Вгпу, Воронеж повседневность в романе у. Теккерея «ярмарка тщеславия» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Вгпу, Воронеж повседневность учебных заведений в романе ш. Бронте... 1 69.12kb.
Монография под общей редакцией доктора философских наук, профессора О. 12 2786.1kb.
Таким образом, молодые британки все меньше напоминают героиню классического... 1 20.97kb.
Роль социальных и психологических факторов в процессе коммуникации... 1 36.99kb.
Тамбов, Россия повседневность как индикатор изменения общественного... 1 68.07kb.
Самиздат в Интернете: наивное искусство, ярмарка тщеславия, фабрика... 1 144.34kb.
Ярмарка тщеславия 1 52.95kb.
Агентство путешествий 1 65.24kb.
Повседневность Средневековья и ее художественные функции в романе... 1 72.7kb.
Вгпу, Воронеж Актуальность проектируемой деятельности 1 234.32kb.
Ярмарка тщеславия. Роман без героя (Vanity fair. A novel without... 1 268.79kb.
Языковые реалии как вербальное выражение специфических черт национальных... 1 47.37kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Вгпу, Воронеж повседневность в романе у. Теккерея «ярмарка тщеславия» - страница №1/1

Васильева Е.В., Щербакова Э.В.

ВГПУ, Воронеж



ПОВСЕДНЕВНОСТЬ В РОМАНЕ У.ТЕККЕРЕЯ «ЯРМАРКА ТЩЕСЛАВИЯ»

Феномен повседневности рассматривается современной наукой и рядом дисциплин, таких как социология, психология, антропология, история и др. Проблема повседневности волнует и литературоведение, одной из важных задач которого становится изучение изображения этого явления в художественных текстах, особое понимание его писателями.

Исследователи отмечают существенные различия в интерпретации повседневности в текстах в зависимости от культурно-исторической эпохи. Мне как исследователю английской литературы XIX века интересна трактовка и изображение повседневности в романе У. Теккерея "Ярмарка тщеславия".

В этом произведении мы сразу же замечаем наличие не одной повседневности, а нескольких. Это различный образ жизни представителей разных слоев общества, которые широко представлены в романе и их идеология складывается из социального статуса и светских правил. Перед нами предстает целая галерея характеров: аристократы-землевладельцы Кроули, деловая среда в лице буржуазии Седли и Осборна, рабочие люди и др. Но в описания обыденной жизни этих героев Теккерей вкрапляет исторические события, которые существенно изменяют их повседневность. Ведь, для Теккерея, писателя-реалиста, важно показать эпоху, исторический контекст, играющий не последнюю роль в ежедневной жизни персонажей.

У Теккерея социальная роль героя становится определением его повседневности. Персонажи романа строят свою жизнь согласно своему положению в обществе, опираясь на каноны поведения, передаваемые из поколения в поколение. Так, например, Эмилия Седли, живет, играя роль дочери богатых родителей. И когда вдруг статус семьи меняется, она теряет ощущение реальной жизни. Героине, выбитой из колеи повседневности, приходится менять свои привычки, что дается ей с трудом.

Бекки Шарп, напротив, пытаясь "выбиться в люди", подменяет свою повседневность чужой, зеркальным отражением жизни богатых людей. Она хочет отказаться от своего "Я", чтобы приобрести новое, но тем самым она теряет себя. Это обстоятельство объясняется уже позже К. Ясперсом, который говорил: «Я тождественно ситуации: я не могу быть чем-то, если уже я не есть что-то, я совпадаю с реальностью и ее миссией. Я принадлежу к какому-то народу… Могу и предать, но, предавая (присоединяясь к другому народу, любя другую женщину, не признавая родителей), я изменяю не кому-то — себе самому, поскольку я — это моя ситуация, реальность, из которой нельзя выйти» [Цит. по 1: 402].

Теккерей хочет показать нам, что повседневность в реалистическом произведении подчас определяет характер, мотивирует поступки героев. Так, например, яркая одежда Джозефа Седли характеризует его как денди и щеголя: "очень полный, одутловатый человек в кожаных штанах и в сапогах, с косынкой, несколько раз обматывавшей его шею почти до самого носа, в красном полосатом жилете и светло-зеленом сюртуке со стальными пуговицами в добрую крону величиной (таков был утренний костюм щеголя, или денди, того времени) читал газету у камина" [2: 60]. Этот наряд определяет Джозефа как модного и рискового молодого человека, хотя тот не является таковым и лишь следует своим привычкам, привезенным из английских колоний. Так, автор, описывая и изображая внешне Джозефа щеголем, скрыто иронизирует над несоответствием характера и впечатления, которое он производит. Теккерей показывает как повседневность накладывает опечаток на жизнь героя, его поведение и поступки, так и в проявлении героя в повседневности отражается его внутренний мир, переживания, мысли.

Детальное описание материальных ценностей соотносятся с их владельцами, повседневность которых как бы "оседает" на этих вещах. Вещность в романе очень сильно проявляется еще потому, что часто вещи становятся главными в этом мире (самая главная вещь - деньги) и жизнь вещей становится важней жизни человеческой.

Как я уже отметила, вещи как составная часть повседневности играют важную роль в романе. Они определяют характеры мировоззрения героев, с одной стороны, и становятся символами, получающими свою особую интерпретацию, с другой. Так, например, Словарь д. Джонсона здесь выступает не только как лингвистический справочник, но и как критерий вкуса, разумности, образованности - всего, что заключено в "классическом воспитании". Интересно и то обстоятельство, что для мисс Седли Словарь Джонсона – символ благовоспитанности, а для мисс Шарп – символ лицемерия. Но Эмилии этот дар достается законно, а Ребекке же - контрабандой. И все же мисс Шарп избавляется от словаря д. Джонсона, бросив его вслед своей дарительнице. Избавившись от символа школьного образования, Бекки на вершине своей славы терпит поражение. Ведь школьное образование определяет рамки поведения, следование определенным правил, чего Бекки не хочет придерживаться. Основываясь на этом примере, мы видим, что вещи в романе, приобретая особую семантику, становятся символами, которые влияют на повседневность, а подчас и определяют ее.

В произведении повествование ведется автором, который показывает представление. И действия "его кукол" отражают повседневность, делается акцент на обыденность, ежедневность и обычность. То, что изображено в романе, происходит постоянно: будни богатых и бедных, праздники, приемы. Отсюда указание на универсальность описанного мира и исторической эпохи, воплотившейся в аллегорическом повествовании. И повседневность каждого героя рисует общую картину повседневности англичан той эпохи. Все эти части, как мозаика, собираются в общую картину, и каждый мир героя важен, так как без него этот вид был бы неполным.

Повседневность в романе выступает еще и как связующее звено между отдельными героями, существующими в одном месте и в одном пространстве, но существенно отличающимися друг от друга.

Повседневность героев складывается из отдельных событий, чаще всего малозначительных. Но потом оказывается, что эти самые мелкие факты жизни определяют будущее и становятся причинами серьезных изменений в судьбе персонажа. В романе герои - "куклы" не могут отделить значимое от незначительного, постоянно ошибаются в выборе. Это происходит потому, что они живут, руководствуясь стереотипами, не замечая настоящей жизни, которая проходит мимо. Лишь значительные события заставляют их открыть глаза и взглянуть на происходящее. Автор показывает стереотипность мышления героев, которое и определяет их повседневность. Передача основных догм и правил жизни осуществляется из поколения в поколение и находятся лишь немногие, кто хочет нарушить этот порядок.

Таким образом, повседневность становится важным предметом изображения в романе У. Теккерея "Ярмарка тщеславия", помогая автору воссоздать образ эпохи и показать важные аспекты жизни английского общества начала XIX века в целостности.

Список литературы.



  1. Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. IV. От романтизма до наших дней. – Спб.: ТОО ТК «Петрополис», 1997. – 880 с.

  2. Теккерей У. М. Ярмарка тщеславия / У.М. Теккерей; пер. с англ. М. Дьяконова; вступит. статья И. Шайтанова. - М.: Книга, 1986. – 552 с.






Посмертная маска, сделанная при жизни, считается недействительной. Дон-Аминадо
ещё >>