Сурьянинова Т. И. Проблемы профессионального диалогического общения в системе воспитания педагогов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Психологическое обеспечение специальных операций: ролевое поведение 1 79.45kb.
М. В. Телегин Теория и практика диалогического воспитания детей старшего... 14 4092.82kb.
Лекция № гендерный корректив в системе воспитания 1 188.16kb.
Тема: Внедрение инновационных образовательных технологий для развития... 1 87.37kb.
Педагог дополнительного образования Гейст И. В. Время и место проведения... 1 23.2kb.
Мастер-класс «Коммуникативная компетентность педагогов» (фрагмент... 1 116kb.
Проблемы воспитания 1 41.07kb.
Программа государственного меж 1 113.24kb.
Программа IX международной научно-практической конференции 1 202.72kb.
Искусство учителя в формировании культурного пространства урока 1 48.93kb.
Диалогическое общение на уроке 1 171.9kb.
3. Требования к курсовой работе Требования к введению 1 95.65kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сурьянинова Т. И. Проблемы профессионального диалогического общения в системе воспитания - страница №1/1

Сурьянинова Т.И.

ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ДИАЛОГИЧЕСКОГО ОБЩЕНИЯ В СИСТЕМЕ ВОСПИТАНИЯ ПЕДАГОГОВ

 

Диалогическое общение --- одно из важнейших условий личностного развития человека. Разработка как теоретических, так и практических вопросов диалога важна в плане профессионального воспитания и обучения педагогов.



В научной литературе описаны основные принципы построения диалога, даны его характеристики, выделены критерии диалогического общения [2; 5; 6; 10; 11;13]. В широком смысле диалог можно рассматривать как средство общения, как метод познания через понимание других людей и самого себя, как один из способов совместного проживания людей.

Для социально-психологического анализа наиболее удобно исследовать проблемы диалога в системе диалогического общения. Важной категорией для анализа является понятие конгруэнтность[14]. Конгруэнтность --- термин, который используется для обозначения точного соответствия нашего опыта осознанию и общению. Самой простой иллюстрацией этого является ребенок, он всегда предстает единым существом независимо от того, рассматриваем ли мы его опыт на телесном уровне, на уровне сознания или общения. Т.е. ребенок --- абсолютно искренен, един, конгруэнтен.

Классическим примером неконгруэнтности является рассогласование слов, чувств и действий. «Я рад Вас видеть», --- говорит человек с мрачным лицом. «Доктор, я так плохо себя чувствую», --- с улыбкой сообщает женщина. И в первом, и во втором случае имеет место несоответствие между опытом и осознанием, между опытом и общением.

Иногда опыт соответствует осознанию. Несоответствие имеет место между осознанием и сообщением. Это уже сознательная неконгруэнтность, которая расценивается как лживость, склонность к манипулятивному общению.

Состояние конгруэнтности облегчает доступ к собственной психической реальности, возможность осознать ее, т.е. адекватно обозначить, наименовать, а затем передать эту информацию в виде сообщения другому. Конгруэнтная личность способна к подлинному усвоению знания, т.е. к включению знания в систему собственного опыта. Через систему переживаний знание обретает личностный смысл.

Диалог в узком смысле --- попеременный обмен репликами двух и более людей. Кроме общепринятого, репликой считается ответ в виде действия, жеста, молчания. Понимание между общающимися состоится только в том случае, если хотя бы один из партнеров будет находиться в состоянии конгруэнтности. Конгруэнтный человек берет ответственность за собственные переживания, и это отражается в особенностях вербальной речи. Как справедливо отмечает К. Роджерс, речь конгруэнтного человека менее категорична, он скорее скажет: «Я чувствую, что камень твердый», чем «Камень твердый». Так же будет отличаться и строй речи, и предикативный состав.

Конгруэнтность будет обеспечивать согласованное двухуровневое общение --- вербальное (с помощью слов) и невербальное (с помощью языка тела). М.М. Бахтин описывает три способа выражения радости: «Я испытываю радость», «Ура», «Я рад».

В ходе семинарских занятий по диалогическому общению студентам филологического факультета КГПУ предлагалось оценить высказывания, им предъявлялась карточка с изображением трех символических человечков, которые выражали радость на вербальном языке.



Вставка.

Необходимо было изобразить эмоции этих человечков (дорисовать выражения их лиц), а затем выбрать одно из них в качестве доверительного лица, например, личного психолога (психотерапевта). Из опрошенных 66,7% предпочли третий вариант. Третье лицо характеризовалось тестируемыми как более приятное, уравновешенное, внушающее доверие, сдержанное. Большинство участников семинара оценили высказывание «Я рад» как наиболее конструктивное для диалога.

В первом случае внутреннее переживание претерпело двойную сигнификацию, т.е. фраза «Я испытываю радость» --- результат отражения отражения. Человек, так говорящий, отстает в передаче своего внутреннего переживания. У него вербальный и невербальный уровни сообщения не будут находиться в строгом соответствии.

Во втором сообщении о состоянии радости слабо представлен вербальный уровень, нарушено равновесие между вербальным и невербальным уровнем общения.

Наиболее оптимально представлены два уровня общения в третьем сообщении радости: «Я рад». Человек в этом случае сочетает гибкость и эмоциональную стабильность.

Для более обобщенного уровня анализа проблем диалогического общения потребуется категория менталитета и личностной зрелости. Понятие конгруэнтности отражает только один аспект диалогического общения. Можно быть конгруэнтным, но недиалогичным. Человек может осознавать свою агрессивность и открыто направлять ее в корыстных целях на другого. В этом случае он будет конгруэнтным, но не способным к диалогу.

Диалогическое общение --- это равноправное субъект-субъектное общение, имеющее целью взаимное познание, самопознание, саморазвитие партнеров по общению. Конечная цель диалогического общения --- развитие личности собственной и партнера[10; 14].

Напрашивается вопрос: в каком направлении должна развиваться личность, какова должна быть ее направленность? Как известно, С.Л. Рубинштейн вывел формулу личности: направленность, самосознание, жизненный путь. Единство, соответствие этих трех составляющих и рефлексия на них определяют личностную зрелость. Личностная зрелость обеспечивает реализацию дара свободы, т.е. сознательный выбор собственного пути развития. По нашему мнению,одним из вариантов такого выбора может быть диалогическое развитие (диалог как принцип жизни). В этом плане, чтобы лучше понять диалог, необходимо связать вышесказанное с понятием менталитета (миропонимания).

Миропонимание подразумевает картину мира человека, место человека в мире, свою собственную сопричастность к этому миру и самому себе. Менталитет может быть целостным, мозаичным, криминогенным, христианским, восточным, западным и т.д. [19].

Миропонимание человека определяет степень диалогичности человека, т.е. способность его к целостному общению, прежде всего --- духовному. П. Флоренский подчеркивал важность духовного общения, его первичность, невозможность понимать уникальный смысл слова, общезначимого в системе языка, без духовного общения[18]. Менталитет способствует выбору слова для обозначения реальности, опыта и их осознания.

Какое слово будет выбрано: истинное (адекватное образу и реальности) или ложное (искажающее опыт и реальность)? Представители нравственной психологии называют в качестве критерия истинности голос духовного Я человека или голос совести [7; 9;15; 16; 17; 18]. Восприятие его сопровождается сложными переживаниями, которые трудно описать, не менее трудно как, например, ощущение вкуса. Чтобы понять, что такое горькое, надо попробовать. Аналогично и с переживанием наличного Я человека (то, чем человек объективно является на сегодняшний день), его связи с собственным духовным Я. Необходимо осознать чувственные проявления духовного Я. В этом плане особого внимания заслуживает традиционная православная точка зрения, согласно которой Божественное начало проявляется через духовное Я человека, образ Божий в человеке [7]. Такое осознание может происходить в результате диалогического общения с партнером, имеющим опыт внутреннего диалога с собственным духовным Я.

М.М. Бахтин в своем анализе романов Ф.М. Достоевского определяет путь познания человеком собственного внутреннего мира как путь внутреннего диалога. «Овладеть внутренним человеком, увидеть и понять его, делая его объектом безучастного нейтрального анализа, нельзя овладеть им и путем слияния с ним, вчувствования в него. К нему можно подойти, его можно раскрыть --- точнее, заставить его раскрыться --- лишь путем общения с ним, диалогически» [3].

В душе человека происходит глубокий диалог с своей совестью, в которой проявляется духовное Я. М.М. Бахтин назвал «вненаходимостью» внутреннее состояние для ведения диалога. Это внутренняя позиция вне себя, смотреть на себя глазами другого со стороны. Это состояние «вненаходимости» языком современной психологии можно приблизительно описать через механизмы социальной перцепции: эмпатию, иденетификацию, атракцию, социальную рефлексию [5].

По словам Т.А. Флоренской, «вненаходимость» --- это эстетическое отношение к другому, можно сказать --- бережно созерцательное отношение к другому без навязывания себя[17]. Представляется, что это отношение близко к состоянию любования. То же самое отношение человек испытывает к своему духовному Я, если признает его существование.

Идеи М.М. Бахтина о «вненаходимости» созвучны взглядам А.А, Ухтомского о «доминанте на собеседника»[15]. Доминанта на другого позволяет преодолеть доминанту на сябя, собюственный эгоизм, позволяет осознать источник своих проекций, развить эмпатию, изжить чувство собственности по отношению к другому.

Когда личное растворено в другом, тогда преодолевается эгоцентрическая установка и рождается общечеловеческая, универсальная точка зрения, родственная и понятная всем[17]. Эта универсальная точка зрения и есть истина.

Преподобный авва Дорофей, подвижник VI-VII вв., так писал об этом: «Предствьте себе круг, середину его --- центр и из центра исходящие радиусы-лучи. Эти радиусы чем дальше идут от центра, тем больше расходятся и удаляются друг от друга; напротив, чем ближе подходят к центру, тем больше сближаются между собою. Положите теперь, что круг сей есть мир; самая середина круга --- Бог, а прямые линии (радиусы), идущие от центра к окружности или от окружности к центру, суть пути жизни людей. И тут то же: насколько святые входят внутрь круга к середине оного, желая приблизиться к Богу, насколько по мере вхождения они становятся ближе к Богу и друг к другу... Так разумейте и об удалении. Когда удаляются от Бога... в той же мере удаляются друг от друга, сколько удаляются друг от друга, столько удаляются и от Бога. Таково и свойство любви: насколько мы находимся вне и не любим Бога, настолько каждый удален и от ближнего... Если же возлюбим Бога, то сколько приближаемся к Богу любовию к Нему, столько соединяемся любовию с ближними, и сколько соединяемся с ближними, столько соединяемся и с Богом» [1, 104-105].

Приобщение к истине возможно через внутренний диалог со своим духовным Я. Сутью проявления внешнего диалога с другим человеком является приобщение к его духовному Я.

Опытное знание духовного Я скорее раскрывается через язык религии и искусства, т.е. через символический язык, в котором воедино слиты образ и его смысл. Этот язык является средством общения при диалоге. Диалогическое общение духовно по своей сути. Зрелый диалог --- это обращение, а затем соприкосновение с духовным Я другого человека.

Таким образом, проблема диалога должна рассматриваться на разных уровнях и в различных аспектах. Научному психологическому анализу в этом плане помогут категории конгруэнтность и менталитет. Они достаточно популярны в традиционной психологии, и в то же время не скованы стереотипностью. Эти категории могут стать мостиком для интеграции знаний из других областей анализа диалога, в частности, например, связанных с религиозным способом познания и способом познания через искусство.



Литература:

1. Авва Дорофей. Душевные поучения и послания. -М.: Правило Веры, 1995.

2. Атватер И.Я. Вас слушаю. -М.: Экономика, 1988.

3. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1963.

4. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979.

5. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. -Л.: ЛГУ, 1982.

6. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. Пер. с англ. -М.: Прогресс, 1986.

7. Зеньковский В.В. Проблемы воспитания в свете христианской антропологии. -М.: Свято-Владимирское Братство, 1993.

8. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. -М.: Ладья, 1998.

9. Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. -Л.: ЛГУ, 1990.

10. Начала христианской психологии. Учебное пособие для вузов / Б.С.Братусь, В.Л.Воейков, С.Л.Воробьев и др. -М.: Наука, 1995.

11. Мелибруда Е. Я---Ты---Мы. -М.: Прогресс, 1986.

12. Общение и диалог в практике обучения, воспитания и психологической консультации. -М.: НИИ ОПП, 1987.

13. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. М., 1994.

14. Слободчиков В.И. , Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология человека: Введение в психологию субъективности. -М.: Школа-Пресс, 1995.

15. Ухтомский А.А. Письма // Пути в незнаемое. № 10. М., 1973.

16. Феофан Затворник. Внутренняя жизнь. Избранные поучения -М.: Сестричество во имя преподобномученицы великой княгини Елизаветы, 1998.

17. Флоренская Т.А. Мир дома твоего. -М.: Школа-Пресс. 1999.

18. Флоренский П.А. У водоразделов мысли. М., 1990.

19. Шкуратов В.А. Историческая психология. -М.: Смысл, 1997.



 




Чеснока никогда не бывает чуть-чуть.
ещё >>