Текст доклада на I студенческой межвузовской научно-практической конференции среди студентов Санкт-Петербурга «Психология и общество - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа Межвузовской студенческой научно-практической конференции... 1 78kb.
Материалы Межвузовской студенческой научно-практической конференции... 7 1414.71kb.
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Современное... 6 1181.96kb.
Тема 2013 года: Знания для изменений 1 42.15kb.
Научно-издательский центр «Открытие» otkritieinfo ru Современное... 13 2508.69kb.
Научно-практической конференции мир изучаемого языка: лингвистика 22 4305.31kb.
Программа VI всероссийской межвузовской научно-практической конференции... 1 161.82kb.
Г. Санкт-Петербург 4-5 сентября Санкт-Петербург 11 2144.82kb.
Программа краевой студенческой научно-практической конференции по... 1 46.3kb.
Программа студенческой научно-практической конференции улан-Удэ 7 1145.31kb.
Фотолиз воды с помощью порфиринов 1 17.25kb.
«Приемы манипуляции человеческим сознанием, используемые современными... 1 291.13kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Текст доклада на I студенческой межвузовской научно-практической конференции среди - страница №1/1

Серавин А. И.(seravin@mail.ru)



Текст доклада на I студенческой межвузовской научно-практической конференции среди студентов Санкт-Петербурга «Психология и общество» 1988 года и информация для круглого стола на зимней психологической школе горд Кратово январь 2000 года, с добавлениями.

ОБОРОТНИ

Оборотень – одна из центральных фигур древнейших суеверий. Вместе с вампирами, ведьмами, русалками, призраками и колдунами он существует уже тысячи лет, наводя ужас на взрослых и детей в больших городах и глухих местечках. Слово «ликантроп», от которого он получил свое название, буквально означает «человек-волк» и происходит от греческого Lykantropia. Некоторые словари определяют это слово как «превращение ведьмы в волка». Однако оборотень – это не только человек-волк, но и человек-леопард, человек-лиса, человек-медведь, человек-предмет и т.д. Упоминания об оборотнях встречаются в Южной и Северной Америке, Африке, Китае и, конечно же, в Европе – практически во всем мире. В данной работе я попытаюсь на примере Европы рассмотреть один из вариантов этого феномена – «человек-волк». Во Франции это чудовище было известно под названием лу-гару, в других частях Европы – вервольф или верман, волкодлак или волколок – в облюбованной им Трансильвании, полтеник – в Болгарии.

Образ оборотня овладевал умами таких знаменитых людей, как Жан-Жак Руссо, Карл Линней и Джонатан Свифт. Многие талантливые писатели, такие как Редьярд Киплинг, Гай Эндон и другие, запечатлели этот образ в своих произведениях. В XX веке интерес к оборотням не истощается, а развивается и обогащается такими кинофильмами, как «Американский оборотень», «Оборотень в девичьей спальне», «Граф Дракула» и др.

Формирование у человека нашего времени стереотипа образа оборотня начинается, в первую очередь, из художественных фильмов, со средневековых легенд и историй, а также из современных газетных публикаций. К примеру вот небольшая подборка историй о оборотнях разница между которыми составляет примерно пару столетий.

Живет некий господин в великолепном замке, живет спокойно и счастливо: жена красавица, здоровые и веселые дети – чем не образец благополучия?! Однажды к нему приходит хороший друг и предлагает сходить на охоту. Однако нашего героя ждут какие-то неотложные дела в замке, и он обещает догнать друга, как только расправится с ними. Друг отправляется на охоту один. Освободившись, наш герой следует за товарищем, но находит последнего в лесу тяжело израненного (в этом месте в легендах обычно следует описание, как гладко поначалу шла охота, но вдруг появился огромный волк, и смелый охотник мужественно и долго боролся со зверем и ненароком отсек его лапу, после чего волк убежал на оставшихся трех). Охотник показывает сверток, друзья разворачивают его и с изумлением обнаруживают человеческую руку. По кольцу на пальце кто-то из них опознает одного из знакомых, которого в скором времени негодующая общественность сжигает или же потрошит, как индейку.

Подобного рода истории происходят и в нашем XX веке, вот пример одной из статей на эту тему.

В 1918 году случилось странное происшествие с капитаном Шоттом в Северной Нигерии. Попав со спутниками в одну из деревень, они услышали жалобы местных жителей на буйство гиен Решили пойти по их следам, но следы неожиданно обрывались, переходя в человеческие. Капитану Шотту удалось увидеть крупную гиену и подстрелить ее. Пуля раздробила зверю челюсть. Кровавый след привел охотников в другую деревню, где в тот же день один крестьянин умер от никому не известной страшной раны. Оказалось, что у него была буквально снесена челюсть!…

В 1960 году владелец зоопарка в городе Чилнгмай (Таиланд) Гарольд М Янг охотился в горах и набрел на небольшую деревню. Неожиданно раздался крик, и Янг подбежал к хижине, где увидел, как страшный зверь впился зубами в шею женщины. Охотник поднял ружье и выстрелил чудовищу в грудь. Но тот скрылся в джунглях, оставив за собой кровавый след. Наутро Янг с жителями деревни отправились по этому следу в джунгли. Вскоре они увидели, что следы поворачивают обратно в деревню, к одной хижине. Войдя в нее, люди обнаружили мужчину с пулевой раной в груди!

Как повествуют древние трактаты, истинный ликантроп не только изменялся физически, так, что своим обликом начинает походить на зверя, но меняется и его разум, поведение. Он ощущает себя только зверем. В отличие от вампира он не ограничивается ночными действиями, встреча с ним грозит бедой и в солнечный день. Но все же лунный свет, как говорилось, особенно опасен. Когда висит полная луна и собаки, а также другие дикие звери воют в ее бледном холодном свете, человек рискует особенно.

Пораженный ликантропией очень быстро изменялся внешне. Начало приступа часто сопровождалось ощущением легкого озноба, который затем сменялся лихорадкой. Человек испытывал головную боль и страдал от сильнейшей жажды. Руки начинали пухнуть и удлиняться, и, как и у больных проказой, кожа лица и конечностей грубела и расплывалась.

Испарина и затрудненное дыхание тоже часто сопутствовали превращению, принимающему затем более определенную форму. Ногам начинала мешать обувь, и жертва ее сбрасывала, пальцы ног искривлялись и делались цепкими. Рассудок жертвы тоже менялся: ей становилось неуютно и тесно в доме и хотелось выбраться наружу.

Затем вместе с тошнотой и спазмами приходило помутнение рассудка, в груди начиналось жжение, язык отказывался повиноваться, вместо членораздельной речи существо издавало гортанное бормотание. Когда наступала эта стадия, ликантроп сбрасывал одежду и вставал на четвереньки, туловище его темнело, покрывалось матовой шерстью. Затвердевали подошвы ног - голый человек-зверь мог бегать по острым камням и колючкам так, как не смог бы нормальный человек с чувствительной кожей.

Голова зарастала грубым волосом так, что казалось, будто человек надел маску животного. Потом, особенно в полнолуние, ликантропом всецело овладевала жажда крови, подавляя все остальные чувства. И он убегал в ночь, воя на луну и убивая всех - животного или человека - кто попался ему на пути.

Обычно он убивал, как и большинство хищников, прокусывая шейные артерии. Удовлетворив свою кровожадность, ликантроп падал в лесу на землю и засыпал. К утру человек-волк снова становился человеком. Убийства ночью, раскаяние днем - такова была ужасная участь душегуба-оборотня.

Ликантроп всегда чувствовал, как начинались эти изменения, но все происходило так быстро, что страдающие этой напастью вынуждены были принимать специальные меры, чтобы предотвратить свое разоблачение. Те, у кого дома были достаточно велики, скрывались в потайных комнатах до тех пор, пока опять не становились самими собой. Некоторые запирались в комнате и выбрасывали ключ в темноту, а когда приступ кончался, им приходилось искать способ выбраться наружу. Часто оборотни устраивали убежища в доме, где-нибудь в потайном месте, под самой крышей, чтобы весь шум заглушался. Окна в своих домах оборотни стремились закрыть решетками, а двери закладывали засовами. Применялись специальные запоры, неподвластные зверю, но которые мог открыть человек. Другие, если приступ начинался ночью, бежали в леса и там рычали и катались по земле, кусая и царапая стволы деревьев, а после терзались муками разума в такой же степени, как и муками тела.

У ликантропа было мало шансов на исцеление. Он был обречен блуждать каждую ночь, пока какое-нибудь существо, более сильное, чем он, не уничтожит его или серебряная пуля не положит конец его страданиям. Правда, оборотни в отличие от вампиров могли быть убиты и обычными способами, но самым эффективным средством считалась специально изготовленная серебряная пуля, верно поражавшая чудовище на смерть. Это мнение было широко распространено в некоторых областях Европы до 18-того века так же, как и старая история о том, что оборотень всегда носит с собой свой толстый, лохматый волчий хвост. Люди полагали, что эта физическая особенность всегда сохраняется при ликантропии, и при осмотрах доктора неизменно осведомлялись о его наличии.

Был еще один «безошибочный» способ, помогающий выявить оборотня. Во время превращения в волка возрастающая жажда крови соединялась у несчастного с неудержимым желанием сорвать с себя всю одежду, и, срывая, он, естественно, ранил себя; кожа повреждалась, и тогда он уже волком, бегал по лесу. Поэтому, когда преследователи, среди которых часто были одержимые местью родственники жертв, врывались в дом подозреваемого, его часто заставляли раздеться, и предательские следы становились явственно видны на человеческой коже...

Гораздо более жестокий способ определения оборотня породило верование (широко распространенное в Германии, во Франции и в Восточной Европе), будто оборотень может поменять свою кожу, просто выворачивая ее наизнанку, то есть если он проявлялся в человеческом облике, значит, он просто вывернул наружу свою человеческую кожу. А когда он опять будет превращаться в волка, он поменяет покров, вывернув наружу мех. Трудно поверить, но многие люди были буквально изрезаны на куски «правдоискателями», пытавшимися вывернуть их кожу «мехом наружу».

В отличие от вампира, выходящего из могилы, чтобы пить кровь живых людей, оборотень не является выходцем с «того» света. Он - явление чисто земное. Похоже, что превращение человека в оборотня вызывалось некой напастью, которая могла поразить любого. Укушенный оборотнем заражался обязательно, но ужасные симптомы могли появиться у человека и тогда, когда он в безопасности сидел у себя дома и не делал ничего, что могло бы определить ему такой удел. Именно с этим были связаны дикий страх и массовые казни в средние века, когда подозреваемых в том, что они оборотни, сжигали и предавали мечу, чтобы освободить от этой напасти землю. Ужасна была ярость, с которой в народе встречали проявления присущих, как считалось, оборотням признаков, а примитивные суды и массовые казни походили на всеобщую истерию. Во время вспышек неистового массового страха человек, слегка тронутый безумием или «смахивающий» на волка: имеющий острые зубы, худое вытянутое лицо, - мог легко оказаться под подозрением и угодить в суд.

Однако надо помнить, учили старинные записи, что, кроме оборотней-жертв, существовали и оборотни «по желанию». Этим людям доставляло удовольствие быть жестокими. Некоторые верили, что для превращения человека в зверя можно эффективно использовать растения, и в период между 15 и 20 веком было замешено не одно диковинное варево теми, кто пытался стать волком.

Мы решили исследовать данный эффект. Первый же вопрос, который возник перед нами, был следующий «каким образом у человека нашего времени может сформироваться образ и представление об оборотнях? Откуда он может получить знания об этом?» При анализе литературы и эксперементальных наблюдениях на данную тему нами было выделено восемь источников информации, которые в той или иной степени могут объяснить нам данное явление.

Схема 1


4.Повелители зверей 5.Звери 6.Мифы 7.Шутка











ОБОРОТЕНЬ


1.Оборотень как воинская 2.Ликантроп 3.Homo ferus 8.Человек

практика который

смеётся

Hommes plusieurs garwalls devinrent:



Garwall, si est beste sauvage;

Tant comme il est en belle rage,

Hommes devore, grand mal fail,

Es grands forets cjnverse tt vait.1


1.Оборотень как воинская практика.

Известен один исторический факт, который стоит внимательно рассмотреть. Речь идет о превращении воина в дикого зверя (разумеется, не в буквальном смысле, а в ритуальном и психоповеденческом). Коллективная память людей, живущая в символах и речи, очень сильна. Следы «превращения в зверя» с древности хранят современные воинские лексиконы и геральдическая символика, унаследованная от античности и средневековья. Обычай присваивать тем или иным армейским подразделениям имена диких животных тоже берет начало в глубоком прошлом, как и выражения сильный как бык, храбрый как волк и тому подобные.

У древних германцев зверю подражали, он играл роль наставника при инициации (когда юноша, вступая в ряды взрослых воинов, демонстрировал свои боевые умения, ловкость, мужество и храбрость). Одной из форм инициации являлась схватка с этим зверем, которая завершалась поеданием его плоти и питьем его крови. Воину это должно было придавать силу и ловкость, отвагу и ярость дикого зверя. Победа человека над тотемным животным (которое считалось предком и покровителем данного племени) означала передачу воину самых ценных звериных качеств. Считалось, что в результате зверь не умирал, а воплощался в победоносном герое.

Психология и антропология давно уже выявили механизмы, посредством которых человек «вживается» в образ того существа, чью роль он исполняет в данный момент. Германский воин, рычавший как медведь или лаявший как собака, надевший на себя шкуру волка или вепря, как бы на самом деле становился медведем, волком, бешеной собакой или вепрем…

Рассмотрим, к примеру, берсерков. В более поздние времена термин «берсерк» стал синонимом слова «воин», или, скорее, «разбойник», потому, что имелся в виду такой воин, который был подвержен приступам бешенства, необузданной ярости, был крайне агрессивен, не чувствовал боли и при этом был не способен контролировать свое поведение. Однако, в более древние времена дело обстояло иначе, об этом свидетельствует этимология термина. «Берсерк» - «неистовые» или «некто в медвежьей шкуре, воплотившийся в медведя». Обратите внимание: воплотившийся в медведя, а не просто одетый в его шкуру. Различие принципиальное. За обыденным фактом (воин в медвежьей шкуре) скрыта более глубокая истина. Она говорит, что это человек, одержимый медведем, если угодно, «медведь с человеческим лицом». Медвежья шкура являлась своего рода «магической клеткой», помогающей осуществить колдовской акт такого превращения.

Бок о бок с берсерком, облаченным в медвежью шкуру (лучше сказать, воином-медведем), стоит «вульфхеднар», то есть «некто, облаченный в шкуру волка», «воплотившийся в волка». Родственная связь воина-медведя и воина-волка столь тесна, что оба термина выглядят как синонимы. Саги утверждают, что «вульфхеднеры» и берсерки действовали иногда в одиночку, но чаще небольшими группами, похожими на волчьи стаи. В сагах также говорится об их свирепости, безжалостности, бесстыдстве (т.е. об отсутствии нравственных норм в поведении) и об их пристрастии к оргиям. Таким образом, предания об оборотнях и волколаках звучат вполне правдоподобно.

Современная наука знает, что нервная система человека - в том числе те её разделы, которые поддаются сознательному контролю, способна продуцировать вещества, по своему составу и действию близкие к наркотикам. Воздействуют они непосредственно на «центры наслаждения» мозга. Если эти вещества выделяются тогда, когда человек впадает в определённое состояние сознания, то в этом состоянии он испытывает полный аналог «кайфа», а при выходе из него начинается «ломка».

«Профессиональные» берсеркеры становились как бы заложниками собственной ярости. Они были вынуждены искать опасные ситуации, позволяющие вступить в схватку, а то и провоцировать их. В одной из саг например говорится о человеке, имевшем 12 сыновей. Все они были берсеркеры: «У них стало обычаем, находясь среди своих и почувствовав припадок ярости сходить с корабля на берег и кидаться там большими камнями, выворачивать с корнем деревья, иначе в своей ярости они покалечили бы или убили родных и друзей» .

Фраза «есть упоение в бою» обретала буквальный смысл…

Позднее викинги большей частью всё же ухитрялись контролировать такие приступы. Иногда они даже входили в состояние, которое на востоке называют «просветлённым сознанием» (хотя шли они к нему обычно не через отрешённость, не через медитацию, а через боевую ярость; такой путь иногда череват тем, что «зверь» возьмёт верх над человеком). Это делало их феноменальными воинами:

«…Торольв так разъярился, что забросил щит себе за спину и взял копьё обеими руками. Он бросился вперёд и рубил и колол врагов и направо и налево. Люди разбегались от него в разные стороны, но многих он успевал убить…» (Сага об Эгиле).

Павел Диакон, рассказывал, например, что лангобарды, столкнувшись однажды с превосходящими силами противника, «сделали вид», будто у них в лагере находятся «Пёсьеголовые воины». Они распространили слух, будто эти воины с головами собаки настолько свирепы, что питаются только кровью, а за неимением крови врагов пьют кровь сородичей.

В языческие времена, до обращения германцев и скандинавов в христианство, считалось, что берсеркеры и ульфхеднары обладают просто-таки сверхъестественной силой «Сага об Инглингах» описывает, что в бою они «рвались вперёд без доспехов, грызя края щитов как бешеные собаки или волки, пуская изо рта пену, и были сильными словно медведи или быки. Они убивали врагов с одного удара, но ни огонь, ни железо не могло ранить их самих. Они нападали стаей с ужасными воплями и воем, как дикие звери, и никто не мог остановить их …».

Тут самое время порассуждать ещё об одном полу мифическом свойстве берсеркера: о его неуязвимости. Самые разные источники в один голос утверждают, что воин - зверь фактически не мог быть сражен в бою. Правда, было ни убить, ни ранить боевым оружием; иногда он был неуязвим лишь против метательного оружия (стрелы, дротика); в некоторых случаях уточнялось, что при искусном владении оружием его всё-таки можно было ранить, и даже смертельно, но умрёт он только после боя, а до того словно не заметит раны. Ведь боевой «медведь» или «волк» в состоянии исступления иногда прибегал даже к ритуальному каннибализму - как, впрочем, и самураи…

От метательного (да и ударного) оружия берсерков берегла своеобразная «мудрость безумия». Расторможенное сознание включало крайнюю быстроту реакции, обостряло периферическое зрение и, вероятно, обеспечивало некоторые экстрасенсорные навыки. Берсерк видел (а то и предугадывал) любой удар и успевал отбить его или отскочить.

Постепенно с принятием христианства берсерка стали изображать как существо, одержимое бесовскими силами. В саге о Ватисдоле рассказывается, что прибывший в Исландию епископ Фридрек обнаружил там много берсерков. Их описание дано во вполне традиционном духе. Они творят насилие и произвол, отнимают женщин и деньги, а если им отказывают, то обидчика вызывают на поединок и убивают. Они лают, подобно свирепым псам, вгрызаются зубами в край своего щита, ходят босыми ногами по раскаленному кострищу, даже не пытаются хоть как-то контролировать свое поведение. По отношению к основной массе населения они самые настоящие изгои, их деятельность совершенно несовместима с обществом. Все изменилось по сравнению с теми временами, которые описывали Тацит, Павел Диакон и авторы ранних саг. По совету новоприбывшего епископа, берсерков стали отпугивать огнем (словно самых настоящих волков!) и забивать насмерть деревянными кольями (ибо считалось, что железо не уязвляет берсерка), а тела сбрасывали в овраг без погребения...

Шли времена, но в воинской практике до сих пор используется этот эффект. Например, в недавно разработанной системе самозащиты «Боевая машина» используется эффект оборотня для успешного действия в боевых условиях. Создается дубликат личности, проявляющий себя в экстремальных ситуациях. Проявления этого эффекта мы видим в воинских практиках североамериканских индейцев. Ярчайшим примером является знаменитый индейский вождь Ташунка Витко («Неистовая лошадь»), который, по словам современников, мог входить в некий «подлинный мир», существующий параллельно миру реальному, и шел в любой бой без малейшего риска. Поразить его было столь же невозможно, как убить отражение человека в водах озера. Похожие практики мы встречаем повсеместно, и один из самых знаменитых примеров – это японские ниндзя и звериные стили ушу.

В конце хочу предупредить всех не в меру увлеченных оборотнями. С начало образ созданный вами существует под вашим контролем, но чем чаще вы будете его применять тем более он будет независим от вашего сознания, в худшем случае образ оборотня станет полностью независим.


  1. Ликантропы

«Подлинные» оборотни в нашем современном обществе – это те, кто появляется в качестве пациентов в психиатрических клиниках и на ритуальных церемониях североамериканских индейцев. О людях (обоего пола), воображающих и ощущающих себя оборотнями, врачи говорят как о ликантропах. Хотя этимологическое различие между словами «оборотень» и «ликантроп» незначительно (оборотень – vir, лат.: человек-волк; ликантроп – lykantropos, греч.:волкочеловек), по своему применению они различаются. Слово «ликантроп» служит сегодня профессиональным термином для обозначения патологического состояния, а «оборотень» – не медицинское слово, используемое в художественной литературе, в фильмах и для характеристики преступников.

С древних времен врачи считали ликантропию болезнью и, как таковую, пытались ее лечить. Один из наиболее авторитетных врачей своего времени, Павел Эгинета, живший в Александрии в VII веке, описал ликантропию в медицинских терминах. Его семи томная энциклопедия по медицине содержит анализ болезни, в которой причинами, ее вызывающими, называются умственные расстройства, гуморальная патология и галлюциногенные лекарства. Павел перечисляет следующие симптомы, наблюдаемые им у пациентов, страдающих ликантропией: бледность, ослабленное зрение, отсутствие слез и слюны и, как результат, - абсолютно сухие глаза и язык, чрезмерная жажда, покрытые незаживающими ранами ноги (от ушибов при ходьбе на четвереньках), навязчивое желание отправляться по ночам на кладбище и выть до рассвета.

В XVI веке любознательных людей феномен оборотней тоже привлекал, и было написано множество работ на эту тему. Так, английский король Яков I писал, что оборотни – это не одержимые демонами или злыми духами, а просто впавшие в самообман «меланхолики», которые подражают в своем поведении волкам и, в отсутствие рассудка, под действием диких неудержимых порывов могут становиться опасными. В XVII веке точка зрения врачей не изменилась. К примеру, известный врач того времени, Роберт Бертон, полагал, что ликантропия - это форма безумия.

Долгая история медицины дала жизнь многим теориям болезней, среди которых с данным недугом могут быть связаны «Порфирия», при которой зубы человека меняют цвет, кожа на солнечном свете покрывается волдырями, а формы тела искажаются, «гипертрихоз», когда тело человека покрывается шерстью вроде звериной.



Современные этим теориям фармакологические исследования показали, что в состав приготавливаемых колдунами (оборотнями) мазей входили галлюциногены. Например приведу отрывок из работы известного антрополога Карлоса Кастанеды « Воскресенье, 6 августа 1961 года. Я поехал с доном Хуаном в тот дом, где принимал пейот. По дороге он сказал мне, что человека, который «представил меня Мескалино», зовут Джон. Подъехав к дому, мы увидели Джона на веранде с двумя молодыми людьми. Все они были в прекрастном настроении. Они смеялись и непринуждённо болтали. Все трое хорошо говорили по-английски. Я сказал Джону, что приехал поблагодарить за оказанную помощь.

Мне хотелось узнать от них, что я делал во время галлюциногенного опыта, и я сказал, что как ни пытаюсь вспомнить, что вытворял, ничего не получается. Они смеялись и отвечать отказались. Похоже, их сдерживыало присутствие дона Хуана: они все поглядывали на него, как бы ожидая сигнала, разрешающего говорить. Видимо, дон Хуан дал такой сигнал, хотя я ничего не заметил, и Джон начал рассказывать. Я понял, что ты «готов», сказал он, когда услышал, как ты пукнул. По словам Джона, пукнул я раз тридцать. Да нет, заметил дон Хуан, не больше десяти.

Джон продолжал:

  • Ну, мы все тогда к тебе подвинулись. Ты застыл, и у тебя начались конвульсии. Очень долго ты лежал на спине двигая ртом, как будто говоришь. Затем начал биться головой об пол, тогда дон Хуан напялил на тебя старую шляпу, и ты это прекратил. Ты трясся и вздрагивал, лёжа на полу; и так очень долго. Помню, все уже заснули, я только слышал сквозь сон, как ты пыхтишь и стонешь. Потом ты заорал, и я проснулся. Вижу - ты орешь и подпрыгиваешь. Ты бросился к воде, перевернул посудину и стал барахтаться в луже. Дон Хуан принёс тебе ещё воды. Ты сидел спокойно перед кастрюлей, когда вдруг вскочил и стащил с себя всю одежду, встал перед кастрюлей на четвереньки и начал пить как не в себя. Потом уселся и просто сидел, уставясь в пространство. Похоже было, что ты собирался так сидеть до самой смерти. Ну, мы все опять заснули, и дон Хуан тоже, когда ты опять вскочил, завыл и погнался за собакой. Собака перепугалась, тоже завыла и рванула вокруг дома. Тут уже всем стало не до сна. Мы вскочили, видим - ты возвращаешься с другой стороны дома, собака мчится перед тобой, лает и воет, а ты за ней гонишься. Ты, я думаю, раз двадцать обежал вокруг дома, лая по-собачьи. Я боялся, ты разбудишь всю округу. Вблизи здесь соседей нет, но твой вой можно было услышать за мили отсюда.

Один из молодых людей вставил:

  • Ты поймал собаку и на руках притащил её на веранду.

  • Ага, и начал с ней играть. Ты с ней боролся, вы скакали и кусались. Да уж, было на что посмотреть. Моя собака вообще-то не очень игривая, но тогда вы просто катались и ездили друг на друге как ненормальные.

  • Потом вы побежали к кастрюле и принялись лакать, - сказал молодой человек. - Ты вообще бегал с собакой к воде раз пять или шесть.

  • Сколько это продолжалось? - спросил я.

  • Без конца, - сказал Джон. - Один раз мы потеряли вас из виду. Наверное, вы побежали за дом. Слышно было только, как вы там лаете и рычите. Лаял ты до того похоже на собаку, что вас невозможно было различить.

  • Может, это была одна собака? - сказал я.

Они засмеялись, и Джон сказал: - Да нет, парень, ты лаял, и ещё как»

Существенным, если не определяющим, фактором людоедства могло являться острое недоедание. Сегодня психиатры объясняют ликантропию как следствие шизофрении, органическо-мозгового синдрома с душевным расстройством, психотической депрессивной реакции, истерического невроза диссоциативного типа, маниакально-депрессивного психоза и психомоторной эпилепсии.

Психологи, специализирующиеся на душевных детских болезнях, предполагают, что аутизм может вызывать проявления одичания у детей.

Сегодня мало кто верит в возможность физического превращения человека в волка, хотя ликантропия в клинике, в лесу, в зале суда, в легендах и мифах, иносказательных рассказах или на научных конференциях вызывает у свидетелей или читателей страх или жалость.





  1. Homo ferus (Дикие»)

Третью часть я назвал «Дикие», а не «Дикие люди», потому что, на мой взгляд, ОНИ не являются людьми в полном смысле этого слова. Это понятие можно разделить на «диких детей» и «диких взрослых».

Один из самых знаменитых случаев обнаружения «диких детей» произошел в 1920 году в районе Годамури (Индия). Этот случай описан благодаря кропотливой работе доктора Дж.Сингха.

В октябре 1920 года, когда он читал проповеди в районе Годамури, к нему подошли несколько возбужденных местных жителей и рассказали о «фантастических существах», живущих в джунглях. Простые индийские крестьяне были напуганы «чудовищами» из пещеры, так как страх перед оборотнем, как и перед волком, оставался для них злободневным. Доктор решил отправиться посмотреть на эти существа.

Его завели глубоко в джунгли, и после наступления сумерек он и сопровождавшие его местные жители увидели семейство волков, появившееся из вырытой в склоне оврага норы. Впереди шли три взрослых волка, потом бежали два волчонка, а за ними двигались, по определению перепуганных крестьян, два «чудища». Это были диковинные животные, которых Сингх не смог классифицировать.

Решено было их поймать. Через неделю доктор вернулся к волчьему логову. Двух волков в нем не было, а волчицу, охранявшую вход, пришлось застрелить. Преподобный Сингх и его подручные были изумлены, обнаружив в логове двух волчат и двух человеческих детенышей. Последние были голыми, покрытыми болячками и синяками, но проявляли большую агрессивность, чем их товарищи-волчата, и были готовы энергично защищать свою территорию.

Детей забрали из берлоги и отдали местным жителям. Те при первой же возможности избавились от них, и через несколько дней доктор нашел девочек полумертвыми от голода. Он постарался выходить их, заставляя пить и есть. Младшей, Амале, было около 18 месяцев, а старшей, Камале – так окрестил их доктор Сингх – около восьми лет. Кожа у обеих была изрядно поцарапана и покрыта мозолями, языки высовывались изо ртов, они скалили зубы и тяжело дышали, чтобы охладить себя.

Еще более удивительные факты выяснились позже. Дети были неспособны видеть днем, и спасались от солнечного света в темных углах. Ночью они выли и метались по комнате в поисках выхода. Спали они всего лишь пять-шесть часов в сутки, ели только сырое мясо и утоляли жажду, лакая жидкость.

Обе девочки ползали на коленях и локтях, но на улице они довольно быстро бегали, на четвереньках. Они рычали на людей, изгибали спины, подобно волкам, при приближении тех, кого считали опасными. Они «охотились», преследуя цыплят и других домашних животных, рыскали по двору в поисках выброшенных потрохов и с жадностью пожирали их.

Как и другие «дикие дети», девочки прожили в неволе недолго: младшая умерла через год, а старшая прожила еще десять лет.

Случаи с «дикими взрослыми» можно разделить на неосознанно дичающих вследствие каких-то психических травм или заболеваний и ставших дикими по своей воле. Едва ли не самую большую живучесть среди дикой природы продемонстрировал румын по имени Григоре. В конце Второй мировой войны он был командиром «Черного плаща», - организации, созданной для того чтобы воевать с наступавшими коммунистами.

Когда в 1944 году военно-фашистская диктатура потерпела крах, большинство членов «Черного плаща» были казнены. Но Григоре сумел скрыться. Зимой горы покрывались глубоким снегом, и он должен был заметать следы. Приходилось перемещаться на руках, держась за провода, переброшенные между деревьями. Спал в ямах, выкопанных в снегу и покрытых ветками. Научился расставлять капканы, выискивать ягоды, которые годились в пищу. Ел сырое мясо, так как костер мог выдать его местонахождение, говорил с птицами и животными, чтобы не лишиться рассудка. Так прожил 33 года. Его обнаружили в 1978 году...

Однако, это случай вынужденного одичания. Известны случаи, когда люди становились «дикими» по своей воле: этологи, изучающие поведение животных в дикой природе, мастера боевых искусств и философы, стремящиеся достичь просветления. Некоторые действительно открывали в себе удивительные способности и дарования, другие же дичали. Например, около десяти лет назад произошел такой случай: некий гражданин Н., занимающийся КЭМПО, уехал на три месяца тренироваться в Алтайские степи. Вернувшись оттуда, он стал первоклассным бойцом, но возомнил себя Богом. Вследствие бреда попал в психиатрическую клинику.

Как вы уже, надеюсь, успели догадаться, встречи с «дикими» вызывали и подкрепляли легенды об оборотнях.

4.Повелители зверей.

а. Исследования этологов Ф. Моуэт, Х. Майнхардт, Д. Гудол, и др. показали, что человек может сознательно пародировать поведение животных и животные при этом воспринимают его как своего, что дает возможность управлять ими. В этом этологи и зоопсихологи добивались изумительных успехов. Основываясь на знаниях этологии и зоопсихологии, позволю себе набраться смелости и сказать, что многие из суеверий мне кажутся реальными.

Вот письмо из книги Николаева К. «Вампиры и оборотни»:

«Каждое лето я езжу в леса под Тамбовом охоться на волков. Эти кровожадные животные в последнее время буквально Терроризируют местных жителей, и мне, как и многим другим охотникам, еще и платят за каждого убитого волка.



Состоялась такая поездка и в этом году.

Вышли мы в один из будних дней вместе с Дарси, моей собакой, из автобуса на лесной дороге и сразу углубились в непроходимую глушь. К вечеру я развел костер, поел, что с собой взял, подбросил в огонь дров и лег спать. Спал часа три, не больше. Что-то заставило меня открыть глаза. Костер уже затухал. Дарси сидел рядом со мной и рычал. Таким я его еще не видел: шерсть грозно топорщится, глаза и клыки блестят в темноте. Он смотрел куда-то в ночную чащу.

  • Что там, Дарси? - спросил я, поднимая ружье. Здесь, рядом, вполне могла оказаться стая волков, встреча с которой ночью не сулила мне ничего хорошего. Однако ничего не нарушало тишину, и я слегка успокоился: вероятно, какой-нибудь зверь прошел недалеко и собака учуяла его.

  • Ну, ну, Дарси, успокойся! - похлопал я собаку по спине. - Тебе, наверное, показалось...

Резкий свист вдруг прервал тишину. Это было так неожиданно, что я чуть не вскрикнул. Свист был явно человеческим. Почти сразу за свистом раздался вой волка. За ним завыл другой, третий... И, наконец, остатки тишины разорвали десятки подобных голосов. Дарси как с цепи сорвался, и я еле сдерживал его. Уже через минуту вой стих, и тишину больше не нарушало ничего, кроме испуганного хлопанья крыльев сонны птиц.

Свист я слышал совсем рядом и, когда немного пришел в себя, решил пойти в ту сторону. Возможно, требовалась моя помощь.

Подбросив в костер дров, чтобы не заблудиться, я взял ружье наперевес и осторожно стал пробираться сквозь частые деревья. Идти пришлось недолго: буквально в ста шагах оказалась большая поляна, по которой метались какие-то странные тени. Было полнолуние, и, присмотревшись, я понял, что это волки.

Дарси уже не рычал. Он скулил и, дрожа, жался к моей ноге. Я тихо опустился на землю. Волков было много: я даже сбился со щета. Они все время бегали около чего-то, что я никак не мог разглядеть. Это было похоже на большой камень, но, что самое ужасное, он издавал звуки, которые ни с чем нельзя было перепутать, несомненно, это была человеческая речь.

Внезапно этот камень как бы разломился, и я перед собой увидел... человека! Он был старым и седым, на плечи была наброшена большая серая накидка, которая и создавала иллюзию камня. Старик раскинул руки, поднял седобородую голову к небу и затянул какую-то дикую звериную песню. Казалось, он молился луне.

Меня обуял ужас; волки не трогали его. Они остановили свой ритуальный бег и, тихо поскуливая, как щенки, стали подползать к его ногам, он, не обращая на них внимания, продолжал свою первобытную песню.

Вдруг он присел. Волки на мгновение закрыли его своими телами и вот... старца нет, а на его месте - огромный белый волк! Он обежал поляну и бросился вон, а за ним - вся стая.

Что это было: сон, бред, мираж? Я тихо позвал Дарси, но он не отозвался. И сколько я потом ни высвистывал его, он так и не появился.

Я дошел до костра, собрал свои нехитрые пожитки и с первыми лучами солнца покинул этот страшный лес.

Позднее я узнал, что с того самого времени волки в округе стали просто невыносимы и уже не ограничивались нападениями на домашний скот. На них устраивали облавы, но какое-то сверхъестественное чутье помогало волкам ускользнуть. Они всегда знали, где их ждут охотники. Говорят, что вожаком их был большой белый волк.

Павел Алехин».

Вышеприведенный случай, на мой взгляд, вполне показателен, чего может добиться зоопсихолог за пару лет усиленной работы, за исключением конечно превращения.



б. Термин «вабить» - означает умение подражать голосам волков. Можно по-разному понимать это умение. Начиная с того, что я сам как-то в отрочестве научился выть как волки и, заходя в какой-нибудь зоопарк, непременно завывал и мог точно определить, где находиться вольера с волками (они завывали мне ответно), и заканчивая мистической, как у Андреева А. в «Мире тропы»:

«…Теперь луна была точно вверху над холмом, и его фигура была хорошо освещена на взгорке. Он приподнял руку и показал, чтобы я остановился. Я встал и почувствовал, что меня охватывает лёгкий трепет от наползающего ночного холодка. Поханя постоял немного на освещённом ярком лунном взгорке меж слегка шевелящихся серебристо-чёрных стен деревьев и поманил меня рукой. Я медленно и спокойно пошёл к нему наверх.

Он не двигался, хотя словно бы стал пониже. Ничего не происходило, только вдруг у меня задрожало ярло. Я подумал, что это ночная прохлада пробрала меня, и попытался унять эту дрожь, но тут вдруг на меня обрушилась нарастающая волна волчьего воя. Я едва удержался на ногах. Идти вперёд не было никакой возможности, и я замер, позабыв себя. Поханя присел, пуская звук вниз по склону холма, а потом вой начал подниматься вверх, в небо, и у меня пришло ощущение, что я словно подымаюсь вместе с ним, а пригорок уходит из-под ног. Я хотел понять это, хотел включить пропавший разум и начал бороться с охватившим меня страхом. Но в этот миг тьма словно взорвалась там, где стоял Поханя, он исчез. Просто пропал из глаз. А в следующий миг дорога была пуста и залита лунным светом. Кроме Похани всё было по-прежнему: и холм, и деревья, и луна вверху… даже вой все ещё звучал каким-то образом в пространстве! И он звучал, пока… у меня хватало воздуха. Только тогда я понял, что это мой вой! Почему-то я знал, что должен довести его до конца, удержал в этот раз колебания и из последних сил закончил, как учила тетя Катя.

Потом мы с ней ещё посидели в молчании у костра, слушая, как со всех концов мира лают и воют деревенские собаки, и так и не дождавшись Похани, побрели домой, дымя головешками. Я, честно говоря, еле волочил ноги.

По дороге до меня вдруг дошло зачем Поханя велел нам взять головни, и я, пожалуй, даже с возмущением, спросил у неё:

  • Тёть Кать! Так это мы на себя, может, всех окрестных волков созвали?!

  • Ну, - возмутительно спокойно ответила она.

  • Как ну?! - уже почти разозлился я, догадываясь где-то внутри, что ничего страшного в действительности не происходит, а я просто нервничаю от переутомления.

Она, видимо, поняла моё состояние и своеобразно успокоила меня:

  • Ну, придут. Ты же айкаешь! Отправишь обратно.

  • Как, как?! Повабил - позвал, поайкал - послал?

  • А что ты, не хозяин в лесу, что ли?!



Тогда меня поразила сама простота её подхода, но впоследствии я много думал над её словами. Мне кажется, именно с них начался настоящий перелом в моём отношении к тому, чему я учился. До этого я, несколько лет общался с нашими русскими знающими стариками, видел не их, а каких-то замаскированных даоских или буддийских мастеров, даже не замечая за своим восприятием этой погрешности. А тут мне вдруг стало ясно, что за всем этим угадываются следы древнейшего магического искусства, имя которому Кобь, а родина - Россия!…»

и т. д., но главное - это применение вабу на охоте. Основное в такой охоте - это умение подражать голосам матерых (вабить) волков. Охота на вабу начинается с июля и продолжается до сентября, пока молодые волки не перейдут на бродячий образ жизни. Так же, как и при поиске логова, составляется план местности. На план наносятся места, где обнаружены следы жизнедеятельности волков: переходы, тропы к водопою и т. п. Затем, на возможных направлениях волчьих троп, рано утром или перед заходом солнца, маскируются несколько стрелков, а за ними в сотне метров становится вабельщик и начинает подвывку. Выбегающих к вабельщику волков отстреливают стрелки. Отстреляв 1-2 волков, нужно сменить место и повторить подвывку. Успех охоты зависит от мастерства вабельщика и меткости стрелков.

5. Звери

Для каждой конкретной области наиболее распространенный в ней зверь или зверь, которого там бояться, является тем животным, в которое (по местным верованиям) превращается человек. Если зверь вымирает, миф постепенно исчезает. Так, во времена, когда оборотни считались на континенте врагами людей, в Англии к ним относились как к жертвам помешательства. Это происходило не вследствие каких-то обдуманных причин, не в результате снисхождения (поскольку ведьм изгоняли и жестоко преследовали в те времена), но ввиду того обстоятельства, что волки (в Англии) вымерли.

Известны случаи, когда волчьи стаи обращали в бегство целые отряды хорошо вооруженных охотников. Не требуется много воображения, чтобы представить, какие мысли одолевали одинокого путника, сидящего у костра где-то в средних веках и слушающего голодный вой волчьей стаи, доносящийся из чащи. Ряд верных, но редких случаев нападения не бешеных волков на людей (чаще всего – на детей) отмечен рядом специалистами, хорошо знающими волков. Исследования, проведенные в виварии МГУ, дают основания сделать вывод, что 30% волков средней полосы России обладают возможностью нападения на человека. При встрече человека с волком иногда возникают такие условия, при которых пассивно-оборонительный блок не сможет затормозить реакцию агрессии.

Это происходит по разным причинам. Во-первых, волки боятся далеко не каждого человека. Более всего они боятся мужчин, менее – женщин, и почти не боятся детей. Во-вторых, очень большую роль играет поведение человека, встретившегося с волком. Если человек (даже мужчина) убегает или уходит от волка, последний перестает его бояться или, вернее, начинает бояться меньше. И в этот момент может проявиться реакция агрессии волка. Исходя из работ Конрада Лоренца, можно сказать, что у волков, как и у всех животных, есть зоны: равнодушия, внимания, тревоги, предупреждения и агрессии. Но если волк голоден (например, зимой), то об агрессии говорить нет смысла, т.к. он видит не человека, а несколько десятков ходячих килограммов мяса и, соответственно, будет выслеживать, подкрадываться, нападать.

Наиболее обстоятельный материал о нападении волков на людей, основанный на документальных данных, собран И. П. Павловым. Тщательный анализ привел его к выводу, что чаще всего волки нападают на детей. Это бешеные волки, либо животные, потерявшие зубы при освобождении из капканов. Нападения на людей происходят обычно в те периоды, когда источники питания оказываются весьма суженными. Но, помимо этого, бешеные волки в период вспышки этой инфекции являются постоянной и страшной угрозой для сельских жителей. В заключение необходимо сказать еще раз о чрезвычайно большой пластичности поведения волков. У волков довольно высоко развита рассудочная деятельность, которая в результате проведенных в лаборатории МГУ исследований может быть оценена несколько выше, чем у собак. Это свойство высшей нервной деятельности дает волкам возможность быстро оценивать сложившуюся ситуацию и принимать наиболее рациональную тактику выбора решения.

Учитывая все выше сказанное о волках и плюс к этому массу суеверий, которые бытовали в средних веках, можно предположить, что стоило только одинокому волку показаться на окраине деревни, как сразу же начинали ползти слухи. Даже если этот зверь был относительно безвредным и не нападал на людей, на него тут же «вешали всех собак» за преступления в этом районе. В результате какой-нибудь ни в чем не повинный старый волк, набравшийся храбрости и опыта на лесных тропах, умеющий уходить от охотников, часто получал репутацию настоящего оборотня. С течением времени история с волком, произошедшая в данной деревне, могла мутироваться в зловещую легенду о нападениях оборотней в стародавние времена на жителей этой местности.



6. Миф

Оборотничество – в мифологии магическая перемена облика персонажа. Преимущественно – временное превращение с последующим возвратом к первоначальному (подлинному) виду. Мотив оборотничества, очевидно, базируется на практике охотничьей маскировки, а также на некоторых тотемических и анемических воззрениях о воплощении души человека в животном (растении, предмете).

В мифологических представлениях многих народов Евразии и Северной Америки образ волка был преимущественно связан с культом предводителя боевой дружины (или бога войны) и родоначальника племени. Общим для народов северо-западной и центральной Евразии является сюжет о воспитании родоначальника племени, а иногда и его близнеца, волчицей. Тотемические истоки подобных сюжетов особенно отчетливы в типологически сходном представлении рода качвантанов у североамериканского индейского племени Тлинкитов. По этой легенде, один из предков рода встретил волка, подружившегося с ним и обещавшего его осчастливить. После чего род стал считать волка своим тотемом. В подобных мифах предок-вождь племени выступает в образе волка или обладает способностью превращаться в волка (греч. Долон, ср. также слав. Змей Огненный Волк), часто связывается с представлениями (проявляющимися и в фольклорной традиции) об оборотнях типа славянских и балканских волкодлаков (вурдалаков), литовских вилктаков и др.

Герой-родоначальник, вождь племени или дружины называется иногда волком (осет. Woerxoerg – родоначальник нартов) или имеющий «голову волка» (ср. прозвище грузинского царя Вахтанга I Горкослани, от перс. Gurgsar, букв. «волкоглавый» или «тело (живот) волка»).

В качестве бога войны волк выступал, в частности, в индоевропейских мифологических традициях, что отразилась в той роли, которая отводилась волку в культе Марса в Риме и в представлении о двух волках, сопровождавших германского бога войны Одина в качестве его «псов» (аналогичное представление отмечено также в грузинской мифологии). Соответственно и сами воины или члены племени представлялись в виде волков или именовались волками (в хеттской, иранской, греческой, германской и других индоевропейских традициях) и часто наряжались в волчьи шкуры. Существовало также представление о волчьей стае как о символе единой дружины, известное на Кавказе у сванов. Богам войны, в частности – Одину, приносили в жертву собак, волков, а также людей, «ставших волками» (согласно общеевропейскому представлению, человек, совершивший тягостное преступление, становился волком).

Волкодлак, волколок, в славянской мифологии человек-оборотень,обладающий сверхъестественной способностью превращаться в волка. Считалось, что колдуны могли превращать в волков целые свадебные поезда. Исключительная архаичность подобных представлений явствует из того, что во многих индоевропейских традициях превращение жениха в волка связывается с распространенной формой брака – умыканием (насильственным уводом невесты); ср. среднерус. диалект волк – «шафер со стороны жениха». Способностью превращаться в волка наделялись эпические герои – серб. Змей Огненный Волк, др.-рус. Всеслав (исторический князь Полоцкий, 11 в.), что свидетельствует о существовании общеславянского мифологического героя – волка (подобно греч. Долону, др.-инд. Бошме, герм. Беовульфу и др.)




  1. Шутка.

Дело в том, что как любитель - экспериментатор я попробовал создать миф о чем-то необычном то есть летом в деревне стал по ночам пугать в лесу туристов и выяснил, что пару страшных историй можно наслушаться и не прикладывая особых усилий. Особенно остро я понял это когда организовал поездку клуба искателей приключений и секции аномальных явлений психики от СО СПбПО в саблинские пещеры ловить призраков (Саблино - это поселок недалеко от Санкт-Петербурга около которого есть система пещер искусственного происхождения. В этих пещерах по местному фольклору есть приведения, духи и т.д.). В этом маленьком приключении принимало участие двенадцать человек включая проводников. Часть нашей группы была контрольной выборкой, а часть в измененном состоянии, алкогольное опьянение. Пещера представляла, собой, лабиринт длиной в пять километров. Я входил в число «алкоголиков» и поэтому надеялся увидеть призраков раньше контрольной группы. В один момент я с Горячевым Сергеем отошел от всей группы и наткнулся на странный ход, в который мы и свернули. Пройдя приличное расстояние, нам показалось, что впереди кто-то есть и, чтобы не быть замеченными первыми, мы выключили фонарики. Зайдя за угол увидели посреди галереи силуэт монаха - точно, как описывали нам одного из призраков. Я оцепенел и подумал: «Допился», а мой напарник стоял рядом в шоке. О бегстве не могло идти речи, так как мы были очень пьяные, если бы были трезвые то, могли бы и убежать. Несколько секунд хватило для того чтобы резко протрезветь, и я, с бутылкой пива в руках, сказал Сергею: «Я сейчас кину в него бутылкой: если она полетит на сквозь, значит галлюцинация, а если стукнется, то «живьем брать демона будем». Размахнулся, прицелился и ... «Не надо в меня бутылкой кидать!!!»,- выкрикнул монах. Потом выяснилось, что нас хотели напугать - разыграть местные.

Поэтому советую вам всегда иметь чувство юмора при исследовании ЧЕГО-ТО ЭТАКОГО.



  1. Человек который смеётся.

Китайцы были мастерами в области нечеловеческих экспериментов с человеческими созданиями. В 1880 году доктор Макгауэн утверждал, что был свиделем операции, целью которой была прививка детям шкур собак и медведя. Процесс был постепенным; он состоял из снятия с детского тела участков кожи, которые постепенно заменялись кусками меха. Процедура эта была невообразимо болезненной, и почти всегда ребёнок если и переживал её, то сходил с ума. Но для дельцов это не имело значения, поскольку следующим этапом операции было селективное пресечение определённых голосовых связок - так, чтобы единственным звуком, который мог издавать несчастный урод, был звериный рык или ворчание. А чтобы впечатление было совершенным, ребёнку ломали коленные и голеностопные суставы, что вынуждало его двигаться по-звериному на четвереньках.
Чему же можем мы научиться у оборотней, точнее у эффекта «оборотня»? Во-первых, стоит еще глубже исследовать его, чтобы с его помощью воплотить давнюю мечту человечества - управлять животными. Так, я, когда попадаю в лес, использую некоторые известные мне особенности эффекта, которые выручали меня во множестве экстремальных ситуаций. Во-вторых, использование эффекта «оборотня» поможет сделать человека сильнее, открыть многие его скрытые возможности.

Исследуя этот эффект, мы провели обзор литературы на данную тему, опрос общественного мнения и ряд лабораторных исследований, где пытались измерить данный эффект (Я предпринял попытку проверить это таким образом: подтягивался на максимум в обычном состоянии, потом использовал «эффект оборотня» и, снова подтягиваясь, обнаружил, что моя сила увеличилась почти в два раза). А также были созданы две секции: в СОСПб ПО и в СНО СпбГУ, в рамках которых предпринимались попытки найти оборотней в Санкт-Петербурге. Довольно скоро секции пришлось закрыть в связи с протестом общественного мнения. Но, тем не менее мне удалось найти двоих: одного через не формальные тусовки (он на меня впечатление не произвел и исследовать его я не стал), а другой, по всей видимости, был бандит, и разговор об исследовании я не начинал в связи с бесперспективностью (Нашел я его через стоматолога, у которого он вставлял себе волчьи клыки. Этот случай, на мой взгляд, является показательным в связи с тем, что аналогичный был в Москве. Мне о нем рассказали коллеги на ЗПШ-2000). Мы предполагаем, что полученные результаты можно использовать в военных целях, в спорте и медицине.



Хотелось бы еще многое сказать по этой теме. Тем, кто заинтересуется этой темой хочу, порекомендовать книгу Николаева К. Н. из серии «энциклопедия загадочного и неведомого. Вампиры и Оборотни.» Москва: Олипп; ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1997 год, а также в серии брошюр от издательства «Знание» подписная научно-популярная серия «Знак вопроса» А. С. Кузовкин, Н. Н. Непомнящий «Легко ли быть оборотнем?» №1 1992 г.


  1. S. Многие после доклада меня спрашивали:

- Почему я написал этот доклад и не оборотень ли я?

Отвечаю:

  • Нет, я не оборотень и эта тема мена заинтересовала по двум причинам: во первых в детстве на меня сильное впечатление произвели художественные фильмы об оборотнях. Во вторых со мной, в подростковом возрасте, произошел странный случай. Однажды приехав в Сосновку, там была наша дача, встретился со своим другом и соседом Лешкой. Оба мы горожане, из Витебска, встречались только в деревне для совместного хулиганства и проказ. Мы узнали, что недалеко в лесу, на берегу озера, остановилась большая туристическая группа, решено было ее напугать. И вот, в сумерках, мы пошли в лес. Да, забыл упомянуть, все взрослые как у меня , так и у него уехали в город, и на краю леса в домах нас ждали только собаки. Над лесом сгущались сумерки. Мы уверенно шли по тропинке так, как знали, что сей час мы единственные кого следует бояться в этом лесу. Вдалеке стали слышны голоса лагеря. Идя по склону карьера, на тропинке сзади мы услышали шаги. Перегля нувшись и не произнося ни единого слова решили затаиться, чтобы увидеть того кто идет. Шаги приближались, потом послышалось шуршание травы, видно тот кто шел за нами сошел с тропинки. Шуршание «двигалось» в доль карьера и через несколько минут должно было показаться из-за поворота...

По моей спине заструился пот, на голове зашевелились волосы то, что я увидел приближалось к нам. Через несколько секунд шока, посмотрев на Лешку, понял, что он тоже это видит. Лешка повернулся ко мне и мы дали тягу. Некоторое время слышалось как кто-то бежал за нами, но потом в лесу восстановилась тишина. Мы бежали и бежали. Впереди показалась окраина леса и наши дома. Перед домом Баранков стояла скамейка, у нее мы остановились. Сели. Со скамейки открывался отличный вид на дорогу и лес. Отдышавшись, обменялись впечатлениями.

На карьере из-за поворота ничего не показалось, но шаги приближались. Переведя взгляд на траву мы увидели как она пригибается от чьих-то шагов…

Обсуждая это, смотрели на ночной лес. Вдруг мы почувствовали, что шепот леса смолк. Вдалеке над лесом летела огромная летучая мышь, размером почти с человека и кого-то искала. Вслед за этим раздался лай собак. Я почувствовал как у меня встают дыбом волосы…
Может быть вспоминая эту ночь я и написал эту работу. Сейчас спустя столько времени и после того, как я поступил на факультет психологии СПбГУ понимаю: наверное, этой ночью у нас разыгралась фантазия, были галлюцинации, плюс к этому мы увидели большого орла и пару хорьков.


Список используемой литературы

  1. Крушинский Л.В. Эволюционно - генетические аспекты поведения: Избранные труды/ М.: Наука 1991 г.

  2. Фабри К.Э. Основы зоопсихологии. Издательство МГУ, 1993 г.

  3. Виктор Пелевин в сборнике «Желтая стрела» рассказ «Проблема верволка в Средней полосе». Издательство «Вагриус», 1998 г.

  4. «Мифы народов мира» Т.2, Москва «Совецкая Энциклопедия» 1992 г.

  5. Джордж Шаллер «Год под знаком гориллы»

  6. Лесли Р.Ф. «Медведи и я». Гидрометиоиздат 1987 г.

  7. Фарли Моуэт «Не кричите, волки». Москва «Мысль» 1992 г.

  8. Джейн ван Лавик - Гудол «В тени человека». Издательство «Мир» Москва 1974 г.

  9. Джейн Гудол «Шимпанзе в природе: поведение» Издательство «Мир» Москва 1992 г.

  10. Норман Казис «Анатомия болезни с точки зрения пациента» Москва «Физкультура и спорт» 1991 г.

  11. К.Лоренц «Человек находит друга» Издательство МГУ 1992 г.

  12. К. Лоренц «Агрессия»

  13. К. Лоренц «Гуси»

  14. Масутацу Ояма «Чхарек и карате» Журнал №4(20) за 1994 г. «Кэмпо»

  15. Григорий Панченко «Боевые искусства нового Света» Журнал «Кэмпо»

  16. Франко Кардини «История средневекового рыцарства»

  17. Франко Кардини «Воины - звери», журнал «Кэмпо», №7(15) , 1993 г.

  18. Викинги : «Набеги с севера» Москва, Терра 1996 г.

  19. Газета «Северные зори» №1-2(24-25) январь 2000 г. редактор Шаронов А. В.

  20. Андреев А. «Очерки русской этнопсихологии» Санкт-Петербург «Тропа Трояна» !998 г.

  21. Кастанеда Карлос, «Учение дона Хуана. Отдельна реальность. Птешествие в Икстлан» Пер. с англ. -, К.: «София», Ltd., 1992 г.

  22. Кастанеда Карлос, «Два Орла. Огонь изнутри»» Пер. с англ. -, К.: «София», Ltd., 1993 г.

  23. Кастанеда Карлос, «Сила безмолвия» Пер. с англ. -, К.: «София», Ltd., 1993 г.

  24. Фрэнк Эдварс «Странные люди». Ленинград СП «Смарт» !991 год.

  25. Хью Пентекост «И пусть я погибну... Оборотни» Москва «Поли» 1991 год.

  26. Г. К. Панченко «Нетрадиционные боевые искусства: Европа и Азия» Харьков: Форлио; Ростов н/Д: Феникс, 1997 г.

  27. Серавин А.И. «Метод "Дубликата" как вариант защиты личности исследователя», Психология XXI века (Тезисы Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции "Психология XXI века") под ред. Крылова А.А. - СПб, Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1999 .

  28. Шпренгер Я., Инститорис Г. «Молот ведьм», «ИНТЕРБУК», Москва 1990 г.

  29. Вильнёв Р. «Оборотни и вампиры» пре. С фр. А. Васильевой. - М.: КРОН-ПРЕСС, 1998 г.

  30. Андрогин А. «Нечеловеческие опыты с человеческими существами», газета «Аномальные новости»

1 *Подстрочный перевод с французского: «Многие люди сделались оборотнями. Оборотень это дикий зверь. Когда он сильно разъярится, то пожирает людей, творит множество бед и уходит в большие леса».








В книге Бытия немало примеров наказания тех, кто ослушался воли Господа. В то же время нельзя сказать, чтобы этим путем был достигнут серьезный воспитательный эффект. Сирил Норткот Паркинсон
ещё >>