Тин — его внучка ланг — охотник, горец ты тхык - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Анализ продуктов сгорания По Джерри Ланг 1 70.22kb.
Сценарий детского праздника, посвящённого женам мироносицам 1 50.45kb.
Ключевые ценности Тин Челленджа 3 Сообщество “Работая сообща и поддерживая... 1 30.88kb.
Ключевые ценности Тин Челленджа 7 быть слугой “Посвящая себя успеху... 1 29.57kb.
Минобороны России приняло на вооружение вертолет Ми-28Н «Ночной охотник»... 1 43.65kb.
Приложение Колобок на новый лад Жили-были дед да бабка 1 25.72kb.
Сказка охотник и змея однажды поздней осенью возвращался охотник... 1 22.61kb.
Литературно-музыкального вечера, посвященного жизни и творчеству... 1 134.03kb.
Кирилл Викторович Хенкин Охотник вверх ногами Кирилл Хенкин Охотник... 18 3342.85kb.
«Горец, верный Дагестану» Методико-библиографический материал, посвящённый... 3 630.52kb.
Классы у русского поэта Владимира Бенедиктова есть такие строки:... 1 31.18kb.
Статус проекта термоядерного источника нейтронов (тин): тз на эскизное... 1 22.68kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Тин — его внучка ланг — охотник, горец ты тхык - страница №1/3

Генрих Сапгир

Волшебный меч

(Меч старика Ту)

пьеса в двух действиях, шести картинах по мотивам ориентального фольклора

Действующие лица:

ЧОНГ — старый сказочник

ТИН — его внучка

ЛАНГ — охотник, горец

ТЫ ТХЫК — толстяк

ФЫНЬ — его тетушка, сваха

ЗЕЛЕНЫЙ ДРАКОН — правитель

Действие первое.



Сцена первая.

Дворик на краю деревни. Фруктовые деревья, в глубине — высокие пальмы. Хижина старого сказочника ЧОНГА. Легкие стенки раздвинуты, видна внутренность хижины. Вокруг раз­вешены зеленые циновки. Внучка сказочника прекрасная ТИН плетет циновку. Старый ЧОНГ что-то пишет кистью на свитке.

ТИН. Посмотри, дедушка, красив ли узор?

ЧОНГ. Что ты делаешь, внучка? Тут и розы, и бабочки! Ты что, забыла? Зеленый Правитель приказал мастерицам плес­ти только зеленые циновки.

ТИН. От этой зеленой пряжи, дедушка, даже мои пальцы соскучились.

ЧОНГ. Спрячь, спрячь скорей? Дракон!

Сцену заливает зеленый свет. Звучит зловещая музыка. ТИН и ЧОНГ поспешно прячут циновку.

ТИН. Вот он. Кружит.

ЧОНГ. Высматривает... Ты и сама, внучка, спрячься.

ТИН прячется. Постепенно зеленое сияние исчезает. Музыка прекращается.

ТИН. Пролетел?

ЧОНГ. Пролетел... Жаба зеленая.

ТИН. Как надоело прятаться!

ЧОНГ (грустно). Ты, видно, забыла внучка, какие нынче времена. Песни надо петь шепотом... сказки рассказывать шепотом... даже смеяться шепотом...

ТИН. А я не могу шепотом!

ЧОНГ. Все бы тебе насмешничать, колокольчик.

ТИН. Ну, ну, не буду, дедушка. Лучше сказку мне расска­жи.

ЧОНГ. Какую? Про три персиковых косточки?

ТИН. Да нет, дедушка. Ты знаешь. Мою.

ЧОНГ. Да время ли сейчас...

ТИН. Ты не бойся, дедушка, он улетел.

ЧОНГ. Ладно. Пойди посмотри, нет ли поблизости драконь­их ушей.

ТИН (выглядывает). Толстый Ты Тхык за оградой болтает­ся... А так — никого.

ЧОНГ. Ну, слушай. Только сиди тихо-тихо.

ТИН (втягивает руки в рукава, поджимает ноги). Я буду сидеть, как черепашка.

ЧОНГ. Все равно ты похожа на кузнечика, который вот-вот прыгнет.

Между тем ТЫ ТХЫК подходит к окну.

ТЫ ТХЫК (про себя). Смотри-ка — Тин... Притихла... Не насмешничает... Все равно женюсь. Она будет циновки плести, а я продавать.

ЧОНГ. Некогда, не скажу, чтобы очень давно, жил в нашем краю отважный воин по имени Ту.

ТЫ ТХЫК. Сказку рассказывает... Послушаю...

ЧОНГ. Был у него огромный меч. О волшебной силе этого меча знали и дальние враги. Никто не умел посягать на нашу землю, даже Зеленый Дракон. Много лет мы прожили в мире. Состарился Ту. И однажды налетел Черный Тайфун. Он обрушился на посевы риса, реки вышли из берегов. Старик Ту преградил путь Черному Тайфуну. Его меч сверкал ярче молний, рассе­кая громадные волны. Старый воин победил Тайфун, но сам погиб в смертельной схватке. Меч выпал из его ослабевших рук и раскололся. Рукоять осталась где-то в горах, а клинок... (Оглядывается). Ты хорошо посмотрела, внучка? Нет ли дра­коньих ушей поблизости?

ТИН. Нет-нет, дедушка. А клинок?..

ЧОНГ (шепотом). А клинок у нас, в долине.

ТИН (восторженно). В долине. Может быть, здесь, совсем рядом?

ЧОНГ (улыбается). Может быть... Вот и будет у нас царст­вовать Зеленый Дракон, пока клинок не найдет рукоять.

ТИН. Крылатая жаба!

ЧОНГ. Зеленое ничтожество!

ТИН. Уж я бы ему сплела циновочку из колючек и репейни­ков!

ТЫ ТХЫК. Они ругают нашего господина. Не боятся! Он же всех накажет. Самое маленькое — их испепелит! А мне отрежет уши! Что делать? Сейчас донести или попозже? Но тогда как же Тин? Нет, пожалуй, не буду доносить. Лучше женюсь... (Утирает пот большим платком). Вот какой я храбрый. Сегодня же женюсь. Побегу-ка скорей к свахе, к тетке своей Фынь. Она тут живет, по соседству. (Убегает).

ЧОНГ. Послушай, внучка. Ты совсем большая стала, а мои волосы уже запорошило снегом вечной зимы...

ТИН. Дедушка, ты совсем не старый.

ЧОНГ. Не спорь, внучка. Недаром сказано:

"Рябят" — пестрят

виски от белых нитей..."

ТИН. И ты не будешь старым!

ЧОНГ. Когда-нибудь ты полюбишь и уйдешь из этого дома. Хочу я поведать тебе тайну, боюсь только — голосок у тебя слишком звонкий.

ТИН (показывает на губы). А я сюда замочек надену!

ЧОНГ. Ну, хорошо. За домом, возле пруда...

ТИН. С золотыми рыбками?

ЧОНГ. Где лежат связки рисовой соломы...

ТИН. Для моих циновок!

ЧОНГ. У самых корней большого дерева Мау Дэн хранит­ся...

Входит СВАХА ФЫНЬ.

ФЫНЬ (быстро). Мое почтение, уважаемый дядюшка Чонг. Твоя внучка стала такой красавицей. Ах ты, моя пестрая птичка Хоанг-ань! Все щебечешь, щебечешь. Наверно, бог любви Нгуем Лао покровительствует тебе.

ТИН. Здравствуй, тетушка Фынь.

ЧОНГ (кланяется). Мое почтение.

ФЫНЬ (разглядывает циновки). Какое тонкое плетение! Сам владыка, его Зеленое Величество, не отказался бы от­дохнуть на них в своем дворце Тысячи Покоев.

ЧОНГ. Пойду-ка, я, Тин, к ручью. Там цветет шиповник... А мне надо посидеть, подумать в тишине...

ФЫНЬ. Опять новую сказку будете сочинять, почтеннейший?



ЧОНГ, не отвечая, берет свиток, чашу, спускается в сад. Звучит музыка.

ЧОНГ (в саду). На этот раз не сказку. Не сказку, Фынь... Слова будто сами складываются. (Говорит под музыку).

Наш зеленый правитель

Нравом злым знаменит:

Он неправых ласкает,

А правых казнит.

Ведь недаром в деревне

Старики говорят:

Мандарин провинился —

Апельсин виноват.

Мандарин провинился —

Апельсин виноват. (Уходит).

ФЫНЬ. Сколько циновок. Ну и прилежная же ты, Тин. А я к тебе с радостью. Ты Тхык, твой сосед, без тебя просто жить не может.



ТИН. Ты Тхык? Ха-ха-ха!

ФЫНЬ. Совсем покой потерял.



ТИН. Это он-то? Да у него лицо как тарелка, пузо как кув­шин. Видно, оттого, что покой потерял.

ФЫНЬ. Полюбил тебя. Жениться хочет.



ТИН. Жениться?

ФЫНЬ. Жениться. Ну! Небось обрадовалась.



ТИН. Да он такой толстый, в нашу дверь не пройдет.

ФЫНЬ. Ничего. Пройдет. Дверь раздвинете. А потом — какой же он толстый? Он упитанный. Значит, сладко ест, сладко пьет. Самый богатый дом в деревне. Думаю, ты меня подарками всю задаришь. (Быстро). Вот эту циновочку я возьму.



ТИН. Тетушка Фынь, циновку я вам дарю, возьмите пожа­луйста. Только за этого глупого Ты Тхыка ни за что не пой­ду.

ФЫНЬ. С ума сошла, от счастья своего отказываешься!



ТИН (упрямо). Не пойду.

ФЫНЬ. Почему?!



ТИН. Не люблю я его.

ФЫНЬ. Не люблю, не люблю! Это сына старосты — «не люблю»?



ТИН. Ну что я могу поделать. Не люблю.

ФЫНЬ. Глупая девчонка! Ну, хорошо, хорошо. Погоди! Дождешься жениха с гор...



ТИН. Не пугайте меня, тетушка Фынь.

ФЫНЬ. Да-да. Жениха с гор, лохматого да косматого! С рогами (показывает) вот с такими!



ТИН. Ой! Не надо, тетушка Фынь. Не надо.

ФЫНЬ. А на ногах у него копыта, а сзади (показывает) хвост, вот такой длинный! Глаза сверкают, как у тигра. Изо рта клыки торчат. И сам полосатый.

Занавес.

Перед занавесом появляется ТЫ ТХЫК. Он беспокоится, ходит взад, вперед.

ТЫ ТХЫК. Что же она так долго? От волнения пришлось съесть две курицы, три чашки риса; а сколько сладких пирожков... нет, не сосчитать. (Вытирает пот). Даже вспо­тел... Верно матушка говорила. Вот она, любовь-то, до чего доводит... Тетушка Фынь как зацепится языком, разва­лится на циновке, сидит, как приклеенная. А может, ее там еще и угощают... Засахаренными фруктами... Точно. А я тут голодный?.. Да?.. Пойти, что ли, домой, съесть еще пиро­жок?..

Звучит музыка.

(Говорит под музыку).

Кто любит мидии, кто — трепанги,

Кто — ананас, кто — свинину в меду,

Кто обожает варенье из банки,

Я обожаю любую еду,

Много еды, просто еду —

Я поедаю все, что найду.

Кто просит кальмара с приправой из

лука,


Кому-то морских гребешков подавай.

Кто предпочтет салат из бамбука.

А я — что угодно, только давай.

Эй, не зевай, рот разевай,

Сюда подавай. (Показывает на живот).

Появляется сваха ФЫНЬ.

Ну что? Почему так долго? Я уже проголодался.

ФЫНЬ. Да вот, несу циновку. Тин уговорила взять. Так меня благодарила, благодарила.

ТЫ ТХЫК. Значит, согласна?

ФЫНЬ. Девушки, ведь они знаешь как...



ТЫ ТХЫК. Как?

ФЫНЬ. Не пойду, говорит, замуж, а подарки дарит...



ТЫ ТХЫК (плаксиво). Не согласна, что ли?

ФЫНЬ. А подарки, говорю, дарит! Понял?



ТЫ ТХЫК. Ага... Ничего не понял.

ФЫНЬ. Никакого толка от тебя нет. Матушке передай, чтобы подарки готовила.



ТЫ ТХЫК. Это тебе, что ли?

ФЫНЬ. А то кому же?



ТЫ ТХЫК. Ага. Понял.

ФЫНЬ. А теперь слушай меня. Дело твое почти слажено. Завтра надень все самое лучшее и приходи в дом старого Чонга. Главное — старику угодить.



ТЫ ТХЫК. А как?

ФЫНЬ. Я тебя научу. Если увидишь, что старому Чонгу нравится что-нибудь, хвали! Хвали изо всех сил. И наоборот.



ТЫ ТХЫК. Что — наоборот? Ругать, что он будет хвалить?

ФЫНЬ. Голова у тебя — мешок земляных орехов! Наоборот — ругай, что он будет ругать.



ТЫ ТХЫК. А что же мне ругать, если он ничего ни будет ругать?

ФЫНЬ. Тогда ничего не будешь ругать! Ясно?



ТЫ ТХЫК. Ага...

ФЫНЬ. Если Чонг примется за какое-нибудь дело, ты должен помочь. И даже сделать, может быть, за него это дело.



ТЫ ТХЫК, Тетушка Фынь, а что же он-то тогда будет делать?

ФЫНЬ. Когда?



ТЫ ТХЫК. Если я сделаю дело, которое он должен был сделать?

ФЫНЬ (ей дурно). Своими вопросами ты можешь замучить самого владыку небес Нгаук Хуанга? Ты должен угождать старику, вот и все.

ТЫ ТХЫК. Ага...

ФЫНЬ. Умаялась я с тобой... И то сказать — всю деревню переженила, а сама бедная вдова, одинокая... Пора и о себе подумать.



ТЫ ТХЫК (прыскает в кулак). Хи-хи!

ФЫНЬ, Чего смеешься, пустая тыква?



ТЫ ТХЫК. Хы! Тетушка Фынь замуж собралась!

ФЫНЬ. И собралась. Я ведь еще ничего. Я бы давно вышла, да кто женихи-то? Целый день по колено в воде на рисовом поле... Я, может, важной госпожой быть хочу!



ТЫ ТХЫК. Хы! Госпожой...

ФЫНЬ. А вот увидишь. Пойду к перевалу, попрошу у горного Будды, чтобы он мне жениха поважнее дал.



ТЫ ТХЫК. В горы? Да там же страшно. Там эти... (Показывает рога).

ФЫНЬ. Горный Будда не даст меня обидеть. Он защитит меня от этих рогатых и косматых. А ты беги домой, пусть ма­тушка готовит праздничную одежду, и подарки мне не забудьте.



ТЫ ТХЫК. Ага.

ТЫ ТХЫК и тетушка ФЫНЬ расходятся.

Сцена вторая.



Перевал. Заросшая горная тропа. Неподалеку развалины буддийского храма. Среди руин — каменная фигура Будды. На одном из камней сидит ЗЕЛЕНЫЙ ДРАКОН.

ДРАКОН. Устал. Все пещеры облазил. Тьфу! Паутина. (Сни­мает с себя паутину). Под самые огромные камни не поленился, заглянул. Целых сто лет я этот меч ищу. По ночам все плачу­щее жабы снятся... А вдруг уже родился в стране Юга герой, воин... У-у... Ненавижу! Если он найдет меч, конец моему зеленому могуществу. А уж я ли не старался! Я ли не хитер! или не умен!.. Разделяй и властвуй, — старинный драконий закон. И вот что я сделал сто лет назад: превратился в ро­гатое косматое чудовище, явился к жителям долины и назвался горцем. Как они кричали! Как они бежали! А в горах назвался я жителем долины. Тоже чудовище, только с ослиными ушами. Вот и не ходят они друг к другу в гости. Уже сто лет. Боят­ся. Дорога совсем заросла. (Прислушивается). Что это? Уж не обманывают ли меня драконьи уши? Кто-то спускается... Кто посмел! Спрячусь и напугаю как следует. От страха ум­рет. (Хихикает). Бедняга.



ДРАКОН прячется в развалинах. Появляется юноша ЛАНГ. Через плечо у него колчан со стре­лами, за спиной лук.

ЛАНГ. Вот и храм Спящей Змеи. Отсюда начинается дорога в долину. Что-то там меня ждет... (Садится на камень). Хорошо здесь, каждый камушек знаком, каждая тропинка, А там — все чужое...

ДРАКОН высовывается из развалин, воет.

Что это?! Ветер или сова... Завывает... Наверно, ветер. Да какой здесь ветер? Вот наверху, у нас в горах ветер... Бывало, ночью завернешься в овчину, а он свистит! Снегом швыряет.

ДРАКОН. Ветра не боишься, жителя долины испугаешься. Ка! Хай! Ба!

ДРАКОН превращается в ЧУДОВИЩЕ с ослиными ушами. Выскакивает из развалины, мычит.

ЛАНГ (про себя). Кто это? Никак из долины сюда поднялся. (Громко). Приветствую тебя, житель долины.

ЧУДОВИЩЕ мычит.

Не понимаю тебя. Далеко ли твое селение?



ЧУДОВИЩЕ показывает лапой вниз и угрожающе надвигается на ЛАНГА.

Я ничего дурного не хочу сделать людям долины.



ЧУДОВИЩЕ пугает ЛАНГА, скачет вокруг него.

Но-но! С другом я поделюсь последней чашкой риса, а для врага у меня острые стрелы найдутся.

ЧУДОВИЩЕ (в сторону). Не испугался. Хорошо же! Обер­нусь самим собой, Драконом! Тогда поговорим. (Исчезает в развалинах).

ЛАНГ. Вот так-то лучше.

ДРАКОН (из развалин). Сейчас-сейчас. Ка! Погоди у меня. Хай! Ослиных ушей не испугался...



Между тем ЛАНГ разворачивает свой пояс, до­стает рукоять меча, усыпанную драгоценными камнями.

ЛАНГ. Сверкает!

ДРАКОН (про себя). Он нашел ее! Рукоять меча!



ЛАНГ. Ярче солнца! Смел ли ты мечтать о такой удаче, Ланг... В бамбуковой роще, когда я гнался за косулей, в расщелине скалы что-то блеснуло. И тут я увидел ее... Так прямо к ладони и прильнула, будто специально для меня ковали. А может, и правда для меня? Матушка говорила, мы из древне­го рода старика Ту.

ДРАКОН (про себя). Старика Ту? Недаром мне снились плачущие жабы... Верная примета.



ЛАНГ. Вот я и подумал — может быть, удача мне еще раз улыбнется. И я найду клинок.

ДРАКОН. Погоди радоваться. Ты найдешь клинок, я найду тебя.



ЛАНГ. Надо ее хорошенько спрятать от недобрых глаз. (Прячет рукоять в пояс).

ДРАКОН. Куда? (Хочет броситься). Спокойно, спокойно. Не надо торопиться. Я же умный и хитрый. Превращаюсь. Ка! Хай! Ба!



ДРАКОН появляется в образе буддийского МОНАХА. На нем желтое одеяние.

МОНАХ. Мир тебе, путник.



ЛАНГ. Мир и тебе, святой отшельник.

МОНАХ. Как видишь, я отрешился от мирской суеты, возд­виг алтарь Будде, и на меня снизошел покой.



ЛАНГ. Здесь хорошо. Птичка Нок Ной по утром поет.

МОНАХ. Куда путь держишь, о благородный юноша?



ЛАНГ. В долину.

МОНАХ. Долог и полон опасностей путь в долину. Мудрый ищет Срединным Путем. Только так можно обрести свое Дао.



ЛАНГ. Благодарю, святой отшельник, но я — охотник, воин.

Внезапно в руке МОНАХА появляется чашка с дымящимся чаем.

МОНАХ. Благородные помыслы написаны на твоем лице, храб­рый воин. Пусть сопутствует тебе удача. Подкрепись на дорогу.



ЛАНГ (смущенно). Благодарю за твою доброту.

МОНАХ (потирая руки). Хо-хе... Доброту... Этот чай при­даст тебе силы. Он настоян на росе самих небес.



ЛАНГ (выпивает чай, садится на камень). Солнце опуска­ется... (Зевает). Спать хочется...

МОНАХ. Отдохни, я посторожу твой сон.



ЛАНГ. Я должен спешить... Туда...

ЛАНГ засыпает. Музыка. МОНАХ подкрадывается к нему.

МОНАХ. Да-да... Мой чай настоян на росе самих небес... Мой чай крепко смыкает веки... (Вытаскивает из пояса ру­коятку, подменяет ее сухим сучком дерева). Рукоять волшеб­ного меча моя! А ему — сучок! Деревяшку... Иди, иди, совершай свои подвиги, герой.



ДРАКОН исчезает в развалинах. ЛАНГ просыпается.

ЛАНГ. Что-то голова тяжела... Где монах? (Зовет). Свя­той отшельник!.. Никого. Приснился мне он, что ли, на этом пустынном перевале? (Спохватывается). Мой пояс! (Ощупывает пояс). Здесь. Темнеет. Надо идти.

ЛАНГ уходит. В развалинах раздается заклинание: «Ка! Хай! Ба!» Из развалин появляется ДРАКОН.

ДРАКОН. Удачливый какой! Нашел рукоять, может и клинок найдет? А как найдет — в каменный мешок, добро пожаловать, правнук воина Ту! Я даже готов жизнь тебе подарить. Видишь, какой я добрый. Поистине — достоин восхищения! А как красив! Какой хвост, когти! Какое яркое пламя изо рта! А они боятся, не любят. Ничего не понимают! Хижину им не спали, поле не вытопчи... (Прислушивается). Опять кто-то идет? Да они мне тут тропинку протопчут! (Оглядывается). Какая-то женщина. Что привело ее сюда? Спрячусь. Надо знать мысли своих под­данных.



ДРАКОН прячется. Испуганно озираясь, появляется тетушка ФЫНЬ.

ФЫНЬ. Ой-ой-ой! Сердце стучит, ноги подкашиваются. Сейчас как выскочат, как выпрыгнут косматые да рогатые! Боюсь! Но чего не сделаешь ради свадебного пирога. (Замечает Будду). Будда... Будда, миленький Будда, ты не дашь обидеть тетушку Фынь?

ДРАКОН (из развалин). Это мы еще посмотрим.

ФЫНЬ (пугается). Кто это? Что это?

ДРАКОН. О женщина, ты звала меня. С тобой говорит сам Будда.



ФЫНЬ (простирается ниц перед статуей). Чудо! Каменный Будда заговорил! Будда, у меня к тебе одна просьба. Только одна. (Быстро). Одна большая и много маленьких.

ДРАКОН. Говори, женщина, само небо наклонилось к тебе.

ФЫНЬ. О чем может просить бедная женщина. Будда, Будда, дай мне в мужья большого господина!

ДРАКОН. Много ты хочешь, женщина. Самый большой господин — Дракон. (Елейно). Но ведь его никто не любит.

ФЫНЬ. Стать Ее Зеленым Величеством! Я об этом и мечтать не смела... Будда, миленький Будда, я его полюблю, я его сразу полюблю. Я его уже люблю!

ДРАКОН. Но у него изо рта — пламя.

ФЫНЬ. Значит, он красноречив. (В сторону). А сколько покоев у него во дворце!..

ДРАКОН. Но у него когти.

ФЫНЬ. Значит, он сильнее всех. Я покрашу ярким лаком каждый коготок. (В сторону). А сколько циновок в его поко­ях!..

ДРАКОН. Но у него чешуйчатый хвост.

ФЫНЬ. Это только украшает мужчину. Я начищу каждую чешуйку, заблестит, как зеркало. (В сторону). А сколько там золота и серебра!..

ДРАКОН. Да, женщина, я... то есть Будда доволен тобой. Подданные обязаны любить своего повелителя.

ФЫНЬ. Никто, никто его не любит, кроме меня.

ДРАКОН. Может быть, твое желание и исполнится.

ФЫНЬ. Благодарю тебя Будда! Ты сделаешь меня дра­коньей женой. Я стану важной госпожой!

ДРАКОН. Самой важной

ФЫНЬ. О Будда, миленький Будда, я зажгу тебе сто, нет, тысячу благовонных палочек. Счастье-то какое!.. Драконья жена... Ну, я им всем покажу... Они еще меня узнают...

ФЫНЬ, кланяясь и пятясь, уходит. Из развалин появляется ДРАКОН.

ДРАКОН. Как обрадовалась... Мне кажется, она меня и вправду полюбила. Сколько красавиц я в жены ни брал, никто не любил. От тоски погибали почему-то... Больше трех дней не выдерживали. А эта сама полюбила, без приказа. Когти лаком покроет, хвост заблестит — это она хорошо придумала. Правда, голос визгливый, громкий. Ну, да у драконьей жены и должен быть громкий голос. И не красавица... (Угрожающе). А ну, кому не нравится Ее Зеленое Величество?.. То-то. (До­стает рукоятку меча, любуется). Ну, зеленый, был ты велик, а станешь всемогущим. Тайно спущусь в долину. Юноша найдет клинок, а я найду его.

Занавес.

Перед занавесом проходит юноша ЛАНГ Звучит музыка.

ЛАНГ (говорит под музыку).

К синим горам

Летит одинокий орел —

Он возвращается,

Я все иду вперед.

В тесном ущелье

Белый шиповник расцвел.

Что одинокого путника

В темной долине ждет?

В горы родные,

Бывало, уйдешь с утра.

Дикий козел

Застыл на обрыве крутом.

Встретишь охотника —

Сядем вдвоем у костра.

Когда-то увижу опять

Свой родимый дом?..

Долина... Не знаешь, чего и ждать. У всех жителей ослиные уши, говорят не по-нашему... (Удивленно). Дом... Такой же, как у нас... А говорили, они в норах живут. Рис... Смотри-ка, как у нас растет... Тростник. Нет, я все-таки потрогаю его. Проверю, настоящий или нет. (Уходит).



Сцена третья.

Дом старика ЧОНГА. На почетном месте сидит ТЫ ТХЫК в новых пестрых одеждах. Он, отдуваясь, пьет чай. Напротив него сидит ЧОНГ. ТИН хлопочет по хозяйству.

ЧОНГ. Хороший чай, внучка, ты завариваешь.

ТЫ ТХЫК. Такой хороший, двенадцатую чашку пью. (Тихонь­ко). Тетушка Фынь угождать велела. Что он похвалит, надо хвалить. (Громко). Налей-ка еще чашечку, Тин, тринадцатую, Хороший чай, хороший.

ТИН. А не лопнешь, Ты Тхык?

ТЫ ТХЫК. Очень хороший, очень-очень хороший чай ты завариваешь. (Про себя). Лопну, но женюсь.

ЧОНГ. Какой нарядный ты сегодня, Ты Тхык.

ТЫ ТХЫК. Да, я нарядный, я красивый такой, я бесподоб­ный. (Про себя). Он хвалит, и я хвалю.

ТИН. Что это ты себя так нахваливаешь?

ТЫ ТХЫК. А тебя никто не спрашивает, я с уважаемым Чонгом говорю. Вот как.

ТИН. Да ты грубиян, я вижу. А ну поднимайся с циновки! Расселся!

ЧОНГ. Эй, внучка, нельзя так с гостем разговаривать. Он переступил наш порог.

ТИН. Тоже мне, гость!

ЧОНГ. Ай-ай-ай, как тебе не стыдно.

ТЫ ТХЫК (про себя). Он ругает, и я ругать должен. (Громко). Бесстыжие твои глаза! Это ты с гостем так?! Сама грубиянка!

ТИН. Нет, ты грубиян!

ТЫ ТХЫК. Да я сейчас весь твой чай на пол вылью и все твои циновки порву!

ТИН. Только попробуй, чурбан!

ТЫ ТХЫК. И попробую, бамбуковая палка!

ТИН (толкая ТЫ ТХЫКА). Уходи отсюда, глупый мешок со сладкими пирожками!

ТЫ ТХЫК (толкая ТИН). Сама мне их печь будешь! Все равно женюсь!

ЧОНГ (смеется). Так это он жениться пришел. А для нача­ла решил невесту отколотить.

ТИН. Жених нашелся! (Тянет ТЫ ТХЫКА за рубашку к двери).

ТЫ ТХЫК (плаксиво). Праздничную рубашку порвала! Как же я теперь жениться буду? От матушки попадет.

ТИН. Вот и иди к своей матушке, пожалуйся ей!

ЧОНГ. Дети, дети! Вы же соседи. Ну что вы как маленькие!

следующая страница >>



Мемуарист-большевик не может и не должен просто рассказывать факты, он должен твердо стоять на генеральной линии партии. Лазарь Каганович
ещё >>