Стрела нтс №56 от 10. 07. 2010г. Общественно-политический журнал - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Стрела нтс №46 от 27. 03. 2010г 1 201.4kb.
Новый мир, литературно-художественный и общественно-политический... 1 9.34kb.
Союз журналистов республики татарстан литературно-художественный... 1 184.49kb.
Программа дисциплины «Общественно-политический перевод (язык сми) 1 340.94kb.
Стрела нтс №123 от 15. 05. 2012г 1 226.68kb.
Стрела нтс №165 от 22. 09. 2013г. Игорь Андрушкевич 1 161.92kb.
Стрела нтс №28 от 23. 10. 2009г. Монархия и христианское сознание 3 384.65kb.
Стрела нтс №145 от 10. 02. 2012г. Игорь Андрушкевич 1 182.21kb.
Дорогие друзья! 22 – 24 октября в Санкт-Петербурге состоится «Всероссийский... 1 25.31kb.
Общественно-политический строй и культура древней Армении 1 307.05kb.
Общественно-политический и краеведческий календарь на январь 2013... 1 19.66kb.
«Независимая газета»: Владимир Путин вывел идеал ученого 1 34.73kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Стрела нтс №56 от 10. 07. 2010г. Общественно-политический журнал - страница №1/1

Стрела НТС №56 от 10.07.2010г.
Общественно-политический журнал «Посев», это пожалуй единственное на данный момент в России неангажированное печатное СМИ. Выходит раз в месяц. Полугодовая подписка – 360 руб. (60р. в месяц, что уж совсем не деньги, пропиваем больше). Рекомендуем подписаться, отправив деньги на: 127051, МОСКВА, Петровка 26, стр.2, оф. 96, Кузнецовой О.А., телефон (495) 625 9248,

e-mail: posevru@online.ru

Ниже мы приводим несколько статей из журнала «Посев» №4, 2010г.

Григорий Амнуэль

В поисках героя
Одной из главных тем последнего десятилетия является поиск национальной идеи и национального героя. Кого только власть не пробовала на эту роль. Всех, от религиозных мыслителей и белых генералов до космонавтов и участников олимпийских игр. Увы, страна упорно и временами настойчиво на разные толки повторяет только одно имя - Сталин, или, в крайнем случае, более современные и продвинутые - Путин. Убеждать, повторять - «не сотвори себе кумира!» - бесполезно. Попробуем разобраться хотя бы с феноменом главного «героя».

В сталинское время, действительно, его портреты висели если не в каждом доме, то уж практически в каждом кабинете страны. Чтение его книг, статей и слушанье речей было обязательным.

Здравицы в его честь оглашали и на скромном семейном торжестве, и на всенародном празднике. Памятники, различной величины, бюсты и бюстики обеспечивали устойчивой работой мастеров монументального искусства. Сталин был всем, и это был плод политики и пропаганды государства. Хотя, правды ради, нужно отметить, что по количеству скульптурных изображений, живописи, и литературы он всё-таки всегда уступал своему предтече - Ленину.

Во время войны, разумеется, далеко не все умирали с именем вождя на устах. Более того, во многом именно он и память о его делах толкнула несколько миллионов сограждан в лагерь противника с тем, чтобы очистить родину от ненавистного имени и ненавистного дела. Но, он победил. Конечно, победил не он, а народ, заплативший десятками миллионов жертв и искалеченных тел и душ, но на параде Победы он стоял на усыпальнице и принимал парад. На одной из самых массовых наград «Медаль Победы» его изображение. Казалось, такое не забывается. Но, ничто не вечно и тиран умер. Прихватил с собой во время похоронной давки, как и положено извергам и тиранам, ещё несколько десятков жертв. Он упокоился рядом со своим учителем. Страна, вздохнула и начала оправляться. Вначале медленно, амнистией 1953 года, потом с ускорением закрытого заседания и доклада Хрущёва. Исчезли из усыпальницы и труп и имя. В мгновение ока, сносились памятники, выбрасывались бюстики и собрания сочинений с портретами. Даже из песен и фильмов войны изымалось имя, и упоминание. Страна начала официально забывать своего «героя». Во времена Хрущёва, ей, стране хватало новых героев - Космоса и Целины.

Но вот на главную роль вышел участник Малой Земли и той самой Целины, и с именами опять наметился провал, переименованный со временем в застой. Имени всё хуже и хуже говорившего и передвигавшегося явно не хватало для замещения вакантной должности национального лидера. Прорыв на эти роли поэтов, бардов, актёров и прочих нормальных людей не от власти, раздражал и был недопустим для кремлёвских небожителей. Началось медленное возрождение «великого предшественника и учителя». Благо второй продолжал лежать в полном комфорте в своём, опять персональном саркофаге, и громоздиться на площадях, во дворах и проходных. Сменщики четырежды героя Малой Земли и главного писателя были к счастью слишком краткосрочны, чтобы заняться проблемой национального героя и имиджа. И хотя оставили нам тяжёлое наследство в виде своих учеников, но от поклонения избавили.

Период перестройки вообще не способствовал решению этой проблемы. Кто-то запоем читал, наконец дозволенные «Архипелаг» и «Посев», кто-то смотрел запрещённые фильмы, пытаясь в них найти ответы на десятилетия мучившие вопросы, а кто-то начинал ностальгировать по «сильной руке». С сожалением нужно признать, что в это время количество портретов Сталина на демонстрациях уже вполне могло соперничать с портретами Ельцина или Горбачёва. Не забудем и странной тенденции вешать портрет кровавого вождя на лобовое стекло машины в качестве охраняющей иконки. Всё это было и, увы, есть. Думаю, даже этого краткого экскурса в историю достаточно, чтобы понять тенденцию реабилитации «эффективного менеджера» уничтожения народов. Требовать от Лужкова и ему подобных руководителей другого отношения - бессмысленно. Плод от плода! Яблоко от яблони! До тех пор, пока мы празднуем Победу, а не скорбим по жертвам и героям заплатившим своей жизнью за мир, мы, страна, обречены на упоминание имени тирана в соответствующем контексте.

Однако, вернёмся к теме героя и национального символа. Мне уже приходилось писать на страницах «Посева» о позорно организованных похоронах людей, заслуживших всей своей жизнью звания национального символа России, да не просто заслуживших, а ставших такими для миллионов людей, живущих по всему свету. Но сегодня не о них.

В апреле в Москве произошёл потрясающий, увы, трагический случай - при тушении крупного пожара в бизнес-центре, которыми как плесенью покрылась Москва, при нынешнем градоначальнике, погиб руководитель пожарной охраны столицы России - Евгений Чернышёв. Не генерал, но Профессионал и Человек с самой большой буквы. Погиб, между прочим, в свой выходной день, когда вполне мог лежать где-нибудь на дачке. Погиб - спасая простых людей и своих сослуживцев, подчинённых, более молодых пожарных. Я представляю, что было бы в Нью-Йорке в таком случаи, но Москва довольно тихо пережила эту трагедию. Простится с героем приехал министр Шойгу, ни глава города, ни премьер-министр, ни президент, ни главы фракций и партий не нашли свободной минуты отдать последнюю почесть герою. Да, за машиной с гробом ехало не менее сотни автобусов, да, было много профессионального народа, цветов и слёз, да, в день похорон последовал указ о присвоении звания Героя, но! Вспомните картинку из телевизора, как страны хоронят погибших при исполнении долга полицейских, солдат, пожарных - обязательный национальный флаг на гробе, президент, парламентарии, министры и общая национальная скорбь. Увы, мы другое государство. Именно поэтому всё и бессмысленно. Тщетны поиски национальной идеи и национального героя, проводимые чиновниками, растаптывающими свою собственную память.

Евгения Чернышёва похоронили на Митинском кладбище, на Новодевичьем - главной усыпальнице страны для него места не нашлось. Разумеется, Митинское кладбище не хуже. Там покоится и академик Сахаров, и множество других достойных людей, но по тому, что совершил Чернышёв он, безусловно, достоин большего, так было бы нужно не для него, а для страны.

Стыдно перед героем, и понятно, какой пример дан другим, готовым выполнить свой долг перед людьми до конца. Увы, в нашей стране героями являются либо герои журнала «Форбс», либо тираны!

И последнее. В апреле месяце в России в электронных СМИ было обнародовано воззвание «Путин должен уйти», под которым подписалось только за первые дни несколько тысяч человек. Разумеется, сайты зависали, но процесс шёл. Документ оказался логичным продолжением лозунгов, появившихся в российском пространстве митингов от Владивостока до Калининграда. Многие подписывали или обсуждали, не будучи во всём согласными с авторами текста. Многие не пожелали поставить свою подпись в числе других - для них не «рукопожатных» подписантов. Кто-то, с кем-то находится на полярно различных политических платформах, и это нормально, но, тем не менее, процесс пошёл. Считаю своим гражданским долгом упомянуть про этот текст. Разумеется, его авторы и подписанты далеко не герои, но они начинают, или продолжают поиск национальной идеи России и национального символа - героя. Уже за несогласие считать героем того, кто это вряд ли заслуживает с человеческой точки зрения им большое спасибо. Возможно это «мимолётное виденье», а возможно и что-то новое в нашей историографии. В любом случае, давайте будем пристально следить за развитием событий. Ведь это касается судьбы России, россиян, а значит и нас.

Галина Касабова

Эксперимент на людях:

нам убедительно врали, или думать не каждому охота?
Семейное прикосновение к истории (а значит - живое!) происходит через родных и близких людей. У многих сохранились старые фотографии, какие-то вещи прошлых лет, письма, книги, награды... Есть семьи, где старшие рассказывают молодым, как жили, трудились, что носили, ели, как праздники отмечали... Домашние беседы, записанные воспоминания о прошлом - это и есть живое постижение истории страны, города или села, фамилии, которую носишь.

Больше 10 лет записываю и собираю воспоминания норильчан о жизни на Таймыре примерно с 30-40-х годов до времени акционирования Норильского горно-металлургического комбината имени А.П. Завенягина. Как в капле воды отражается мир, так и история рождения Норильского промышленного района очень наглядно характеризует историю Страны Советов во всём её трагизме и противоречиях. В жесточайших условиях советского концлагеря люди сопротивлялись обесчеловечиванию, как собственному, так и тех, кто рядом. При этом они проявляли чудеса стойкости, доброты, изворотливости, хитрости и оптимизма. Они не говорили высоких слов, им и в голову не приходило себя или кого-то назвать сопротивленцем в годы репрессий - жили, как могли, приспосабливались, осторожничали, конечно, но старались в большом, а чаще в малом остаться в ладу со своей совестью.

Со многими работавшими в самые тяжёлые годы на Таймыре познакомиться лично мне не довелось. Не застала их в живых, но зримо представляла их по дневниковым записям, рассказам их детей. И вольнонаёмные, и репрессированные, пусть в разной степени, были несвободны, унижены не только тяжкими условиями работы… Ведь на Крайнем Севере и климат, и природа оказались их противниками. Сколько заключённых осталось навсегда в вечной мерзлоте, до сих пор неизвестно, но их останки продолжают находить в самых неожиданных местах. Погибших в лагерях много, очень много! Узнаем ли когда-нибудь, сколько именно?

В документах заключенных именовали з/к, вольнонаёмных - в/н (они сами в шутку расшифровывали это сокращение как временно неарестованный). Вспыхнувшие надежды на перемены в хрущёвскую «оттепель» довольно скоро погасли: в стране мало что изменилось - разве что массовые аресты и бессудные расстрелы остановились. И вернувшиеся из лагерей молчали. Так прервалась связь времён и поколений. Очень многие только в 90-х годах узнали о репрессированных родственниках.

Но самые отчаянные писали о пережитом в лагерях «в стол», пряча от домашних. Например, Моисей Исаакович Евзеров писал «Записки горного инженера» от чужого имени. Наверное, он думал, что, если за ним опять придут («Вы давали подписку о неразглашении лагерей?»), у него будет козырь: это художественное произведение, где герой Михаил Ильич Левин. И приведёт в пример А. И. Солженицына. Страх продолжал жить в нём - прочитайте его записки в книгах первой и второй издания «О времени, о Норильске, о себе...» - и вы почувствуете последствия... Когда М.И. Евзерова реабилитировали, он из Норильска приехал в Донбасс, где его арестовали. Его тут же вызвали в КГБ и вызывающе грубо сказали: «Сколько времени вам надо, чтобы собраться?» Он пытался объясниться, показывал справку о своей реабилитации, его оборвали и велели убираться из города. Он вернулся в Норильск. На нервной почве почти потерял зрение… Записки отца принесла Инесса Моисеевна Евзерова-Качурина (её воспоминания опубликованы в книге четвёртой издания «О времени, о Норильске, о себе…»). Благодаря ей воспоминания Моисея Исааковича были опубликованы в 2001 году - через 15 лет после его смерти.

Вернувшись из лагерей, даже реабилитированные молчали. Не потому, что дали подписку об этом, а ради своих детей. Как бы стали жить их сыновья, дочери со знанием жестокости и несправедливости государства к их семье? Другое дело - Норильск, город-лагерь. Мне казалось, что уж здесь-то о лагерях знают даже дети. Оказалось, нет. В 2009 году я познакомилась с Юлией Сергеевной Агафоновой. Громкая фамилия её прославленного отца хорошо известна норильчанам. Сергей Павлович Агафонов - первый норильчанин - Герой Социалистического Труда, на долю которого выпали, пожалуй, самые трудные годы строительства поселка и комбината. На ближайшей встрече в клубе норильчан «69 параллель» в Москве, когда мы отмечали его 10-летие, Юлия Сергеевна купила все книги нашего издания «О времени, о Норильске, о себе…». Тогда я обратила её внимание на книги шестую, седьмую и восьмую: «Впервые прочитаете о восстании заключённых после смерти Сталина». Вот тут я и услышала:

- Вы не поверите, я очень поздно узнала, что в Норильске был лагерь…

- И вы ни разу не видели колонны заключённых с вооружённой охраной, собаками?

- Ни разу! А жили мы в одном из трёх коттеджей для начальства. (Эти домики стояли в значительном отдалении от массовой застройки и дороот жестокой правды жизни. Удивительно, что это им удалось. Альбина Александровна Брилёва (её воспоминания опубликованы в книге первой издания «О времени, о Норильске, о себе...») с дошкольных лет видела колонны заключённых и воспринимала это как обыденность: идут на работу, возвращаются вечером. Ведь ничего другого они на улицах не видели, а разговоров на щекотливые темы с ними не вели.

Ещё один пример. Норильчанка А.Ф. Паншина рассказала мне, что она, старожил из старожилов, о восстании заключённых узнала только в 1990-х годах. В 1953 году она уехала в отпуск как раз перед восстанием в лагерях. Вернулась, когда вся смута закончилась. Никто из её окружения не заикнулся о «волынке» з/к - здесь умели держать язык за зубами…

Долгие годы дети учили в школе историю родной страны, не подозревая о её фальсификации и мифологизации. Если бы не горбачёвская гласность, мы бы так и не узнали, что штурма Зимнего дворца не было, что это только эпизод фильма гениального режиссёра Эйзенштейна. Мало того, за два месяца до переворота иностранные журналисты интересовались у Ленина, когда в России будет революция, и он ответил: «Её совершат следующие поколения… Лет через 50...» Все школьники знали, что вождь учился в гимназии вместе с Керенским, который потом бежал от революции в женском платье. Всё это тоже полная чушь. Если сопоставить даты жизни этих деятелей (11 лет разницы!), то станет понятно, что учиться в одно время им просто не пришлось.

Фальсифицируя историю нашей страны, советские историки не придумали ничего нового. История мира знает множество примеров чистого вранья, подтасовки фактов, которые приправлены конкретными деталями, правдоподобной ситуацией и прочими житейскими штрихами. Так в реальную историю вторгаются мифы, легенды, слухи, которые передаются из поколения в поколение. Когда придуманное подвергается проверке, у идеологов случаются проколы. На что они рассчитывали, приписав Черчиллю одобрительные слова о Сталине, который якобы принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой? На массовое незнание английского даже образованной частью СССР? На жестокую цензуру и неизбывный страх людей? И всё же нашлись энтузиасты, перечитавшие всё, что написано и произнесено Уинстоном Черчиллем за всю его жизнь. Никогда не говорил он таких слов! Желаемое не удалось выдать за действительное.

История знает и долгую жизнь вранья. Пример - потёмкинские деревни. Авторами мифа о них были французский посол Сегюр, саксонский посланник Гельбиг, лейб-медик австрийского императора Иосифа II Вейкард (А. Горянин. Мифы о России и дух нации. - М.: PentaGraphic, 2002). Несмотря на то, что несообразность и противоречивость этого мифа доказаны, миф о потёмкинских деревнях жив и сегодня. В советские времена этот миф включали в школьные учебники как исторический факт, характеризующий прогнивший царизм.

Технология подмены правды ложью стара как мир. Её до мельчайших деталей можно проследить в потрясающей по убедительности книге Юрия Дружникова «Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова» (М.: Русский путь, 2006). Под заголовком даётся такой текст: «Первое независимое расследование зверского убийства подростка, донесшего на отца, и процесса создания из мальчика самого известного советского героя, проведённое тайно через пятьдесят лет после трагических и загадочных событий московским писателем, который рискнул сопоставить официальный миф с показаниями последних очевидцев и секретными документами».

Это увлекательный политический детектив, основанный на реальных событиях. Восхищают настойчивость и дотошность Юрия Дружникова в поисках правды. Ему пришлось ознакомиться не с одной Герасимовкой (деревни с таким названием были в нескольких губерниях и областях), пока он не нашёл точный адрес семьи Морозовых: Тавдинский район Свердловской области (Северный Урал). Оказалось, что нет даже фотографии пионера-героя - из книг смотрели непохожие друг на друга лица. Не было точности и в том, кто убил братьев Морозовых, - в публикациях автор насчитал не менее десяти человек. Документов о Павлике в архивах не сохранилось, в мемориальном музее не было ни одной его личной вещи, ни одной семейной реликвии. Юрий Дружников опросил свидетелей в 13 городах страны, нашел секретные документы ОГПУ, разыскал подлинных убийц Павлика, рассказал, как его сделали героем, нашёл чудом сохранившуюся единственную его фотографию, проследил судьбы Морозовых, крестьян Герасимовки, сотрудников ОГПУ, причастных к делу об убийстве П. Морозова, журналистов, писателей, поэтов, создавших миф о пионере-герое в статьях, стихах, прозе, музыке, в красках, в камне…

В начале книги перечислены 53 основных участника событий. Позже из них 21 человек был арестован по политическим мотивам и один - за изнасилование девочки. Девятнадцать человек были убиты (трое, по-видимому, отравлены), семеро спились, трое сошли с ума, судьба двоих (чекиста Быкова и журналиста Антонова) осталась неизвестной. Из троих следователей остался жив один - он через 50 лет дал свои показания по делу. В конце книги Ю. Дружников впервые опубликовал мартиролог «Советские дети-герои, убитые за доносы (1927-1940)». Список неокончательный и содержит 45 фамилий. Дети подражали Павлику Морозову и доносили на родителей, учителей, зажиточных крестьян, своих товарищей, на голодных, которые ели в поле колоски… За это они были убиты. Все сведения взяты из официальной прессы. «Судьбы юных стукачей представляются настолько драматичными, что рано или поздно к ним ещё обратятся историки», - считает автор.

Это печальные итоги реального воздействия пропаганды на советских детей. Может показаться странным, но её разрушительное влияние на сознание продолжается до сих пор. Доказательство этого прозвучало на радиостанции «Эхо Москвы» в 2009 году. С привлечением слушателей, как всегда, в прямом эфире обсуждалась тема раскулачивания. Позвонила женщина и сказала, что её дед был расстрелян. Она считает: правильно, он был кулак и где-то зерно топил. Ей бы дело деда почитать: всё-таки родственникам оставили это право. М.М. Пришвин в дневниках пишет, что долго не понимал причины ожесточённой травли кулаков: «Теперь только ясно понял причину злости: все они даровитые люди и единственные организаторы прежнего производства, которыми до сих пор, через 12 лет, мы живём в значительной степени. Все эти люди, достигая своего, не знали счёта рабочим часам своего дня. <…> Ныне работают все по часам, а без часов, не помня живота своего, не за страх, а за совесть, только очень немногие» (Пришвин М.М. Дневники. 1930-1931. - СПб: Росток, 2006). Дико в наше время не знать о трагедии раскулачивания… Уж сколько об этом написано, да многими ли прочитано? Несомневающийся, нелюбопытный разум не рождает потребности к знаниям. Миф о врагах народа усваивается легче, он запоминается сам, тем более что ему всегда предшествует шумная пропагандистская кампания.

В 1920 году А.В. Луначарский проповедовал: «Практиковать сейчас добро и человечность - предательство, нужно сначала с корнем вырвать врагов» (Детская дефективность, преступность и бес-призорность. - М., 1920. С. 11). Заместитель председателя Центрального бюро детской коммунистической организации Архипов был более конкретен в газете «Пионерская правда»: основная задача пионерской организации - «воспитывать ненависть» (Ю. Дружников. Доносчик 001, ... С. 105). В 1933 году в газете «Правда» за 29 октября эту мысль продолжил пролетарский писатель М. Горький: «Здесь уместно напомнить подвиг Павла Морозова, мальчика, который понял, что человек, родной по крови, вполне может быть врагом по духу и что такого человека - нельзя щадить». Он не примерил этих слов на себя… В это время по Москве уже гуляли слухи о том, что его сын завербован органами и доносит им, что говорит отец в отсутствие своего помощника…

Публичная школа ненависти к врагам иногда мстит своим создателям и пропагандистам. Уж они-то хорошо знали губительную силу доноса. Редактор журнала «Пионер», воспевшего пионера-героя, Станислав Фурин, узнав о доносе на него сотрудницы, выбросился из окна своего кабинета, предпочтя смерть аресту и допросам в ОГПУ.

Чтобы скрыть своё неумение хозяйствовать, советская власть перевела стрелки на «кулаков-мироедов». Поиск врагов - это стержень её внутренней и внешней политики. Когда жалели убитого мальчика, даже не задумывались о том, что он донёс на родного человека, подарившего ему жизнь. Ненависть к богатому жива в народе до сих пор, в его сознании он всё ещё враг. Для этого, правда, наврали всем с три короба в строгом соответствии с большевицким принципом: цель оправдывает средства. Но иначе бы власть не достигла желаемого результата.

В истории пионера Павлика Морозова правда - только его имя и его донос на отца. Всё остальное - грязная ложь. Трофим Морозов был не кулаком, а уважаемым в Герасимовке председателем сельсовета, его трижды переизбирали единогласно. Он не давал подчистую забрать хлеб у сельчан. Они утверждали, что из-за этого ОГПУ следило за Трофимом. Первый донос написала на него жена, она же потом подговорила и сына. Это была месть брошенной женщины. Её мужа в деревне не осуждали за это - она была ленива (всегда в доме грязно, дети неухожены) да сварлива. Его, без вины виноватого, отправили в лагеря, там он был расстрелян. Пионером Павлик не был, вот и получается, что «пионерский отряд состоял из одного Павлика, причём сам он пионером не был», как написал Юрий Дружников.

Как водится, писателя пытались судить за клевету на пионера-героя, но он выбил все козыри официальных органов, представив неоспоримые доказательства свидетелей и очевидцев, документы. В книге Ю. Дружников даёт даже список неопубликованных документов и воспоминаний.

…Я не думала, что звонок на «Эхо Москвы» («правильно расстреляли деда-кулака») так сильно меня зацепит. Уж казалось бы, сколько о драмах коллективизации, о сопротивлении колхозам сказано, написано в статьях, снято фильмов… В конце концов внучка расстрелянного деда не на Марсе жила… Почему же она, уже наверняка немолодая женщина, до сих пор не задумалась о жизни семьи, страны? Не умеет? Не хочет? Я нашла ответ на этот вопрос у Юрия Афанасьева, авторитетнейшего историка. Когда-то он прославился убийственной характеристикой депутатов, назвав их агрессивно-послушным большинством. В XXI веке он уточнил характеристику апатичной части населения страны: это люди «нерассуждающего разума». Удивительно точное определение.

Конечно, нам столько десятилетий правдоподобно врали, парализовали волю и ум страхом, отрезали от мира «железным занавесом», всякими путями и уловками отучали задавать хотя бы себе неудобные вопросы… Так и родился «хомо советикус», ему легче было жить «нерассуждающим разумом». А потом я поняла, что не только мы такие.

Почему многие оказываются столь легковерными? На этот вопрос дали удивительный ответ американские психологи. Они никакого отношения не имеют ни к нашей истории, ни к нашим гражданам. Они поставили эксперимент на своих. О нём рассказал в «Новой газете» (№ 68 (1386), 15.09-17.09, 2008 г.) Александр Генис в интереснейшей статье «Тайна клубничного йогурта».

Учёные предложили испытуемым попробовать в темноте (!) новый клубничный йогурт. Но вместо клубничного всем подали шоколадный йогурт и попросили поделиться впечатлениями. Девятнадцать из тридцати двух испытуемых подмены вообще не заметили. «Один любитель клубники поклялся есть только этот сорт», - не без ехидства заметил А. Генис. «Участники эксперимента не были идиотами, но они так хорошо знали, чего ждать, что сумели переубедить себя, язык и разум», - делает вывод автор.

По-моему, у нас вся жизнь с 1917 года и до сих пор - это подобный долголетний эксперимент на людях. Их бездумная вера, информационная темнота не допускают не только разномыслия, но даже сомнения… «Никаких ошибок быть не может!» - уверенно гипнотизирует массовое сознание власть. Мифы - это древняя политтехнология. Её разрушает только правда, а её-то и скрывают.

Мы до сих пор не разобрались со своей историей. Про революцию начали художественно врать, когда уже почти стерлась живая память о ней. Но зачем было создавать миф о подвигах на войне? Настоящих, непридуманных героев было величайшее множество! Они своей единственной жизни не жалели, например, как Александр Матросов. Однажды в книге норильского историографа А. Львова я нашла строчку: «Под Новгородом в 1942-м закрыл собой амбразуру вражеского дзота Иван Саввич Герасименко, строитель Норильска в 1938-1941 годах». Решила узнать о нём: кто такой, где работал. В архивной картотеке Норильска его не оказалось, нашелся в Дудинке. Да, был такой, ушёл на фронт в 1941-м... И всё! Я тогда ещё не знала, что строитель Норильска - это чаще всего заключённый. Думаю, иначе бы работникам архива позволили бы дать журналисту хоть какую-то информацию... Но в начале 1978-го это было ещё невозможно.

Их было трое пулеметчиков, командир отделения Иван Герасименко, Леонтий Черемнов и Александр Красилов. Они, как будто сговорившись, бросились на вражеский дзот. Тогда же, в 1942 году Николай Тихонов посвятил им поэму.

Много лет спустя (?) запись о подвиге троих коммунистов (вступили в партию накануне) в своём фронтовом дневнике прочитал (!) капитан I ранга А. Данильченко (эта странноватая, на мой взгляд, фраза из газет).

Вот он-то и рассказал, что произошло в пылу боя и как позже бойцы этой же роты пытались повторить их подвиг и закрыть своим телом вражеский дзот. Четверо были ранены, а Сергей Коваленко из Могилёва погиб. Подвиг А. Матросова повторили около 300 бойцов. Да и сам он был не первым, просто о нём первом по горячим следам написали газеты. До него не пощадили своей жизни сержант Васильковский и лейтенант Шевляков. О довоенной жизни этих Героев Советского Союза в газетах ничего не было сказано. Сегодня невольно возникает вопрос: может, они воевали в штрафбате, когда только кровью можно было смыть «позор лагерного прошлого»? Да и закрывать своим телом огневую точку с позиции военной науки целесообразно ли?

Доводилось читать, что это даже невозможно...

У Героя Советского Союза, который тоже был «строителем Норильска», Ф.Т Дьяченко я побывала в Ленинграде в 1980 году. Федор Трофимович прославился как знаменитый снайпер. Он рассказал, что получил 58-ю статью за конфликт с милиционером. В 1941 году стал проситься на фронт. Ему сказали: «Успеешь к красной дате календаря свою работу сделать - отпустим!» А штукатур Дьяченко был мастер по лепнине на стенах, потолке. Денно и нощно трудился, спал на рабочем месте - успел! Его много раз приглашали в Норильск на день победы, он обещал, но так ни разу не собрался. И от него отступились. Прочитав о нём, я не смогла ни у кого узнать его адреса - в Ленинграде нашла по справке телефон, договорилась о встрече. Тогда по его глазам и по разговору я поняла: он не хочет в Норильск, тяжело было вспоминать…

До сих пор в советских мифах была хоть какая-то житейская зацепка: конкретные люди или событие, факт. Но чтобы весь миф от начала до конца был художественным вымыслом, как «подвиг» 28 героев-панфиловцев... Впервые его озвучил в февральском номере журнал «Новый мир» в 1966 году. Он же в 1997-м опубликовал рассекреченные материалы расследования Главной военной прокуратуры в 1948 году под названием «Справка-доклад «О 28 панфиловцах». «Новая газета» в 2009 году (№ 40, 17.04) опубликовала выдержку из показаний бывшего командира 1075-го стрелкового полка Ильи Карпова: «Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было - это сплошной вымысел». Автор идеи - главный редактор «Красной звезды» Давид Ортенберг, исполнитель - заведующий литотделом газеты Александр Кривицкий. «Новая газета» рассказала о судьбе двух «героев». Поразительно, что и сегодня находятся люди, которые настаивают на лжи и при этом считают себя патриотами. А какой мощный памятник в честь несуществующих «панфиловцев» стоит у деревни Дубосеково… Люди рядом с высеченными «героями» кажутся лилипутами.

Историю надо изучать, а не гордиться ею - в ней много чего за долгие века намешано... И трагического, и случайного, и героического, и предательского - всякого, как это и бывает в жизни во все времена...

Валерий Сендеров

Другая олимпиада
За всенародными стенаниями по ванкув00ерской трагедии никто, похоже, не обратил внимания на одновременную убедительную победу России. Победу на олимпиаде, гораздо более важной для настоящего и будущего страны.

Как уже догадался постоянный читатель «Посева», речь идёт о математической олимпиаде школьников. Мы давно не писали на эту тему: стабильные, стационарные успехи не располагают к письму. Лишь уникальная советская журналистика вдохновенно повествовала о работающих рабочих, о сеющих и пашущих тружениках полей. А побеждающий на олимпиаде российский школьник - явление примерно этого же плана.

Олимпиадная математика - специфическая область: лежит она на стыке образования и науки, и неспециалисты, как правило, ничего не знают о ней. Специалисты же давно привыкли ничему не удивляться: больно уж стабильная в этой области жизнь. Займут, допустим, наши на очередной Международной второе - после традиционного победителя, Китая - место. С хорошим отрывом от следующей команды, Южной Кореи? Что ж, нормально. Взяли наши первое место? Ну, в этом году совсем молодцы. Упали, не дай Бог, на третье? М-да... Совсем деградируем...

На олимпиадном фронте без перемен. Окопная война. Но не всё можно учесть в формальных военных сводках. В олимпиаде, о которой мы кратко расскажем, ярко проявились некоторые не вполне формальные моменты. И знать о них полезно не только специалистам.

Олимпиада проходила с 24 февраля по 1 марта в Бухаресте. «Romanian Master of Mathematics» - соревнование суперэлитное. Традиционная Международная математическая олимпиада постоянно расширяется, в ней участвуют уже более ста стран. В этой же олимпиаде, по самому её статусу, имеют право участвовать лишь ведущие, по рейтингу последних ММО, двадцать стран мира.

С этими особенностями олимпиады «Romanian Masters of Mathematics» и связано завоевание Россией первого места на ней. Завоевание блестящее. Выиграть «золото» было здесь гораздо труднее, нежели на «обычной» ММО. И именно поэтому две из шести золотых медалей достались российским школьникам.

Дело в том, что шансы России на абсолютное первенство растут пропорционально сложности задач. Олимпиады, в том числе и суперкласса, рассчитаны всё-таки не на гениев. И не на сложившихся учёных: учёный не решает три научных проблемы в течение дня. Три задачи, предлагаемые школьникам на несколько часов, по-настоящему сложны и оригинальны. Но и оригинальность и сложность - понятия относительные. Если, грубо говоря, двадцать человек в мире в состоянии за четыре часа решить эти задачи, - соревнование верхушки неизбежно сведётся, в той или иной мере, к аккуратности, к умению идеально (с точки зрения логики) записать текст решения. Когда идея есть у двадцати человек, побеждает уже не всякий обладатель идеи.

В подобной ситуации решающее значение могут иметь глубинные, рационально невычислимые вещи: скрытые, подспудные качества системы образования, национальный менталитет. Если у тебя поколения предков, одно за другим, вытачивали чудо-игрушку - десятки идеальных яиц одно в другом, - ясно, какой тип задач с высокой вероятностью окажется для тебя идеальным. У нас же от такого труда и потомок суровых старообрядцев превратится в Парфёна Рогожина.

«Подыграть» же российской команде очень просто: давать как можно более сложные идейно задачи. Вот тогда-то соревнование двадцатки и трансформируется реально в борьбу пяти-шести. Румына, болгарина, американца, китайца. И пары россиян…

Наличие у наших школьников значительного «потенциала вверх» - трудно формализуемая величина. Что поделаешь: высшие стандарты, как на ММО, - это всё-таки не более чем стандарты. Но нередко жюри сталкивается с неожиданными, дотоле неизвестными ему решениями задач школьниками из России.

Можно считать это очередной загадкой русской души. Лучше, конечно, этого не делать. Но каково бы ни было возможное объяснение - факт есть факт.

«Хорошо, - скажут нам скептики. - Допустим, всё это так. Но мы, вроде, заявили в начале статьи о каком-то общенациональном значении подобных феноменов. Ну есть десяток странных, пусть даже гениальных юных личностей. Ну культивируют их в тройке-пятерке московских школ. Этим же, наверняка, дело и кончается: ясно, что мы увидим, отъехав от столиц на пару часов».

Давайте отъедем. И не на пару часов. Вот состав российской команды на описываемой олимпиаде. Виктор Омельяненко (Белгород), Кирилл Савенков, Константин Тыщук (Санкт-Петербург), Марсель Матдинов (Оренбург), Игорь Бояров (Тольятти). Последние двое школьников заканчивают сейчас интернат при МГУ. Но не будем путать причину со следствием: чтобы попасть в элитный интернат, надо уже основательно проявить себя. Рождение и первоначальное формирование талантов в провинции, потом шлифовка их в ведущих учебных заведениях страны - естественные, общемировые процессы. И ложная в данном случае оппозиция «пара столиц - дикая провинция» здесь не при чём.

Перейдем теперь к главному вопросу. Элитное образование, о котором мы здесь говорим, при всех условиях охватывает ежегодно лишь тысячи людей. То есть - менее одного процента оканчивающих школы. Чего же стоит эта капля в масштабах всей страны?

Давайте разберёмся в критериях стоимости. Для разнообразия перейдём, в качестве модели, на спорт.

Кто «стоит» за побеждающими на олимпиадах спортсменами? Конечно, победители олицетворяют не только самих себя. У них наверняка первоклассные тренеры, обучающие не только их; чтобы попасть к этим тренерам - очереди, причём тоже не из случайных людей. По невежеству своему, мы импровизируем: возможно, в спорте всё происходит как-нибудь не так. Но главное ясно: юноши, работающие головой, и их сверстники, удачно вмазывающие ею по мячу, - яркие представители лишь тысяч своих соотечественников. А далеко не всей страны.

Но если кто-либо отменно здоров - кому, кроме их близких, от этого легче и лучше? Было бы воистину дурным тоном объявить здоровье людей понятием элитным. Да и с точки зрения прагматической тысячные цифры хороших спортсменов ничего не дают: что в них было бы толку для страны, не могущей, вследствие удручающего здоровья призывников, сформировать нормальную армию?

Короче: сто тысяч спортсменов + остальные граждане - даст после соответствующего деления «среднюю температуру по больнице». С научным же образованием дело обстоит обратным образом. Интеллектуальная армия - это не «армия» без прилагательного: у неё много проблем, но о тотальном дефиците уже на выходе из школы людей с головой слышать пока что не доводилось. Кризис возникает на других ступенях.

То же и на личностном, человеческом уровне. Математика - не здоровье, нужна она далеко не всем. Невежественно-диковатые споры «физиков с лириками» давно затихли. Но мы как-то не хотим признать ясную истину: общая культура остаётся культурой гуманитарной. Как и две тысячи лет назад. Не знающий Пушкина для нас - что не знакомый с Гомером для греков. Но культурный, эффективно занятый своим делом гуманитарий может не отличать синуса от дискриминанта. Об этом никто и подозревать не будет. Включая его самого.

Конечно, мы несколько утрируем. Но главное ясно: математическое образование - суперэлитарный процесс. И только в таком качестве он всерьёз нужен. Как государству, так и самим участникам его. И успех наших школьников в Румынии - очередное доказательство нашего приоритета в этом процессе.

Всё это не означает, разумеется, что в российском образовании все благополучно. Многое необходимо менять, и прежде всего - систему хронических безответственных экспериментов над школой. Интеллектуальный потенциал сохраняется и наследуется не благодаря, а вопреки ей.

Но обо всём в одной статье не скажешь. Эта - на узкую, но важнейшую тему: о сегодняшнем интеллектуальном потенциале России. «Образование дело важное, и его необходимо совершенствовать». Такое заявление звучит, разумеется, смешным трюизмом. Но уже на первом шаге к делу мы сталкиваемся с двумя принципиально различными целепостановками.

Доминирующая (с ней согласится, надо думать, 99% изготовителей и пожирателей медиажратвы): дела безысходно плохи, надо хвататься за голову, всё начинать с нуля. Самобичевание полезнее гордыни? Не всегда. В данном случае оно приводит к двум воистину катастрофическим выводам.

Первый: в образовании надо выдумывать либо копировать какую-нибудь «прогрессивную» чушь. Второй же вывод ещё кошмарнее. Начинать с нуля, как известно, наша страна умеет лишь методом «вертикали»…

Последний подход совсем неоправданным не назовёшь. Но ясно, что он резонен лишь при отсутствии «горизонтали». Быть может, авторитарное управление процессами и способно созидать жизнь. Но оно безусловно разрушает её - если она уже и так идёт.

В российском образовании что-нибудь принципиально новое выдумывать просто не нужно. Лучше прежней системы человечество пока ещё ничего не нашло. Можно называть её советской - дело не в словах. Хотя в действительности она - старая немецкая система, перекочевавшая через докатастрофную Россию в Советский Союз. Тысячу раз оправдавшая себя историческая система.

И «вертикаль» в элитном математическом образовании - не более чем вредная палка. От предоставления в этой области широкой «автономии» - учёным, педагогам; да и меценатам, и бизнесменам тоже - только выиграют все.

В этих давно очевидных истинах скромная по масштабам олимпиада в Румынии убеждает лишний раз.


P.S.: Статья была уже написана, когда новостная лента выдала следующее сообщение: «Санкт-Петербург, 19 марта. Российский математик из Санкт-Петербурга Григорий Перельман стал лауреатом премии Математического института Клэя (США, штат Массачусетс) за доказательство Гипотезы Пуанкаре». «Математический институт Клэя присуждает Премию тысячелетия за доказательство Гипотезы Пуанкаре Григорию Перельману», - говорится в размещенном на сайте института сообщении.

Гипотеза Пуанкаре является одной из семи задач, за решение которых институт присуждает Премию тысячелетия. Решение одной из «задач тысячелетия» поощряется премией в 1 млн. долларов, которую присуждает институт, - передаёт ВВС.

Григорий Перельман отказался от Медали Филдса, самой значимой награды за достижения в области математики, которую называют «математическим нобелем». Эта награда была присуждена Перельману за доказательство той же Гипотезы Пуанкаре - гипотезы о вероятных формах Вселенной, выдвинутой 100 лет назад французским математиком Пуанкаре.

Коллеги Перельмана говорят, что лучшая награда для него - это собственно само доказательство Гипотезы Пуанкаре. Сам учёный в немногочисленных интервью заявлял, что «презирает славу и что у тех, кто присуждает ему награды, нет права решать, заслуживает он этих наград или нет».



Редакция предлагает Вам подписаться на «Стрелы НТС», перейдя по ссылке http://subscribe.ru/catalog/state.politics.dlachlenovidruz






Жизнь дарит человеку в лучшем случае одно-единственное неповторимое мгновение, и секрет счастья в том, чтобы это мгновение повторялось как можно чаще. Оскар Уайльд
ещё >>