То есть это что-то совершенно новое? - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Роль и место фрг в процессах глобализации 1 292.41kb.
Обман золотого стандарта 1 100.71kb.
Текст внутри буклета Даже в 21 веке ответить на вопрос «Что есть... 1 22.54kb.
Намаами дханвантаримаади дэвам сурасураирвандита падападмам локэ... 7 1048.1kb.
Общий гороскоп март 2013. Овен 1 18.3kb.
Что есть культура Руссов? 4 744.46kb.
Ваал-Мини Вит Ценёв, Psyberia ru 1 58.61kb.
29 июля 3 августа 2010 Темы: Духовность и пкм. Пкм и новизна Тит 1 124.17kb.
Существует ли демократический национализм? Н 1 90.28kb.
Многоразовый подгузник достоинства и преимущества 1 21.52kb.
Церковь и её состояние у05. 08. 1956 джефферсонвилл, индиана, США 4 540.9kb.
Монсеньор Мишель д’Эрбиньи и его миссионерская деятельность в Советской... 1 124.26kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

То есть это что-то совершенно новое? - страница №1/1

Д.Б.: У нас в гостях замечательный экономист и публицист Юрий Амосов. Юра, кстати, я уже за время, прошедшее с последнего эфира, этот год у нас примерно ты не был не уследил за твоими карьерными эволюциями. Где ты сейчас и кто ты?

Ю.А.: Добрый день, дорогие слушатели, я сейчас работаю с собственном небольшой компании, мы разрабатываем  софт под замечательную ОС для мобильных телефонов Андроид.

Д.Б.: То есть это что-то совершенно новое?

Ю.А.: Абсолютно.

Д.Б.: Андроид восходит  к Максиму Кононенко?

Ю.А.: Нет, он восходит к google.
Д.Б.: Скажи, пожалуйста, сейчас есть же такие точки зрения, которые недавно озвучил Кирилл Рогов в Новой газете. Он пишет, что одни говорят, что экономик перегрета и это опасно, другие, что она развивается динамично и это прекрасно. Что ты можешь сказать об экономическом статусе современной России?

Ю.А.: Ты знаешь, я боюсь, что ни с теми, ни с другими я не соглашусь. Мне кажется, что рост уже не тот, который был несколько лет назад. Я не могу говорить, что рост прекратился, потому что он продолжается и мне кажется, что темп роста не дотягивает до тех, которые мы могли бы иметь.

Д.Б.: А с чем это связано?

Ю.А.: Отчасти это связано с тем что как видимо, исчерпался рост за счет сырьевых отраслей. То есть основной прирост идет…

Д.Б.: Уже не за счет нефти?

Ю.А.: Не за счет нефти, безусловно, за счет, как мне кажется, вполне традиционных отраслей, а не нравится мне то, что этот прирост идет не за счет отраслей производящих и инновационных, а за счет таких вещей, как розница, недвижимость и у всего этого потенциал далеко не бесконечный.

Д.Б.: Скажи, пожалуйста, но если розница и недвижимость, условно говоря, действительно вещи краткосрочные или по крайней мере, не самые долгосрочные, есть ли в России сегодня какие-то вещи, с помощью которых она на мировом рынке могла бы внятно вот так заявить о себе, не беря ресурс чистой воды, воздуха незастроенной почвы и так далее?

Ю.А.: Я бы наверное предложил, что именно в текущей обстановке мы вполне можем выиграть еще годик,- другой на сельском  хозяйстве.

Д.Б.: Каким образом? Оно считается самым отсталым.

Ю.А.: Щаз! Щаз! Ты, Дим, видимо совсем за газетами не следишь.

Д.Б.: А что произошло?


Ю.А.: Продовольствие дорожать начало.

Д.Б.: Ну это я знаю, я слежу прежде всего за продовольственным магазином.

Ю.А.: Правильно, во всем мире дорожает продовольствие, потому что все продовольствие перегнали на спирт.

Д.Б.: Правильно, на альтернативное топливо.

Ю.А.: Совершенно верно.

Д.Б.: А что же в России? Разве у нее еще нет этой проблемы?

Ю.А.: Ну, во-первых это давно нам  замечательный шанс, потому что мы относимся к числу немногих народов мира наряду, кажется. с ирландцами и финнами, которые ее родимую не пьют, а кушают.
Д.Б.: Ну и что это нам дает?

Ю.А.: Когда весь остальной мир начнет вымирать от голода, мы останемся и прокормимся.

Д.Б.: Мне просто интересно, а на самом деле наши почвы, не застроенные, необработанные, и так далее, они предоставляют нам выдающиеся  ресурсы в этом отношении, или нет пока?

Ю.А.: Если верно то, что говорит о глобальном потеплении, то у нас количество обрабатываемых площадей должно увеличиваться. Есть очень интересный доклад комиссии ООН про глобальному потеплению - последнее его издание, в котором сквозь зубы сказано, что от глобального потепления проиграет судя по всему, весь мир, кроме Северной Европы и России.

Д.Б.: А мы каким образом будем выигрывать за этот счет?

Ю.А.: У нас станет более мягкий климат, у нас улучшится плодородие уже существующих земель, войдут в СХ оборот новые земли. У нас начнут расти вещи, которые раньше не росли, а те, которые уже растут, станут расти еще лучше.

Д.Б.: То есть кукуруза все-таки станет нашим национальным продуктом?

Ю.А.: Ну, на полюсе, не знаю, но попытаться можно.

Д.Б.: Как бы ты охарактеризовал экономическое наследие, которое Путин оставляет Медведеву?

Ю.А.: Наследие - это вообще интересная шутка, никогда, пожалуй, не думал об этом в контексте наследия, если бы Путин уходил совсем с концами, тогда да. Наследство - что такое, к примеру, умер старший родственник и отдал он тебе то, что он имел. Мой дядя самых честных правил то есть Евгению Онегину досталось поместье, где Ярем он барщины старинной оброком легким заменил.

Д.Б.: Здесь у нас что-то иное?

Ю.А.: Да, а здесь, прости меня, путин будет премьер министром, то бишь у нас премьер министр в нашей системе всю жизнь считался главным по хозяйству.

Д.Б.: Это означает, что тяжесть главных решений остается на нем?

Ю.А.: И, да и нет, потому что в чем разница между президентом и премьеромва: у нас система смешанная, похожа на французскую и немножко на американскую. У нас вроде бы и президент и премьер, оба относятся к исполнительной власти. Но, президент от премьера отличается тем, что у президента есть силовые ведомства, а у премьера его нет. Как Римский папа, про которого Иосиф Виссарионович правильно заметил, что папа может быть, был бы влиятельной силой, если у него было бы какое-то количество дивизии.

Д.Б.: Ну, а в данном случае как это будет решаться? потому что у меня есть ощущение, что силовики будут подчинены скорее премьеру. нежели президенту.

Ю.А.: Ты знаешь, я боюсь, что для этого Конституцию поменять нужно, а ее пока не меняли.

Д.Б.: Ее не меняли, но существует еще и фактор личной преданности и то, что большинство силовиков все-таки на стороне курса, который отождествляется скорее с анти либерализмом и будет отождествляться с Владимиром Путиным.

Ю.А.: Ты знаешь, последний раз, когда у нас личная преданность пересилила законные требования и полномочия...

Д.Б.: 93-й год.

Ю.А.: Нет, я бы скорее сказал, что это был маршал Жуков и дело Берии.

Д.Б.: Может быть, в 93-м уже н7е получилось.

Ю.А.: Понимаешь, в 93 году был какой-никакой, президент и был парламент, который пытался перетянуть силовиков на свою сторону, был президент, которому они подчинялись. то есть силовики скорее наоборот себя повели. Как и должны были повести, а не так, как не должны были.

Д.Б.: Тут нужна фигура класса Жукова.

Ю.А.: Жуков, который выйдет и скажет: без моего приказа ни один танк тут не двинется. а вы все сидите и делайте, что я скажу.

Д.Б.: Да, совершенно справедливо.

Ю.А.: Но нас самом деле, если ты подумаешь, ты вспомнишь, что Жукову это выссказывание знаменитое стоило в очень кратком времени его должности.

Д.Б.: Да, впоследствии и славы.

Ю.А.: Да, Хрущев очень хорошо понял, что пока есть Жуков, он сам - Хрущев, никто, потому что тот, кто в состоянии не подчиниться закону и есть новый  закон, а уж кому он подчиняется, значит тому, кому должен или тому, кому не должен, сразу становится ему всем обязан.

Д.Б.: Но ты понимаешь, в этой связи возникает вопрос, как долго Дмитрий Медведев захочет быть Хрущевым в этой позиции, или грубо говоря, человеком, чья харизма безусловно проигрывает. Все-таки центральная власть всегда обладает наибольшим ресурсом подчинения, влияния и так далее. Как по-твоему, есть ли шанс, что Дмитрий Медведев не будет просто декоративной фигурой?

Ю.А.: Дим, скажи пожалуйста, вот ты считаешь, что Медведев является учеником Путина?

Д.Б.: Нет, не считаю. Чтобы быть учеником, нужно чтобы было чему конкретно учиться, а мне кажется что Путин это может быть очень человек талантливый в тактическом отношении, но никакой стратагемы за ним не стоит, так мне представляется.

Ю.А.: Понимаешь, мне кажется, что здесь я с тобой не соглашусь - учиться можно не только стратегии, стратегии могут быть разные, но приемы могут быть едины, есть что, есть как. Ты, видимо, говоришь "чему". Что отсутствует, - некое глобально целеполагание. Но есть еще как: манера, приемы, тактика.

Д.Б.: В этом смысле он может быть.

Ю.А.: И в принципе, любой ученик ведь на самом деле, является в какой тог мере, соперником своего учителя. Ученичество, мне кажется, только тогда является полным, когда ученик учителя преодолевает, причем преодолевает в честном бою. Здесь можно вспомнить и  Александра Сергеевича Пушкина.

Д.Б.: Да, победителю - ученику от побежденного учителя.


Ю.А.: Да кто ему это написал?

Д.Б.: Жуковский, естественно. Тут интересно другое, то есть ты полагаешь, что конфликт неизбежен?

Ю.А.: Мне кажется, что двоевластие в нашей системе быть не может. Потому что этот боливар,- российская система.

Д.Б.: Легитимность.

Ю.А.: Да, номенклатура, как ее назови, но у этого боливара только одно седло.




Мужчины ведут игру, а женщины знают счет. Роджер Уоддис
ещё >>