Так начиналась российско-японская война: герои Чемульпо в городе Харькове (1904 г) - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Русско-Японская война (1904-1905) Начало войны. Общий ход боевых... 1 146.83kb.
Юные герои русско-японской войны 1 252.31kb.
Приложение №3. Русско – японская война 1904 – 1905 гг 1 12.17kb.
Тестовая работа по теме 1 309.79kb.
Апушкин В. А. Русско-Японская война 1904-1905 г. М., 1910. В современном... 1 20.92kb.
Русско-японская война 1 104.21kb.
Русско-японская война 1904 1905 гг 1 25.52kb.
Экзаменационные билеты по истории России для переводного экзамена 1 20.38kb.
Пажи и кадеты в войнах россии начала XX века 1 248.59kb.
Внешняя политика России. Русско-японская война Хронология 1 20.29kb.
1894—1917 гг. ► Правление Николая II 1904—1905 гг. ► Русско-японская... 28 5838.69kb.
История российской армии и флота 1 49.45kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Так начиналась российско-японская война: герои Чемульпо в городе Харькове (1904 г) - страница №1/1

К 350 – летию города Харькова.

Б.П. Зайцев, Б.К. Мигаль (г. Харьков).



Так начиналась российско-японская война: герои Чемульпо в городе Харькове (1904 г). [1]

Конец января 1904 года. На нейтральном рейде у Чемульпо (Корея) несли службу английский крейсер «Talbot», итальянский крейсер «Elba», французский крейсер «Paskal», российский крейсер «Варяг» [2], российская морская канонерская лодка «Кореец» [3], североамериканская лодка «Wieksburg» и японский крейсер «Juoga». 25 января вечером ушел скрытно в море японский крейсер. На следующий день «Кореец», направлявшийся в Порт-Артур с донесением, выйдя из Чемульпо, был обстрелян японским миноносцем, и вынужден был повернуть обратно. Старший на рейде командир «Talbot» предупредил японского адмирала о незаконных действиях. Однако ответ получен не был. Наоборот вскоре на рейд вошли четыре японских миноносца и стали на якорь около «Варяга» и «Корейца». Всю ночь на 27 января на российских кораблях провели в ожидании атаки. 27 января в 8 часов утра командиры иностранных судов были уведомлены японским адмиралом Уриу, что между Россией и Японией начались враждебные действия и если русские суда до 16 часов не уйдут из Чемульпо, то японская эскадра атакует их на рейде. Об этом командиры иностранных судов уведомили капитана «Варяга» В.Ф. Руднева. Затем на крейсере «Talbot» состоялось совещание командиров иностранных и российских судов, на котором было принято решение протестовать против нарушения японцами международного права и, в частности, нейтралитета Кореи. В это же время капитан В.Ф. Руднев получил письмо от адмирала Уриу с требованием покинуть рейд до 12 часов и угрозой, в противном случае подвергнуть обстрелу на рейде. Капитан В.Ф. Руднев собрал на «Варяге» военный совет, на котором было решено прорваться через блокаду японской эскадры. Если это не удастся. То взорвать крейсер. Около 11 часов 30 минут «Варяг» и «Кореец» снялись с якоря «При проходе их по рейду команды иностранных судов выстроились во фронт и провожали российские суда восторженным «ура». За островом Уодольми суда встретили японскую эскадру, состоявшую из 6 крейсеров и 8 миноносцев.

Начальник эскадры сигналом предложил российским судам сдаться и, не получив ответа, открыл огонь в 11 часов 45 минут. Российские суда отвечали всеми огневыми средствами. В 12 часов 45 минут, считая продолжение боя невозможным из-за полученных повреждений, «Варяг» и «Кореец» вернулись на рейд и стали на якорь.

На «Варяге» был убит 31 человек, ранены и контужены 91 человек. Со всех иностранных судов на «Варяг» прибыли врачи для оказания медицинской помощи. «Варяг» был сильно поврежден. Капитан Руднев собрал совет офицеров, на котором было решено, вследствие непригодности крейсера к бою, взорвать его на рейде, команду же свезти на иностранные суда. По просьбе командира «Talbot» взрыв, от которого могли пострадать стоящие на рейде суда, был заменен затоплением. После того, как команда была снята с корабля, на «Варяге» были открыты кингстоны, и в 6 часов 10 минут крейсер окончательно погрузился в воду. «Кореец» был взорван в 16 часов 5 минут. По свидетельству иностранных офицеров, огнем российских судов был потоплен японский миноносец, повреждены два крейсера. Экипажи «Варяга» и «Корейца» были размещены на крейсерах «Talbot», «Elba» и «Paskal», доставивших их в Шанхай и Гонконг. Отсюда офицеры и команды кораблей были отправлены в Россию, с условием не принимать в дальнейшем участия в военных действиях. Конечный пункт их прибытия морским путем был г. Севастополь.

19 марта 1904 года Харьковская городская дума приняла решение просить Харьковского губернатора С.Н. Гербеля обратиться с просьбой к Морскому министру разрешить морякам крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец», возвратившимся с Дальнего Востока, при проезде их поездом из Севастополя в Санкт-Петербург совершить на несколько часов остановку в Харькове. Харьковское городское общество пожелало отдать дань уважения героям-морякам.

Из Главного Морского штаба в конце марта на имя Харьковского губернатора была получена телеграмма, в которой было сказано, что «офицеры и команда крейсера 1-го ранга «Варяг» и мореходной канонерской лодки «Кореец» около 10 апреля все вместе в одном поезде будут отправлены из Севастополя в Санкт-Петербург, причем со стороны Морского Министерства на 4-х часовую остановку их при следовании через Харьков, препятствий не встречается».

Спустя несколько дней, Харьковский городской голова А.К. Погорелко уведомил гласных, что 12 апреля в 12 часов 50 минут на станцию «Харьков» прибудут офицеры и нижние чины с «Варяга» и «Корейца». После встречи поезда, прибывшие офицеры, будут приглашены в здание городского Пушкинского училища, для чествования их обедом. Гласные, желающие присутствовать при встрече, приглашаются пожаловать к 12 часам дня на вокзал к царским покоям, а желающие принять участие в обеде, должны внести подписную сумму 15 рублей Харьковскому купеческому старосте И.К. Велитченко в здании Биржи.

12 апреля со всех сторон Харькова, направляясь к вокзалу Курско-Харьково-Севастопольской железной дороги, спешили харьковчане на встречу с моряками-героями: кто на конке, кто на извозчике, кто пешком. Ко времени прибытия из Севастополя воинского поезда с судовыми командами «Варяга» и «Корейца» на вокзале собралось много людей. Кто имел входной билет находился на перроне. Перрон вокзала был убран государственными флагами. Здесь же находился оркестр 122-го пехотного полка. Солдаты и казаки, поставленные вдоль платформы еле сдерживали публику. Наконец, в 13 часов 14 минут поезд стал подходить к платформе вокзала. Грянуло «ура», военный оркестр исполнил гимн «Боже, Царя храни». Поезд двигался медленно. В каждом окне вагона виднелись матросы. Они махали платками и фуражками, отвечая на приветствия публики.

Поезд остановился. Из последнего вагона вышел капитан 1-го ранга, командир крейсера «Варяг» В.Ф. Руднев и капитан 2-го ранга, командир канонерской лодки Г.П. Беляев. За ними из поезда стали выходить офицеры, механики, врачи, священник. Они были встречены генералом С.Ф. Сержпинским, исполняющим должность Харьковского губернатора В.Н. Азанчевским, попечителем Харьковского учебного округа М.М. Алексеенко, губернским предводителем дворянства Г.А. Фирсовым, Харьковским городским головой А.К. Погорелко, генералами, обер-офицерами и представителями правительственных и общественных учреждений и войсками местного гарнизона.

Первым приветствовал гостей генерал С.Ф. Сержпинский, а затем Харьковский городской голова А.К. Погорелко, передавая командирам «Варяга» и «Корейца» подарки от города сказал: «Примите наш привет, дорогие гости, от имени граждан города Харькова. Бьем вам челом за ваши труды, за ваши страдания, за кровь, пролитую вами за нас, в защиту отечества. За честь русского знамени. В тяжкие минуты суровых испытаний…нас не покидает утешение видеть, что русские воины, к какому бы роду оружия они не принадлежали, честно, беззаветно, самоотверженно исполняют свой долг, совершают свой великий подвиг защиты отечества от нападения коварного врага. Примите от нас эти скромные приношения на память об историческом бое у Чемульпо и, если угодно будет, чтобы «Варяг» и «Кореец» снова бороздили волны Великого океана, - пусть они послужат воспоминанием потомству о том, как безупречно ваше служение нашему великому отечеству…»

После приветствий прибывшие гости (25 офицеров, священник, 3 доктора, 3 чиновника и 626 матросов) вместе со встречавшими их представителями города направились к зданию Пушкинского училища, которое находилось недалеко от вокзала. По всему пути следования гостей были расставлены шеренги войск харьковского гарнизона, по одному батальону от каждого пехотного полка 31-й пехотной дивизии и от каждого из резервных пехотных полков 51-й стрелковой дивизии. Кроме того, в строю были три сотни казаков 1-го Оренбургского полка и одна сотня в конном строю. Войска, приветствуя героев-моряков, брали «на караул», оркестры играли полковые марши, неслось могучее «ура».

На крыше вокзала, крышах соседних домов, на телеграфных столбах, на фонарях, решетках сквера, заборах и везде, куда можно было только взгромоздится, всюду «лепились» многочисленные зрители, крича «ура». Толпа подхватывала офицеров и матросов на руки и несла их до самого училища под звуки военных оркестров. Из толпы слышались возгласы: «Спасибо братцы! Спасибо, дорогие, за матушку Русь!» И здесь сыпались на них живые цветы.

Около училища депутация от рабочих паровозостроительного завода и железнодорожных мастерских поднесла В.Ф. Рудневу и Г.П. Беляеву хлеб-соль и образ Спасителя. Здесь же были выстроены ученики коммерческого училища. Офицеры-моряки подходили к ним, целовали некоторых детей.

У парадного входа в училище командиров кораблей приветствовал попечитель Пушкинского училища, профессор Харьковского Императорского университета Н.Ф. Сумцов, сказавший следующее: «Народное училище имени великого поэта Пушкина приветствует вас, славных сынов Русской земли, и радуется, что принимает в своих стенах таких дорогих гостей». В вестибюле училища капитанам кораблей были поднесены лавровые венки, обвитые георгиевскими лентами. На лестницах училища стояли ученики и ученицы, которые подносили гостям цветы.

В зале верхнего этажа училища, где собралось много публики, архиепископ Харьковский и Ахтырский Арсений приветствовал командиров «Варяга» и «Корейца» и офицеров этих судов, благословил В.Ф. Руднева иконой Озерянской Божьей Матери, а Г.П. Беляева -–иконой Ахтырской Божьей Матери. Он передал им брошюры религиозного содержания для раздачи чинам судовых команд.

Между тем в большом зале училища занимали места за столами с закуской моряки-офицеры и приглашенная публика, а в прилегающих помещениях – матросы. Архиепископ Арсений прочитал «Христос Воскресе» и благословил трапезу. Гостей угощали борщом, мясом, пирогами, водкой и пивом. Во время обеда оркестры Пензенского и Тамбовского полков исполняли избранные произведения из своего репертуара. В офицерском зале произносились тосты. В.Ф. Руднев, в частности, обращаясь к присутствовавшему на обеде французскому консулу и представителю французского общества в Харькове Раулю Жирорду, благодарил в его лице французских моряков судна «Paskal», которые спасли у Чемульпо часть российских судовых команд. Ответные слова Рауля Жирорда были покрыты дружным «Vive la France!» и звуками «Марсельезы».

После обеда ученицы подносили гостям книгу училища, в которой они вписывали свои имена и расписывались. Дамы дарили гостям цветы и платочки. Матросам раздали по портсигару с папиросами, которые были присланы рабочими.

Студенты, гимназисты, дети осаждали моряков, беседуя с ними. Некоторых матросов брали к себе знакомые и угощали в ресторанах, а некоторые студенты и гимназисты возили их на извозчиках, показывая Харьков. Около 17 часов гости отбыли на вокзал, сопровождаемые массой народа. На перроне играли оркестры.

Во многих местах фотографы-любители снимали встречу матросов «Варяга» и «Корейца», а известный харьковский фотограф Иваницкий сделал несколько памятных снимков на перроне вокзала.

Перед отходом поезда в офицерском вагоне исполняющий должность Харьковского губернатора В.Н. Азанчевский передал В.Ф. Рудневу, как начальнику всей команды, 790 руб., из сумм Харьковского Особого Комитета по сбору пожертвований, для раздачи по 5 рублей трем командорам, по 3 рубля – 76 боцманам и по 1 рублю 547 матросам. После третьего звонка поезд тронулся в сторону столицы, раздалось «ура» и звуки гимна «Боже, Царя храни». Когда поезд скрылся, толпы рабочих со стройным пением «Спаси, Господи, люди твоя» разошлись по домам…

По прибытии в г. Санкт-Петербург команды были удостоены представления императору Николаю II и награждены знаками за боевое отличие. Военный орден Святого Георгия IV степени был пожалован капитану «Варяга» В.Ф. Рудневу и всем офицерам. А знаками отличия этого ордена была удостоена вся команда крейсера и канонерной лодки. В память боя этих судов у Чемульпо была выбита медаль для ношения на груди участников сражения [4].

Бой у Чемульпо длился всего один час, но отзвуки его пронеслись по всей России. Вскоре после этого было написано несколько песен, посвященных героической борьбе матросов «Варяга» с превосходящими силами японцев. Вот куплет одной из песен о «Варяге»:

Там среди бурного моря

Вьется Андреевский стяг,

Бьется с неравною силою

Гордый красавец «Варяг».


Примечания:


  1. Подробные сведения о встрече харьковчан с экипажами крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» сообщают корреспонденты местных газет – «Харьковских губернских ведомостей» и «Южного края».

  2. «Варяг» – бронепалубный крейсер I ранга Российского флота, строился в Филадельфии (США) по заказу России. Заложен в 1898 году, спущен в 1899-м, вступил в строй в 1901 году. Водоизмещение 6500 т, мощность 20000 л. с., скорость хода 23 узла. Длина между перпендикулярами 127,9 м, ширина 15,8 м, среднее углубление 6,9 м. Дальность плавания 5000 миль. Бронирование: палуба 38-76 мм, боевая рубка 75 мм.
    Вооружение: 12- 152-мм, 12-75-мм, 8-47-мм, 2 - 37-мм, 2 десантные пушки, 2 пулемета, 6 торпедных аппаратов. В 1905 г. японцы подняли и отремонтировали крейсер «Варяг», который вошел в состав Императорского флота Японии под новым названием «Сойя». Спустя десять лет, в период первой мировой войны, когда отношения России и Японии потеплели, крейсер был выкуплен и ему было возвращено славное имя «Варяг». В 1916 г. крейсер включили в состав флотилии Северного Ледовитого океана с местом приписки — Кольский залив. В марте 1917 г. «Варяг» ушел на ремонт в Англию, в Ливерпуль, где его и застал Октябрьский переворот. Команда подняла красный флаг вместо Андреевского, но он продержался недолго. Англичане захватили крейсер в 1918 году, во время буксировки в Ирландском море он затонул, а в 1925 г. его остатки разрезали на металлолом.

  1. Парусно-винтовая канонерская лодка "Кореец", головной корабль серии, была построена на верфях "Бергзунд" в Стокгольме (Швеция) в 1886 году. Водоизмещение-1213 т, длина-63,7 м, ширина в миделе-10,7м. осадка-3,2м, мощность паровых машин-1150 кВт, скорость-13,5 уз, экипаж-174 человека: развитый таранный форштевень, броневая палуба, деревянная и медная обшивки поверх стального корпуса ниже ватерлинии для защиты от коррозии и обрастания; вооружение-два 203-мм, одно 152-мм, четыре 107-мм, одно 64 -мм, два 47-мм, четыре 37-мм орудия и надводный торпедный аппарат.

  2. Медаль за бой "Варяга" и "Корейца" при Чемульпо 27 января 1904 г. Серебро, диаметр 30 мм. Учреждена “высочайшим” повелением Николая II, объявленным в приказе по Морскому ведомству за № 132 от 10 июля 1904 года - в память героического подвига крейсера 1-го ранга “Варяг” и мореходной канонерской лодки “Кореец” в бою при Чемульпо 27 января 1904 года. Медалью были награждены все члены экипажей обоих вышеназванных судов, участвовавших в сражении против японской эскадры. Штемпели для чеканки медалей резал известный мастер Антон Федорович Васютинский, талантливейший медальер Санкт-Петербургского монетного двора, резавший штемпели и в советское время.

Для награждения героев “Варяга” и “Корейца” на Санкт-Петербургском монетном дворе было отчеканено 697 таких медалей. Носили их на специальной, неповторимой ленте “Андреевского флага” - косой Андреевский крест синего цвета на белом поле.

Лицевая сторона - посередине медали, внутри венка из двух лавровых ветвей, перевязанных внизу лентой, изображен крест св. Георгия Победоносца, подвешенный на орденской ленте; между венком и бортиком медали круговая надпись: «ЗА БОЙ «ВАРЯГА» И «КОРЕЙЦА» 27 ЯНВ. 1904 г. — ЧЕМУЛЬПО —». Последний знак тире замыкает фразу с ее началом так, что надпись можно читать и со слова «Чемульпо». Оборотная сторона медали впервые за период XIX и начала XX веков отчеканена по петровской традиции — с изображением морского боя. На переднем плане композиции помещены крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец», идущие в бой навстречу японской эскадре, корабли которой видны справа медали, над линией горизонта; вверху — в облаках, под самым ушком, помещен четырехконечный крест как символ христианской веры, скорби и незабвенной памяти.

Summary:

The article deals with the meeting of the people of Kharkov with crews of the cruiser “Varyag” and the gunboat “Koreez” on the 12 of April, 1904. Who fought heroically the outnumbered forces of Japan at Tchemulpo Bay on the 27 of January 1904. It was the start of war between Russia and Japan.

Сведения об авторах:

Зайцев Борис Петрович – кандидат исторических наук, доцент Харьковского Национального университета им. В.Н. Каразина.



Мигаль Борис Кириллович – доктор исторических наук, профессор Харьковского национального университета им. В.Н. Каразина.










Те, кто составляет сборники стихов или острот, подобны людям, которые угощаются вишнями или устрицами: сперва они выбирают лучшие, потом поглощают все подряд. Никола Шамфор
ещё >>