Вера трофимова - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Практикум Для студентов педагогических вузов воронеж 2007 Трофимова Н. 19 3325.63kb.
Журнал «Одаренный ребенок», №3, 2009. А. А. Трофимова 1 36.75kb.
Что такое вера и религия Вера 1 43.79kb.
Ключевые ценности Тин Челленджа 6 вера “Верить Богу о невозможном”... 1 23.5kb.
Презентация (Шляхова Юлия, 11 класс); «Фразеология» 1 80.31kb.
Трофимова Елена Владимировна, учитель Баскаковской мсош гагаринского... 1 311.91kb.
Звание Трофимова Дарья, 9л 1 101.68kb.
Сообщение «Праздники и традиции татарского народа» 1 43.11kb.
Трофимова Н. М., Дуванова С. П., Трофимова Н. Б., Пушкина Т. 16 3633.56kb.
1. Наука: разум или вера? 8 1528.32kb.
Вера полякова 1 27.78kb.
"Все верно," сказал Зедд. "Зайди, пожалуйста." 1 138.55kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Вера трофимова - страница №2/4


СЦЕНА 8
Входит ГАЙ ГИСБОРН.
ГАЙ: Доброй ночи, кузина.

КЭТРИН: Доброй ночи, кузен.

ГАЙ: Вы сегодня спите вместе с Эллли?

КЭТРИН: Да, я замещаю вас.

ГАЙ: Ох, как вы нынче злы, миледи. Почему?

КЭТРИН: Потому что знаю, о чем вы сейчас заговорите.

ГАЙ: Да, это правда, я…

КЭТРИН: Ни слова об этом, слышите? Спокойной ночи.



(Хочет уйти.)

ГАЙ: Кэтрин! Умоляю, побудьте со мной. Мне не с кем поговорить в этом доме. Я… я в отчаянном положении.

КЭТРИН (насмешливо) Имение Локсли? Вам тяжело расстаться с ним, не так ли?

ГАЙ: Да… Нет, боже мой, конечно, нет! Я счастлив, что Робин вернулся, и с радостью верну ему земли. Ах, разве в этом дело!

КЭТРИН: В чем же?

ГАЙ: Кэт, вы сами знаете, в чем.

КЭТРИН: Я же просила…

ГАЙ: Что мне делать? Я люблю вас.

КЭТРИН: Вот дверь в комнату вашей жены. Подите к ней, скажите ей эти слова, и она уснет счастливой.

ГАЙ: А потом?

КЭТРИН: А потом ступайте к вашей потаскушке, и тоже постарайтесь уснуть счастливым. Прощайте, кузен.

ГАЙ (хватая ее за руку) Нет, вы так не уйдете.

КЭТРИН: Пустите, я закричу.

ГАЙ: Кричите, мне все равно. (Зажимает ей рот поцелуем.)



Из своей комнаты выходит ЭЛИЗАБЕТ.
ЭЛИЗАБЕТ: Кэти, ну где же ты? (Замирает, пораженная увиденным.)
Входит ХЬЮБЕРТ.

ХЬЮБЕРТ: Милорд! Милорд!

ГАЙ (с явным облегчением) Что ты орешь? Не видишь, ночь на дворе! Ну что, что еще? Пожар? Землетрясение?

ХЬЮБЕРТ: Военный отряд из Ноттингема. Они уже здесь, милорд.

ГАЙ: А, наконец-то! Сколько их?

ХЬЮБЕРТ: Да полсотни, не меньше. Прикажете принять?

ГАЙ: Болван! Беги, устраивай их, где можно! Да стой же ты! Проси начальника отряда пожаловать сюда.

ХЬЮБЕРТ: Слушаю, милорд!



(Уходит.)

КЭТРИН: Как вовремя, не правда ли, кузен?

ГАЙ: Леди, умоляю вас … Не будем посвящать в наши семейные дела посторонних.

КЭТРИН (спохватившись) О боже, я не одета!



(Уходит.)

ГАЙ Бесс… Ты бы тоже переоделась. А то неудобно.

ЭЛИЗАБЕТ (машинально) Да-да. Я пойду.

ГАЙ (схватив ее за руку) Бесси, честное слово… Я тебе все объясню.

ЭЛИЗАБЕТ: Зачем? У меня есть глаза.

(Уходит.)

ГАЙ (вслед ей) У меня тоже, между прочим! Н-да… Плохой сегодня день.


Входит ЭНН.
ГАЙ: Энни! Где Робин… Где сэр Локсли?

ЭНН: Я и сама хотела бы это знать, милорд.

ГАЙ: Что? Что ты мелешь? Разве я не велел тебе им заняться?

ЭНН: Ну да … Все как вы приказывали. Потом я задремала… Просыпаюсь - а его нет.

ГАЙ: То есть как - нет?

ЭНН: А вот так, милорд. Нету его дома, и все тут.

ГАЙ: О кровь Христова… Куда его понесло?
СЦЕНА 9

Входят ХЬЮБЕРТ и лорд ЭНСЛОУ.
ХЬЮБЕРТ (с поклоном) Пожалуйте сюда, милорд.

ЭНСЛОУ: Доброй ночи всем. Гай Гисборн, если не ошибаюсь?

ГАЙ: Так точно.

ЭНСЛОУ: Прошу простить за позднее вторжение, сэр.

ГАЙ: Ну, какие пустяки… С кем имею честь?

ЭНСЛОУ: Я лорд Энслоу. Генри Персиваль Энслоу. Мой дядя, шериф Ноттингемский, послал вам 50 солдат под моим началом. Говорят, вы, сэр Гай, не можете справиться с местным мужичьем? Вы, опытный военный? Признаться, в Ноттингеме удивлены.

ГАЙ: Ах, сэр, положение слишком серьезно. Я рад, что вы здесь. (Трясет ему руку.) Мой дом к вашим услугам.
Входит принарядившаяся КЭТРИН.
КЭТРИН Лорд Энслоу? Знакомое имя. Откройтесь, милорд, не вы ли тот Энслоу, который так отличился на весеннем лондонском турнире?

ЭНСЛОУ (явно польщенный) Делать нечего, миледи, я пойман. Вы были там?

КЭТРИН (с очаровательной улыбкой) Увы, нет. Но слухи разносит ветер.

ЭНСЛОУ (целуя ей руку) Леди Гисборн, я полагаю? Вам можно позавидовать, сэр Гай.

ГАЙ (недовольно) Вы ошиблись, милорд. Это моя кузина, леди Фэверзем.
Входит ЭЛИЗАБЕТ.
А вот и моя супруга.

ЭНСЛОУ (слегка обескураженный, кланяется Элизабет) О, миледи… Право, неловко вас беспокоить, но мы так спешили…

ГАЙ: И не напрасно, милорд! Лесные разбойники вконец обнаглели.

ЭНСЛОУ: Кстати, господа, позвольте представить вам двоих. Эй! Тащите сюда мерзавцев!


Входят солдаты, таща двоих связанных разбойников, МЭТЬЮ и ДЖОНА ЛИТТЛЯ.
ЭНСЛОУ Они из тех, кто держит в страхе всю округу, не так ли?

ДЖОН (заученно бубнит, глядя в пол) Мы ничего не знаем, сэр, мы простые люди, сэр, и просто шли мимо, сэр…

МЭТЬЮ (так же) У моего кума завтра свадьба, сэр, а поросенок, подлец, сбежал, сэр, так нас отрядили искать его, сэр…

ДЖОН (так же) …а мы заплутали в Шервудском лесу, вот и все, клянусь апостолами и святыми угодниками…

ЭНСЛОУ Наглое вранье.

ГАЙ Чего еще ждать от мужицкой сволочи!

ЭНСЛОУ Их было больше, но взять удалось только этих двоих. Они напали в темноте на наш арьергард. Очевидно, хотели разжиться оружием.

ДЖОН (бубнит) Какое оружие, сэр, на что оружие бедным крестьянам, сэр?..

ХЬЮБЕРТ: А эта рожа мне как будто знакома. (Хватает Джона за волосы и поднимает ему голову.) Ну, точно! Это же Джон Литтль, дворовый человек покойного Раймунда Локсли! И ты туда же, висельник? (Пинает Джона ногой.)

ЭЛИЗАБЕТ (с неожиданной силой) Перестань, Хьюберт!

ГАЙ (к Мэтью) Где остальные? По каким норам прячутся? Отвечай!

МЭТЬЮ (деревянно) Какие остальные, сэр? Ей-богу, вы что-то путаете, сэр.

ГАЙ: Я путаю? Лживая скотина! Нет, вы поглядите на них, милорд. Бьют королевских оленей, грабят купцов, монахов, и еще смеют врать мне в глаза! Где ваше логово? Говори, если хочешь легкой смерти!

МЭТЬЮ (с ненавистью глядя на Гисборна, говорит плаксиво) Ох, зачем вы пугаете бедных людей, сэр, мы добрые христиане, сэр, и ни в жизнь никого не грабили, сэр.

ГАЙ: Ах ты, мерзавец! (Замахивается, чтобы ударить Мэтью.)

ЭЛИЗАБЕТ: Гай! Не надо!

ЭНСЛОУ: Сэр Гай, здесь дамы. Давайте отложим дознание до утра.

ГАЙ: Вы правы, милорд. Пора спать. Хьюберт, покажи гостю его комнату.

ХЬЮБЕРТ Да, милорд.

ГАЙ Доброй ночи всем добрым людям! (Обнимает Элизабет за плечи.) Идем, дорогая.

ЭЛИЗАБЕТ (изумленно) Ко мне?

ГАЙ: Любовь моя, а куда же еще?

КЭТРИН (довольная) Так, так… Похоже, меня выставили.

ЭЛИЗАБЕТ (в смущении) Но… как же Кэти?

КЭТРИН (весело) О, не волнуйся! Энн постелит мне в башенке, как обычно. Верно, Энни?

ЭНН (удивленная таким поворотом событий) Да, миледи, конечно… Я мигом! (Приседает и уходит.)



ГАЙ и ЭЛИЗАБЕТ также уходят.
ХЬЮБЕРТ (к Энслоу) Пожалуйте за мной, милорд.

КЭТРИН: Лорд Энслоу!

ЭНСЛОУ: Миледи?

КЭТРИН: Вы явились к нам очень вовремя. Благодарю вас.

ЭНСЛОУ (глядя на нее с восхищением) Право, не знаю, в чем моя заслуга, но рад, что угодил. Прекрасная леди, вы всегда можете располагать мною.

КЭТРИН уходит.
ЭНСЛОУ (не сводя с нее глаз) Какая красавица!

ХЬЮБЕРТ: Смею добавить, милорд, что она свободна и богата. Прошу за мной, милорд. (к Джону и Мэтью) А вы чтобы тут тихо сидели! Смотрите у меня. И не вздумайте плевать на пол!


ЭНСЛОУ и ХЬЮБЕРТ уходят.

МЭТЬЮ мстительно плюет им вслед.
СЦЕНА 10
ДЖОН ЛИТТЛЬ и МЭТЬЮ, связанные по рукам и ногам, по-прежнему сидят на полу.
ДЖОН: Слышь, Мэтью… Что ж с нами теперь будет?

МЭТЬЮ А то ты не знаешь. Повесят, и дело с концом.

ДЖОН (с ужасом) О господи, господи, боженька сладчайший…

МЭТЬЮ: Заткнись.

ДЖОН: А может, наши все-таки подмогнут? Выручат нас? А?

МЭТЬЮ: Фигу тебе с маслом. Куда нашим против солдат? Щас лежат, небось, в землянках, да еще веток сверху подбавляют. Для храбрости.

ДЖОН (вдохновенно) Так давай заложим их! А что? Раз они для нас - фигу с маслом, так и мы им - свинью! А?

МЭТЬЮ (с яростью) Только попробуй, Джон Литтль. Я тебя и в аду отыщу!

ДЖОН: Да чего ради нам подыхать, растолкуй ты мне! Ради подельников наших? Да плевать я на них хотел. И они бы на нас наплевали!

МЭТЬЮ: Да не ради них, душа твоя холопская! Ради воли!

ДЖОН: На кой черт она мне сдалась, воля твоя?

МЭТЬЮ: Загрызу гада! (Впивается зубами в плечо Джона.)

ДЖОН (сдавленно) Ай! Больно же, дурак! Ну и зубы у тебя, точно у волка… Ты бы лучше мои ремни попробовал, а? Может, повезет?

МЭТЬЮ: Давай.


ДЖОН поворачивается к нему спиной. МЭТЬЮ пытается зубами развязать ремни на его запястьях.
ДЖОН (нетерпеливо) Ну! Ну! Ну, давай же!

МЭТЬЮ: Не могу. Крепкие, заразы. А ну-ка, ты попробуй.


ДЖОН пытается освободить МЭТЬЮ.
ДЖОН (сплевывая) Дохлое дело.

МЭТЬЮ: На совесть спеленали, паскуды…

ДЖОН (с отчаянием) Эх, кабы жив был мастер Робин!

МЭТЬЮ: Ага. Так бы он тебя и спас.

ДЖОН: А что? И спас бы. Мы ж с ним вместе выросли. Дрались каждый божий день… Любил он разные фокусы показывать. А спросишь его: «Как это у вас выходит?» - он подмигнет и отвечает: «Любопытной кошке хвост подожгли!» (Смеется.) Нет, слышь, Мэтью? «Любопытной кошке хвост подожгли»! Здорово, да? Эх, мастер Робин… Лежит щас где-нибудь в этих… палестинах сарацинских, и заносит песком его косточки.

МЭТЬЮ: Тихо! Идет кто-то. Слышь?

ДЖОН: Ох, Мэтью… Что если это наши, а? Выручать пришли?

МЭТЬЮ: Да заткнись ты!


Входит РОБИН и впотьмах спотыкается о ДЖОНА, сидящего на полу.
РОБИН: Черт! Ты чего тут разлегся, болван? Ступай вон!

ДЖОН: Я бы и рад, да не могу.

МЭТЬЮ: Не можем мы никак уйти, сэр.

РОБИН: А это еще кто?

МЭТЬЮ: Вы-то сами кто будете?

РОБИН: Не твое дело. Любопытной кошке хвост подожгли.

МЭТЬЮ: Тьфу, тьфу! Сгинь, нечистая сила!

ДЖОН: Мастер Робин… Это вы?


РОБИН хватает фонарь и подносит его к лицу ДЖОНА.
РОБИН: О кровь Христова… Джон? Джон Литтль?

ДЖОН: Он самый, мастер Робин.

РОБИН: Джонни! (Обнимает его.)

ДЖОН: А это Мэтью, помните? Старшой сынок нашего кузнеца.

РОБИН: Как же, как же.

ДЖОН: А сэр Раймунд вас ждал, ждал… Ругал ругательски, последними словами… А потом взял да и помер с горя. А мы в бега подались.

РОБИН: Вы оба в крови… Что с вами сделали?

МЭТЬЮ (со злобой) А это нас за лошадьми тащили, сэр. Волоком.

РОБИН: Да, я видел, на дворе полно солдат… Это они вас избили? За что?

МЭТЬЮ: Да вы и впрямь как с луны упали! Разбойники мы. Теперь вот попались. Завтра по холодочку повесят нас, и вся недолга.

ДЖОН: Как перешло наше Локсли в управление Гисборна, так совсем невмоготу стало. Задушил он нас податями, хоть волком вой. Ну и решили мы: нету жизни, и это не жизнь. Так, почитай, все холостые ребята сбегли в Шервудский лес.

РОБИН (садясь на пол рядом с Джоном) Джонни, Джонни, где я? Куда я вернулся?

МЭТЬЮ В Англию, сэр. Она и раньше была такая, Англия-то. Только вы ничего не замечали.

ДЖОН: Не скажи, брат. Вешать стали побольше.

РОБИН (вставая) Ну уж вас-то я повесить не дам. (Вынимает нож и начинает освобождать Джона от ремней.)

ДЖОН: Э, э, мастер Робин! О себе подумайте. Ведь против закона идете!

МЭТЬЮ: А тебе-то что? Тоже мне, законник… Обо мне-то не забудьте, сэр Робин!
Входит ХЬЮБЕРТ.
ХЬЮБЕРТ: А что это вы тут делаете, сэр, позвольте узнать?

РОБИН: А, Хьюберт! Да вот, споткнулся обо что-то впотьмах, думал - мешки с зерном, а оказалось, мои люди.

ХЬЮБЕРТ: Ваши люди, сэр? Это лесные разбойники, которых изловил со своим отрядом лорд Энслоу. Солдаты только что прибыли к нам. Разве вы не слышали?

РОБИН: Нет, я выходил прогуляться.

ХЬЮБЕРТ (злобно) Странная у вас привычка, сэр, гулять по ночам! Да еще с чужими женами. Так что же вы все-таки собирались делать? Уж не освобождать ли преступников, а?

РОБИН: Клянусь святым Фомой Кесбертом, я не обязан отвечать прислуге.

ХЬЮБЕРТ (с ненавистью) Ну так вы перед другими ответите. Эй! Сюда! Лорд Гисборн! Караул!

РОБИН: Ах ты сволочь! (Подскакивает к Хьюберту и бьет его в челюсть.)


ХЬЮБЕРТ падает, но продолжает вопить.
МЭТЬЮ: Режьте ремни, сэр Робин! Режьте скорей! Помирать, так с музыкой!
СЦЕНА 11
С разных сторон вбегают полуодетые ГАЙ ГИСБОРН, ЭНСЛОУ, солдаты, КЭТРИН, ЭЛИЗАБЕТ, ЭНН. У мужчин в руках оружие.
ГАЙ Что здесь происходит?

ХЮБЕРТ Милорд, он хотел освободить разбойников! Вон, вон у него в руке нож! Он уже и ремни разрезал, видите?

ЭНСЛОУ (обращаясь к Гаю) Кто этот человек, милорд?

РОБИН: Не трудись, Гай. Я и сам представлюсь. Я Робин Локсли, единственный сын покойного сэра Раймунда Локсли. А вы, если не ошибаюсь, лорд Энслоу? Очень рад. Как здоровье шерифа? Как погодка в Ноттингеме?

ЭНСЛОУ: Но позвольте! Сын Раймунда Локсли погиб в Палестине, кажется?

РОБИН: Военные сводки частенько врут, сэр.

ЭНСЛОУ: Кто может подтвердить вашу личность?

РОБИН: Да кто угодно, хотя бы лорд Гисборн. Мы с ним однополчане.

ЭНСЛОУ: Сэр Гай, вы подтверждаете?
ГАЙ молчит.
Ну так как же, милорд? Это действительно Робин Локсли?

РОБИН: Гай… Ты онемел, что ли?

ЭНСЛОУ (Робину) Ты арестован, негодяй, за самозванство и разбой. (Обращаясь к солдатам.) Взять его.

РОБИН: Только сунься, штабист хренов… (Обнажает меч.)

КЭТРИН: Стойте! Я подтверждаю, что это Робин Локсли.

ЭНСЛОУ: Вы не можете этого знать, леди, вы нездешняя.

ЭЛИЗАБЕТ: Я тоже! Я тоже подтверждаю!

ЭНСЛОУ: Фонарь сюда! (Подносит фонарь к лицу Робина.) Сэр Гай, вглядитесь в этого человека. Вы узнаете в нем Робина Локсли?


Пауза.
ГАЙ: Нет, не узнаю.

ЭЛИЗАБЕТ (в ужасе) Гай!

КЭТРИН: Кузен, вы с ума сошли!

ГАЙ: Это шпион низложенного короля Ричарда. Обыщите его, вы найдете письмо.

РОБИН: Сукин сын! (Кидается к ГАЮ, выбивает у него меч из рук и приставляет ему к горлу лезвие своего меча.) Ах, поздновато я узнал тебя, дружище…

ЭНСЛОУ: Хватайте его!

ЭЛИЗАБЕТ: Стойте, умоляю! Он убьет моего мужа!

МЭТЬЮ: А-а-а! Вот это смерть по мне, клянусь глоткой Господней! (Хватает нож Робина.)

ДЖОН: Держитесь, мастер Робин! (Поднимает с пола меч Гая Гисборна и становится рядом с Робином.) Эй вы, только троньте нас! Ка-ак завоняем!

КЭТРИН (Робину) Сэр! Опомнитесь! Вы ставите себя вне закона!

ЭЛИЗАБЕТ: Робин, Робин, что ты делаешь?! Это же убийцы, разбойники!

РОБИН: Вы, вы сделали их разбойниками! Это мои люди! Они жили на моей земле, служили моему отцу! Я их не продам! Я с ними!

ДЖОН: Бегите, мастер Робин! Мы вас прикроем!

ЭНСЛОУ: Окружайте их! Где арбалеты? Арбалеты сюда!

ГАЙ (сипло) Не стреляйте… Бесси, скажи ему…

ЭЛИЗАБЕТ: Нет, нет! Дайте им уйти, милорд! Они убьют моего мужа! (Падает на колени перед Энслоу и обхватывает руками его ноги.) Вы у меня в доме, сэр… Умоляю вас…

ЭНН (вбегает) Пожар! Пожар! Конюшня горит! Лошади разбежались!

ДЖОН: Живей, мастер Робин!

РОБИН: Прощай, Элли! Прости меня!
РОБИН быстро уходит, прикрываясь ГАЕМ, как щитом; за ними, пятясь, уходит ДЖОН.
МЭТЬЮ (подскакивает к Кэтрин и приставляет ей к горлу нож) А вас, миледи, мы для верности с собой прихватим. Уж извините!

ЭЛИЗАБЕТ: Кэтрин!

КЭТРИН: Бесси!
МЭТЬЮ уходит, таща за собой КЭТРИН.
ЭНН: Пожар! Пожар! Что же вы стоите? Усадьба может сгореть!

ЭНСЛОУ (в отчаянии) Пускай сгорит! Пропади все пропадом! Черт! Черт! Черт! Что обо мне скажут в Ноттингеме, в Лондоне?! Я опозорен!

ЭЛИЗАБЕТ (сжав голову руками) Кэти… Гай… Робин… О боже, что происходит?

ЭНН: Миледи, надо тушить пожар! Видите, какое зарево?

ЭЛИЗАБЕТ: Идите… Тушите… У меня нет сил.

ХЬЮБЕРТ (поднимаясь с пола и отряхиваясь) Надо же, как вовремя загорелась конюшня. Уж не твоя ли это работа, женушка?

ЭНН: Что ты болтаешь? Рехнулся?

ХЬЮБЕРТ (злобно) На себя погляди! Как переспала с этим оборванцем, так последнего ума решилась!

ЭНСЛОУ: Молчать! Созывайте слуг, берите моих людей, заливайте, тушите… Делайте хоть что-нибудь!

ХЬЮБЕРТ (испуганно) Слушаюсь, милорд!



(Убегает.)

ЭНСЛОУ (помогая Элизабет подняться) Вставайте, миледи. Клянусь вам, мы спасем их. И вашего мужа, и вашу кузину.

ЭЛИЗАБЕТ (со слезами) О Гай! Гай! Как же я без тебя?.. Что они с ним сделают, милорд?

ЭНСЛОУ: Они не посмеют убить его, я уверен.

ЭЛИЗАБЕТ (цепляясь за его рубашку) Спасите, спасите его, умоляю! Любые деньги… все, все пускай берут, только бы не убили!
СЦЕНА 12
Входит ГАЙ ГИСБОРН.
ГАЙ: Я здесь.

ЭЛИЗАБЕТ Гай! (бросается к нему.)

ЭНСЛОУ (изумленно) Милорд… Вы сумели отбиться? Один, без оружия? Я восхищен!

ГАЙ (с раздражением) Все гораздо хуже, сэр. Меня отпустили.

ЭНСЛОУ: Отпустили?

ГАЙ: Ну да. За ненадобностью. Они уже далеко.

ЭНСЛОУ: А леди Фэверзем? Что с ней?

ГАЙ (тоскливо) Они увезли ее. Меня отпустили, а ее увезли. Увезли Кэтрин.

ЭЛИЗАБЕТ (в радостном возбуждении) Ах Робин, злой, негодный мальчишка! Но он хороший, все равно хороший. Я знала, что он не сделает тебе ничего дурного. И Кэтрин тоже отпустят, я уверена. Робин не даст ее в обиду. Он просто зол на тебя из-за своего имения. Надо вернуть ему Локсли как можно скорее, и все будет по-прежнему, да, любимый?

ГАЙ (со злобой) Дура! Чахоточная, блаженная дура! Спустись на землю! Если я отдам ему Локсли, что мы завтра будем есть? Хотя тебе это безразлично. Ты же и месяца не протянешь. А мне еще жить и жить! И здоровье у меня хоть куда! Я хочу женщин! Хочу денег! Хочу сына, черт бы тебя побрал! И не смей мне больше попадаться на глаза, бледная немочь! Ты мне опротивела! До тошноты!

ЭЛИЗАБЕТ Гай… Что с тобой? За что?..

ГАЙ (отталкивая ее от себя) Пошла прочь! Надоела!


ЭЛИЗАБЕТ падает.
ЭНСЛОУ Вы с ума сошли, сэр Гай.

ГАЙ (с ожесточением) Не ваше дело, милорд! Моя жена падает в обморок по пять раз на дню. Согласитесь, для этого нужно иметь железное здоровье!

ЭНН (наклоняясь над Элизабет, с ужасом) Она умерла.

ГАЙ: Замолчи, дура! Вставай, Бесс, не выводи меня из терпения!

ЭНСЛОУ: Служанка права, сэр. Ваша жена умерла. Вы вдовец.
Пауза.
ГАЙ (неуверенно) Элли?.. (Опускается на колени рядом с Элизабет.) Элли, деточка… Ну… Ну прости меня. Понимаешь, столько всего сразу навалилось… Ты же понимаешь, что я не хотел… Элли! Элизабет! О кровь Христова… Врача… священника! Элли, не умирай, не оставляй меня одного! Только не сейчас! Только не сейчас, Элли! (В отчаянии падает на тело Элизабет.)
СЦЕНА 13
Опушка на краю Шервудского леса.

Входят РОБИН и КЭТРИН. У КЭТРИН на глазах повязка.
КЭТРИН: Мы пришли? Я могу снять повязку?

РОБИН: Да.

КЭТРИН (снимая повязку и озираясь) Мне не нравится ваше лицо.

РОБИН (мрачно) Еще бы.

КЭТРИН: Вам больше не нужна заложница?
РОБИН молчит, угрюмо глядя себе под ноги.

Сэр! Если вы намерены убить меня, то хотя бы скажите об этом прямо.

РОБИН: Помилуйте… Что за ерунда! Я просто хочу, чтобы вы уехали.

КЭТРИН: Куда?

РОБИН: В Ноттингем, в Лондон… Куда угодно, лишь бы подальше отсюда.

КЭТРИН: Вы отпускаете меня?


РОБИН молча кивает и отворачивается.
Но почему? Ведь пока я у вас, вы можете ставить шерифу любые условия.

РОБИН: Я не могу так. Для вас оседлана лошадь, миледи. Здесь лес кончается, так что проводить вас не могу, сами понимаете.

КЭТРИН: А вы не боитесь, что я выдам вас властям?

РОБИН: Ничуть. Вам наш лагерь в жизни не найти. Это уж, извините, профессиональное.

КЭТРИН (со вздохом) Да я и не стала бы.

РОБИН: Прощайте, Кэтрин. Не сердитесь на меня.

КЭТРИН (подойдя к нему) За что же? Все эти дни вы были так добры ко мне…

РОБИН (смущенно) Ну уж… Скажете тоже…

КЭТРИН: А этот ваш Джон Литтль! Стоило кому-нибудь сделать хоть шаг в мою сторону, он буквально сатанел.

РОБИН: Да, на Джонни можно положиться.

КЭТРИН: А помните, что он заявил остальным? «Это женщина атамана! А кто не согласен, будет иметь дело со мной!» (смеясь) Так я и осталась для всех вашей добычей!

РОБИН: Слава Богу, что это неправда.

КЭТРИН (тихо) Вы уверены?

РОБИН: Кэтрин… Неужели вы?…

КЭТРИН: Да. Но я никогда на это не пойду.

РОБИН: Скверно, что я ничего не могу предложить вам, кроме самого себя.

КЭТРИН (с горечью) Не обольщайтесь, сэр. Вы даже себя не можете предложить.

РОБИН: Но почему, Кэтрин, почему?!

КЭТРИН: Ох, Робин, да откройте же глаза. Мы оба здесь заложники. Пожалуй, вы еще в худшем положении, чем я.

РОБИН: О черт, как все глупо получилось! Если бы вы знали, как я… как мне будет плохо без вас, Кэти!

КЭТРИН: Вам нужна другая женщина.

РОБИН (горячо) Никогда!

КЭТРИН: Я чувствую, что ради самой сумасшедшей любви не пойду на жертвы. Во мне слишком громко говорит рассудок. Но эти две недели в Шервуде… Я не забуду их до самой смерти. И вас, милый мой… милый мой Робин. (Целует его в губы и быстро уходит. )
РОБИН долго смотрит ей вслед.
СЦЕНА 14
Ноттингем. Зал для приемов в замке шерифа Ноттингемского.

С разных сторон появляются ЛОРД КАЗНАЧЕЙ и ГАЙ ГИСБОРН.
ЛОРД КАЗНАЧЕЙ: Сэр Гай, вы уже слышали? Слава Богу, слава Богу!

ГАЙ: Да, но это уже восьмой.

ЛОРД КАЗНАЧЕЙ: Нет-нет, что-то подсказывает мне, что это он.

Входит НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА.
А, вот и начальник гарнизона! Сэр Уильям, вы, конечно, уже слышали? Слава Богу, слава Богу!

НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА: Если это действительно он, то дело плохо.

ЛОРД КАЗНАЧЕЙ: Как?.. Почему?

НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА: Да ведь я-то здесь ни при чем! Стыдно сказать, никакого касательства не имею к этой поимке!

ГАЙ (с иронией) Сочувствую вам, сэр.

НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА (со страстью хватая Гая Гисборна за пуговицу) Вы поймите, милорд! Две сотни моих людей убито. Две сотни! Не сопляков каких-нибудь - отличных вояк. (Отрывает пуговицу.)



ГАЙ пытается уклониться, но НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА настигает его и хватает за другую пуговицу.
А остальные при одном имени этого мерзавца готовы напустить в штаны! (Отрывает и другую пуговицу.) Я все делал по правилам. Давал сборщикам податей усиленные конвои, посылал в Шервуд карательные отряды… (с тоской) Где эти конвои? Где отряды?

ЛОРД КАЗНАЧЕЙ: А где подати? Где деньги, я вас спрашиваю?!

НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА (хватая Лорда Казначея за пуговицу) Поймите, сэр! Истребить две сотни профессиональных солдат! (Отрывает у Лорда Казначея пуговицу и берется за другую.) Как он умудрился? Ведь у него под началом сплошная голытьба, ни одного военного! (Отрывает вторую пуговицу и берется за третью.)

ЛОРД КАЗНАЧЕЙ (отскакивая от него) Оставьте мои пуговицы в покое! Они золотые, между прочим. Вы понимаете, что если это опять не он, то казне грозит разорение?

НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА (с отчаянием) Да разве мы не ловили?! Мы поймали семерых негодяев, и каждый из них даже в петле кричал, что он и есть Робин Гуд!

ГАЙ: Это правда. Все они Робин Гуды.


Входит ШЕРИФ НОТТИНГЕМСКИЙ.
ШЕРИФ: Но Робин Локсли только один, господа. Лорд Гисборн! Рад снова видеть вас в Ноттингеме.

ГАЙ (щелкнув каблуками) Милорд шериф…

ШЕРИФ: Итак, милорды! Сегодня у нас на повестке дня два пункта. Первое: свежепойманный Робин Гуд и второе: военный совет. Одно исключает другое, как вы сами понимаете. Лорд казначей, как вам кажется, это он?

ЛОРД КАЗНАЧЕЙ (убежденно) Он! Клянусь вам, сэр Ральф, я это чувствую.

ШЕРИФ: Знаете, что обнадеживает? Что на этот раз наш доблестный начальник гарнизона не участвовал в поимке.

НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА (умоляюще) О, милорд…

ШЕРИФ: Ну, ну, я пошутил. Что же, сэр Уильям, долго вы будете нас томить? Мы ждем.

НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА: Да… Слушаюсь, милорд. Эй! Введите пленного!


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Тот, кто слишком легко признается в ошибках, редко способен исправиться. Мария Эбнер-Эшенбах
ещё >>