едят, пьют, чистят зубы или купаются. Между ними остается только два связующих звена. Их общий дом и их общий слуга. И первый, и второй Миша считают себя полноправными владельцами своего жилища и какое-то время не подозревают о существовании своей копии, пока в один прекрасный день приказ роботу первого хозяина дома не вступил в противоречие с приказом второго. Оба хозяина в недоумении по поводу происходящего. И тот, и другой изрядно напуганы. И решают проверить с помощью видеокамер, кто же посещает их квартиру без их собственного разрешения. Оба звонят в одну и ту же охранную контору. Единственное, что сильно смущало Мишу, его двойник, в этом случае, действует быстрее оригинала. Правда, исходя из этой же теории, могло получиться так, что двойником на самом деле является сам Миша, а тот – другой – первоисточником. От этой мысли хозяина дома мороз пробирал по коже. Что если сам Миша - чье-то отражение, даже не подозревающее о том, что оно своего рода привидение?
     Это было страшно. Единственным сильным утешением здесь выступала крайне малая вероятность этого варианта развития событий. Но зато сам этот вариант логически объяснял звонок Мишиного двойника в «Соколиный глаз». Он говорил о том, что двойник так же не понимает, что вокруг него происходит, как и оригинал. Вот только наличие осколка стекла во вчерашнем ужине такая версия не объясняла. В принципе, конечно, могло так оказаться, что данное событие результат очередной оплошности Железяки, коих за короткую жизнь робота было пруд пруди.
     Но сам хозяин дома склонялся к версии номер два. Больно здорово чувствовался агрессивный интерес к его персоне.
     Пытаясь выстроить еще какую-нибудь логическую конструкцию, Миша зашел в свой подъезд.
     - Здравствуйте, Михаил Андреевич, - раздался сверху лестницы голос Мишиного соседа.
     - Добрый вечер, Иван Юрьевич, - поздоровался в ответ Миша и, поднявшись по ступенькам, пожал ему руку.
     - В магазин ходили? – поинтересовался сосед.
     - Какой там магазин, - устало отмахнулся Миша. – Я с работы.
     Иван Юрьевич, зрелый крепкий мужчина, удивленно вскинул брови:
     - Вы на работе были?
     - А что в этом странного?
     Сосед отрицательно покачал головой:
     - А я думал, что вы были дома. Хотел даже по этому поводу поговорить.
     - По какому еще поводу?
     Иван Юрьевич облегченно рассмеялся:
     - Да теперь-то уж не по какому. Просто, честно говоря, у нас музыка громко играла. Мне почему-то показалось, что это было в вашей квартире.
     Миша побелел:
     - Во сколько это случилось?
     - Часов в двенадцать дня. А что?
     - С чего вы взяли, что музыка играла именно у меня?
     Сосед улыбнулся:
     - Я просто на лестничную площадку вышел. И вроде бы громче всего музыка играла у вас. Конечно, я могу и ошибаться.
     Мише было не по себе:
     - Просто мой робот в последнее время стал чудить. Не исключено, что именно этот болван музыку и включил. Хотя, может, я тоже ошибаюсь.
     - А, ну раз такое дело, надавай своему тупице по голове, - рассмеялся сосед. – Пугает тут честных людей.
     - Хорошо, хорошо. Если виноват он, я его сегодня казню.

<< предыдущая страница   следующая страница >>



Плановая экономика учитывает в своих планах все, кроме экономики. Кэри Макуильямз
ещё >>