В. С. Швырев рациональность в спектре ее возможностей - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Исследование распределения энергии в спектре лампы накаливания. 1 76.11kb.
Коммуникативная рациональность 1 40.53kb.
Научная рациональность в техногенной культуре: типы и историческая... 1 181.98kb.
Научная рациональность и философский разум. 2003. (Гайденко П. 28 6566.53kb.
Программа для управления мобильными телефонами Nokia с пк 1 25.5kb.
Рациональность группы нижних треугольных матриц порядка над полем... 1 47.66kb.
Рациональность мотивации деятельности социального субъекта в контексте... 1 104.71kb.
Проблема международной ответственности в спектре мнений 6 508.06kb.
Я. М. Карандашев, Б. В. Крыжановский 1 114.91kb.
Гершель (Herschel) 1 19.42kb.
Физическая природа звезд 1 101.15kb.
Мысль и рациональность: ритуальное единство действия Кребель, И. 1 92.87kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

В. С. Швырев рациональность в спектре ее возможностей - страница №1/19

Российская Академия Наук
Институт философии

ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ РАЦИОНАЛЬНОСТИ


ТОМ 1


СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие ……..………………………………………………………………….. 3
РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА......................................................................................................................... 7

В.С.Швырев РАЦИОНАЛЬНОСТЬ В СПЕКТРЕ ЕЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ....... 7

А.А.Новиков РАЦИОНАЛЬНОСТЬ В ЕЕ ИСТОКАХ И УТРАТАХ ............. 30

Е.П.Никитин СПЕЦРАЦИОНАЛЬНОСТЬ ..........................56

Н.С.Мудрагей РАЦИОНАЛЬНОЕ - ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ:

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ И ПРОТИВОСТОЯНИЕ………71

А.В.Кураев, В.И.Кураев РЕЛИГИОЗНАЯ ВЕРА И РАЦИОНАЛЬНОСТЬ.

Гносеологический аспект 88

Г.Д.Левин CAUSA FINALIS КАК КРИТЕРИЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ ........ 114

Дискуссия ....................... 134


РАЗДЕЛ ВТОРОЙ. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ В СОЦИАЛЬНОМ ПОЗНАНИИ И СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛЬНОСТИ ……………………………………………….......157

М.А.Розов ИСТОРИЯ НАУКИ И ПРОБЛЕМА ЕЕ РАЦИОНАЛЬНОЙ РЕКОНСТРУКЦИИ …………………………………………………………………………157

Н.М.Смирнова ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ РАЦИОНАЛЬНОСТИ В СОЦИАЛЬНОМ ПОЗНАНИИ …………………………………………………....................... 193

В.Г.Федотова РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК ПРЕДПОСЫЛКА И СОДЕРЖАНИЕ

МОДЕРНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА ………………….. ............... 216

И.П.Фарман РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК ПРОБЛЕМА КУЛЬТУРЫ И ПОЗНАНИЯ ............................................................................................................. ……….238

Дискуссия ....................................................................................................... 261
РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И СВОБОДА ……………………... 282

А.Л.Никифоров СООТНОШЕНИЕ РАЦИОНАЛЬНОСТИ И СВОБОДЫ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ....................................................................... 282

Е.Л.Черткова РАЦИОНАЛЬНОСТЬ - КРИТИКА - СВОБОДА ...................... 299

В.Н.Порус ПАРАДОКСЫ НАУЧНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ И ЭТИКИ…… 317

Дискуссия ............................................................................................................ 336

Москва


1995

ББК 15.1


И-90

Редакционная коллегия:

доктора филос. наук: П.П.Гайденко, В.А.Лекторский,

академик В.С.Степин

Ответственный редактор

доктор филос. наук В.А.Лекторский

Рецензенты:

доктора филос. наук: А.П.Огурцов, Б.И.Пружинин

И-90 Исторические типы рациональности / Отв. ред.

В.А.Лекторский. - Т.1. - М., 1995. - 350 с.


В первом томе двухтомной монографии "Исторические

типы рациональности" проблема рациональности

рассматривается в ее историческом, гносеологическом,

социокультурном и историко-научном преломлениии.

Рациональность раскрывается как ценность культуры,

как способ познания и социальной деятельности;

проблема анализируется в контексте современной

духовной ситуации. Исследуются взаимоотношения

рациональности и веры, рационального и

иррационального, рациональности и свободы и т.д.,

прослеживается зависимость процессов модернизации

общества от характера и типов господствующих

представлений о рациональности. В конце каждого

раздела книги помещены дискуссии между авторами, что

поможет читателю полнее и глубже понять содержание

проблемы рациональности.

ISBN 5-201-01891-2 № ИФРАН, 1995

ПРЕДИСЛОВИЕ

Проблема рациональности по многим причинам является одной из

центральных в современной философии. Можно показать, что

почти все дискуссии, ведущиеся сегодня в разных областях

философского знания, начиная с теории познания и философии

науки и кончая этикой, социальной и политической философией,

так или иначе выходят именно на эту проблематику.

Это, разумеется, не случайно. Дело в том, что та совокуп-

ность идей и идеалов, которая в течение последних столетий

во многом определяла развитие не только западноевропейской

философии, но и западной культуры в целом, и которую иногда

называют "Проектом Просвещения", начинает ныне подвергаться

самому решительному критическому переосмыслению. Эта кри-

тическая ревизия, осуществляемая очень по-разному и самыми

различными течениями современной мысли, имеет под собой

серьезные основания.

Одной из центральных для "Проекта Просвещения" является идея

о глубокой внутренней связи между достижением свободы,

освобождением человека от гнета внешних (природных и соци-

альных) обстоятельств и выработкой рационального знания, ис-

пользуемого для переустройства мира. Рациональное знание

приобретает высокий этический и культурный статус, а

рационализация природы и общества рассматривается как

необходимое условие гуманизации. Прогресс науки и ее

технических приложений, позволяющий преобразовать природу,

подчинить стихийные природные силы человеческому контролю,

развитие современного либерально-демократического общества,

в рамках которого каждый имеет возможность разумно

осознавать и отстаивать свои интересы и учитывать интересы

других - все это рассматривается как движение по дороге

освобождения, как прогресс в осуществлении свободы. Этот

прогресс предполагает устранение путем рациональной критики

всего того, что мешает человеку в его освободительном

порыве, что выражает его не-свободу, зависимость от внешних

сил и что выступает как нечто противостоящее разумности,

рациональности, как нечто иррациональное: мифы, религии,

суеверия, предрассудки, все отжившие формы мысли и действия.

Вся эта совокупность идейных установок, составлявших "Проект

Просвещения", подвергается сегодня серьезнейшему

критическому испытанию. Ныне уже всем ясно, что безудержное

развитие в рамках технической цивилизации, нацеленность на-

учно-технического прогресса на покорение и преобразование

естественных стихий привели не к гуманизации отношений че-

ловека и природы, а к глобальному экологическому кризису,

угрожающему самому человеческому выживанию. Развитие техни-

ческой рациональности в самом широком смысле слова (включая

технику ведения экономических, административных,

политических и иных дел) не только не привело к росту

человеческой свободы, а, наоборот, выразилось в создании

системы механизмов, имеющих собственную логику

функционирования, отчужденных от человека и противостоящих

ему и его свободе. Внедрение рационального начала в

общественную жизнь обнаружило явные пределы, а

рационализация техносферы и ряда областей экономики

3
сопровождается в современном обществе эрозией культурных

смыслов и потерей идентичности, в результате чего человек

ощущает себя в ситуации, ускользающей из под его контроля.

Сами представления о рациональности знания вообще, научного

знания в частности и в особенности, тоже начинают пе-

ресматриваться. Оказывается, что можно говорить о разных ти-

пах и формах рациональности знания и науки, что знание не

только не противостоит вере, а необходимо включает ее в

себя, что взаимоотношения религии и науки в системе культуры

тоже не столь просты, как это казалось до недавнего времени,

что критически-рефлексивная рациональность не исключает, а

предполагает авторитет традиции.

Казалось бы, описанная ситуация заставляет определенно

отказаться от всяких попыток связывать судьбы человеческой

свободы и даже более широко судьбы человека вообще (если

считать, что свобода не обязательно и не всегда является

главной ценностью человеческой жизни) с культивированием

рационального начала. Такого рода предложения есть, и они не

столь редки. Однако если принимать их всерьез, то следует

отказаться от большинства завоеваний европейской мысли не

только в области науки и техники, но и во многих сферах

культуры (таких, например, как система права, философия,

многие виды литературы и искусства), ибо рациональность

является конститутивным элементом всей западной культуры в

целом. Между тем, такого рода отказ не выводит из кризиса, в

котором оказалась цивилизация, не только потому, что

буквальный возврат к временам архаики невозможен, но и

потому, что справиться с сложнейшими проблемами современного

человечества можно только рациональными методами (роль

рационального начала даже возрастает в связи с

возникновением т.н. "информационного общества").

Представляется, что выход из описанной критической ситуации

связан не с отказом от идеи рациональности, а с ее переос-

мыслением, с разработкой представлений о ее разных

культурно-исторически обусловленных типах и формах, с

поисками таких ее новых форм, которые не были бы

односторонне технологическими и узко сциентистскими.

Вся эта проблематика особенно актуальна и в некотором смысле

болезненна для нашей страны. Господствовавшая у нас в

продолжение многих десятилетий идеология довела до логичес-

кого конца и даже до абсурда ряд представлений о

рациональности, характерных для технологической цивилизации.

Идея преобразования природы на разумных началах выступила в

форме проектов полной переделки естественно протекающих

процессов, тотального контроля за ними со стороны человека и

привела на практике к катастрофическим экологическим

последствиям. Идея рационализации меж-человеческих отношений

(которая всегда истолковывалась как их гуманизация) была

доведена до проектов переделки ("перековки") самого

человека, создания "человека нового типа", и выполняла на

практике роль идеологического обоснования чудовищных

репрессий тоталитарного режима. Крушение этой идеологии с ее

технократизмом и узким сциентизмом вызвало весьма

характерную реакцию: в современном российском обществе

4
нарастает волна анти-научности и анти-рациональности,

которая грозит затопить всякие остатки здравого смысла.

Влияние этой обскурантистской реакции усиливается той

бедственной ситуацией, в которой в силу разных причин

оказалась сегодня в нашем обществе наука и которая привела к

резкому падению престижа научного знания и образования.

Между тем, без развитой науки, без культивирования ра-

ционального знания и рациональности в новых формах не суще-

ствует возможности перехода в цивилизацию XXI века. Отказ от

рациональности вообще и от науки в частности означает

выпадение из общей линии развития современной цивилизации.

Коллектив авторов данной книги попытался обсудить комплекс

проблем, о которых шла речь выше.

В первом разделе помещены статьи, касающиеся самых

принципиальных вопросов понимания рациональности: рацио-

нальность как мировоззренческая проблема, различные типы и

формы рациональности. Речь идет о культурно-исторической

обусловленности типов и форм рациональности, о взаимоотно-

шении рациональности и веры, рациональности и религии, ра-

ционального и иррационального компонентов культуры. Второй

раздел посвящен рациональности в научном познании и соци-

альной деятельности. Здесь специально обсуждаются вопросы о

возможности понимания науки в качестве системы рациональной

деятельности и о рациональной реконструкции истории научного

знания, о новых типах рациональности в современных науках об

обществе и человеке, о связях между рационализацией,

модернизацией и "пост-модернизацией" и о месте в этом про-

цессе т.н. "коммуникативной рациональности". Наконец, статьи

третьего раздела посвящены такой универсальной и вместе с

тем остро современной теме, как связь рациональности и

свободы. Совместимы ли рациональность и свобода? Авторы

этого раздела дают разные ответы на этот вопрос и выводят из

предлагаемых ими решений различные следствия относительно

понимания свободы, творчества, морали, нравственности,

критическо-рациональной рефлексии.

Все статьи, помещенные в разных разделах книги, остро

дискуссионны. Разные авторы защищают не только различные, но

нередко и прямо противоположные точки зрения по тем же самым

вопросам. Поэтому мы сочли целесообразным после каждого

раздела публиковать дискуссию между авторами книги.

Дискуссия позволяет выявить достоинства и недостатки той или

иной позиции, эксплицировать некоторые до этого скрытые

предпосылки рассуждений, развить в связи с соответствующей

концепцией систему аргументов и контраргументов. В

результате читатель получает возможность более ясно

представить всю сложность обсуждаемых проблем и

неоднозначность предлагаемых решений.

Данная работа подготовлена в лаборатории теории познания

Центра эпистемологии Института философии Российской Академии

Наук. Написав эту работу, мы отнюдь не завершили разработку

всего круга тем, связанных с ролью идеала рациональности в

современной культуре. Наоборот, как нам представляется, мы

только начинаем по-настоящему изучать эти вопросы, которые

приобретают все новые и нередко неожиданные формы и которые

5
являются смысложизненными для современной культуры в целом,

российской культуры в частности и в особенности.

Предисловие к книге написано В.А.Лекторским.


6

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ


РАЦИОНАЛЬНОСТЬ КАК МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

Типы и формы рациональности


В.С.Швырев

РАЦИОНАЛЬНОСТЬ В СПЕКТРЕ ЕЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ


К проблеме оценки рациональности как ценности культуры
Рассмотрение сущности рационального начала в человеческом

сознании, его возможностей и значимости, взаимодействия с

другими формами отношения человека к миру всегда находилось

в центре внимания философии, которая, как известно, сама

возникает и развивается как рационализация мировоззрения.

Однако в различные эпохи эта сквозная тема философской мысли

приобретает, естественно, свои специфические формы, за-

остряется в различных ракурсах. В наше время, если брать ее

в глобальном, общечеловеческом масштабе, она связана, прежде

всего, с характерными чертами развития научно-технической

цивилизации, с порождаемыми ею формами сознания со всеми его

конфликтами, сложностями и противоречиями, так драматически

обнаружившимися к концу XX века.

Бесспорные успехи рационального сознания, проявившегося,

прежде всего, в развитии науки, научной рациональности,

становлении и развитии научно-технической цивилизации, при-

вело, с одной стороны, к распространению сциентизма, для

которого, по выражению Г.Рейхенбаха, вера в науку в

значительной мере заменила веру в Бога 1. Действительно,

можно утверждать, что наука в секуляризированном

мировоззрении в значительной мере стала играть роль религии,

способной дать окончательный и безусловный ответ на все

коренные проблемы устройства мира и человеческого бытия. С

другой стороны, отчетливо выявившиеся в наше время

деструктивные антигуманные последствия научно-технической

цивилизации порождают и активную оппозицию сциентистскому

культу научной рациональности, когда распространение

последней делают в значительной мере ответственным за пороки

и грехи этой цивилизации. При этом протест против

сциентистской абсолютизации роли и возможностей науки, пе-

рерастающий зачастую в резкий негативизм по отношению к ней,

выступает как специфическая современная форма критики не

только рационализма, выступающего в этом контексте в форме

сциентизма, но и возможностей рациональности как таковой,

рационального типа сознания, рационального способа отношения

к действительности. Соглашаясь с возражениями против

неумеренных притязаний агрессивного сциентизма, понимая не-

состоятельность абсолютизации господствующей в нашей циви-

лизации формы научной рациональности, восходящей к галиле-

евско-ньютонианскому естествознанию Нового времени, нельзя в

то же время недооценивать или тем более опровергать значи-

____________________

1 Reichenbach H. The Rise of Scientific Philosophy.Berkley, 1951. P. 43-44.

7
мость рациональности как таковой в качестве необходимой цен-

ности нашей культуры. Но при этом сама рациональность, в

частности, научная рациональность должна быть понята доста-

точно широко, на высоте своих позитивных возможностей, бу-

дучи свободна от ограниченностей и деструкций в своих специ-

фических формах.

Одним из важных направлений современной критики науки,

перерастающей в негативизм к рациональности вообще, именно в

философском аспекте, является попытка дискредитации клас-

сического просветительского представления о науке как о

воплощении свободного критического антиавторитарного и

антидогматического духа. Вспомним известную позицию

П.Фейерабенда, согласно которой наука в действительности

является закамуфлированным прибежищем самого настоящего до-

гматизма и авторитаризма и не имеет в этом отношении никаких

преимуществ перед мифом и вообще донаучными и вненаучными

формами сознания. Эта, во многом рассчитанная на со-

знательный эпатаж читателя, воспитанного в духе

благонамеренного рационализма и сциентизма, позиция

"эпистемологического анархизма" П.Фейерабенда, затрагивает

очень важную тему догматизации позиций сознания, претенду-

ющего, по крайней мере, в своих истоках на соблюдение норм и

принципов рациональности. Более того, опасность догматизации

этих позиций усугубляется именно их апелляцией к рациональ-

ному началу, к идеалам свободного, самокритического поиска

истины. Замечу, что, как мне кажется, именно представление о

лживости и аморальности этих апелляций и определяет личност-

ный пафос критической позиции П.Фейерабенда. Печальный опыт

господства в советском обществе тоталитарной официозной

марксистско-ленинской идеологии убеждает в том, что при

известных условиях представления и идейные позиции,

претендующие на рациональность, и, более того, сохраняющих

внешние признаки на научности и рациональности, оказываются

в сущности феноменами догматически-авторитарного сознания,

принципиально враждебными той свободе, критичности,

"открытости" мысли, которые всегда рассматривались как

атрибуты научно-рационального сознания. Более того, идея

рационального подхода к действительности при определенном ее

истолковании и использовании может выступить как средство

укрепления всевластия авторитарной догмы, от имени которой

определенные социальные силы осуществляют свое господство

над людьми. Конечно, при этом она реально использует всякого

рода предрассудки, темные инстинкты, эгоистические

социальные интересы и пр. Без всего этого она как догма не

могла бы утвердиться, - это бесспорно. Но столь же

бесспорно, что она пытается опереться при этом на авторитет

рациональности, действовать от ее имени 2.


____________________

2 Я не ставлю и не рассматриваю здесь особый и

весьма важный вопрос о соответствии критериям подлинной

научности марксизма, как он разрабатывался его классиками, я

говорю лишь об официозно-догматической идеологии в том ее

виде, в каком она существовала в нашем обществе.


8
Если угодно, можно говорить о существовании в нашем обществе

своего рода официозного псевдосциентизма, который составлял

часть господствующей идеологии. Конечно, реально эта

идеология была весьма далека от подлинного духа научности с

ее критичностью и признанием авторитета реальности перед

иллюзиями и мифами. Однако она пыталась выступать от имени

науки и одно это принуждало прокламировать последнюю как

официальную идеологическую ценность. В этом отличие,

заметим, коммунистической идеологии от тоталитаристской

идеологии нацистско-фашистского, расистско-шовинистического,

религиозно-фундаменталистского и т.п. типов, которые не

заигрывали с идеалами рациональности и научности,

предпочитая откровенно опираться на иррациональные факторы

сознания. Принципиально важно, однако, то, что такое

перерождение рациональности определяется не только внешними

социальными факторами, они реализуют некоторые возможности,

заложенные в самой природе рационального сознания.

Корни этой опасности лежат в том, что собственно представ-

ляет собой специфику рационального познания мира, как оно

выступает в философии и науке, а именно - наличие концепту-

ального аппарата, моделирование реальности в системе

понятийных конструкций науки, надстраивающихся над

обыденными представлениями о мире. Обеспечивая проникновение

человеческой мысли в слои реальности, недоступные

неспециализированному обыденному сознанию, рациональное

сознание в то же время создает особый мир идеальных

конструкций, "теоретический мир", как его называют в

философско-методологической литературе. И может происходить

"отчуждение" этого "теоретического мира" от мира, в котором

существуют реальные живые индивиды с их личностным

сознанием, происходящее за счет разрыва "обратных связей"

мира теоретических конструкций с этим живым реальным миром,

замыкание теоретического мира на самого себя, превращения

его в некую "суперструктуру", довлеющую над живым личностным

познанием во всем богатстве его мировосприятия и

мироотношения. Свойственная рациональному сознанию установка

на фиксацию в этих идеальных конструкциях действительности в

ее сущностном бытии ("сущность", "закон", "объективная

необходимость" и т.п.) может приводить к претензиям на

приоритет по отношению ко всем неотчуждаемым от живых

индивидов формам освоения ими окружающей их реальности, что

в своих крайних формах ведет к эстетической и нравственной

глухоте, вообще к подавлению живого личностного

самостоятельного мировосприятия и мироотношения.

Отчужденные от многообразной, многокрасочной действи-

тельности с ее противоречивыми тенденциями и от живых людей

в полноте их реального существования идеальные конструкции

независимо от их возможных рациональных источников при оп-

ределенных социальных условиях превращаются в догму, которая

выступает в качестве "идеального плана", программы, проекта

тотального преобразования действительности - общества,

людей, природы. И опять-таки универсальную обязательность,

принудительность, тотальность этого преобразования пытаются

оправдать рациональной обоснованностью лежавших в основе

9
соответствующих программ представлений о всеобщих законах

развития общества, об объективной необходимости и пр.

Эти действительно существующие опасности познавательных и

социальных последствий отрыва научно-теоретического сознания

от живой действительности, подавления его социальным

авторитетом свободы и многообразия личностного миро-


следующая страница >>



Журналист — это писатель, редактируемый своей газетой. Адриан Декурсель
ещё >>