Статья 1 На неведомых дорожках Статья 2 Баба-Яга и одноногие боги Статья 3 Баня у Бабы Яги - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа «Избушка для Бабы Яги» 1 51.59kb.
Статья Предмет и цель закона Статья Правовая основа Статья Область... 1 114.25kb.
Статья Цель 6−10 4 Статья Определения 11−17 5 Статья Общие принципы... 8 1371.26kb.
Статья Предмет и цели настоящего Федерального закона Статья 2 3 805.13kb.
Новогодняя пьеска для немногочисленного театра приключения новогодней... 1 189.15kb.
Статья Основные понятия, применяемые в настоящем Федеральном законе... 10 695.68kb.
«Образ Бабы Яги в сказках, мифологии и истории славянских народов» 1 140.76kb.
Статья Основные понятия, используемые в настоящих Правилах 4 Статья... 17 1074.4kb.
Урок-путешествие в 6-м классе по теме "Мох" Васильева Лидия Васильевна... 1 138.54kb.
Исследование «Образ Бабы Яги: злая колдунья или добрая волшебница? 1 89.55kb.
В. В. Забродина Вступительная статья Ц. И. Кин Художник А. Е. 11 3234.8kb.
Тема «Духовно-нравственное развитие и воспитание личности: опыт и... 5 748.65kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Статья 1 На неведомых дорожках Статья 2 Баба-Яга и одноногие боги Статья 3 Баня у - страница №1/3

Баба-Яга — к вопросу о происхождении образа

Авторы статей не претендуют

на истину в последней инстанции,

а предлагают свое видение вопроса

и версии о происхождении образа.

Публикуется в режиме ознакомления.

Статья 1 - На неведомых дорожках
Статья 2 - Баба-Яга и одноногие боги
Статья 3 - Баня у Бабы Яги

(Статья 1) * На неведомых дорожках


"...Давным-давно это было. Великая богиня Вут-Ими жила в низовьях на Ледовитом море... На семи нартах на белых быках-оленях ехала Вут-Ими в Нумто. Дочь свою оставила на Казымском мысу, сына своего оставила в Мапьлех-Сойме, сама уехала вверх, в Вошьеган..." - (Хантыйская песня на медвежьем празднике).
Немудрено, что англичанин Джильс Флетчер, рыскавший по северу России как раз в эти годы, не нашел ее в 1588 году на прежнем месте в устье Оби и с огорчением записал в своем сочинении "О государстве русском в главе о пермяках, самоедах и лопарях: "...Но что касается до рассказа о Золотой Бабе или Яге-бабе (о которой случалось мне читать в некоторых описаниях этой страны, что она есть кумир в виде старухи), дающей на вопросы жреца прорицательные ответы об успехе предприятия или о будущем, то я убедился, что это простая басня " - (Н.Веселовский. Мнимые каменные бабы; Вестник археологии и истории. - Спб" 195).
Почти столетие простояла в Белогорском капище у устья Иртыша золотая Яга-баба (от ненецкого "яха", хантыйского "яга, ягун, еган, югам, аган" - что на разных диалектах означает одно и то же: "река"), пока от новой угрозы ей не пришлось перебраться в непроходимые дебри на реке Конде, а может, и на Казыме.

Одновременно с появлением первых русских поселений в Сибири туда устремляет свои взоры и Московская патриархия. Религия - мощный идеологический механизм монархии, и его следовало немедленно привести в действие во вновь обретенной языческой стране для укрепления власти. Однако новые подданные в лоно церкви не спешили. Югра продолжала почитать своих идолов, Бараба молилась каменным статуям, Заболотные татары поклонялись домашним божкам, небольшая часть, в основном пришлых из Бухары, исповедовала ислам, а редкие русские поселенцы из казаков, ссыльных и беглых никакого бога вообще не признавали.


Вагайские татары объявили "святой" могилу Ермака и, по щепотке подбирая с нее чудодейственную и целительную землю для амулетов, сравняли ее до того, что место ее стерлось из памяти. А хошотский тайша, владетель Среднего Жуза, Аблай затеял тяжбу с Москвой и Тобольском из-за панциря Ермака, которому приписывались магические свойства.

В такой обстановке нелегко пришлось христианским миссионерам. Креститься язычника можно было принудить одной лишь неволею. В 1685 году крестились ясачный вогулич Тибайко Черемкулов, его жена и дети. Причина отречения от язычества - желание убежать от суда за убийство своего племянника Терешко Иванова. Этот Терешко был тоже парень крутой - зарезал старца Моисея из Николаевского Верхотурского монастыря. На допросе и пытке Терешко повинился. Архимандрит Варлаам с братиею в целях списания популярности среди вогулов сделали вид, что приняли покаяние и простили. В 1680 году Терешко был высочайше помилован, бит кнутом и отпущен из приказа. Едва освободившись, Терешко зарезал Тибайкину мать, а Тибайко зарезал самого Терешко. Из боязни наказания Тибайко бил челом государю о крещении и получил разрешение.


14 февраля 1685 года архиерейский двор писал тобольскому воеводе П.Прозоровскому: "По правилам де святых апостол и святых отец, он, Тибайко, молитвами оглашен, а молитвенное имя его Вонифатий... и святым крещением просвещен". Новокрещеного поверстали в казаки для служения до смерти и увечья с назначением оклада жалованьем и деньгами. По тем временам это была высокая честь.
Случаи добровольного крещения язычников были настолько не часты, что приходилось идти на издержки и закрывать глаза на испачканные кровью руки вновь посвященных [описанный случай наглядно иллюстрирует тот факт, что достаточно часто христианство принимали те из язычников, кто среди своих был преступником и отморозком, а новая вера, обещавшая "все простить" только лишь по факту крещения, играла роль "крыши", защищая такого изгоя от справедливого наказания за совершенные им преступления, которое могло последовать со стороны его бывших единоверцев-язычников © ЯД ]. Введение православия за Уралом сильно тормозилось не только из-за отсутствия достаточного числа священников, но и из-за особенностей языческой югорской религии.

Живущий на седьмом небе верховный бог ханты и манси Нуми-Торым не вмешивается в дела людей и индиферентен к их грехам [здесь язычники просто констатировали факт, разделяемый современной наукой: Ее Величество Реальности нет никакого дела до суеты смертных © ЯД ]. Правда, по представлениям ханты-мансийцев, он карает за лжеприсягу, святотатство, запретный промысел, но этим и ограничивается его нравственное влияние [а на каком основании богу обязательно должно быть до всего дело? © ЯД ]. Стало быть, незачем бросать столь удобную веру в угоду суровому и непонятному Христу, без которого не ступить и шага [а это иллюстрирует тот банальный факт, что религия как свод моральных норм нужна для того, чтобы те кто не умеет мыслить самостоятельно, приносили меньше вреда. Как еще можно уговорить низкоинтеллектуального индивида действовать согласно принятым социальным нормам, если не угрозой того, что "большой брат наблюдает за тобой"? Своего-то ума, чтобы жить праведно без руководства сверху, у него нет... © ЯД ].


Откровенная неудача православного христианства в Сибири привлекла внимание Петра Первого, и в 1700 году в Тобольск был назначен новый митрополит Филофей Лещинский. Новый митрополит нашел тобольскую епархию в печальном состоянии: церквей было мало, язычники оставались без оглашения проповедью, а в то же время ислам продолжал завоевывать умы вогуличей.
В конце 1706 года царь Петр предписал Филофею и березовскому воеводе призвать ляпинского князя Шекшу и спросить его, не пожелает ли он за царские милости принять христианскую веру. Попавший в безвыходное положение князь Шекша был крещен в 1711 году.
В том же году тобольский губернатор князь М.П.Гагарин, выполняя волю Петра, снова настойчиво предложил Филофею заняться "крещением сибирских инородцев". Для успеха экспедиции он снабдил его монахами, судном, гребцами, толмачами-переводчиками, охраной, деньгами и вещами для раздачи новокрещеным. Ставка делалась на "кнут и пряник".
Вдобавок случилось на Пелыме чрезвычайное происшествие, У тамошнего вогульского князя Сатыги заболели двое сыновей. Желая вымолить им у идолов исцеление, Сатыга ничего не жалел и исполнял все прихоти шаманов. Но, несмотря на все жертвы, сыновья умерли. Тогда обезумевший от горя отец изрубил и пожег идолов [случай, когда "бог не внял мольбам", является самым распространенным и поныне, в независимости от имени бога. И уничтожать из-за этого предметы культа - не более чем показатель превалирования эмоций над здравым смыслом © ЯД ]. Такое происшествие Филофей Лещинский счел наиболее благоприятным для начала христианизации.
Немало потрудившись, взяв измором и принуждением, он окрестил большинство пелымских вогулов, за исключением самого Сатыги и его приближенных, укрывавших в тайге главного кондинского идола.

Именным приказом сибирскому митрополиту от 6 декабря 1714 года Петр Первый снова предписал: "По сему указу ехать тебе, богомольцу нашему, во всю землю Огульскую и Остяцкую и во все уезды, и в татары, и в тунгузы, и в якуты, и в волостях их, где найдешь кумиры и кумирницы и нечестивые их чтилища, и то по сему... указу пожечь, а их вогуличей, остяков, татар и всех иноземцев Божиею помощью и своими трудами в христианскую веру приводить..."


Весной 1715 года митрополит снова выехал к вогулам. В составе миссии был сыльный казачий полковник Григорий Новицкий, высокообразованный для своего времени человек, оставивший в память о своей миссионерской деятельности "Краткое описание о народе остяцком" - бесценный труд, к которому будут обращаться многие историки и этнографы. Не избежать этого и нам.
Упорное сопротивление миссионерам оказали кондинские манси из Нахрачинских юрт, что в среднем течении Конды. Прибывшим вероисповедникам вогулы, во главе с горбатым шаманом Нахрачом Евлаевым, то грозили смертью, то предлагали увеличить дань на своего идола, наложенную будто бы Ермаком, наконец, согласились принять крещение с условием; бога их не уничтожать, а окрестивши и возложивши на него золотой крест поставить в церкви; самим вогуличам окрестить жен и детей; многоженство не запрещать; дозволить употреблять в пищу конское мясо.
Когда переговоры не принесли успеха, нахрачевцы внешне приняли христианство, но в душе оставаясь язычниками. "Нахрачевцы, - писал протоиерей Сулоцкий, - были самые лукавые из новокрещенных, отдавая Филофею своего идола, отдали ему подмененного, а своего многочтимого укрыли в лесу". Шаман Нахрач поплатился за это жизнью, став еще одной жертвой во славу Яхи-бабы.

Сокровенное место, где обрела свое пристанище Золотая баба, охранялось стражей в красных одеждах. Никто, кроме главного шамана, не имел права входить в кумирню, чтобы узнать волю божества, который, по словам вогулов, если требовал жертвы, то издавал голос младенца. (И.Завалишин "Описание Западной Сибири"). Неизвестно, слышал ли этот крик отважный полковник Григорий Новицкий из свиты Филофея, упорно искавший в кондинской тайге Золотую бабу. Убитый вместе со священником Сентяшевым при неясных обстоятельствах, он так и не успел дописать свое "Краткое описание о народе остяцком".


Захваченных у язычников идолов миссионеры предали огню. Сожгли дотла Ортика. Не пожалели и Менква. Расплавили и вылили в Обь медного гуся. Спалили обского старика - царя рыб. Рассказывают, что из пламени его костра вылетела и устремилась в небо душа речного бога, принявшая облик белого лебедя.
Золотую бабу отыскать не смогли. Не выдали национальную гордость и святыню хитроумные остяки. Надеждно схороненная в безбрежной тайге и бескрайних болотах, с тех пор навеки сгинула со света Золотая баба - Сорни-най. Но по суевериям угров никто не может умереть и исчезнуть бесследно, не оставив на земле своего антипода, злобного призрака, который бродит незримо среди живых, причиняя им горе и неприятности, строя пакости и всевозможные козни, лишь иногда являясь в виде тени.
От сожженных югорских идолов и Золотой бабы тоже остался такой двойник. Имя ему - Баба Яга.

"В Марайской волости украдена Яга из буро-карих конских кож, кожан из козлиных овчин, дровни, два хомута и вожжи ", - писала газета "Тобольские губернские ведомости" 11 января 1864 года...


Не всякая сказка детям предназначается. Салтыкова-Щедрина, например. Известный в XIX веке их собиратель А.Н.Афанасьев именно так и считал. Действительный член Русского географического общества по определению этнографии Афанасьев осмысливал русские сказки в понятиях так называемой "мифологической школы", усматривая в происхождении народно-поэтических образов зависимость от древнейших мифов, порожденных обожествлением природы. В них можно отыскать кончик той путеводной нити, которая может вывести в царство Яги.
Афанасьев взял из архива Русского Географического общества хранившиеся там сказки, присоединил к ним многочисленные записи В.И.Даля и составил сборник, в который вошли сказки архангельские, вологодские, енисейские, казанские, пермские, новгородские и иных краев и мест России с запада до востока. Издание сказок достоверностью представленного материала заслужило похвалу Н.А.Добролюбова.
Фольклор, многие века по традиции передавашийся от поколения к поколению, благодаря Афанасьеву не погиб и поясняет многое в истории Яги и Золотой бабы. Итак, мы отправимся в путь по этой неведомой дорожке.

На грани двух миров, светлого и темного, посреди дремучего леса издревле векует в странной избушке, окруженной забором из человеческих костей, старая Яга. Временами злобная ведьма налетает на Русь, несет с собой мор людей и падеж скота, похищает детей. Иной раз и к ней заглядывают гости с Руси. Одних Яга пытается съесть, других привечает, помогает советом и делом, предсказывает судьбу. Как и положено двойнику, Яга имеет обширные знакомства в живом и мертвом царствах, свободно посещает их. Кто она, эта загадочная старушка, откуда пришла в русский фольклор, почему ее имя чаще встречается в сказках северо-восточной Руси, мы и постараемся разобраться.

Если выше упоминавшееся свидетельство Джильса Флетчера, отождествлявшего Золотую бабу и Ягу бабу, принять за кончик путеводной нити, то, терпеливо разматывая путаный клубок исторических сведений, археологических находок, старинных ритуалов и обрядов, поверий и преданий, современной краеведческой литературы и старинных народных сказок, можно прийти к выводу, что сказочный образ Яги возник в русском народном творчестве, как результат многовекового взаимодействия на общем индо-иранском фоне славянской и финно-угорской культур.
Свидетельство Флетчера имеет для нас выдающееся значение не только вследствие весьма малого числа письменных известий начала XVI века о русском Севере и Сибири, но и потому, что оно исходит от наблюдателя, поставленного в непривычные для него условия, что, естественно, обострило его внимание и позволило замечать детали, ускользающие от внимания путешественников из пограничных областей, для которых многие факты не представляли интереса, поскольку были привычными. Несомненно, что проникновение русских на Север, в Югру и Сибирь, знакомство с бытом местного населения и последующие рассказы о нем оказали заметное влияние на формирование образа Яги в русских, а затем и в зырянских сказках. Не случайно в начале текста предпринята попытка осветить возникновение контактов между русским и финно-угорским населением.

В предисловии Зеленина к изданию 1915 года сборника "Великорусских сказок Вятской губернии" отмечается: "...пользующимися известностью в околотке сказочниками оказываются здесь чаще солдаты... Даже и сказочники не солдаты, бесспорно, позаимствовали многие свои сказки от солдат...". Это положение очевидно справедливо не исключительно для Вятской губернии, но и для других областей, Именно новгородские дружинники, казаки-первопроходцы, воины, ямщики и солдаты принесли на Русь те необыкновенные сведения о жизненном укладе, обычаях и верованиях Югры, которые, перемешавшись с древнеславянской мифологией и фольклором, наложили отпечаток на волшебные сказки о бабе Яге.


В народных русских сказках, собранных в прошлом веке Афанасьевым, югорские мотивы проступают достаточно отчетливо. В сказке о Василие Прекрасной, мать, умирая, говорит дочери: "Вместе с родительским благословением оставляю тебе вот эту куклу, береги ее всегда при себе и никому не показывай, а когда приключится тебе какое горе, дай ей поесть и спроси у нее совета". Начало этой сказки о бабе Яге имеет явно сибирские корни.

Похожий сюжет с кукло-бабушкой встречаем в сказке казымских хантов "Хилы и Аки черное сердце" (записана А. Тархановым): "На перепутье семи соров, на перепутье семи рек жил Хилы со своей бабушкой, звали ее Има..."


В условный час в условный день пришел Аки (старик) черное сердце с деревянным идолом-божком, и Хилы тоже побеспокоился о защите: уговорил свою мудрую бабушку Има сесть в нарточку, надел на нее украшения, платки, платья - и преобразилась старуха. "Сама богиня Вут-Ими пожаловала на спор" - подумал трусливый Аки, увидев разнаряженную "куклу". В этой сказке под словом бабушка понимается ее изображение в виде куклы.
У хантов и манси (равно как у ненцев и других северных народов) существовал обычай делать кукол-иттарм - вместилища душ умерших, которые живут в куклах, пока не возродятся в каком-либо ребенке. Куклу из дерева одевали и ставили на постели умершего. Во время еды к ней в первую очередь придвигали кусочки пищи. Кукла считалась противоположностью двойника покойника, который может причинить вред семье умершего. Кукла ведет борьбу с двойником и охраняет от него юрту. В русской сказке кукла, вместилище души матери, помогает Василисе победить Ягу. Что это - заимствование или отголосок древнего обычая "Василиса пошла в свой чулачник, поставила перед куклою ужин и сказала: "На, куколка, покушай да моего горя послушай: меня посылают за огнем к бабе-яге; баба-яга съест меня!". Куколка поела и глаза ее заблестели, как две свечки. "Не бойся Василисушка. - сказала она. - Ступай, куда посылают, только меня держи всегда при себе..."
Возможно, представление, что душа человека, заключенная в деревянной кукле-иттарме, должна возродиться в новорожденном, проявилось в другой русской сказке о "Терешечке и ведьме"; "...Старик со старухой сделали колодочку, положили в люлечку, завернули в пеленочку и вместо колодочки стал расти сынок Терешечка... Отец сделал ему челночок. Терешечка поехал рыбу ловить." Последняя деталь еще раз подтверждает северное происхождение сказки, где рыбная ловля с малолетства - главное занятие коренного населения.

Постоянное место обитания Яги - дремучий лес. Живет она в маленькой избушке на курьих ножках, такой маленькой, что лежа в ней Яга занимает всю избу. Подходя к ней, герой обыкновенно говорит: "Избушка-избушка. Встань к лесу задом, ко мне передом!" Повернулась избушка, а в ней Баба-Яга: "Фу-фу! Русским духом пахнет... Ты, добрый молодец, от дела пытаешь или дела пытаешь?" Тот ей и отвечает: "Ты, старая, прежде напои, накорми, а потом про вести спрашивай".


Несомненно, что сказка эта придумана людьми, хорошо знакомыми с бытом обских угров. Фраза о русском духе попала в нее не случайно. Деготь, широко применявшийся русскими для пропитки кожаной обуви, сбруи и корабельных снастей раздражал чуткое обоняние таежников, употреблявших для пропитки обуви гусиный и рыбный жиры. Гость, зашедший в юрту в "смазных сапогах", оставлял после себя стойкий запах "русского духа".
Народоволец С. Швецов, отбывавший ссылку в Сургуте, оставил в своих "Очерках Сургутского края" любопытную запись, подтверждающую, что производство дегтя местному населению было незнакомо еще в конце 19 века: "В Сургутском крае, как рыболовном, потребляется большое количество смолы и дегтя, нужных для смоления лодок, снастей и т.п. При обилии леса гонка смолы и дегтя почти ничего не стоила бы населению, но никто из местных жителей не умеет гнать деготь, и рыбаки покупают по рублю и дороже за ведро, привозимый из Самарова, где этим занимаются крестьяне".
Нашел свое отражение в сказке и обычай северного гостеприимства; гостя полагается сначала накормить, а затем можно расспрашивать.

Таинственная избушка на курьих ножках не что иное, как широко известный на Севере "лабаз" или "чамья" - тип хозяйственной постройки на высоких гладких столбах, предназначенный для сохранения снастей и припасов от мышей и хищников. Лабазы всегда ставятся "к лесу задом, к путнику передом", чтобы вход в него находился со стороны реки или лесной тропы.


Небольшие охотничьи лабазы иногда делаются на двух-трех высоко спиленных пнях - чем не курьи ножки? Еще больше похожи на сказочную избушку небольшие, без окон и без дверей, культовые амбарчики в ритуальных местах - "урах". В них обычно находились куклы-иттармы в меховой национальной одежде. Кукла занимала собой почти весь амбарчик; может быть, именно поэтому избушка в сказках всегда мала для бабы Яги? Точнее, бабе-в-яге, поскольку ягой называется меховая "доха".

Н.А.Абрамов в "Очерках Березовского края" (СПб, 1857) объясняет, что яга - "одежда наподобие халата с откладным, в четверть, воротником. Шьется из темных Неплюев, шерстью наружу. Некоторые под нее подкладывают беличий или песцовый мех, а иные фланель. Употребляется березовскими чиновниками и купцами в городе и особенно в дорогах. Такие же яги собираются из гагарьих шеек, перьями наружу; по красивости и редкости они ценятся до 150 рублей серебром. Ягушка - такая же яга, но с узким воротником, надеваемая березовскими женщинами в дороге.


В. И. Даль в своем "Словаре", давая слову аналогичное толкование, подчеркивает его тобольское происхождение.
В 1771 году В.Ф.Зуев, побывавший в Березовском уезде, описал одно такое капище с идолами: "Стоят в лесу, в маленьких, нарочито сделанных теремках, одеты в суконные малицы, всякими литыми оловянными, медными, железными фигурками снабженные, в пимах, и на голове венцы серебряные, вкруг их довольно накладено всяких домовых вещей, как чашек, ложек, ножей, рог с табаком безотлучно бывает и прочее".
Несомненно, подобное зрелище производило неизгладимое впечатление. И, возможно, в пересказе как раз и способно было стать основой известного сказочного сюжета про Бабу-Ягу.

автор : Аркадий Захаров


(Статья 2) * Баба-Яга и одноногие боги


Баба-Яга - известный персонаж славянских волшебных сказок. Исторические корни этого образа в общем виде достаточно выявлены. Прежде чем стать сказочным персонажем, Баба-Яга была существом мифологическим - славянской богиней смерти [1]. Выяснено также, что образ подвергся антропоморфизапии, первоначально он имел тереморфный вид [2]. Но какое именно животное лежит в истоках образа, неясно [3]. В настоящем исследовании мы постараемся установить это. Решая частную задачу, нам придется коснуться более широкой проблемы происхождения образа одноногих богов.

Хорошо известны основные черты образа Бабы-Яги: это женщина, старуха, у нее необычная (чаща всего - костяная) нога. По причинам, которые станут понятными дальше, остался в тени важный признак Яги: она была одноногой. На него мало обращали внимания исследователи, между тем как именно он открывает возможность проникнуть глубже в древнюю зооморфную природу Яги.


Некоторые сказки прямо называют Бабу-Ягу одноногой - "Ах, ты, Бабушка-Яга, одна ты нога!", - обращается к Яге герой сказки "Иван-Царевич и богатырка Синеглазка" [4]. В сказке "Ванюша-дурачок" Баба-Яга является к трем братьям, расположившимся в лесу, и "прыгает вокруг них на одной ноге" [5]. Но гораздо чаще встречается в сказках не одноногая, а костеногая Баба-Яга. Костяная нога упоминается почти всегда в единственном числе - штрих, сохраняющий, хотя и в затемненном виде, образ одноногой Яги [6].
При дальнейшем развитии образа одна нога приобретала новые фантастические признаки: она становится то деревянной, то золотой, то костяной. Последний признак оказался самым стойким. Зарегистрированная некоторая неустойчивость признаков, которыми наделялась нога богини смерти, лишний раз подтверждает, что они вторичны по отношению к первичному качеству - одноногости. Отметим также, что эти вторичные, но достаточно яркие признаки, особенно костеногость, переключали на себя внимание сказочников и слушателей; древнейший признак - одноногость - постепенно погружался в тень.
Костеногость - это атрибут смерти (нога мертвеца или скелета). Потому он и оказался самым устойчивым из вторичных признаков, что лучше чем другие выражал внутреннюю природу образа. Но почему признак смерти был прикреплен не к чему-либо, а к ноге мифологического персонажа? Это вызывает недоумение: ведь хорошо известно, что первобытное сознание регистрирует изменения, происходящие в теле под влиянием смерти, не в конечностях, а в первую очередь в органах дыхания и кровообращения. Не были ли одноногость и костеногость в образе Бабы-Яги семантически однозначными признаками? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к образу одноногих сверхъестественных существ.

Одноногие божества (и их разновидность - хромоногие) давно интересовали исследователей. Однако происхождение этого образа до сих пор остается неясным. Из существующих объяснений наиболее вероятными считаются, что хромота является олицетворением огня, который рождается слабой искрой [7], или молнии, "зигзаги которой сравнивались с торопливым бегом хромого" [8]. Ни то, ни другое объяснение нельзя признать основательным. Имеется значительная часть одноногих и хромоногих мифологических существ, которые не имели никакого отношения к огню - небесному или земному. Обращает на себя внимание другая зависимость: все эти существа, за малым исключением, на которые будет указано ниже, так или иначе связаны с образом змеи. Связь эта настолько постоянна, что можно сформулировать правило: если миф сообщает, что у божества не все ладно с ногами, то "ищите змею".


Для иллюстрации мы возьмем примеры из наиболее изученной классической мифологии, хотя их можно найти немалое количество в мифах многих народов, так как образ божества с одной ногой или испорченными ногами распространен во всех частях света - в Европе, Азии, Африке, в Северной, Центральной и Южной Америке, Австралии и Океании.

следующая страница >>



Родители уже не воспитывают детей — они финансируют их. «Пшекруй»
ещё >>