Вера трофимова - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Практикум Для студентов педагогических вузов воронеж 2007 Трофимова Н. 19 3325.63kb.
Журнал «Одаренный ребенок», №3, 2009. А. А. Трофимова 1 36.75kb.
Что такое вера и религия Вера 1 43.79kb.
Ключевые ценности Тин Челленджа 6 вера “Верить Богу о невозможном”... 1 23.5kb.
Презентация (Шляхова Юлия, 11 класс); «Фразеология» 1 80.31kb.
Трофимова Елена Владимировна, учитель Баскаковской мсош гагаринского... 1 311.91kb.
Звание Трофимова Дарья, 9л 1 101.68kb.
Сообщение «Праздники и традиции татарского народа» 1 43.11kb.
Трофимова Н. М., Дуванова С. П., Трофимова Н. Б., Пушкина Т. 16 3633.56kb.
1. Наука: разум или вера? 8 1528.32kb.
Вера полякова 1 27.78kb.
"Все верно," сказал Зедд. "Зайди, пожалуйста." 1 138.55kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Вера трофимова - страница №1/4





ВЕРА ТРОФИМОВА
Л О К С Л И
(трагикомедия об известном разбойнике Робин Гуде)
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
1. РОБИН ЛОКСЛИ

2. ГАЙ ГИСБОРН

3. ШЕРИФ НОТТИНГЕМСКИЙ

4. ЛОРД ЭНСЛОУ, племянник шерифа

5. НАЧАЛЬНИК ГАРНИЗОНА

6. ЛОРД КАЗНАЧЕЙ

7. ХЬЮБЕРТ, домоправитель Гисборна

8. ДЖОН ЛИТТЛЬ

9. МЭТЬЮ

10. ЛЕДИ ГИСБОРН, мать Гая Гисборна
11. ЛЕДИ ЭЛИЗАБЕТ, жена Гая Гисборна

12. ЛЕДИ КЭТРИН, кузина Гая Гисборна

13. МАТЬ БЕАТРИСА, аббатиса монастыря Пресвятой Девы Марии

14. ЭНН, служанка в доме Гисборна

15. АГАТА, монастырская послушница

Д Е Й С Т В И Е П Е Р В О Е
СЦЕНА 1
Усадьба Гисборнов.

Входят ГАЙ ГИСБОРН и леди ГИСБОРН.
ЛЕДИ ГИСБОРН. Гай! Гай! Подожди, нам надо поговорить.

ГАЙ. Потом.

ЛЕДИ ГИСБОРН. Нет, сейчас.

ГАЙ (с тоской в голосе) Мама! Отдохните! И мне дайте покоя!

ЛЕДИ ГИСБОРН. Ну, знаешь… Если я так тебе надоела, я удалюсь в монастырь.

ГАЙ. Ах, матушка, вы собираетесь в монастырь по пять раз на дню, и все никак не удалитесь.

ЛЕДИ ГИСБОРН. Поговорим серьезно, Гай. Наше положение…

ГАЙ. Да, да, да, я знаю, знаю, знаю.

ЛЕДИ ГИСБОРН. (взрываясь) Ну так сделай что-нибудь! Почему ты не едешь в Лондон, к королю Джону?

ГАЙ (с нажимом) К принцу Джону.

ЛЕДИ ГИСБОРН. Ах, ерунда! Фактически он уже король. Почему ты не поступаешь к нему на службу?

ГАЙ. Я устал от службы.

ЛЕДИ ГИСБОРН Хорошо. Почему имение Локсли приносит нам так мало дохода?

ГАЙ Почти все крестьяне Локсли ударились в бега, и вы это отлично знаете.

ЛЕДИ ГИСБОРН Вот! Вот, видишь? Наш округ превращается в разбойничий притон! А ведь это твоя обязанность следить за порядком в Локсли!

ГАЙ. Я жду солдат из Ноттингема. Что еще?

ЛЕДИ ГИСБОРН. Пойми, мальчик мой, я не сплю ночами, я мучаюсь… Род Гисборнов хиреет. Мало того, что мы бедны, так у тебя еще и детей нет.

ГАЙ (меняясь в лице, глухо) У меня был сын.

ЛЕДИ ГИСБОРН (жестко) Он родился мертвым!

Пауза.
Тебе нужна другая жена. Знатная, здоровая, и с деньгами. Ты знаешь, о ком я говорю.

ГАЙ. Я люблю свою жену. И у нас будут дети.

ЛЕДИ ГИСБОРН. Не будет у нее детей! Она сегодня кашляла кровью, эта бледная немочь. Все ее жалкое приданое ушло на уплату долгов! А как нам было жить без тебя, не делая долгов!

ГАЙ (в ярости) Молчать! Убирайтесь отсюда, леди Гисборн, в монастырь, к туркам, к черту на рога!

ЛЕДИ ГИСБОРН. Как ты смеешь?..

ГАЙ. Мама, я не ручаюсь за себя. Уйдите!

ЛЕДИ ГИСБОРН. Время покажет, что я была права. (Уходит, хлопнув дверью.)

ГАЙ (с тоской) Робин, Робин… Как ты мог оставить меня одного? О, если бы ты был жив, Робин…


СЦЕНА 2
Открывается дверь, и на пороге появляется человек.
ГАЙ (не оборачиваясь) Я же просил вас, мама! Оставьте меня в покое!

ЧЕЛОВЕК. Привет, Гай Гисборн. Я не мама.

ГАЙ Кто это?.. Кто вы?.. О господи… О кровь Христова… Робин!!! (Бросается к человеку и стискивает его в объятиях.) Робин… Живой, чтоб ты сдох… Где ты был все это время?!

РОБИН: Гай Гисборн… Я до черта рад тебя видеть.


Вбегает ХЬЮБЕРТ, за ним слуги.
ХЬЮБЕРТ: Вы звали на помощь, милорд? (Робину) Эй! Ты кто таков? Откуда взялся?

РОБИН: С того света, дяденька.

ХЬЮБЕРТ: Мы сейчас вышвырнем его, милорд.

Слуги хватают РОБИНА.
ГАЙ (расталкивая слуг): Не сметь! С ума сошли, негодяи? Хьюберт, поди сюда. У меня счастливый день! Это Робин Локсли. Мой однополчанин. Мы вместе воевали, голодали, спали на голой земле под одним плащом… Понимаешь?

ХЬЮБЕРТ: Э-э-э…

ГАЙ: Вина! Поросенка зажарить! Будешь поросенка, Робин?

РОБИН: Буду, назло сарацинам!

ГАЙ (в восторге): О дьявол, разрази меня гром! Это ты, Робин! Ты понял, Хьюберт? Сегодня у нас пир! Ничего не жалеть! И предупредите леди Элизабет и леди Кэтрин, слышите, вы? Мой друг воскрес из мертвых! Ступай!

ХЬЮБЕРТ (хмуро): Слушаюсь, милорд.


ХЬЮБЕРТ и слуги уходят.
ГАЙ (Робину): Да садись же, садись…(Опрокидывает стул.) О кровь Христова! Совсем я ошалел.

РОБИН: А ты, я вижу, помещиком заделался?

ГАЙ: Да, так как-то все… Господи, два года прошло… Где ты был? Куда пропал? Мы уже тебя похоронили.

РОБИН: Быстро управились.

ГАЙ (с укором) Старик! Ведь о тебе ни слуху, ни духу не было. Два года! Почему ты не отплыл со мной в Англию?

РОБИН: Да я все надеялся, что король Ричард пойдет на Иерусалим.

ГАЙ (с ухмылкой) Ага. Ну, и как?

РОБИН: Сам знаешь как. Не дошли, выдохлись.

ГАЙ: Дурак ты.

РОБИН (легко соглашаясь) Дурак.

ГАЙ: Что с Ричардом? Говорят, он в плену у германского императора?

РОБИН: Угу. Мы с ним вместе попались, по дороге домой.

ГАЙ: Ах вот оно что… Как же ты выпутался?

РОБИН (неохотно) Да кое-как… Вот, привез принцу Джону письмо. Немцы требуют за Ричарда большой выкуп.

ГАЙ: Сколько?

РОБИН: 150 тысяч серебряных марок.

ГАЙ (свистнув) И ты хочешь ехать в Лондон с этим письмом?

РОБИН: Ну да.

ГАЙ: Робин… Ты что, ненормальный?
В комнату с девчачьим визгом влетает ЭЛИЗАБЕТ, жена ГАЯ, и повисает на шее у РОБИНА.
ЭЛИЗАБЕТ: Робин! Робин!

РОБИН: Вот я и вернулся, Элли.

ЭЛИЗАБЕТ: Дрянной мальчишка! Где ты пропадал? Мы тут с ума сходили…

РОБИН: А ты все хорошеешь.

ЭЛИЗАБЕТ: Не заговаривай мне зубы, подхалим! Гай, да что же вы так сидите? О господи… Робин! (Плачет.)

ГАЙ: Бесс, ну зачем же плакать? Давайте лучше веселиться!

ЭЛИЗАБЕТ: Да, да… Я пойду… прикажу собирать на стол… У нас сегодня праздник, верно?

ГАЙ: Да, любовь моя.

ЭЛИЗАБЕТ: О, Робин!

(Убегает.)

РОБИН Элли очень изменилась.

ГАЙ волнении расхаживая по комнате) Послушай! Принц Джон и фартинга не даст за выкуп Ричарда. Он сам уже фактически король. Зачем ему выкупать на свободу старшего брата?

РОБИН: Что с Элли?

ГАЙ (взяв Робина за плечи): Я не пущу тебя в Лондон. Ты понятия не имеешь, как все изменилось…

РОБИН (упрямо): Что с Элли?



Пауза.
ГАЙ: У нее больны легкие. Даже не знаю, сколько она еще протянет.

РОБИН: Она была беременна, когда мы с тобой уехали. Сын-то у тебя есть?

ГАЙ (опустив голову) Нет у меня сына. И не будет.

РОБИН: Бедная Элли… Я же помню ее вот такой крошкой… Больны легкие, говоришь? Неужели ничего нельзя сделать?

ГАЙ: Она не хочет ничего делать. Да и поздно уже.
СЦЕНА 3
В комнату вбегает ЭЛИЗАБЕТ, держа за руку КЭТРИН.
ЭЛИЗАБЕТ: Робин! Нет, это невероятно. Ты совершенно живой.

РОБИН (с трудом улыбнувшись) Живой и зверски голодный.

ЭЛИЗАБЕТ: Вот, познакомься! Это Кэтрин Фэверзем, кузина Гая… а значит, и моя тоже. Кэти, это тот самый Робин Локсли!

РОБИН: Уж не знаю, что они вам наговорили обо мне, но… Вы позволите, миледи? (Целует руку КЭТРИН.)

КЭТРИН (смеясь) Вы не оставили мне выбора, сэр. С возвращением в Англию!

ЭЛИЗАБЕТ: Знаете, что я придумала? Мы будем праздновать прямо здесь, на полу.


Входит ХЬЮБЕРТ.
ХЬЮБЕРТ: Милорд, все готово. Жаркое поспело, и ждет.

ГАЙ: Хьюберт, леди желают откушать здесь, прямо на полу. Вели, чтобы все подавали сюда.

ЭЛИЗАБЕТ: И поживее, мы умираем с голоду!

ХЬЮБЕРТ (хмуро): Слушаюсь, миледи.



(Уходит.)

КЭТРИН (смеясь, вслед Хьюберту) Бедняжка! Видно, что ему все это не по вкусу.

РОБИН: Сэр Гай, где ты раздобыл такую чудесную кузину? Знаете, миледи, он никогда мне о вас не рассказывал.

КЭТРИН: О, я жила далеко отсюда, в Аквитании. Сэр Гай и не знал обо мне.



Входят слуги, и ставят блюда с угощением на пол.
ГАЙ: Да, Бесс, а где же мама?

ЭЛИЗАБЕТ: О… Ты знаешь, Гай… Она уехала в монастырь.

ГАЙ: Когда?!

ЭЛИЗАБЕТ: Да только что.

ГАЙ (воздевая к небу руки): Аллах велик! Похоже, у меня сегодня настоящий праздник.

КЭТРИН: Кузен, как вам не стыдно!

ГАЙ: Кузина, не осуждайте меня. Я счастлив! (слугам) Ступайте, мы сами управимся.

Слуги уходят.
(вставая) Леди и джентльмены!

ЭЛИЗАБЕТ: Да-да, милый, скажи что-нибудь глупое.

ГАЙ: Молчи, женщина! Сегодня мой лучший друг воскрес из мертвых! За тебя, Робин, чтоб ты сдох!

ЭЛИЗАБЕТ: За тебя, Робин! Живи сто лет!

КЭТРИН: За вас, сэр Локсли, будьте счастливы.

РОБИН: Ну, за меня так за меня. Поехали!


Все выпивают.
ГАЙ: А теперь - смерть поросенку!

ЭЛИЗАБЕТ: О боже мой, как Джейн была бы рада увидеть тебя…

РОБИН: А! Джейн Саутворк? Как она? Наверняка давно замужем?

ЭЛИЗАБЕТ: Ой, ты же ничего не знаешь! Ведь она…

ГАЙ (резко): Элизабет!

ЭЛИЗАБЕТ: А что я сказала? Робин все равно узнает.

РОБИН: Что, с Дженни что-то случилось?

ГАЙ: Ничего с ней не случилось. Жива и здорова, как лошадь.


Внезапно ЭЛИЗАБЕТ заходится в кашле.
РОБИН (бросаясь к ней) Элли!

ГАЙ: Бесс… Тебе не надо было пить.

ЭЛИЗАБЕТ: Ничего, ничего… Столько событий… (Новый приступ кашля.)

КЭТРИН: Дорогая, тебе нужно лечь в постель. (распахивая дверь) Эй! Кто-нибудь! Энн, Хьюберт!



Входят ХЬЮБЕРТ и ЭНН.
Отведите леди Элизабет в ее комнату. Я пойду с вами.

ХЬЮБЕРТ (к Элизабет): А все ваши фантазии, миледи!


ЭНН и ХЬЮБЕРТ берут под руки ЭЛИЗАБЕТ.

ЭЛИЗАБЕТ: Нет, Гай, останься здесь… Поговорите… О Робин, ты ведь не уедешь больше?

РОБИН: Нет, Элли, обещаю тебе.
КЭТРИН, ХЬЮБЕРТ и ЭНН уводят ЭЛИЗАБЕТ.

РОБИН: Она умрет, Гай?

ГАЙ: Да.

РОБИН: Ты так спокойно это говоришь!

ГАЙ (устало) Тебя здесь не было. А я при ней каждый день.

РОБИН: Прости.

ГАЙ: Как тебе моя кузина?

РОБИН (деланно равнодушно) Ничего… Хорошенькая. Что с моими землями, Гай?

ГАЙ: Они конфискованы.

РОБИН: Кем?

ГАЙ: Новой властью.

РОБИН: И давно у нас новая власть?

ГАЙ: Уже два года.

РОБИН: А мои люди?

ГАЙ: Многие ушли в лес и занялись разбоем. Остальные работают.

РОБИН: И какая же сволочь управляет моим имением?

ГАЙ: Я управляю.

РОБИН ошарашено молчит.
ГАЙ (торопливо) Понимаешь, Робин… Все же думали, что ты…

РОБИН: Но ведь я жив!

ГАЙ: Да, да, конечно. Но юридически…

РОБИН: Плевал я на это! И на новую власть я чихал! Это моя земля, мой дом! Они не имеют права… Я же единственный наследник своего отца!

ГАЙ: А ты читал его новое завещание?

РОБИН: Новое? Почему новое?..

ГАЙ: Так, стоп. Ложись-ка ты спать, Робин. А завтра съездишь в монастырь и поговоришь с аббатисой.

РОБИН: Да за каким дьяволом мне туда ехать?!

ГАЙ: Вместе поедем. Ты с женщиной давно не спал?

РОБИН: Чего?..

ГАЙ: Ясно. Будет тебе служаночка, пальчики оближешь. Имей в виду: от сердца отрываю.

РОБИН: Послушай…

ГАЙ: Завтра! Ты вон еле на ногах стоишь. О кровь Христова, я так рад, что ты вернулся, Робин! Ну все, отдыхай. Спокойной ночи!

РОБИН Спокойной ночи.

ГАЙ (подмигнув) А хороша служаночка! Что, прислать?

РОБИН: Черт с тобой, присылай.

ГАЙ: То-то!

(Уходит.)

РОБИН (устало) Ну, дела… Не Англия, а сумасшедший дом.


СЦЕНА 4
Входит ЭНН.
ЭНН: Добрый вечер, сэр. Мне приказано вам постелить.

РОБИН: Ну так стели.



ЭНН стелит ему постель.
Как Элли… леди Гисборн себя чувствует?

ЭНН: Плоха наша леди. Не жилица она на этом свете. Благородный сэр еще что-нибудь желает?

РОБИН: Благородный сэр желает спать.

ЭНН: Благородный сэр так истощился на войне, что уже ничего не может?

РОБИН. Ах ты ехидна! Как тебя зовут?

ЭНН. Все джентльмены спрашивают одно и то же. На что милорду мое имя?

РОБИН. Ты права. Иди-ка сюда. (Притягивает ее к себе.)

ЭНН. Меня зовут Энн.

РОБИН. Энн… Гм… И часто ты… Ну…

ЭНН. Сплю с гостями? Нет, сэр. Только с лордом Гисборном…Ну и с мужем иногда.

РОБИН. Так ты замужем?

ЭНН. Да, за Хьюбертом, домоправителем.

РОБИН. Будь я на его месте, я бы не уступил тебя лорду.

ЭНН. А что делать-то, сэр? История самая обыкновенная.


Пауза.

РОБИН (смущенно) Энни…

ЭНН. Да, сэр?

РОБИН. Иди-ка ты спать, деточка. А Хьюберт твой… Убить его мало.

ЭНН. Спасибо, сэр. Но если милорд позволит, я бы осталась.

РОБИН (обрадованно) Правда? Эх, а мне даже подарить тебе нечего.

ЭНН (оценивающе поглядев на него) Благородному сэру нет нужды в этом. Многие женщины сами все отдадут за одну ночь с милордом.

РОБИН (польщенный) С чего ты взяла?

ЭНН. Благородный сэр так хорош…

РОБИН. Меня зовут Робин.


СЦЕНА 5
Монастырь Пречистой Девы Марии. Комната Аббатисы.

Входят АББАТИСА и ЛЕДИ ГИСБОРН.
АББАТИСА: Миледи, что заставило вас приехать к нам в такой поздний час?

ЛЕДИ ГИСБОРН (охая и держась за грудь) Можно мне глоток воды? Умираю от жажды.

АББАТИСА: О, конечно. Прошу вас, леди Гисборн.

ЛЕДИ ГИСБОРН (Жадно пьет.) О Дженни, Дженни, он вернулся!

АББАТИСА: Кто?

ЛЕДИ ГИСБОРН: Сын покойного Раймунда Локсли. Он жив, он в Англии! Мало этого, он сейчас в нашей усадьбе, упал, можно сказать, прямо в объятия моему сынку Гаю! А этот олух до того обрадовался, что велел поросенка зажарить, вы подумайте!

АББАТИСА (прижав ладони к вискам): Постойте… Повторите, леди… Кто вернулся?

ЛЕДИ ГИСБОРН: Да я же говорю, Робин Локсли, сын покойного… Дженни, что с вами?



АББАТИСА без чувств сползает со стула на пол.

Дженни, дорогая, очнитесь! Эй, кто-нибудь! Сюда! На помощь!

АББАТИСА (схватив ее за руку) Нет… Не надо, не зовите… Помогите мне встать.

ЛЕДИ ГИСБОРН (усаживая ее на стул) Вот, выпейте водички.

АББАТИСА: Робин… жив?

ЛЕДИ ГИСБОРН: Представьте себе, да! Дженни, дорогая, что же делать? Мы не можем вернуть ему земли, мы и так бедны.

АББАТИСА: Где он?

ЛЕДИ ГИСБОРН: Да говорю же вам, у нас в усадьбе!

АББАТИСА (решительно вставая) Я должна его видеть.

ЛЕДИ ГИСБОРН: Ну куда же вы поедете на ночь глядя? Это неприлично. И потом, на что там смотреть? Грязный, заросший щетиной негодяй, авантюрист, бабник…

АББАТИСА (резко): Опомнитесь, леди! Вы в монастыре!

ЛЕДИ ГИСБОРН (ядовито): Как и вы, преподобная мать.

АББАТИСА: Робин воевал за Гроб Господень, он защитник веры.

ЛЕДИ ГИСБОРН (пожав плечами) Я его туда не посылала. Во всяком случае, Локсли он не получит.

АББАТИСА (с холодной улыбкой) Будьте покойны, миледи…

ЛЕДИ ГИСБОРН: О Дженни, вы меня утешили!

АББАТИСА: Будьте покойны, он получит Локсли, если я этого захочу.

ЛЕДИ ГИСБОРН: Вы этого не сделаете.

АББАТИСА: Почему же, леди?

ЛЕДИ ГИСБОРН: Да ведь покойный сэр Раймунд все завещал монастырю!

АББАТИСА: Вот именно. Значит, я могу распоряжаться этими землями как захочу. И я, и ваш сын, и его супруга - все мы оплакивали Робина, полагая, что он погиб. Но раз он жив…

ЛЕДИ ГИСБОРН: Надо, чтобы он умер!

АББАТИСА: Вы с ума сошли!

ЛЕДИ ГИСБОРН (с решимостью отчаяния) Я не отдам Локсли. Мы не можем лишиться этого дохода. О Дженни, вы с Гаем и Элли дружили с самого детства! Вы не можете с нами так поступить! Я найму людей… У меня есть яд, очень хороший… На вас не падет даже тень подозрения.

АББАТИСА: Вы обезумели, миледи… Это смертный грех.

ЛЕДИ ГИСБОРН: Плевать!


Входит АГАТА, послушница.
АББАТИСА: Что тебе, Агата?

АГАТА: Простите, мать Беатриса… Какой-то человек стоит у ворот монастыря, колотит в них ногами и богохульствует. И кричит, что не сдвинется с места, пока не поговорит с вами, преподобная мать.

ЛЕДИ ГИСБОРН (хватаясь за грудь) Это он! Клянусь душой, это он!

АББАТИСА: Сходи за ним, Агата, и приведи его сюда.

АГАТА: Повинуюсь, мать Беатриса.

(Уходит.)

ЛЕДИ ГИСБОРН: Не бойтесь, Дженни, я не оставлю вас.

АББАТИСА: Напротив, леди, я прошу вас удалиться.

ЛЕДИ ГИСБОРН: Но Дженни, он опасен!

АББАТИСА Я под защитой Господа. Вас проводят в келью, где вы сможете отдохнуть.

ЛЕДИ ГИСБОРН (идет к дверям и на пороге оборачивается) Да, вот еще что. Этот негодяй - сторонник низложенного короля Ричарда. Подумайте, мать Беатриса, на чьей вы стороне.



(Уходит.)

АББАТИСА (оставшись одна, порывисто крестится, глядя на статуэтку Девы Марии) Пресвятая Дева… Помоги мне, дай мне сил, научи, что сказать ему… Боже мой, если бы только он… Если бы только он захотел… Даже сейчас! Даже сейчас, господи! Честное слово, я на все пойду.


СЦЕНА 6
Входит РОБИН.
РОБИН: Клянусь глоткой Господней! Я разнесу этот курятник, если мне сейчас же не дадут поговорить с аббатисой!

АББАТИСА (вставая) А тебе, как всегда, подавай все и сразу? Ты не изменился, Робин.

РОБИН (изумленно) Дженни… Чтоб мне провалиться… Дженни, это ты?

АББАТИСА: Я, Робин.

РОБИН: Ты стала монашкой?

АББАТИСА: Я аббатиса здешнего монастыря.

РОБИН: И давно?

АББАТИСА: Сразу же после твоего отъезда.

РОБИН: Но почему, Джейн?

АББАТИСА: Перестань. Будто ты не знаешь.

РОБИН: Но, Дженни, это безумие!

АББАТИСА: Да.

РОБИН: Ты могла сделать любую партию, в тысячу раз лучше! С твоим приданым, с твоим умом… Ты что, так меня любила?

АББАТИСА: Когда ты уехал… Подло, тайком удрал чуть ли не из-под венца… Молчи! Мое свадебное платье, уже готовое, лежало у меня на постели! Так вот. После этого у меня остался яд и еще пруд за овином, помнишь? Он очень глубокий, наш пруд. Помнишь, твоя мама все кричала, чтобы ты не смел заплывать на середину. А ты все равно заплывал.

РОБИН: Помню.

АББАТИСА: Я испугалась, что яд обезобразит меня. Я думала, а вдруг ты все-таки приедешь на похороны. Мне так хотелось тебе нравиться… Хотя бы в гробу.

РОБИН: Дженни…

АББАТИСА: Оставался пруд. Я пошла к нему. Стоял ноябрь, валил мокрый снег… И мне показалось ужасным утонуть в такой холодной, черной воде. Ты же знаешь, я ненавижу холод.

РОБИН Дженни…

АББАТИСА И тогда я постриглась в монахини. Родные замолвили словечко при дворе и выхлопотали для меня это аббатство. Вот и все.

РОБИН Дженни, мне и в голову не могло прийти…

АББАТИСА Тебе много чего не приходило в голову.

РОБИН Ты никогда не простишь меня, да?

АББАТИСА: Сам знаешь.

РОБИН: Но ведь я никогда не хотел жениться на тебе! Почему же ты так настаивала?

АББАТИСА: Я тебя любила.

РОБИН Хороша любовь!

АББАТИСА: Всякий любит, как умеет.

РОБИН: Думаешь, я не изменял бы тебе? Да назло волочился бы за каждой юбкой!

АББАТИСА (с ожесточением) Ну и что? Я бы все вытерпела! Потому что по закону ты был бы моим мужем. И ты бы привык ко мне. И возвращался бы домой по утрам. Я родила бы тебе троих сыновей. И еще дочку. Мы назвали бы ее Элли, и ты бы очень-очень ее любил. Я всегда хотела, чтобы ты был мой, Робин. С самого детства. Я и сейчас этого хочу.

РОБИН: Ну, теперь это невозможно.

АББАТИСА: Ах, какое облегчение! Просто гора с плеч! Можно сказать сумасшедшей монахине, что она не должна думать о земном! Что она отдала себя Богу, и прочее, и прочее! (с отчаянием) Почему ты не любишь меня, Робин?!

РОБИН (устало) Не знаю, Джейн.

АББАТИСА Что ж, сэр Робин… Вы вломились ко мне в неурочное время, чтобы узнать о завещании, не так ли?

РОБИН: Да.

АББАТИСА: После вашего бегства из-под венца сэр Раймунд был в великом гневе. Его чуть не хватил удар. Он заявил, что вы больше не сын ему, уничтожил при свидетелях свое первое завещание и написал новое. Согласно ему, имение Локсли отходило монастырю Девы Марии, в коем я стала аббатисой.

РОБИН: Ты все врешь! Отец не мог так со мной поступить!

АББАТИСА (вынимает из ящика стола документ и протягивает его Робину) Прочти и убедись сам.



РОБИН читает, а затем рвет документ в клочки.
РОБИН: Отец был не в себе, когда писал это. Он всегда меня любил.

АББАТИСА: Разумеется, то, что ты порвал, всего лишь копия.

РОБИН: Черт!

АББАТИСА: Локсли принадлежит мне. А будет им управлять Гай Гисборн или оно перейдет к прежнему владельцу, зависит от тебя. И ты отлично знаешь, чего я хочу.

РОБИН (явно мучаясь) Дженни, ну нельзя же так. Зачем ты унижаешься? Просто кошмар какой-то.

АББАТИСА (жестко) Значит - нет?

РОБИН: Это обида говорит в тебе. Я знаю, что виноват, ужасно виноват, но…

АББАТИСА (упрямо) Нет?

РОБИН Ты сама знаешь, что нет.

АББАТИСА (в бешенстве) Ну так оставайся же нищим! Куда ты пойдешь отсюда, Робин Локсли? Разве что в наемники, лишь бы не околеть с голоду! И все равно ты скоро сдохнешь на какой-нибудь чужой войне!

РОБИН (взрываясь) Да лучше сто пятьдесят раз сдохнуть! Господи ты боже мой! С горшочного возраста меня подпихивали к тебе! Подсаживали в одну песочницу, усаживали рядом за столом! «Робин, вот тебе кукла, поди, подари ее Джейн Саутворк.» «Робин, разве ты не видишь, наша Джейн заскучала. Пригласи ее потанцевать». А ты… Ты вцепилась в меня, как бульдог! И все-то у тебя было расписано! И куда поедем после свадьбы, и каких кур разведем, и какой узор ты вышьешь на моих тапочках, дьявол их задери и тебя вместе с ними! Не выйдет, леди! Я вам не собачка и не кукла, чтобы сидеть у вас на подушке! А Локсли все равно будет моим, хотите вы этого или нет!

(Идет к двери и рывком открывает ее.)
В келью чуть не вваливается стоящая за дверью ЛЕДИ ГИСБОРН. Она, конечно, подслушивала.
РОБИН: Ах, и вы здесь, леди Гисборн? Решили-таки оставить греховный мир? А дома-то все ваши слезами умываются. Очень переживают, особенно сэр Гай. Подумали бы вы лучше о семье, леди!

(Уходит, хлопнув дверью.)

ЛЕДИ ГИСБОРН (переводя дух) О семье… А я о чем думаю, по-вашему?


АББАТИСА в отчаянии падает головой на стол и разражается рыданиями.
О господи, этого еще не хватало… Что за сумасшедшая страсть такая? (Обнимает Аббатису и гладит ее по голове.) Ну, ну, ну, Дженни, успокойтесь. Разве мужчины стоят наших слез! Не плачьте, дорогая моя, вы мне сердце надрываете.

АББАТИСА (освобождаясь из ее объятий) Он не получит Локсли. Вы можете быть совершенно спокойны на этот счет.

ЛЕДИ ГИСБОРН (обрадованно) О, Дженни!

АББАТИСА: Да. Локсли он не получит. Я доведу его до нищеты, я уничтожу его, я… Я никогда ему этого не прощу.



СЦЕНА 7
Усадьба Гисборнов. Скоро полночь.

Крадучись, со свечой в руке появляется ЭНН.
ЭНН (шепотом) Сэр Локсли… Робин… Сэр Робин, где же вы?

Перед ней возникает чья-то фигура. В темноте непонятно, кто это.
ЭНН (обрадованно) Сэр Робин! Куда же вы пропали? Ночь на дворе, нехорошо бродить по дому в потемках…
ЭНН поднимает свечу повыше и вскрикивает. Перед ней стоит ХЬЮБЕРТ.
ХЬЮБЕРТ Что он тебе дал?

ЭНН (оправившись от испуга) Вот тебе раз. Ты шпионишь за мной, Хью?

ХЬЮБЕРТ Что он тебе дал?

ЭНН: Ничего.

ХЬЮБЕРТ: Врешь.

ЭНН: Говорю тебе, ничего! (насмешливо) А, впрочем… Может быть, ты заполучишь ребеночка, Хью.

ХЬЮБЕРТ (хочет ударить ее) Ах ты мерзавка!

ЭНН (уворачиваясь) Не смей меня бить. И не ори. Перебудишь весь дом.

ХЬЮБЕРТ (трясет ее за плечи, сдавленным шепотом) Ты, ты, ты! Потаскуха! Под кого тебя подстелят, того и ублажаешь, дрянь!

ЭНН (вырываясь) А кто меня под Гисборна подстелил? Не ты ли?

ХЬЮБЕРТ: Ты моя жена! Что захочу, то с тобой и сделаю!

ЭНН (с отвращением) Не жена я тебе больше. Что милорд прикажет, то и буду делать. Может, ты и Гая Гисборна пристукнешь, а, муженек?



(Убегает.)

ХЬЮБЕРТ (в ярости) Дрянь! Вот дрянь! Дьявол задери всех этих лордов, вместе взятых! Служишь, и ненавидишь. Ненавидишь, и служишь! Ну, Гисборн - это еще понятно. Хозяин все-таки, дело житейское. К тому же не за спасибо. Землишки нарезал, деньжат подкинул… Но чтобы задаром! Что с него взять, с этого Локсли? Нищета, голь перекатная! А туда же, аристократ! Житья от них не стало простому человеку!



Наверху со свечой в руке появляется КЭТРИН.
КЭТРИН Хьюберт, ты с ума сошел? Что за крики? Леди Элизабет не может уснуть.

ХЬЮБЕРТ (мгновенно меняя тон) Прошу прощения, миледи… Мы тут с женой повздорили.

ЭЛИЗАБЕТ (из своей комнаты наверху) Кэти, что там?

КЭТРИН Ничего, дорогая, не волнуйся! Иди спать, Хьюберт.

ХЬЮБЕРТ (кланяясь) Да, миледи. Доброй ночи, миледи.

(Уходит.)
КЭТРИН хочет вернуться в комнату, но тут навстречу ей выходит ЭЛИЗАБЕТ, кутаясь в теплый платок.
КЭТРИН Бесси, ну зачем ты встала? Давай, давай, быстренько ложись.

ЭДИЗАБЕТ Что случилось?

КЭТРИН Ерунда. Хьюберт поссорился со своей женой.

ЭЛИЗАБЕТ (вздыхая) А Гай со мной уже сто лет не ссорился.

КЭТРИН: Ну все, все, идем спать.

ЭЛИЗАБЕТ Я не засну, Кэт. Мне что-то тревожно.

КЭТРИН: Да что ж это такое, никого не уложишь сегодня!

ЭЛИЗАБЕТ (чмокнув ее в щеку) Ты чудо, Кэти. Побудь со мной немножко.

КЭТРИН: Послушай, Бесс… Ты знаешь, что Гай и эта служанка, жена Хьюберта…

ЭЛИЗАБЕТ: Конечно.

КЭТРИН: И тебя это не возмущает?

ЭЛИЗАБЕТ: Я уже ничего не могу ему дать. А он здоровый, красивый мужчина…

КЭТРИН: Скотина.

ЭЛИЗАБЕТ (смеясь) Ох, как ты строга! Скажи лучше, как тебе наш Робин? Симпатичный, правда?

КЭТРИН (погрозив пальцем) Элизабет Гисборн! Не вздумайте меня сватать!

ЭЛИЗАБЕТ: Он тебе не понравился?

КЭТРИН: Нет, он очень мил… И даже неглуп…

ЭЛИЗАБЕТ: Но?

КЭТРИН: Но у него нет перспектив.

ЭЛИЗАБЕТ: Фи, Кэт. В твои годы думают о любви.

КЭТРИН: Одно другому не мешает. Когда я выйду замуж, подумаем и о любви.

ЭЛИЗАБЕТ: Кэти, ну зачем ты говоришь о себе гадости? Скажи лучше, тебе уже нравился кто-нибудь?

КЭТРИН (с улыбкой) Ни разу.

ЭЛИЗАБЕТ: Нет, серьезно? Бедная Кэти… А я с трех лет влюблялась во всех подряд.

КЭТРИН: И в Робина?

ЭЛИЗАБЕТ: Ну да, первым делом… Слушай, а зачем тебе перспективы? Ты ведь и так богата.

КЭТРИН: Сама не знаю. Но лучше, чтобы они были.

ЭЛИЗАБЕТ: Вы дурочка, леди.

КЭТРИН: Зато ты мудра, как сова!

ЭЛИЗАБЕТ: Конечно. И, как женщина с опытом, говорю тебе: подумай о Робине.

КЭТРИН: Но, Бесс, он же нищий. У него ничего нет.

ЭЛИЗАБЕТ Глупости! Теперь, раз он жив, Гай вернет ему имение.

КЭТРИН: Да, но путь ко двору ему закрыт. Тех, кто воевал вместе с Ричардом, в Лондоне не жалуют. А я хочу в Лондон.

ЭЛИЗАБЕТ: По-моему, если любишь человека, все равно где жить.

КЭТРИН: Это если любишь.

ЭЛИЗАБЕТ: Полюбишь! Спорим? Я еще потанцую на вашей свадьбе. Да, да, да, не смейся, противная девчонка! Робина нельзя не любить. Ну, пошли спать, госпожа невеста!

КЭТРИН: Я сейчас к тебе приду.
ЭЛИЗАБЕТ уходит в свою комнату.


следующая страница >>



Господи, ниспошли мне терпение! Сейчас! Сию же минуту! Орен Арнолд
ещё >>