Учебное пособие издательство Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов 2006 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Брахман и история 14 2583.76kb.
Учебное пособие Иркутск Издательство бгуэп 2003 (075. 8) Ббк 65. 13 1893.17kb.
Международная академия наук высшей школы 4 608.92kb.
Фёдорович выразительные средства экранных искусств: эстетический... 3 702.09kb.
Учебное пособие Москва Издательство Московского государственного... 13 1114.2kb.
Учебное пособие «Основы современной социологии» 23 3411.15kb.
Учебное пособие для студентов заочного обучения специальности 2301... 4 1110.5kb.
Методические рекомендации по оформлению библиографических описаний... 1 29.41kb.
Внешняя политика туркменистана в 1991 2006 гг 1 325.43kb.
Учебное пособие Часть I санкт-петербург 2006 10 1200.64kb.
Учебные пособия, монографии 1 64.1kb.
Дорогие братья и сестры! 1 86.05kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Учебное пособие издательство Санкт-Петербургского государственного университета экономики - страница №10/13

Глава VI. МЕТОДОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО

ПОЗНАНИЯ
Наука по природе своей призвана обеспечивать оптимальность любой деятельности, чтобы субъект не методом проб и ошибок достигал поставленной цели, а действовал уверенно, имея теоретически обоснованный алгоритм. Однако предлагать такую надежную платформу для практики наука способна только в том случае, если она сама обладает алгоритмом, оптимизирующим исследовательскую деятельность, т.е. методологией.
Понятие метода и методологии науки
Мета – первая составная часть сложных слов: метатеория, метауровень, - происходит от греческой приставки meta, означающей «по», «после», «над», «за», «через». Метатеоретический уровень заключается, таким образом, в разработке концепции, которая следует «за» и возвышается «над» исследуемой теорией, т.е. это концепция, обладающая более высоким уровнем абстрактности, обобщающая более конкретное теоретическое содержание. Следует отметить, что понятие «концепция» (от лат. conceptus – мысль, представления) выражает единый определяющий замысел, ведущую мысль какого-либо произведения, научного труда и систему взглядов на те или иные процессы.

Приставка «мета» вошла в греческое слово methodos – «козни», которое состоит из приставки meta и слова odos – «дорога». Bместе получается «по дороге». От слова methodos произошло понятие «метод», которое раскрывают как «способ исследования» и «образ действия». Учитывая этимологию слова, его смысл можно уточнить как наилучший способ достижения цели, поскольку мы не отправимся в путешествие по первой попавшейся дороге, а все-таки изучим и продумаем маршрут. Метод – это способ достижения какой-либо цели, решения конкретной задачи, а также совокупность приемов или операций практического или теоретического освоения действительности. Методология – это теоретическое обоснование оптимального алгоритма деятельности как познавательной, так и практической.

Почему методология представляет собой именно теоретическое обоснование успешной деятельности? Экономист как никто другой знает, что оптимальность – это точно просчитанное соотношение затрат и результата. Обосновать такое соотношение невозможно чисто эмпирически или описательно, а только на основе теоретического познания закономерных причинно-следственных связей. Философствование всегда начинается тогда, когда ставится проблема смысла: смысла человеческой жизни, смысла того или иного способа деятельности. Если метод указывает на конкретный способ деятельности, т.е. отвечает на вопрос: «как действовать?», то методология теоретически обосновывает, «почему именно так, а не иначе?». В учебной литературе зачастую подчеркивается, что методология – это та же теория, но только оборачиваемая на обоснование оптимального алгоритма деятельности.

Уровни и методы научного познания
Говоря о методологии науки, необходимо выделять два основных уровня научного познания: эмпирический и теоретический. Эмпирический уровень – это развитие научного исследования от явления к сущности первого порядка. Основные формы познания на этом уровне: 1) сбор эмпирических данных, исходя из цели исследования и разработанной гипотезы; 2) обобщение собранных данных на основе выработанных критериев превращает их в систему эмпирических фактов; 3) обобщение эмпирических фактов приводит к выработке эмпирического закона как сущности первого порядка. Эмпирический закон – это локальная, внутренняя, существенная, объективная, необходимая, устойчивая, повторяющаяся связь между явлениями. Например, закономерная связь между определенной формой рекламы и увеличением количества продаж будет эмпирической, поскольку она не объясняет всю исследуемую область, т.е. функционирование рекламы целостно, исходя из единого принципа.

Теоретический уровень – это направленность научного исследования от сущности 1-го порядка к сущности N-го порядка. Основные формы познания на этом уровне: 1) обобщение системы эмпирических законов приводит к выработке гипотезы; 2) логически доказанная и эмпирически проверенная гипотеза превращается в теорию; 3) чем фундаментальнее теория, тем более значимые мировоззренческо-методологические выводы делаются на ее основе. Теория – это система категорий, принципов и законов, из единого принципа объясняющая всю исследуемую область. Например, теория капиталистического хозяйства, разработанная Марксом, в которой вся система экономических законов выведена из принципа товарного хозяйства.

Каждый из указанных уровней научного познания обладает арсеналом соответствующих методов. Методы научного познания по основной классификации делятся на частнонаучные, общенаучные и универсальные. Универсальными являются философские методы, т.е. диалектика и метафизика331. Общенаучными выступает система методов: наблюдение, опыт, измерение, эксперимент, анализ и синтез, индукция и дедукция, формализация, математизация, сравнение, аналогия, моделирование, единство исторического и логического, восхождение от абстрактного к конкретному и аксиоматический метод. Частнонаучные методы представляют собой конкретизацию общенаучных на эмпирической базе специализированных областей научного познания.

В системе перечисленных методов только первые три относятся исключительно к эмпирическому уровню исследования, и только последние три – к теоретическому уровню. Остальные методы в равной степени могут использоваться на обоих уровнях, но с учетом их специфики. Так, например, одно дело, эмпирический анализ и синтез, практикуемые, в частности, на уроках химии в школе; другое дело, возвратно-генетический анализ и синтез при построении теории. Перечисленные формы и методы научного познания являются арсеналом как классической, так и современной методологии332.

Для экономической науки принципиальное значение имеет такой метод теоретического уровня, как аксиоматизация. Термин «аксиома» (гр. axioma удостоенное, принятое положение) впервые встречается у Аристотеля. Аксиома – это исходное положение научной теории, принимаемое в качестве истинного без логического доказательства и из которого выводятся все остальные истинные положения данной теории по принятым в ней правилам вывода. Экономическая наука, подобно логике и математике, основывается на некоторых аксиомах, из которых дедуктивным путем выводится все содержание соответствующей теории. Одна из таких аксиом, сегодня относимая уже к разряду традиционной экономической теории, является рациональность поведения хозяйствующего субъекта. С точки зрения аксиоматики, в социально-экономическом познании, если обнаруживается противоречие между теорией и опытом, то это означает, что не выполнены какие-то условия, принятые теорией, или что в эмпирические данные вкралась ошибка, т.е. сами факты подлежат интерпретации на основе аксиоматически выстроенной теории. Такая стратегия методологии социально-экономического познания обусловлена следующей его спецификой: выстроенная теория одновременно является программой деятельности социального субъекта. Поэтому особенности социально-экономического познания требуют существенного прояснения, что и будет представлено далее.


Основоположники методологии классической науки:

Ф.Бэкон и Р.Декарт
Научное познание, как и любое социальное явление, вызревает постепенно. Древневосточные цивилизации вырабатывают первоначальные элементы научных знаний неотрефлексированно, а как результат повседневной практической деятельности, в процессе которой методом проб и ошибок в результате многократного повторения тех или иных видов деятельности, направленных на поддержание существования человека, находился наиболее успешный способ достижения результата. Особенности и специализация восточной и западной культуры в генезисе науки проявились в том, что те первоначальные элементы научных знаний, которые зарождались в самой повседневной деятельности и которые древневосточными мыслителями принимались как аксиомы, древнегреческие мыслители превращали в теоремы. Известно, что большинство древнегреческих мыслителей путешествовали по странам Древнего Востока и, почерпнув из этой более древней культуры эмпирически накопленные знания, чисто умозрительно объясняли и обосновывали эти знания. В результате в условиях несравненно более высокого уровня экономической, политической и духовной свободы античных полисов рождалась универсальность древнегреческих концепций, в которых, по выражению Ф.Энгельса, были представлены все позднейшие типы мировоззрения, хотя и в зародыше.

Теоретическая рефлексия западной культуры зарождается в творчестве досократиков, которых стали также называть физиками ( от греч. рhysis – природа) или натурфилософами ( от лат. natura – природа). Досократика вынашивала науку: была осознана роль противоположностей в возникновении и развитии космоса (уже Фалес утверждает, что все возникает из воды посредством замерзания и нагревания, и т.д.); родилась идея логоса – закона, которому подчиняется космос; было выработано представление, что истина как цель процесса познания – это соответствие наших знаний природе; появилось понятие критерия истины; было отрефлексировано сравнение как самый фундаментальный метод познания; был разработан детерминизм, а также зародилось представление о телеологии, которую синергетика сегодня использует в диалектическом единстве с учением детерминизма.

Элеаты как непосредственные предшественники сократовского переворота своим учением об истинно сущем бытии и доказательством апорий уже непосредственно призывают логически непротиворечивым разумом открывать законы объективной реальности. Устами младенца, как известно, глаголет истина: законы раскрывают существенные связи и являются истинным знанием. Ренессанс на качественно новом уровне возрождает культуру античности: Николай Коперник на конкретно - научном уровне, а не чисто умозрительно, обосновал стратегию элеатов: «не верь глазам своим». Не случайно Коперник за свое открытие гелиоцентризма заслужил титул «автора первой подлинно научной революции», так как показал, как надо делать научное открытие: от описания наблюдаемого явления идти в прямо противоположном направлении и открывать сущность исследуемого явления.

Творчество Сократа получило название «майевтика» ( от греч. maieutike – повивальное искусство), и сам Сократ утверждал, что, как и его мать, занимается повивальным искусством, но только помогает рождаться не младенцам, а истине. Сократ способствовал отпочкованию науки от философии, заявив, что не дело философии заниматься проблемой первоначала и структурой бытия космоса, чем собственно и занималась досократика. В результате философия обрела свой собственный предмет: душу человека, самопознание ее добродетелей, - и соответственно свой собственный метод – диалектику. При этом законнорожденная дочь философии – наука восприняла от философии теоретичность, а затем получила от нее в качестве надежного наследства методологию научного познания. Аристотель, будучи энциклопедическим умом античности, проанализировал и обобщил теоретический багаж досократики и высокой классики, выработав первую в истории классификацию наук, в которой доминирующее положение по объему и детальности занимает «физическая философия».

Насколько перспективный теоретический и методологический горизонт задала философия рождающейся науке свидетельствует тот исторический факт, что первая подлинно научная картина мира, а именно, механистическая картина мира Ньютона, основана на атомистическом учении и механистическом детерминизме античности. Однако развивающаяся наука до эпохи Нового времени представляет собой накопленный в разных областях познания богатый эмпирический материал, в то время как теоретический задел имелся только в математике, прежде всего, геометрии, и в коперниканском прорыве.

На рубеже 16 -17 столетий становится очевидным, что для гармоничного потребления природы необходимо действовать не методом проб и ошибок, а, напротив, развивать естествознание. Френсис Бэкон (1561–1626) - английский философ и родоначальник эмпиризма ( гр. empeiria опыт) – сформулировал девиз, открывающий эту эпоху: «Знание – это сила, а не насилие над природой». В чем же заключается роль философии в этой исторической ситуации? Здесь на первый план выходит методологическая функция философии. Основоположниками общенаучной методологии являются Ф.Бэкон, разработавший методологию опытно-экспериментального уровня, представленную в его работе «Новый Органон», и Р.Декарт, разработавший методологию собственно теоретического уровня, представленную в его работах «Рассуждение о методе», «Правила для руководства ума».

В своем творчестве Ф.Бэкон опирался на идеи натурфилософов Возрождения и английских номиналистов средневековья, в том числе на вклад в развитие опытного научного познания Роджера Бэкона – средневекового английского философа и естествоиспытателя. Ф.Бэкон как основоположник эмпиризма вел борьбу с остатками схоластики и выступил замечательным классификатором. Прежде всего, Ф.Бэкон выделил три основных вида познания: путь паука, муравья и пчелы. Путь паука – это путь схоластического теоретизирования, когда ученый чисто умозрительно выстраивает концепции из собственного ума. Этот путь неприемлем в науке, с точки зрения Ф.Бэкона. Путь муравья – это, говоря современным языком, путь «ползучего эмпиризма», когда ученый все, что ни попадает в поле его зрения, пытается использовать для научных обобщений, не опираясь на заранее продуманные критерии отбора эмпирического материала. Пришедшие с запада курсы «Экономикса», когда в связи с перестройкой произошел отказ от марксистской политэкономии, во многом воспроизводят «путь муравья». Позже на рубеже третьего тысячелетия на научных конференциях, посвященных современной экономической теории, специалисты стали дружно обосновывать потребность в фундаментальной теории. Путь муравья также неприемлем для Ф.Бэкона. Путь пчелы – это путь плодотворного эмпиризма, когда ученый собирает нектар, т.е. на основе предварительно выработанной гипотезы и вытекающих из нее критериев отбирает и обобщает эмпирический материал. Методологию этого пути разрабатывает Ф.Бэкон, поскольку путь пчелы позволяет прийти к познанию природы вещей. Обратите внимание, дорогой читатель, какие удачные названия использует английский эмпирик в своих классификациях.

Классификация видов опыта как основного метода эмпирического уровня научного познания включает в себя опыты светоносные и плодоносные. Светоносные опыты способствуют приросту научного знания, т.е. познанию свойств вещей и законов; плодоносные - способствуют развитию научной практики, т.е. повышают эффективность научных опытов и экспериментов.

Стержневым методом эмпирического уровня научного познания является метод индукции (лат.inductio наведение). Метод, по Ф.Бэкону, в принципе выступает как величайшая преобразующая сила, ориентирующая практическую и теоретическую деятельность человека и увеличивающая тем самым власть человека над природой. Он утверждал приоритет деятельной жизни по отношению к созерцательной. Метод индукции позволяет данные наблюдений, опытов и экспериментов как частных элементов научного знания «наводить» на общие выводы. Коротко содержание этого метода определяется как движение познания от частного к общему. Бэкон раскрывал индукцию как метод исследования законов природных явлений в целях их плодотворного использования в человеческой практике.

Свое понимание метода индукции основоположник эмпиризма рассматривает на примере отыскания «формы» теплоты. «Форма» в трактовке английского материалиста принципиально отличается от идеалистического понимания «формы» у Аристотеля. «Форма» - это материальная сущность принадлежащего предмету свойства, конкретнее, это род движения материальных частиц, из которых состоит тело. Итак, чтобы отыскать «форму» теплоты на основе индуктивного метода необходимо составить три таблицы. В первой «таблице присутствия» зафиксированы предметы, в которых присутствует исследуемое явление: лучи Солнца, молния, пламя, раскаленные металлы и т.п. Вторая «таблица отсутствия» включает в себя предметы, аналогичные перечисленным в первой таблице, но в которых нет теплоты: лучи Луны, звезд, свечение фосфора и т.п. В третьей «таблице степеней» собраны предметы, которые обычно не производят ощущения теплоты, но в которых она имеется в той или иной степени: дерево, камень, металл и т.п. Логический анализ этих таблиц дает возможность выделить то обстоятельство, которое есть повсюду, где присутствует теплота, и отсутствует там, где теплоты нет: это движение. Бэкон отличал разработанный им метод научной индукции от популярной индукции, которая достигается путем простого перечисления фактов. Например, мы встречаем одного белого лебедя, второго, третьего и т.д. Делаем индуктивное умозаключение: все лебеди белые. А затем встречаем черного лебедя, и наша индукция рассыпается. Популярная индукция воплощает путь муравья.



По учению Бэкона положительному научному творчеству должна предшествовать очистка сознания от разного рода предрассудков, которые служат препятствием на пути познания. Такого рода предрассудки Бэкон называет «идолами» или «призраками» и дает их классификацию. Идолы «рода» - это наиболее объективные заблуждения, вытекающие из самой природы человека, и поэтому они наиболее трудно преодолимы. Эти заблуждения обусловлены несовершенством органов чувств человека и его склонностью понимать мир по аналогии с собой, приписывая ему конечные цели; вмешательством страстей и чувств в процесс познания; абсолютизацией истин здравого смысла. Идолы «пещеры» - это объективно субъективные заблуждения, обусловленные характеристиками микро социальной среды, в которой воспитывается человек, в результате чего формируются индивидуальные особенности восприятия мира. Идолы «пещеры» толкают людей в крайности субъективизма, преодолеть который можно только посредством коллективного опыта.

Идолы «площади» или «рынка» - это субъективно - объективные заблуждения, возникающие вследствие субъективного восприятия информации в процессе общения между людьми, которое накладывается на многозначность слов. Существует детская игра в испорченный телефон, имитирующая идолы «рынка». «Слова прямо насилуют разум, смешивают все и ведут людей к пустым и бесчисленным спорам и толкованиям»,- утверждает Бэкон. Идолы «театра» - это наиболее субъективные заблуждения, поэтому они легче преодолимы в случае их осознания. Субъективность этих заблуждений обусловлена не индивидуальностью восприятия информации отдельным человеком, а особенностями искусственных форм познания, вырабатываемых социальным субъектом, каковыми являются наука, искусство, философия и другие формы общественного сознания. Эти заблуждения возникают вследствие некритического восприятия сложившихся догм, авторитетов и принятия абстракций за чистую монету. Всякие догмы, штампы, односторонние абстрактные схемы заводят разум в тупик. Идолы «театра» являются результатом коллективной деятельности человечества, поэтому они определенным образом стыкуются с идолами «рода», и в целом система заблуждений, выделенных Бэконом, замыкается в своеобразный логический круг.

Рене Декарт (1596 – 1650) явился основоположником методологии теоретического уровня, но поскольку термин «теоретизм» не привился в культуре, позицию Декарта стали называть рационализмом, как гносеологическую позицию, противоположную сенсуализму. Для Декарта, как и для Бэкона, на первом месте стояла необходимость реформы научного мышления на основе обладания правильным методом. Декарт был знаком с индукцией Бэкона и относился к ней одобрительно, но был убежден, что для научного объяснения фактов нужна «всеобщая математика» как правильный способ их осмысления. Традиционная логика здесь недостаточна. Поэтому Декарт вырабатывает правила дедуктивного метода. Дедукция (лат. deduction выведение) – метод перехода от общего к частному.

Первое правило дедукции заключается в том, что исходить в дедуктивном познании надо из самоочевидных истин, которые представляются уму ясно и отчетливо и не могут вызывать никаких сомнений в их истинности. Это правило потребовало от Декарта особенных усилий для его обоснования. Во-первых, возникал вопрос, откуда можно извлекать самоочевидные истины? Декарт обосновывает наличие в процессе познания идей трех видов: взятые из чувственного опыта, «изобретенные» мыслительной деятельностью человека и врожденные. Только последние идеи могут быть положены в основу дедукции. Декартовская концепция врожденных идей будет подвергнута критике Локком и позже Кантом, который назовет эту концепцию «философией для ленивых».

Признав наличие в нашем сознании врожденных идей, необходимо выяснить, как до них докопаться? Декарт разрабатывает принцип радикального сомнения: сомневаться надо во всем, кроме самого факта сомнения. Это не сомнение скептика, которое ведет к отрицанию существования каких бы то ни было истин. Напротив, это продуктивное сомнение, которое ведет к очевидным истинам и дает интуитивное прозрение. Интуиция, для Декарта, это не зыбкое свидетельство чувств и обманчивого воображения, а «понимание ясного и внимательного ума», порожденное «одним лишь светом разума» и «настолько легкое и отчетливое, что не остается совершенно никакого сомнения относительно того, что мы разумеем». Декарт утверждает, что «каждый может усмотреть умом, что он существует, что он мыслит, что треугольник ограничен только тремя линиями, а шар – единственной поверхностью и тому подобные вещи, которые гораздо более многочисленны, чем замечает большинство людей, так как считают для себя недостойным обращать ум на столь легкие вещи». Таким образом, сомнение пробуждает в нас интуицию, которая открывает для нас врожденные идеи как основу дедуктивного способа познания.

Последующие правила метода дедукции достаточно просты по сравнению с первым, но требуют внимания и строгого соблюдения. Второе правило гласит, что каждую сложную проблему необходимо расчленять на составляющие ее частные задачи. Третье правило требует логично переходить от известного и доказанного к неизвестному и недоказанному. Четвертое правило закрепляет предыдущее, ибо оно призывает не допускать никаких пропусков в логических звеньях исследования. Все эти правила и требования были изложены Декартом в его трактате «Рассуждение о методе», само название которого указывает на наиболее злободневную проблему эпохи Нового времени.

Историческая задача, которую всеми фибрами души воспринял Р.Декарт: помочь науке в исторически сжатые сроки подняться на собственно научный, т.е. теоретический уровень и выработать первую научную картину мира, что подразумевает целостное объяснение мира, исходя из системы законов. Данная историческая задача обусловила столь странную на первый взгляд онтологическую позицию как дуализм. Для дуализма, в противоположность монистическим системам, мир предстает расколотым на две параллельные сферы. Что естественно для человеческого мировосприятия: видеть мир целостным или состоящим из параллельных реальностей? Не только наш индивидуальный опыт, но и вся мировая культура убеждает нас в целостности мироздания: в истории классической философии мы находим только одного последовательного дуалиста. Это и был Р. Декарт, который выступил не только в роли философа, но и выдающегося ученого, внесшего свой вклад в развитие математики, физики, физиологии и психологии. На основе методологии дуализма он разработал принцип психо-физического параллелизма. С точки зрения этого принципа, путь к сердцу кого бы то ни было через желудок не проложишь: хочешь к сердцу – читай стихи и говори комплементы. Однако практика нас убеждает во взаимосвязи психического, духовного, с одной стороны, и физического или физиологического, т.е. материального, с другой. Если мы переели, то нам явно будет не до занятий по философии или экономике. Мы утверждаем: в здоровом теле здоровый дух. То есть повседневная практика убеждает нас во взаимосвязи материального и духовного. Почему же Декарт занял такую странную позицию? Почему он, будучи ученым, пошел против практики, которая, как известно, является критерием истины?

Когда мы сталкиваемся с редкой или странной на первый взгляд позицией, но которая логически допустима, необходимо искать конкретно-историческую потребность, которая эту позицию породила. Декарт, как уже было отмечено, живет в начале эпохи Нового времени, которая характеризуется, прежде всего, становлением и расцветом классической науки. Как связаны дуализм Декарта и тот качественный переход, который проделала наука в данную эпоху? Декарт, понятно, не рассуждал так, как мы рассуждаем о его эпохе с нашей исторической высоты: он воспринял потребность своего времени чисто интуитивно, посвятив при этом науке всю свою краткую жизнь. Столь же интуитивно он выработал стратегию оптимального продвижения науки как целостного феномена на теоретический уровень: отдельным, еще не зрелым наукам, надо было принципиально дифференцироваться, то есть, говоря образно, разойтись по своим отдельным квартирам, относительно самостоятельно развиться, созреть, а потом уже вступать во взаимодействие. Действительно, если начинают объединяться неразвитые элементы, то получается: «слепой хромого ведет». Наиболее разнородными науками выступают, с одной стороны, науки о физических, физиологических, т.е. материальных явлениях и, с другой стороны, науки о психических, т.е.духовных явлениях.

При этом даже то, что Декарт пошел против повседневной практики, способствовало успеху науки. Хотя наука не отделена непроходимой стеной от повседневной практики, но все-таки она имеет свою качественную специфику. Так, например, Оноре де Бальзак, не будучи науковедом, но как крупный художник, имеющий философский горизонт видения, точно поставил диагноз генезису и специфике науки, сказав, что нужда породила труд, а труд породил высокое знание. Наука, рождаясь из потребности познать законы мира, для того чтобы быть успешной, должна воспарить над повседневным эмпирическим восприятием мира и исследовать скрытую от наших глаз сущность. На уровне обыденного восприятии мира мы, например, наблюдаем, что солнце вращается вокруг Земли, наука в лице Коперника раскрыла нам истинное соотношение движения Солнца и Земли относительно друг друга, которое прямо противоположно нашему обыденному восприятию. Еще Гераклит говорил, что природа любит скрываться. Декарт своим странным, на первый взгляд, дуализмом проложил формирующейся классической науке оптимальный путь на теоретический олимп для выработки первой научной картины мира.


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Общественность покупает свои мнения так же, как покупают мясо и молоко, потому что это дешевле, чем держать собственную корову. Только тут молоко состоит в основном из воды. Сэмюэл Батлер
ещё >>