В. В. Залевский (Одесса) мемуары военнослужащих вермахта из серии «жизнь и смерть на восточном фронте» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Тест «первая мировая война» 1 72.35kb.
Реферат по дисциплине «История» на тему «Поставки по ленд-лизу и... 1 237.71kb.
Является ли смерть концом? 1 43.36kb.
Первая мировая война. Цели России в войне 1 455.44kb.
Кузнецов Б. Г. Эйнштейн. Жизнь. Смерть. Бессмертие. 5-е изд 56 8760.31kb.
Шарль де Голль Военные мемуары. Том Спасение. 1944 1946 Военно-историческая... 50 11335.36kb.
Ален демурже жизнь и смерть ордена тамплиеров 1120 – 1314 евразия... 22 4402.25kb.
Содержани 1 287.04kb.
1. 1 Накануне Сталинградской битвы 1 362.18kb.
Хаджи-Мурат Ибрагимбейли. «Особый штаб Ф»: арабские наемники на Восточном... 3 475.58kb.
Леон Дегрелль «Гитлер на тысячу лет» 12 1881.02kb.
Мемуаристика В. Ф. Ходасевича в контексте эмигрантской прессы 1920-1930-х... 6 725.27kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

В. В. Залевский (Одесса) мемуары военнослужащих вермахта из серии «жизнь и смерть - страница №1/1

В.В. Залевский (Одесса)

МЕМУАРЫ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ВЕРМАХТА ИЗ СЕРИИ «ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ» КАК ИСТОЧНИК ПО ИЗУЧЕНИЮ БОЁВ НА ТЕРРИТОРИИ СССР В 1944 г.
Спустя 65 лет после окончания Второй Мировой войны на европейском континенте многие аспекты конфликта остаются недостаточно освещенными в исторической литературе. Воспоминания участников войны раскрывают такие эпизоды и события, которые не нашли своего отражения в других документах, рисуют картины повседневной жизни, помогают детальнее изучить личность авторов. На сегодняшний день наблюдается повышение интереса к воспоминаниям немецких ветеранов войны, так как долгое время доступ к ним в силу разного рода обстоятельств был ограничен. Последнее десятилетие усилиями российских издательств осуществляются публикации мемуаров солдат и офицеров Вермахта в различных сериях. Их перевод и издание дает возможность широкому кругу читателей увидеть Восточный фронт глазами противоположной стороны, что в свою очередь позволит в большей мере ретроспективно и менее предвзято рассмотреть сложную и многогранную картину войны.

Учитывая вышеуказанное, целью статьи является анализ серии воспоминаний военнослужащих Вермахта «Жизнь и смерть на Восточном фронте», опубликованные издательством «Яуза-Пресс» в 2008-2011 годы. На начало сентября 2011 г. насчитывается приблизительно 35 опубликованных мемуаров. Географически они не всегда объединены рамками одного Восточного фронта, так как авторы воевали и против союзников СССР по антигитлеровской коалиции в Европе. Хронологические рамки варьируются в зависимости от индивидуального участия мемуаристов в военных действиях. Объем работ серии составляет в среднем от 260 до 380 страниц. Авторами выступают преимущественно рядовые и унтер-офицеры Вермахта, оригинальные публикации которых увидели свет в различные годы (последняя четверть ХХ века – начало ХХІ). Практически все книги написаны в форме классических воспоминаний, лишь несколько из них опубликованы в виде расшифрованных или комментированных дневников. Одним из самых серьезных недостатков в оформлении является отсутствие указания на источник, с которого было осуществлено издание. В большинстве случаев переводы мемуаров сделаны с английского языка, и не представляется возможным установить, является ли это первоначальным авторским текстом или англоязычное издание было до этого опубликовано как перевод с немецкого оригинала. Поскольку русские названия воспоминаний носят подчас одинаково кричаще-пафосные заголовки, с часто встречающимися словами-маркерами наподобие «бойня», «кровавый», «ад» и прочее, что, можно предположить, сделано издательством в угоду занимательности и сенсационности, неизвестным для исследователей остается первоначальное авторское название работы. Также в некоторых воспоминаниях присутствуют предисловия и послесловия, написанные другими авторами без указания данных о них. В целом, отмеченные недостатки усложняют работу с источником, но не снижают общей источниковедческой ценности работ, поэтому анализ мемуаров этой серии остается актуальной задачей для исследователя.

В данной статье рассмотрен блок воспоминаний, посвященный боям на территории СССР в 1944 г. Они объединены в две основные группы, в первой собраны источники, содержащие новые факты о боевые действиях немецких войск в отдельных операциях. К этой группе относятся мемуары пехотинцев К. фон Кунова1, Х. Нойенбуша2, артиллериста А. Цвайгера3. Вторую группу составляют воспоминания, которые освещают морально-психологическое состояние Вермахта в указанный период. Они представлены воспоминаниями танкиста М. Брюннера4, артиллеристов В. Липпиха5, Г. Метельмана6, пулеметчика мотопехоты Г. Киншерманна7, разведчика мотопехоты В. Кубека8.

К первой группе отнесены воспоминания Карла фон Кунова, командира 2-го батальона 308 егерского полка 198 ПД, которые написаны во второй половине 80-х гг. ХХ века (установлено по указанной автором дате 1987 г. в предисловии)9 и являются ценным источником по изучению Корсунь-Шевченковской и Уманско-Ботошанской операций. Мемуарист делает оговорку во введении по поводу сознательного отказа от использования внешних источников информации по указанным событиям и сосредоточении только на своих собственных личных воспоминаниях10. Данное замечание существенно, так как подавляющее большинство авторов воспоминаний о Второй мировой войне зачастую в различной степени разбавляли свое видение событий заимствованием фактов и оценок из научной или мемуарной литературы, что нередко подменяло авторский взгляд на освещение событий. К. фон Кунов в пределах личного опыта и в масштабах своего подразделения рисует картину боев января-февраля в районе Черкасс и утверждает, что в ночь с 16 на 17 февраля 1944 г. немцы сумели вырваться из Корсунь-Шевченковского котла в количестве приблизительно 20-25 тыс. человек11. Эти данные идут вразрез с официальной советской историей войны, изложенной в воспоминаниях И.С. Конева, где говорится о категорической невозможности прорыва и утверждается, что немецкая армия потеряла в окружении 55 тыс. убитыми и 18 тыс. солдат и офицеров пленными12. Также данные К. фон Кунова не соответствуют статистике Э. фон Манштейна, который на тот момент возглавлял немецкие войска на Украине. Фельдмаршал указывает в мемуарах на цифру в 30-32 тыс. чел., которым удалось пробиться к своим войскам13. Разночтения между немецкими авторами может объясняться разницей в занимаемом положении в военной иерархии и уровнем осведомленности о ситуации на фронтах. Современные западные исследователи сражения Н. Цеттерлинг и А. Франксон с опорой на архивные немецкие документы (отчеты пунктов приема вырвавшихся и донесения о численности личного состава в указанный период) подтверждают немецкую версию событий и указывают на общую цифру спасенных в 40423 солдата (в список включены более 4 тыс. раненых, которые были вывезены самолетами из котла и почти 7,5 тыс. солдат и офицеров, кто сумел прорваться к позициям немецкого 3 ТК, около 1000 «хиви»)14 – т.е. цифра даже больше, чем у Э. фон Манштейна (т.к. фельдмаршал считал вышедших с оружием в руках и не учитывал тыловые подразделения). В последних по времени издания российских очерках по истории Великой Отечественной войны фигурируют обе версии: советская и немецкая15.

В воспоминаниях А. Цвайгера, артиллериста из 86 артполка 332 ПД, которые можно отнести также к первой группе мемуаров, содержится несколько иное отношение к операции. Автор вместе с товарищами по оружию вырвался из Корсунь-Шевченковского «котла» и дошел до сборного пункта в Умани, где продолжил путь к Виннице. В живых из батареи А. Цвайгера осталось 56 человек, что дает возможность предположить про уровень потерь, составивший даже при учете неполного штата от половины до двух третей солдат и офицеров в подразделении. Всего же по данным автора из котла вышло 35 тыс. чел., 21 тыс. погибла16, что, в принципе, согласуется с версией Э. фон Манштейна. Однако мемуарист говорит о том, что не поверил, прочитав в нацистском пропагандистском листке, что командующих дивизиями, действующими в р-не Черкасс, А. Гитлер принял и наградил 22 февраля 1944 г. в его ставке «Волчье логово». Автор воспоминаний считает, что генералы бросили своих солдат, сами же успели выскочить благодаря танкистам и частям СС, ведь выход из котла начался только 16.0217. Поэтому права на награды они не имеют. Здесь четко прослеживается позиция недовольства простого солдата, который почувствовал себя брошенным и забытым в то время, когда командование получило награды за выход из котла на плечах и за счет жизней простых рядовых.

А. Цвайгер, выжив в крупном «котле» начала 1944 года, уже через полгода вместе со своей 157 ПД оказался в новом окружении, которое стало результатом операции «Багратион», проведенной Красной Армией летом 1944 года в Белоруссии. Данное обстоятельство повышает ценность указанных мемуаров, так как подобных свидетельств в научный оборот введено незначительное количество. В результате операции в короткие сроки сильная немецкая ГА «Центр» была уничтожена и виновником этой трагедии, по мнению автора, является высшее руководство Германии18. Сам А. Цвайгер во время отступления в середине июля 1944 г. был взят в плен и в дальнейшем в боевых действиях не участвовал. Можно сделать вывод, что свидетельства К. фон Кунова и А. Цвайгера, которые лично пережили самые драматические события Восточного фронта в 1944 г., являются важным источником для изучения указанных событий и позволяют продолжать глубокое исследование обозначенных операций.

К первой группе источников относятся также мемуары Х. Ноейнбуша, пулеметчика 422 пехотного полка 126 ПД. Автор с августа 1943 г. по январь 1944 г. воевал под Ленинградом и на себе испытал трудный путь отступления в результате полного снятия блокады города советскими войсками. По мнению мемуариста, успехи Красной Армии связаны с количественным перевесом как в человеческом, так и в техническом отношении19, что является традиционным тезисом для немецкой мемуаристики.

Вторая группа мемуарных источников более многочисленна и дает исследователям богатый материал для изучения такого малоизученного аспекта войны, как морально-психологический облик немецких военных в указанный период.

Мемуары М. Брюннера, написанные предположительно в 1993 г. (исходя из даты, указанной в послесловии), служат источником сведений о боях в января 1944 г. на Никопольском плацдарме, когда дивизия автора, танкиста 24 ТД, выполняла роль «пожарной команды», контратакуя на тех участках фронта, где «горело»20. Весной-летом 1944 года мемуарист участвовал в боях в Молдавии и Румынии. Автор значительное внимание уделяет моральному состоянию солдат Вермахта во второй половине 1944 г., когда распространяется всеобщая апатия по отношению к политическому режиму и образ войны в сознании большинства солдат и офицеров трансформируется уже не как война в защиту гитлеровского режима, а как оборона своей Родины. Именно это обстоятельство заставляет немецких фронтовиков самоотверженно бороться до конца21.

Записки артиллериста 154 гренадерского полка 58 ПД В. Липпиха с мая по октябрь 1944 года посвящены боям в Прибалтике, преимущественно в Эстонии, также могут быть отнесены ко второй группе источников. Написание мемуаров датируется 2004 г. (эта дата указывается в эпилоге, когда бывший военный, прожив более 60 лет в США, отмечал с американскими ветеранами юбилей высадки в Нормандии)22. Важным приемом в освещении морально-психологической картины боевых действий является противопоставление советских и немецких армий, где советские войска показаны как более жестокие, особенно после ряда побед в 1943 г., часто добивающие немецких раненых и не хоронящие убитых. Немецкая армия же, по утверждению автора, наоборот, не получала никогда приказов не брать советских военных в плен, более того, он никогда не видел картин расстрела раненых красноармейцев (хотя мемуарист оговаривается, что на войне могло быть все). Общий вывод таков: хотя немецкие войска «не всегда вели себя должным образом», военный кодекс в большинстве случаев все-таки соблюдался строго23. Автору представлялись бои с союзниками (распространенное в немецкой мемуаристике название войск США, Англии и Франции) как с врагом цивилизованным, тогда как бои с Красной Армией была войной с беспощадным врагом-варваром24. Данные представления не несут в себе ничего нового и является шаблонным приемом немецкой мемуаристики, что дает возможность охарактеризовать воспоминания В. Липпиха как традиционные.

В мемуарах пулеметчика мотопехотных частей 24 ТД Г. Киншерманна, выполненных в дневниковой форме, весьма ярко и эмоционально нарисована череда тяжелых отступлений немецких войск зимой-весной 1944 г. Ветеран показывает картину весенней распутицы и тяжелого, подавленного морального состояния военнослужащих Вермахта, вынужденных постоянно отходить под угрозой плена или смерти. Мемуарист вместе со своими товарищами по службе, проделав долгий путь отступлений от Апостолово (Днепропетровская область Украины) до Кишинева, акцентирует внимание на жестокости солдат Красной Армии по отношению к своим соотечественникам, проживавшим на оккупированной территории25. В очередной раз отмечаются факты насилия и грабежа Красной Армии по отношению уже к румынскому населению26. Идеологическая пристрастность, безусловно, отражается на всем тексте воспоминаний, что является не недостатком, а именно характерной чертой этих мемуаров и всего жанра в целом, и данное обстоятельство должно быть учтено при их критическом анализе.

Немаловажные данные содержат в себе воспоминания немецких ветеранов, касающиеся работы и степени успешности пропагандистской машины Германии. В рассуждениях разведчика мотопехоты 13 ТД В. Кубека по поводу 3-й годовщины войны Вермахта в России встречается утверждение, что на тот момент фактически всё население Рейха ни в какую окончательную победу не верило, однако в «возмездие» («оружие возмездия», которое переломит исход войны) продолжали верить27. Необходимо отметить, что желание продолжать войну до победного конца, согласно утверждениям другого мемуариста – В. Липпиха, даже возросло с капитуляцией Италии в сентябре 1943 г. Автор вспоминает о том, что, несмотря на отступления, окончательной победы над СССР немцы ожидали не позднее середины 1944 года. Успех таких ожиданий, согласно ветерану, обусловлен высокой эффективностью пропаганды – слухи о чудо-оружии и т.д. Даже новость о высадке союзников во Франции не была воспринята как плохое известие, так как ожидали, что эта высадка станет «вторым Дюнкерком». Только через две недели после высадки стало понятно, что теперь предстоит упорная борьба на два фронта28.

Весьма показательным является утверждение мемуариста Г. Метельмана о том, что слухи о «чудо-оружии», о новых резервах из Франции, которые спасут положение и т.д., помогали фронтовикам, несмотря на скептицизм, в душе лелеять «надежду на лучшее»29. Анализ комплекса указанных воспоминаний еще раз подтверждает высокую эффективность работы немецкой пропаганды, сумевшей поддерживать дух военных и мирного населения в обстановке серьезных неудач и поражений.

Воспоминания артиллериста Г. Метельмана относятся также ко второй группе мемуаров и в целом являются менее информативными, хотя созданы на основе записных книжек, которые он вел во время войны. В разборе воспоминаний очень сложно определить место и время действия, автор вводит изобилие второстепенных деталей, сделана попытка олитературивания повествования. Вместе с тем очень ярко на бытовом уровне показана длинная эпопея отступлений зимой-весной 1944 г., на основании непрекращающегося отхода мемуарист с иронией делает вывод, что «наше гениальное» верховное командование утратило всякую надежду сдержать надвигавшихся русских, что свидетельствует о нигилистическом отношении к вышестоящему руководству30.

Очень нетипичны по сравнению с другими мемуарами анализируемой серии выводы Г. Метельмана: «…до сих пор меня гнетет чувство вины за себя и за своих товарищей, по вине которых пострадало столько ни в чем не повинных людей в России. Это тяжкое бремя я не в силах сбросить с плеч…»31. Весьма редко немецкие ветераны ощущают именно свою личную ответственность (а не вышестоящего руководства) и готовы признать свои ошибки и поступки, поэтому откровенность мемуариста заслуживает уважения. Учитывая все обстоятельства, даже при невысоком уровне информативности, мемуары Г. Метельмана, также как и другие свидетельства его современников, безусловно, расширяют источниковую базу изучения завершающего этапа Второй мировой войны.

Таким образом, оценивая новую серию воспоминаний ветеранов Вермахта, опубликованные издательством «Яуза-пресс», можно констатировать, что при определенных вышеуказанных просчетах в научный оборот вводится весьма обширный, новый и интересный комплекс источников личного происхождения по вопросу изучения событий на Восточном фронте. Необходимо отметить, что работа с данным массивом источников должна обязательно вестись на основе критического подхода к мемуарам, который на сегодня достаточно разработан в источниковедении. Сравнительный анализ разнообразных мировоззрений и взглядов авторов мемуаров, введение в оборот нового фактического материала является позитивным моментом для дальнейшего исследования событий Второй мировой войны, и, надеемся, публикация воспоминаний в серии «Жизнь и смерть на Восточном фронте» будет продолжена.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Кунов К. Свинцовый ливень Восточного фронта. – М.: Яуза-пресс, 2009. – 256 с.

2 Цвайгер А., Ноейнбуш Х. Кровавое безумие Восточного фронта. – М.: Яуза-пресс, 2009. – 256 с.

3 Там же.

4 Брюннер М. На танке через ад. Немецкий танкист на Восточном фронте. – М.: Яуза-пресс, 2009. – 224 с.

5 Липпих В. Беглый огонь! Записки немецкого артиллериста 1940-1945. – М.:2009. – 304 с.

6 Метельман Г. Сквозь ад за Гитлера. – М.: Яуза-пресс, 2009. – 384 с.

7 Киншерманн Г. Кроваво-красный снег. Записки пулеметчика Вермахта. – М.: Яуза-пресс, 2009. – 320 с.

8 Кубек В. Передовой отряд смерти. Фронтовой дневник разведчика Вермахта 1942-1945. – М.: Яуза-пресс, 2010. – 256 с.

9Кунов К. Указ соч. – С. 14.

10 Там же. – С. 13.

11 Там же. – С. 113.

12 Конев И.С. Записки командующего фронтом, 1943-1944. – М.: Наука, 1972. – С.136.

13 Машнтейн Э. Утерянные победы. – М.: АСТ; СПб: Terra Fantastica, 1999. – С. 616.

14 Zetterling N., Frankson A. The Korsun Pocket. The Encirclement and Breakout of a German Army in the East, 1944. – Drexel Hill: Casemate Publishers, 2008. – Р. 277-278.

15 Великая Отечественная война 1941-1945. Военно-исторические очерки. В 4-х кн. – Т.3 – М.: Наука, 1999. – С. 37.

16 Цвайгер А., Ноейнбуш Х. Указ соч. – С. 41.

17 Там же. – С. 42.

18 Там же. – С. 52.

19 Там же. – С. 189-190.

20 Брюннер М. Указ. соч. – С. 109.

21 Там же. – С. 130.

22 Липпих В. Указ. соч. – С. 293.

23 Там же. – С. 221-222.

24 Там же. – С.227-228.

25 Киншерманн Г. Указ. соч. – С. 233.

26 Там же. – С. 241.

27 Кубек В. Указ. соч. – С. 254-255.

28 Липпих В. Указ. соч. – С. 227.

29 Метельман Г. Указ. соч. – С.310.

30 Там же. – С. 311.

31 Там же. – С. 379.




Там, где брак без любви, будет любовь без брака. Томас Фуллер
ещё >>