Викентий Лукиянов: писать солнце только с чистой душой - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Глобальная история Вселенной от океана чистой 6 1669.66kb.
Внеклассное мероприятие 4 класс «Откуда пошла грамотность на Руси» 1 76.36kb.
Как писать книги. Мемуары о ремесле. Анонс 14 2553.54kb.
Вересаев Викентий Викентьевич 1 27.55kb.
Быть монахами внутри. Копить не деньги, а заслуги 1 91.21kb.
Исследовательская работа Ученицы 8 а кл моу сош №11 г. Жуковского 1 262.5kb.
Литература 16 Вересаев Викентий Викентьевич (1867-1945) 1 50.46kb.
Цикл «Природа – храм Красоты и Человечности» «о солнце, тебя я пою! 1 83.09kb.
Добро пожаловать в отель абама 1 98.76kb.
А. Д. Орлов Шунгит камень чистой воды 6 929.82kb.
Тест «Солнце, воздух, вода и … растения» 1 26.31kb.
У россии две опоры: мощь российской армии и духовная мощь православия 1 60.94kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Викентий Лукиянов: писать солнце только с чистой душой - страница №1/1

Викентий Лукиянов: писать солнце только с чистой душой

Картины Викентия Лукиянова – это преимущественно пейзажи, лирические, светоносные, наполненные любовью к родной Земле. Родина художника – Чувашия, на ее волжских просторах черпает Викентий вдохновение для творчества.

Мечта стать художником появилась в 7 классе, как рассказал он сам о детстве и отрочестве: «Ночами не спал, думал, как бы стать художником. Делал наброски, копировал иллюстрации из журналов. Все стены в доме были мной изрисованы. В моей семье таланты были, но не было профессионального художника. Мама говорила, что дедушка с войны присылал письма, где в конце каждого письма были его рисунки и наброски фронтовых товарищей. Но в тяжелые послевоенные годы этот талант его не получил развитие. Мой отец тоже был талантливый человек, но его дарования проявились в строительстве деревенских домов. Он красиво вырезал узоры оконных рам, делал эскизы».

Викентий Лукиянов не изменил детской мечте стать художником. В тринадцать лет он уже твердо знал, что будет художником. После армии легко поступил на дневное отделение художественно-графического факультета ЧГПИ имени И.Я. Яковлева. Педагогами художника были: живописец Ю.Н. Романов и искусствовед Ю.В. Викторов.

Викентий своим духовным учителем считает Исаака Левитана, чьи лучшие творения были также созданы на Волге, и кому было дано тонко прочувствовать и передать трепетной кистью красоту средней полосы России. Всегда помня о достижениях Исаака Левитана, Викентий предпочитает много работать с натуры. Правда, в отличие от первого, он стремится в своих этюдах сразу к завершению композиции, ухода от этюда к картине. Поэтому произведения художника несут в себе красоту конкретного места и передают настроение интимных переживаний художника. И несмотря на то, что в них нет эпического размаха, как у того же позднего Левитана в его картине «Над вечным покоем» (1894) или А.А. Рылова в таких его произведениях как «В голубом просторе» (1918) и «Зеленый шум» (1904), зато камерность мироощущения, любование тихими уголками русской природы затрагивают в произведениях Лукиянова самые сокровенные струны души. Он может, прочувствовав некую тайну, прекрасно написать сосновую чашу леса, сквозь которую пробиваются солнечнее лучи, болотце с отраженными в них ивами и облаками, заснеженный и оттого немного сказочный деревенский дворик.

Выбор подобных мотивов и сам художественный подход к ним говорит о том, что художнику во многом близок и такой мастер пейзажной живописи, как поэт Берендеевского русского леса Николай Ромадин. Меня же поразили написанные с натуры непосредственно в саду чайные розы. Их нежно-золотистый цвет был гармонично оттенен лиловыми с чуть заметным багрянцем красками заката, и когда смотришь на них, словно чувствуешь наяву их горький и терпкий аромат. Душа художника раскрылась не только в написании этих царственных цветов, но и в том, что он посадил их сам и бережно ухаживал за ними в своем саду.

В Чувашии художник в основном пишет волжские сюжеты, Заволжье. Любит бывать в Козловском районе, откуда родом супруга и мать его троих детишек. Художник рассказал мне о расположенном в этих местах красивом озере Карамышево, где выращивают рыб и куда прилетает множество птиц-уток и цапель. Каждое утро на заре, пока все еще спят, он уходит на это озеро или берег Волги и пишет этюды. Он помнит, как раньше на Волге было много лодок, и он любил изображать их мерное колыхание на речной глади.

На становление личности художника, раскрытие его творческого потенциала повлиял ведущий художник Чувашии, действительный член Российской академии художеств, Федоров Ревель Федорович. Несмотря на то, что этого замечательного мастера нельзя назвать исключительно пейзажистом, и его художественные поиски иного масштаба раскрылись в первую очередь в эпических многофигурных композициях о родной Чувашии, все же работа на пленэре стала существенной частью творческой биографии Ревеля Федорова. И важно, что молодые художники, среди которых и Викентий, неоднократно работали с Ревелем Федоровичем бок о бок, ежегодно выезжая на организуемые им пленэры по всей России. В первую очередь по историческим местам, а это и знаменитое Болдино А.С.Пушкина, и Псковский край с воспетыми поэтом Михайловскими рощами и усадьбой Тригорское. Мастер и ученики писали этюды в расположенных в Верхневолжье старинных русских городах: Торжке, Старице, Твери, Ярославле. «Ревель Федорович Федоров,- говорит Викентий,- играет огромную роль в моей жизни. Он великий мастер. Год назад вместе мы ездили на пленэр в Плес, по левитановским местам. Сначала остановились в с.Мыт Ивановской области. Там расположен храмовый комплекс, состоящий из Казанской церкви в стиле зрелого классицизма, сохранившей черты барокко, и Никольской церкови. На окраине села находится церковь Вознесения Господне первой половины XIX века. Я писал с них этюды. Правда, храмы частично разрушены, но все равно необыкновенно красивой архитектуры. В этих местах течет живописная река Лух, с камышами, кувшинками, мостиком. Нас очень вдохновило это место. Именно здесь я очень многому научился у Ревеля Федоровича, который так виртуозно пишет свои работы. Из этих красивейших мест привез Викентий с любовью написанные двадцать пейзажей.

Исторические места Москвы также дороги художнику. Виды «Новодевичьего монастыря», Кремлевских башен, Храма Христа Спасителя, Донского монастыря говорят о внимании художника к архитектурной летописи нашей столицы.

Непосредственно сам процесс создания живописного пейзажа Викентием Лукияновым мне посчастливилось наблюдать на этюдах в Черногории, где художник давал мне некоторые советы по технике, которой он придерживается сам. К примеру, чтобы написать свет, надо сначала написать тень, или как лучше вести кисть, когда пишешь воду. Внимая художнику, я наблюдала как на его холсте прозрачная морская гладь, окруженная пастельными перламутрово-розовыми горами, просвечивала сквозь ажурные ветки серебристых олив. Так рождалось на белом холсте чудо творчества - картина! После его рекомендаций уже на открытии грандиозной персональной выставки Исаака Левитана в Государственной Третьяковской галерее, вглядываясь внимательно в полотна великого пейзажиста и вспоминая советы Викентия, я поняла, что он действительно стремится постичь его тайны. У каждого художника должны быть кумиры во времени и пространстве, были они и у самого Левитана.

Викентий поделился со мной, что он в первый раз побывал за границей в Черногории и, конечно, впечатлен красотой этих мест, чем-то напоминающих Жигулевские горы. Однако в горах Черногории есть нечто мистическое.

Не случайно Владимир Высоцкий написал об одной из красивейших стран Эгейского моря эти поэтические строки:


Мне одного рожденья мало-

Расти бы мне из двух корней!

Жаль, Черногория не стала

Второю родиной моей.

Расположенная здесь Которская бухта привлекает сюда многих творческих людей как пленительными видами пейзажей, так и старинными городками. Здесь море имеет необыкновенную палитру цветов и оттенков, ибо оно отражает в своей зеркальной глади все богатство колорита окружающей природы. Пейзажи Черногории словно сами просятся на полотна художников.

В России нашелся подвижник, создавший в Черногории творческую базу для художников. Доктор химических наук, академик РАЕН, Виктор Георгиевич Карцев, являясь председателем Правления Фонда «Культурное Достояние», предоставил в живописном местечке Столив уютную гостиницу «Castello di Bоca», чтобы художники со всей России, а также Украины и Молдавии проводили здесь творческие пленэры.

В 2010 году, когда по рекомендации Федорова Ревеля Федоровича побывал в Черногории Викентий, прошел уже 14-й международный пленэр. Запоминающимися событиями трехнедельного пребывания в Черногории стали поездки художников в старинный город за крепостной стеной Котор, в Будву, на остров Св. Стефана, в овеянный древними легендами пиратский город Пераст, в Петровавац, Лучицу, где находится монастырь в Рыжевичах, расположенный на скале над морем, на живописное, с заболоченными берегами и цветущими белыми лилиями Скадарское озеро, и практически в конце пленэров в Дубровник.

В каждом из этих прекрасных мест писал Викентий пейзажи, которые потом были представлены на групповой выставки в Чувашском художественном музее.

И все же центральная тема творчества Викентия Лукиянова – глубинка России. Викентий пишет русскую деревню, старинные храмы и монастыри. Ретроспективность мироощущения угадывается в его живописной летописи старинных дворянских усадеб. Однако эта линия его творчества не стала доминирующей, как, к примеру, у таких выдающихся мастеров живописи М. Якунчиковой или у С. Жуковского. Скорее, как и родившийся в рязанской глубинке Сергей Есенин, Викентий раскрывается как тонкий лирик, поэт деревни. Словно вслед за поэтом , но по-своему, уже языком живописи, он повествует о «синих росах», «красных крыльях заката», «полыхающих зорях» страны «березового ситца». Художник ставит перед собой задачу написать солнечное сияние , отраженное в природе, и поэтому словно наполненные отблесками золотого свечения полотна навевают на память есенинские строки:

Край любимый! Сердцу снятся

Скирды солнца в водах лонных.

Я хотел бы затеряться

В зеленях твоих стозвонных.

По меже, на переметке,

Резеда и риза кашки.

И вызванивают в четки

Ивы - кроткие монашки.

«Я люблю писать солнцев разное время дня, - говорит он сам. Но солнце не поддается, если на душе не светло. Солнце можно писать только с чистой душой. Думаю, что надо делать свое дело с любовью, надо выкладываться полностью, и Бог помогает на жизненном пути. Свои картины я пишу не только с натуры, но и по памяти или на основе этюдов. Люблю прогуливаться в солнечный морозный день зимой на природе. Я любуюсь, изучаю, как тень падает, свет, рефлексы. Потом иду в мастерскую, беру любой сюжет и пишу это состояние. Да и солнце сложно писать с натуры, потому что оно все время движется, и надо запомнить и написать это состояние, даже если оно уже поменялось».



Так, в лице чувашского художника Викентия Лукиянова рождает русская земля подлинные таланты, которые наперекор всем модным течениям, веяньям, рынку и даже прихотливым вкусам заказчиков доносят до нас красоту и неповторимость окружающего мира. И как бы ни были велики предшественники-пейзажисты, каждый преданный своему делу современный художник может сказать свое слово в искусстве, и если оно искренне и душевно, оно всегда будет услышано.
Елена Ржевская









Квартира: помещение, в котором после выключения телевизора вы убеждаетесь, что слушали телевизор соседа. Леонард Луис Левинсон
ещё >>