Учитель иванов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Правительство республики марий эл военный комиссариат республики... 12 1267.92kb.
Адрес библиотеки 1 46.61kb.
Учебник Читающая кафедра 29 3906.01kb.
1/4: команда №1 (2006 и Ко) – сб. 1 35.11kb.
Михаил Степанович иванов, доктор богословия, профессор Московской... 1 154.94kb.
Учебное пособие по историческому краеведению для учащихся 9 класса. 1 65.22kb.
Ядерная россия сегодня. 17 апреля 2001 1 199.39kb.
X областная дистанционная олимпиады школьников по информатике (пользовательский... 1 43.64kb.
Сергей Григорьевич Иванов Двое Сергей Иванов Двое 7 1711.64kb.
День Ивана Купалы по православному календарю) в ночь с 6 на 7 июля... 1 57.09kb.
Курс лекций / Н. А. Иванов; сост. Н. М. Горбунова; Ин-т востоковедения... 1 42.55kb.
Книга первая победитель природы «Я, Иванов Порфирий Корнеевич, прошу... 11 2591.04kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Учитель иванов - страница №1/7

УЧИТЕЛЬ ИВАНОВ

Жизнь и учение

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

Г л а в а 1

Я понадобился в природе

Г л а в а 2

Откуда Я эту мысль взял, что таким стал

Г л а в а 3

Один человек в поле воин

Г л а в а 4

Поймите мое терпение, люди

Г л а в а 5

Просите меня как Учителя

Г л а в а 6

Чувилкин бугор. Рождение Сына

Г л а в а 7

Гимн жизни

Г л а в а 8

Детка, прими от меня несколько советов

Г л а в а 9

Учитель просит не молчать, а делать

ПРЕДИСЛОВИЕ

Для каждого из нас здоровье является важнейшим вопросом. Для человечества в целом сегодня на первый план выходит качество жизни и ее продолжительность. Но все соглашаются с тем, что человек рождается, живет и рано или поздно умирает.



«Я не боюсь природы, смерти не признаю, ибо ее как таковой в природе нет».

Это слова П.К. Иванова, открывшего новый этап в развитии человечества, создавшего Учение о независимой жизни человека в Природе. Учение не только открывает людям цель и смысл жизни, но и вплотную подводит к осуществлению вековой мечты человечества о бессмертии.

Сегодня, в XXI веке, мы с недоверием воспринимаем такие глобальные понятия, исходящие не от ученого или философа, а от простого человека, забывая, что историю человечества во все века двигали личности, не признаваемые современниками.

Вид человека, 50 лет проходившего без обуви и одежды, вызывает мысли о закалке, крепком здоровье, особых способностях. Это внешняя сторона, которая была видна людям, и это то, что сейчас ассоциируется с именем П.К. Иванова.

Из этой книги вы можете узнать, как простой человек, родившийся в Луганской области, стал для многих Учителем с большой буквы. Почему человека, избавлявшего людей от любых заболеваний, изолировали от общества, сажали в психиатрические больницы и тюрьмы. Что сегодня каждый из нас может сделать для своего здоровья. Как в своей жизни применить это Учение.

Глава 1

Я ПОНАДОБИЛСЯ В ПРИРОДЕ

«Я для того и родился, чтобы завоевать в Природе жизнь, чтобы люди свой поток сменили и перестали умирать».

Все на земле происходит естественно и закономерно. Большое вырастает из малого, а великое - из внешне обыденного, обыкновенного. Когда ночью 20 февраля (7 февраля по старому стилю) 1898 года под завывание вьюги в землянке бедного шахтера родился мальчик, никто, конечно, не мог знать, что когда-то день его рождения будут отмечать люди в разных концах мира.

Но тогда, в конце XIX века, все было обычно. По христианскому обряду сельский священник окрестил младенца и по святцам подобрал ему имя - Порфирий. Впрочем, вскоре сами родители, да и односельчане, стали на­зывать подрастающего мальчика уменьшительно - Паршек. Потом это имя прочно закрепилось и осталось за ним на всю жизнь.

Итак, Паршек появился на свет на южной окраине Российской империи, в русском селе Ореховка, что в тридцати пяти верстах от Луганска. Отец, Корней Иванович, работал в шахте, мать, Матрена Григорьевна, пряла и занималась домашним хозяйством. Всего в семье было девять душ детей, из них пять сыновей, и Паршек - старший сын.



«Отец всю свою жизнь работал в шахте, он был ручного труда зарубщик. Разве его руки смогли, нас всех, родившихся в то время девять детей, прокормить?»

Как большинство сельских ребятишек, Паршек ходил в церковно-приходскую школу. Однако оттуда после четвертого класса пришлось уйти - надо было помогать семье. Уже в десять лет он окунулся с головой в тяжелый крестьянский труд.

Из родных, кроме отца и матери, у него был дедушка, отцов отец. Дедушка любил Паршека больше остальных внуков, часто беседовал с ним о жизни, рассказывал о несправедливости между людьми. Мальчик любил, когда дед брал его с собой в поездки: то на базар, то в поле. Но вскоре произошло несчастье: во время полевых работ порыв степного вихря свалил дедушку с копны на землю, да так, что тот, недолго проболев, умер. Этот случай произвел неизгладимое впечатление на семилетнего Паршека.

«С раннего детства я был очень впечатлительным и любознательным ко всей Природе, ко всей окружающей жизни и страшно, до слез, жалел людей, особенно бедных. Я видел вокруг себя, как люди болеют, страдают и умирают до времени, потому что они не имеют средств и умения сопротивляться Природе, ее страшным силам: холоду и болезням.

Ещё когда мне было семь лет, и дедушка мой на моих глазах упал и погиб от вихря в степи, во мне вместе с горем и страхом зародилось и загорелось зернышко идеи необходимости познания Природы и самозащиты от нее. С тех пор это зернышко где-то росло во мне и не давало покоя. Болезнь и гибель людей во время холеры в 1913 году и все, что я продолжал видеть вокруг себя в жизни, не давало мне забыть про него, питало и возбуждало во мне зернышко. Не было почвы и садовода. Я чувствовал в себе силы..., но не знал, как применить свои силы за людей против Природы».

* * *

Был ли Паршек обычным мальчиком? И да - и нет. Чем старше он становился, тем чаще и острее тревожило его то «зернышко», что жило в нем, заставляя везде и во всем искать новые подходы, решения, пробуждая новые, странные для многих людей мысли.

А жизнь шла своим чередом. В четырнадцать лет он познал тяжелый физический труд - Паршека отдали в наймы к пану за пятнадцать верст от Ореховки. Работать там приходилось по четырнадцать-пятнадцать часов в сутки, платили копейки, но и этому заработку в семье были рады. Не проработав и года, он ушел от пана: слишком тяжелы были условия работы. Но вскоре пришлось устроиться на первую в своей жизни шахту неподалеку от станции Щетово. Вставали рабочие по гудку в 4 часа утра, весь день, не разгибаясь, точили уголь.

«Мы трудились не покладая рук: иногда работали по 20 часов в сутки. Шахтер знал только шахту да казарму, не было никаких развлечений».

Молодость брала свое - хотелось погулять с друзьями, поискать счастья в других местах. Паршек вырос и стал высоким, статным голубоглазым парнем, признанным вожаком сельской молодежи и зачинщиком всяческих проказ. Он был удачлив в кулачных боях, нравился девушкам. Нравилась и ему одна девушка - Аленка, и даже подумывал он о женитьбе: возраст уже подошел. Но родители Аленки были зажиточные и не хотели выдавать свою дочь за бедняка.

Подоспело время призыва, и Паршека отправили служить в гвардейский стрелковый полк Царскосельского гарнизона. Шел 1917 год. Вскоре после свержения царя часть была направлена на фронт. Но воевать ему не пришлось - началось перемирие. Во время службы в армии Паршеку приходилось сталкиваться с большевиками, ему были близки слова о равенстве, братстве, справедливости для всех бедняков. Одно время ему казалось: а вдруг это то самое - новое?

«И даже думать тогда никто не мог, что будет новое в жизни и что Ленин своею агитацией для всего мира может заставить с 1917 года историю говорить по-новому».

Дома вся родня была рада возвращению Паршека, и он тут же решил помочь своей семье поправить материальное положение: поступает на работу, пробует торговать, берется за любой труд.

На свадьбе своего друга Паршек познакомился с девушкой из деревни Рашково из-под Луганска - Ульяной, а через некоторое время посватался к ней. В 1918 году Ульяна Городовитченко стала его женой, с которой он прожил более полувека.

Двоих сыновей вырастили и воспитали Ульяна Федоровна и Порфирий Корнеевич. Андрей родился в 1918 году, а Яков - в 1925-ом. Любил своих сыновей Паршек, очень старался обеспечить им безбедную жизнь, но не всегда это получалось.

В стране была разруха, шла гражданская война. Как сочувствующий большевикам Паршек иногда участвует в военных операциях на стороне красных, но главная его забота - прокормить семью, выжить в это смутное время. Очень хотелось ему уйти в Красную Армию, но Ульяна Федоровна упросила мужа не делать этого. По возможности Паршек старался помогать красным: взорвал мост возле Македоновки, пустил под откос белогвардейский поезд. Однажды вместе с другом Иваном они подожгли белогвардейский самолет, после чего пришлось спасаться бегством из родного села.

В те годы человеческая жизнь недорого стоила, можно было пропасть ни за что. Вот и Паршек несколько раз был на краю гибели - в 1921 году он тяжело заболел тифом, но все же выжил. В другой раз, направляясь с товарищем по торговым делам, был захвачен бандитами. И опять повезло - товарища застрелили сразу, а его отпустили со словами: «Иди, жалко твою молодость».



«Я сам не знаю, кто мне давал такие возможности выкарабкаться из этой немоготы».

По мере взросления все чаще ум будоражили мысли: что за доля у человека? Родился, живет в бедности и труде, в войне и борьбе, болеет и умирает...



«С бедностью я все же мирился, но я не мог примириться с одним - со смертью. Я крепко и много думал над тем, почему это люди мрут, и что за причина? Мне было страшно и не хотелось умирать.

Осенью 1922 года Паршека выбрали вожаком сельской бедноты, переезжающей на новые земли в Провалье, в семидесяти пяти километрах от Ореховки. Новый хутор по жребию назвали Ивановкой. Здесь со временем семья стала жить в достатке. Но Паршек оставался на стороне бедноты, даже вступил кандидатом в ячейку ВКП(б) в Гуково. Начал ходить на собрания, читать газеты, заниматься самообразованием. Из-за разногласий с отцом, который, став к тому времени крепким хозяином, не хотел вступать в колхоз, с женой и двумя сыновьями переехал в г. Красный Сулин Ростовской области, где был куплен дом.

Началась новая для всей семьи городская жизнь. Паршек записался в партшколу, регулярно ходил на занятия, читал газеты, слушал радио. При вступлении в партию навсегда отказался от водки и вина. Уже тогда он начал записывать свои мысли, наблюдения над жизнью, даже пытался писать статьи в газеты.

* * *

Но опять, будто какая-то сила вырывает его из нормальной жизни.

Одно время в Сулине Паршек торговал мясом. Из-за незнания законов он не уплатил патентный налог, за что был осужден и на два года отправлен в Архангельскую область валить лес. Своей добросовестной работой, перевыполняя норму, Паршек быстро заслужил хорошее отношение к себе, стал бригадиром и, в конце концов, был досрочно освобожден. Через одиннадцать месяцев он вернулся в Сулин к жене и детям, которые с радостью встретили его.

Приехав, Паршек устроился грузчиком на заводе, а затем переехал в Зверево, где работал кладовщиком лесного склада. Но здесь его опять подстерегала неприятность. Кое-кому из начальства захотелось воспользоваться государственным имуществом, Паршек пытался этого не допустить, и начались скандалы - его уволили с одной работы, затем с другой, после чего возникла угроза заключения. С горечью он думал: «Неужели честно работать нельзя?»

В поисках новой работы Паршек переехал в Армавир, где ему помогли устроиться заготовителем в Армлеспромсоюз. Шел 1931 год. Вероятно, именно здесь и в это время, в возрасте 33 лет Паршек вплотную подошел к решающему моменту - коренному изменению своей жизни. Все пережитые невзгоды и неприятности, уверенность в том, что между Природой и человеком лежит трагическое противоречие, даже вражда, чтение трудов Маркса, Энгельса, Ленина, профессоров Богомольца, Саркизова-Серазини, - все это вылилось в страстное желание начать делать что-то новое. Смутно ощущалось, что выход есть, он близко, не в науке, не в экономике и политике, а только в самом человеке и в его отношении к Природе.

Особое впечатление на Паршека произвела книга профессора Ранке о человеке, которая попала ему в руки в Армавире.



«В книге профессора Ранке я видел человека, стоящего сбоку возле гориллы, обезьяны. Почему же наука медицина не поставила его в таком костюмчике, в котором ходят все? Я задумался над этим человеком, кто совершенно был наг...».

Он начал проводить первые опыты над собой. Стал ходить без шапки, легко одеваться, иногда бегал там, где его никто не видел, опять же - полураздетый. Кроме того, Паршек пробует сознательно голодать, в своих частых поездках по работе - не сидеть, а как можно больше находиться на ногах, не спать...



«Я тогда уже ходил без головного убора, знал я, что это для меня есть новое, но не знал, что это - начало моей идеи».

Паршек стал по-новому ощущать свой организм: шли токи, тело как бы пронизывало иглами. Появилась сила и уверенность в том, что эту силу можно передать людям.

В своих записях Паршек часто вспоминает случай, когда он по служебным делам поездом ехал в Майкоп. На одной из станций в вагон вошла женщина с плачущим без умолку ребенком на руках.

«Я подошел к матери этого дитя, вежливо спросил у нее разрешения взять его на руки. А у самого зародилась мысль такая: если ребенок этот замолчит, то мое намеченное в жизни должно совершиться. Значит, я правильно иду со своим намерением. Мне было тогда 33 года. Я молодо выглядел, ходил без шапки и вводил частичные режимы на своем лично теле... Мать разрешила взять дитя. Мальчик этот у меня на руках замолчал, больше рта не раскрывал. Только сейчас я увидел на этом мальчике, что мои руки стали строить все то, что требовалось для будущей жизни. Таких людей до меня еще не рождала Природа, чтобы он для этой цели родился. Я оказался между всеми людьми первым во всем этом деле».

И наступил момент, когда Паршек, молодой человек, не лучше и не хуже других людей, почувствовал, что именно он понадобился в Природе. Именно он должен освободить людей от тяжелого труда, болезней, смерти и принести им учение о жизни, которое есть в Природе.



Г л а в а 2

ОТКУДА Я ЭТУ МЫСЛЬ ВЗЯЛ, ЧТО ТАКИМ СТАЛ

«Весной 1933 года у меня Природой родилось сознание».

1933 год был годом больших бед, массового голода в России и на Украине. Люди вымирали целыми деревнями от истощения и болезней. Из тетради Учителя:



«Люди, стонущие, выпросили меня у Природы. Я пришел сюда, на землю, не для того, чтобы мною человек здорового характера капризничал. А я наметил бедного, страдающего, больного человека...»

В начале 1933 года в Армавире Паршек встретился с человеком, который всегда, даже зимой, ходил без шапки. Это был некий Федот Леонтьевич, грузин по национальности, из Тбилисской строительной конторы. Они были дружны, даже жили некоторое время вместе на одной квартире. Разговоры с ним не прошли даром для Паршека.



«Меня вдруг озарила мысль, что человек закаленный может не бояться Природы... Эта мысль день и ночь стучалась в мою голову. И вот однажды, когда я ночью сидел за книгами и на мгновение забылся от усталости, я увидел во сне прекрасного вида человека, который смело шел по снегу совсем обнаженный. От этой картины я пробудился весь возбужденный, и этот образ стал для меня примером и целью.

Из всего этого во мне созрела идея и смелое решение найти и выработать в самом себе силы не бояться Природы, а идти в Природу, чтобы овладеть ее богатствами, ее условиями и силами, чтобы они шли не на вред и ужас, а на пользу народа, чтобы человек не боялся Природы, не зависел и не страдал от Природы из-за своего тела, а стал Хозяин своего тела и всей Природы. Я решил сам закалять и перерабатывать свое тело так, чтобы оно не получало вред от Природы, а пользу, чтобы проложить путь к богатствам Природы для нашего народа и для каждого человека».

* * *

25 апреля 1933 года. Теперь в этот день последователи Учителя Иванова празднуют этот день как самый великий праздник - День рождения Идеи независимой жизни человека в Природе.

К этому дню Паршек шел всю свою жизнь. Сейчас, по прошествии десятилетий, нам видно, насколько целенаправленно и в срок этот человек был подготовлен Природой к принятию своей великой миссии. Его природные задатки, постоянно меняющиеся условия жизни, стремление к новому знанию, знаки, полученные им от Природы, ее силы, подаренные ему, чтобы он выдержал и не усомнился, - все это обусловило появление среди людей Учителя Иванова.

«Это было 25 апреля, когда в Природе развивалось на земле тепло. Иду я по Кавказу между горами по лесу, возле речки Белой. В это время получаю с высоты Природы такую в голову мысль: а почему это так получается в людях? Они живут, они кушают сладкое, жирное, они одеваются в форму фасонную до самого тепла и в доме со всеми удобствами живут - а заболевают? Болеют и умирают. Это дело их нехорошее».

«Мне захотелось всем людям сказать, что мы ошиблись в этом, здоровья своего не получили. Воюем с Природой, рвем на куски нашу землю. Хотим только теплое и хорошее. Но Природа сильна не дать, набрасывает на нас холодное и плохое, и мы горим в этом. Зависимая сторона удовлетворяет человека один раз, потом убирает».

Паршеку открылось, что спасение человека в том, что он должен достигнуть независимости, т.е. научиться жить без потребности в одежде, жилом доме и пищи в любых природных условиях как летом, так и зимой. Такой независимый человек победит болезни и смерть.



«Природа подсказала снять с себя чужое».

Но как это сделать, с чего начать? Паршек начал с того, что навсегда снял шапку и проходил зиму в Армавире без нее, причем морозы достигали минус 27 градусов при сильных восточных ветрах. Люди же поднимали его на смех, завидев идущим зимой без шапки.

Так Паршек впервые столкнулся с непониманием людей, инерцией их сознания, нежеланием воспринять что-то новое. Трудно ему было и от того, что не у кого было спросить, негде прочитать. Все приходилось испытывать на себе. В зимнюю стужу по вечерам он выходил без рубашки во двор. Тело чувствовало холод очень сильно, жгли тысячи острых игл, но самочувствие становилось отличным, силы прибывали. Грипп и ангины ушли от него, простуд не стало. А ведь раньше в такую погоду начинался кашель - дело доходило до туберкулеза.

Паршек сделал для себя важное открытие: учителя на это дело нет, кроме самой Природы. А Природа - живая, в ней есть воздух, вода, земля - естественные тела, в которых, в свою очередь, содержатся живые естественные качества. Этими качествами человек может окружиться, и тогда ему не нужна будет самозащита от Природы.



«Воздух, вода и земля - по делу самые милые в Природе друзья. Они что хотят, то и сделают. А без воздуха, воды и земли мы не люди».

Выходя из дому раздетым, вдыхая ночной морозный воздух, Паршек просил:



«Ты моя Мать-Природа, дай мне жизнь и мое учение, чтобы я этому народу обоснованными фактами доказал».

И Паршек его получил - учение о Новом, независимом в Природе человеке, о возможности сохранить свое здоровье с помощью воздуха, воды и земли - учение о новой жизни. А вместе с ним Природа дала ему силы чувствовать другого человека и исцелять его - исцелять не только руками, но и мыслью, не прикасаясь к телу физически.

Зимой 1934 года Паршеку пришлось переехать назад, в Красный Сулин. По дороге, в станице Краснокопской, он встретил мужчину, больного туберкулезом, и дал ему совет, что нужно делать. Тот после выполнения тут же стал себя чувствовать хорошо. Совет был такой:

«Ноги мыть по колени холодной водой ежедня два раза систематически утром и вечером... Также разумей: найди нуждающегося человека, кто боится просить, но живет плохо, и дай ему денег, а сам перед этим скажи слова: «Я даю тебе эти деньги для того, чтобы у меня не было никакой болезни.

Дождись субботнего дня и с самого утра не кушай никакой пищи и воды до самого воскресенья, в 12 часов будешь кушать. Перед обедом обязательно выйди на Природу, подними свое лицо в высоту, очень крепко тяни вовнутрь воздух, а сам проси меня за все: «Учитель, дай мне мое здоровье», - все получишь. Три субботы так для проверки проведи...».

* * *

Того, кто несет людям учение о жизни, учит и помогает обрести себя, называют Учителем. Так Порфирий Корнеевич Иванов, Паршек, в возрасте 35 лет стал Учителем.

Однако нужно было работать, хотя Паршек уже чувствовал необходимость заниматься только своим учением. Устроившись на работу, он никогда не забывал больных, тут же помогал всем, обратившимся к нему за помощью - спас соседа дядю Николая, у которого развивалась гангрена на пальце, излечил от хронической болезни свою сестру Евдокию и многих других. В это время он отпустил длинные волосы и бороду, что и послужило поводом для увольнения с работы.

В семье наступила страшная бедность, жена плакала и ругалась, дети голодали, было время, когда даже угля для печки купить было не на что. По существующему в то время закону шесть месяцев Паршек не имел права устроиться на новую работу - хоть умирай с голоду. Он принял решение уйти из Сулина, чтобы посвятить это время только своей идее. Начался знаменитый «проход» по Донбассу, описанный им самим во многих тетрадях.

Красный Сулин, Ростов, Шахты, Новочеркасск, Новошахтинск, Провалье, Красная Могила, Свердловск Луганской области, сам Луганск, Красный Луч, Енакиево... Именно здесь, в этих городах, происходило становление Учителя, здесь начиналась Его история. Жители этих мест стали первыми свидетелями и очевидцами.

Зачем шел Паршек то в один город, то в другой? Зачем показывал чудеса исцеления? Зачем снова и снова проверял и перепроверял свои силы? Его мучил вопрос, действительно ли он тот самый, которому суждено «перевернуть все ранее сделанное человеком»! Как любому другому, ему страшно было идти в неизвестность - ведь приходилось отказываться от всего: от своего места в обществе, от почета и уважения в семье, от своих личных интересов и привязанностей - и делать только то, что подсказывала Природа.

В город Шахты Паршек вошел в одних трусах, неся в руке портфель с одеждой. Это выглядело вызывающе - никто так не ходил. Был жаркий летний день 1934 года, у колонки - очередь женщин за водой.

«Я сказал сам себе: если только эти женщины мне дадут воды, то я возвращаюсь назад - идти некуда было, а если не дадут воды, то я продолжаю свое намеченное... Я обращаюсь к одной женщине: «Вы меня извините, пожалуйста, мама. Дайте мне напиться воды». Она, по моему выводу, мною побрезговала».

Слезы навернулись на глаза. А тут еще в спину смех с балкона третьего этажа. Из города Шахты он вышел, как и вошел: не получив ни пищи, ни воды. Вспомнилось, что в Новочеркасске живет знакомый - батюшка-старообрядец Иван Климович Захаров. Паршек вынул из портфеля рубашку и брюки и направился в дом Захаровых. После разговоров улегся спать, отказавшись от ужина, а ночью, оставив свою одежду в доме священника, ушел, не предупредив никого: было намерение попробовать остаться без пищи и воды, сколько получится. С тех пор, как он ушел из Сулина, все его питание состояло из трех перепелиных яичек, которые удалось найти в брошенном гнезде в степи.

Паршек вспомнил о своем друге детства и юности Иване, который работал инженером на шахте в городе Новошахтинске. «А вдруг он поймет и поможет в моей идее?» И он направился в Новошахтинск, в дом Ивана Алексеевича и его жены Феклы. Начал рассказывать им о своем учении, но Иван, выслушав, сказал: «Никогда таким не стану». Фекла же пожаловалась на сердце.

«Я стал с ней заниматься. Я ее попросил, чтобы она смотрела на свое сердце и в это время тянула вовнутрь воздух до отказа. Она это сделала 2-3 раза, ей сделалось легко и хорошо. Она уже бегает взад-вперед, хвалится своим небывалым здоровьем, которое я ей дал. Иван Алексеевич говорит: «Ты что, врач?» - Я на него не учился. «Или знахарь?» - Даже не имею представления. «Так кто же ты?» - Я ему признался: я простой русский человек, пошел в наступление всей Природы, стал искать своим естественным телом в Природе ее качества. Их нашел, на себе развил в пользу своего здоровья. Теперь хожу, применяю для нуждающихся больных».

Не понял Паршека лучший друг, отказался помогать ему.

Дальше путь лежал уже по Донбассу. Он шел по Провальской степи, поднимался на высокие курганы, стоял и переполнялся мыслями. Не пил, не ел, не спал, даже нигде не присаживался.

Вошел в поселок Первой шахты им. Шварца, что возле Красной Могилы, постучался к бывшему односельчанину Носову Фирсу Ивановичу. Носов встретил раздетого человека с испугом. Завязался разговор и выяснилось, что Евдокия, жена Фирса Ивановича, пятый год мучается радикулитом. И ей предложил Паршек потянуть воздух три раза с высоты. Пришла с крыльца испуганная и радостная - ничего не болит. Евдокия была верующей, и, по своему разумению, назвала его «Господом».

Здесь, в доме Носовых, Паршек, наконец, поел. Таким образом он провел первое девятисуточное воздержание от пищи и воды.

Паршек уже почувствовал свои силы, но ему хотелось еще поднять тяжелобольного. Такой была Авдотья Бочарова, которая не ходила из-за болезни ног вот уже пятый год.



«Она просит меня своей вежливостью, чтобы я дал ей помощи... Я заставил ее супруга, чтобы он мне помогал: отворил окна и двери во двор, потом холодной воды в тазике принес. Я взялся мыть Авдотье ноги по колени холодной водой, помыл их, вытер. Берусь левой рукой за ее лоб, а правой - за большие пальцы обеих ног, держу, а сам регулирую ее головой, т.е. зрением: сначала она смотрит на свое сердце продолжительно, потом - на легкие, на живот, пока я заставил ее животом поворочать с боку на бок. И вот, я ее заставил тянуть воздух до отказа три раза, отчего ноги ее неожиданно услышали свою чувствительность. После холодной воды они загорелись, как жар. Потом с моими силами Евдокия все же встала на ноги».

Борьба с болезнью продолжалась шесть часов. Через шесть часов Паршек вывел больную из дома во двор, попросил взять тяпку и тяпать картошку. После чего пригласил людей освидетельствовать случившееся.

Больные с этого рудника повалили валом в дом Носовых, отбоя не было. Что делать?

«Я написал в Свердловский здравотдел письмо с предложением о моем методе. Больной взял это письмо и понес в здравотдел. Он был парализован и сам лично рассказал за Бочарову Евдокию».

Из Свердловска Паршеку передали приглашение врачей прийти в поликлинику. События далее развивались неожиданно: в поликлинике его арестовали и под конвоем милиции отправили по железной дороге в психиатрическую больницу города Сватово - по их мнению, там было место человека, разгуливающего без одежды и занимающегося незаконным лечением.

Заметив, что поезд, везший его в Сватово, замедлил на подъеме ход, Паршек спрыгнул на землю. Он решил не дожидаться милости от медиков, которые так вероломно с ним поступили. Теперь его путь лежал в Луганск.

Федор Городовитченко, сапожник, родной брат жены Паршека Ульяны Федоровны, который жил в Луганске, стал расспрашивать о сестре, о том, почему сам Паршек ходит в одних трусах. Тот рассказал о своих способностях и спросил, нет ли поблизости тяжелобольного человека. Такая женщина нашлась, она жила на Первомайской улице, из-за ревматизма не ходила и не двигала руками. С нею произошло то же, что прежде с Авдотьей Бочаровой. Через шесть часов после того, как Паршек начал с ней заниматься, на виду у всех соседей она уже ступала босыми ногами по сырой от дождя земле. Дав ей свой совет, Паршек вернулся к шурину Федору.



«Ну что, похвались, что ты сделал? - Я говорю только: «Ходит!» Он мне не поверил, сам - к знакомой. Вернулся, заходит, с ужасом мне в лицо говорит «Ты что, Господь?» - Я ему говорю: «Я русский человек, ты знаешь, где я родился, в какой деревне, зовут меня Паршек - ты же был у меня на свадьбе. У меня, Федя, никакого искусства нет, есть все естественного характера, от самой земли лежит и до самой Вселенной - нет конца и края. Мы все от нее возьмем, если только будем рыться в Природе так, как мне приходится не жалеть свое тело...»

И еще раз попытался Паршек доказать врачам свою правоту- на этот раз в Луганске. Но медики дружно сказали, что излечить такую больную невозможно, а сам он - психически больной человек. И из Луганска тоже пришлось бежать.

Захотелось увидеть жену, детей, побыть дома. И он возвращается в Сулин. Оказалось, что дома - переполох: из Новочеркасска привезли его одежду, а где сам хозяин? Родственники жены не хотели его видеть, а сама Ульяна вместе с братом Ильей ночью выбрили Паршеку голову. На работу не принимают. Как жить? Кому он нужен со своим учением?

Пристанище до октября 1934 года, когда заканчивался шестимесячный срок наказания, Паршек нашел у своего дяди Ивана Потаповича Кобзина в Красном Луче. Некоторое время он ходил одетый, пока не произошел такой случай: однажды он встретил в степи нищего, дряхлого старика в ветхой и грязной одежде. Паршек не смог пройти мимо, снял с себя всю свою одежду и отдал старику: иди, мол, своей дорогой, да никому не говори об этом. Так он опять остался без одежды.

В больших раздумьях Паршек вошел в город Енакиево. Как отнесутся к нему люди, что скажет дядя Иван Потапович? Не уйти ли в другую страну, в Польшу? Такое было отчаяние, что, когда началась гроза, стал просить Природу, чтобы убило его молнией. Он прошел под грозой весь город, вышел из него и здесь опомнился: куда я иду? Надо оставаться в своей стране. Только так подумал - ливень перестал и выглянуло солнце.

Глубокой осенью 1934 года Паршек, снова одетый в одежду своего дяди, приехал в Ростов. Здесь он встретился с представителем ростовской газеты «Молот» и «хозяином» области товарищем Донских, рассказал им о своем методе и даже получил совет ехать в колхозы и там лечить своим умением - словом, стать «кустарем-одиночкой». Но настоящей поддержки он не получил, от него просто решили отмахнуться.

В жизни Паршека наступил переломный момент: он решил отказаться от своей идеи, раз ее никто не принимает. Главное - успокоить жену и найти работу. Прочтя объявление о найме, Паршек устроился уполномоченным по централизованному снабжению сельхозпродуктами и получил зону в Невинномысском районе, сельсовет Овечкино. Как была рада жена! Еще бы: муж бросил свою «науку», устроился на хорошую работу.

Но нужен был Паршек людям, очень нужен. Как мог он пройти мимо больного, зная, что может помочь ему? На второй день работы в Овечкино в одном доме он увидел женщину, больную малярией. Велел снять ее с печи, посадить на стул.



«Взял холодной воды, промыл ее ноги по колено - пробудил тело. Она сразу почувствовала облегчение. Я послал ее на двор чистыми ногами, чтобы она там ухватила воздуха через гортань до отказа и попросила меня как Учителя: «Учитель, дай мне здоровье!» Через минуту она быстро возвращается, сейчас же меня благодарит и говорит: «Откуда ты, милый человек, взялся? Твои все заслуги». Стала сама мне готовить яичницу с салом, улыбается и говорит: «Чудеса! Ты ли, Господи?!»

Приходилось и работать по заготовке мяса, и помогать людям. В эту зиму он помог многим больным: с полным и частичным параличом, малярией, язвой желудка, ревматизмом, экземой, астмой, трахомой, болезнями сердца, раком желудка и т. д.

В январе 1935 года дежурный по станции Овечкино по фамилии Бондаренко обратился к Паршеку с просьбой посмотреть его мать. Старушка не поднималась с постели семнадцать лет из-за паралича ног.

«Я беру на себя инициативу, ставлю перед собою вопрос: если только я эту женщину излечу и она пойдет от моего совета своими ногами, то тогда я даю слово пойти по снегу разувшись. История давно говорила об этом, но не набиралось к такой закалке смелости. Я ходил без головного убора, и мне давалась возможность ходить без обуви - силы были уже подготовлены в моем мозгу: я должен ходить босой при любой погоде в Природе».

Паршек добился того, что на второй день больная стала передвигаться по комнате, а через неделю - ходить, как все здоровые. Выполняя задуманное, он ушел далеко в степь и там разулся при двенадцатиградусном морозе. Он шел босым назад в Овечкино около часа, не простудился и не обморозился. А люди в поселке встретили его насмешками.



«Я сейчас же обулся - перестали смеяться. Я сам себе говорю: - в чем же тут дело?! А потом догадался, они смеялись с моих ног».

Скоро Паршека перевели работать в Тихорецк.

Как-то в поезде он познакомился с медиком, главврачом железнодорожной больницы города Минеральные Воды, рассказал о своем методе лечения и получил приглашение приехать для опробования его на больных. Для начала ему дали самых тяжелых больных из изолятора - с хроническим ревматизмом и язвой желудка. Тут же обоих Паршек поставил на ноги, чем вызвал целый переполох среди больных и персонала - все захотели у него лечиться. Пришлось уехать. На железнодорожном вокзале его догнала женщина - врач той же больницы и, стесняясь, попросила вылечить ее от язвы желудка. Женщина была еще молода, в хорошей дорогой шубе. Паршек согласился помочь, но с одним условием: она должна не пожалеть отдать свою шубу уборщице в больнице. После этих слов врач раздраженно фыркнула, повернулась и ушла. Ее болезнь осталась при ней.

В Тихорецке Паршеку пришлось много работать с больными. Кроме того, он постоянно записывал свои мысли:



следующая страница >>



Букмекер — карманный вор, который действует твоими собственными руками. Генри Морган
ещё >>