Советская правительственная закупочная комиссия - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Положение о закупке ОАО «Компания 7 1164.32kb.
Закупочная документация по проведению открытого запроса цен на право... 1 230.99kb.
§ 82. Советская культура в 20 —30-е гг. XX в. Культура эпохи революции 1 52.38kb.
Советская литература 1 149.68kb.
Правительственная телеграмма 1 49.77kb.
Закупочная документация 1 230.52kb.
Класс: 12 Зачёт №2 «Русская литература 1917-1941» 1 184.54kb.
Тайные общества в России в первой трети XIX в.: правительственная... 5 946.68kb.
Комиссия по вопросам бюджета, финансовой и налоговой политике 1 25.45kb.
Федеральная антимонопольная служба 1 49.44kb.
1. Правительственная пресса (1900-1917). Развитие газеты «Правительственный... 4 694.75kb.
Помним, чье имя носим. Ставропольское суворовское военное училище. 11 699.74kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Советская правительственная закупочная комиссия - страница №1/1

СОВЕТСКАЯ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННАЯ ЗАКУПОЧНАЯ КОМИССИЯ
Что такое ленд-лиз, не зная о работе Правительственной закупочной комиссии, представить в полном объеме нельзя.

Аббревиатура ПЗК имела хождение в Советском Союзе, в США ее чаще называли СЗК — Советская закупочная комиссия, поскольку там работали закупочные комиссии многих других стран. К сожалению, материал о ее работе удалось собрать не очень большой уже потому, что архивы Внешторга остаются закрытыми, а членов ПЗК, которых по существу надо бы называть членами ее коллегии, ко времени, когда шло мое исследование, в живых уже не осталось.

В конце 1994 года я специально ездила в Минск, чтобы встретиться с вдовой и сыном Константина Игнатьевича Лукашева (1906-1987), который до середины 1944 года был заместителем председателя ПЗК. В конце 70-х годов мне пришлось пару раз встретиться с Александром Алексеевичем Ростарчуком (1904-1984), но приходила я в его дом, когда он был уже на пенсии, приходила в гости к его дочери и тогда практически ничего толком не знала о ленд-лизе. Много времени спустя после его смерти, когда уже достаточно хорошо стала представлять роль тех, кто стоял у начала потока военной помощи нашей стране, я пересняла немногочисленные фотографии, которые сохранились в его семье с военных времен. Пересняла я фотографии и у Лукашевых, их оказалось побольше. На некоторых Константин Игнатьевич запечатлен с сигарой в руке — видимо, дань американской моде. Но значительно больше, чем сигара, меня поразила улыбка Лукашева — поистине ослепительная. Улыбающимся он запечатлен среди американцев после подписания удачных контрактов. Родные о работе в США глав семейств говорили в основном то, что они работали очень много и дома их почти не видели. Семейные фотографии были сделаны только перед отъездом из США. Сын К.И.Лукашева Валентин Константинович опубликовал в 1990 году в №5 журнала “Неман” статью об отце “Президент Амторга”, интервью с ним и вдовой К.И.Лукашева опубликовали “Известия” от 17.06.92 г. с подзаголовком: “О человеке, который пропустил “через свои руки” весь ленд-лиз”. Удалось разыскать некоторых людей, которые работали в Закупочной комиссии на менее ответственных должностях, их называли просто приемщиками, хотя их работа была тоже очень ответственной и непростой, некоторые из них упомянуты в предыдущих главах. Но выяснить состав руководства ПЗК оказалось делом нелегким. Работники ведомственного архива занялись составлением такого списка лишь в преддверии 50-летия Победы, хотя архив отдела кадров закрытым вроде не был. Этот список я приведу чуть позже.
Самые первые поставки военной помощи из США были результатом деятельности Амторга — акционерного общества, представлявшего интересы Наркомата Внешторга СССР в Нью-Йорке с 1924 года. В 1932 году его едва не закрыли по требованию конгресса как гнездо подрывной деятельности против США. Помимо этого, репрессии 30-х годов не миновали кадры ни внешнеполитического, ни внешнеэкономического ведомств.

Можно только изумляться способности руководителей Советского государства отыскивать талантливых людей в самых неожиданных местах. Ставший в 1939 году председателем (должность называлась именно так, не “президент”) Амторга Константин Игнатьевич Лукашев, как записано в его Личном деле, хранящемся в архиве Ленинградского университета, имел специальность «грунтоведение (механика грунтов)», утвержден в ученой степени доктора геолого-минералогических наук 1 ноября 1938 года, профессор, зав. кафедрой грунтоведения геолого-почвенного факультета. Какое все это могло иметь отношение к Внешторгу? Правда, происхождение у него, с точки зрения советской власти, безукоризненное: родился в белорусской деревне Городец в крестьянской семье, член партии с 1927 года, во время учебы в Ленинградском университете был членом бюро ВЛКСМ ЛГУ. Приказом наркома просвещения РСФСР №1018 от 5 июля 1938 года он назначен директором Ленинградского университета — работа тоже вовсе не связанная с внешней торговлей. Но рекомендует его во Внешторг главный экономист СССР, председатель Госплана Николай Алексеевич Вознесенский. Возможно, он приметил Лукашева, когда тот участвовал в разработке проекта БАМа. Эта работа, могу предположить, дала Константину Игнатьевичу широкий кругозор в вопросах экономики. Решающим для перехода во Внешторг стало приглашение наркома Внешторга Анастаса Ивановича Микояна.


«В июле 1941 года в США для приема на месте военных поставок была направлена военная комиссия во главе с генералом Ф.И.Голиковым» (“Советско-американские отношения...”, т.1, с.12). Это сказано не совсем точно, комиссия приехала не столько принимать, сколько “выбивать” военные поставки. В “Совершенно секретно” №8 за 1996 год опубликован дневник тогда сорокалетнего генерал-лейтенанта Филиппа Голикова, который он вел, несмотря на запреты, в этой поездке со дня прибытия 27 июля до возвращения на родину 14 сентября. Филипп Голиков в этих записях предстает человеком, с одной стороны, очень нетерпеливым, и это понятно, ведь гитлеровцы захватывают все новые и новые советские земли, с другой — весьма предприимчивым, хотя языка, по-видимому, не знает. Функции переводчика выполняет посол Константин Уманский — об этом пишет Э.Стеттиниус (Stettinius E.R. “Lend-Lease: Weapon for Victory”, N-Y., 1944, p.112). Уже 1 августа Ф.Голиков имеет беседу с представителями генштаба “насчет перегонки из Фербенкса первой эскадрильи П-40 в 28 единиц и 10 бомбардировщиков. Это первое конкретное дело”. Перегон самолетов через Фербенкс стал реальностью только осенью 1942 года. Американцы занимают выжидательную позицию. Противников СССР среди них достаточно, например, морской министр Нокс, как становится известно Голикову, заключил пари, что к сентябрю немцы возьмут Ленинград, Москву, Киев, Одессу. Вернувшийся из СССР Гопкинс, с которым Голиков встречается 20 августа, производит на него очень плохое впечатление, их встреча по сути столкновение. На другой день Гопкинс звонит Уманскому и признает свою неправоту, но Голиков считает это политиканством. Когда в начале сентября становится известно о наступательных действиях на Ленинградском и Центральном фронтах, он, торжествуя, записывает: “Господин Нокс свое пари с треском проиграл!”. Готовится Московская конференция. Как ни странно, в дневнике нет никаких упоминаний о контактах с работниками Амторга, но есть запись: “Уход 30.08 первого транспорта”, что ни с какой стороны не соответствует действительности. Возможно, это первый транспорт, везущий то, что удалось “выбить” комиссии Голикова.

В такой же атмосфере работает в самом начале войны и Амторг. Выдержка и уверенность его председателя не допускают панических настроений, хотя родители самого Лукашева оказались на оккупированной территории. Скажу сразу, они оба пережили оккупацию, но мать умерла вскоре после ухода немцев, получив воспаление легких, когда пряталась в болотах от их последних зверств вместе с другими жителями деревни Городец, от которой остались одни головешки. А у жены Константина Игнатьевича Валентины Демьяновны 8 человек родных погибли в Ленинградской блокаде. Но обо всем этом они узнали много позже, неизвестность была тяжелой ношей.

Правительственная Закупочная Комиссия была создана в феврале 1942 года из военных специалистов, работавших в США, и ведущих специалистов Амторга. Ее сотрудники по инициативе К.И.Лукашева вскоре переехали в Вашингтон, поближе к правительственным учреждениям.

О руководителях первого состава ПЗК пишет в своей книге «Ленд-лиз: оружие для победы” Эдвард Рейли Стеттиниус, до 1944 года возглавлявший Администрацию ленд-лиза США: “Мои деловые отношения с Советским Союзом осуществлялись главным образом через генерал-майора Беляева, вице-адмирала Акулина, Константина Лукашева и Александра Росточалк (искаженная в английском языке фамилия Ростарчук — А.П.) из Советской правительственной закупочной комиссии. Генерал Беляев был высокопоставленным офицером по снабжению авиационных частей Красной Армии, адмирал Акулин — ветеран артиллерии и эксперт по взрывчатым веществам. Лукашев, прежде профессор Ленинградского университета, был главой Амторга — первого советского закупочного агентства в США, Росточалк изучал металлургию в Массачусетсском технологическом институте” (Stettinius E.R., Ibid., p. 179).

Александр Алексеевич Ростарчук украинец, родился в Харькове в семье железнодорожного рабочего, с 1918 по 1928 год служил в Красной Армии, как он пишет в своей автобиографии, на партийно-политических должностях. В партии с 1919 года, с 15 лет, был комиссаром бронепоезда и других воинских соединений. В 1928 году, комиссованный по болезни, поступает в Киевский политехнический институт на химический факультет. После второго курса Александр Ростарчук попадает в список 100 студентов разных ВУЗов страны, которых по решению ЦК партии направляют для продолжения учебы в США, перед отъездом их 9 месяцев учат английскому языку в Ленинграде. С 1931 по 1934 год Ростарчук учится на металлургическом факультете одного из самых престижных технических ВУЗов США, успешно закончив который и получив диплом инженера-металлурга, возвращается и работает в Москве заместителем начальника термического цеха завода “Фрезер”. В 1936 году Ростарчук переходит на работу во Внешторг и сначала около полугода работает в торгпредстве СССР в Англии. К концу года его назначают начальником отдела металлов Амторга, и он с женой переезжает в Нью-Йорк, где в декабре этого же 1936 года рождается сын. Через некоторое время Ростарчук становится заместителем председателя Амторга, в феврале 1942 года вместе с К.И.Лукашевым переведен в ПЗК и переезжает с семьей в Вашингтон. Там в апреле 1942 года появляется на свет дочь, с которой я в 1975 году оказалась в одной палате одной из московских больниц, откуда и пошло наше знакомство.

К осени 1944 года Александр Алексеевич возвращается в Москву, где работает на руководящих должностях сначала во Внешторге, потом в Академии наук. Кроме рутинной начальственной работы снабженца, он сделал вклад в науку, став автором ряда статей по специальным сталям, сплавам, легированным чугунам и порошковой металлургии — этот перечень тоже из его автобиографии.

Константин Игнатьевич Лукашев, также вернувшийся в Москву в 1944 году, поехать в США на второй пятилетний срок несмотря на уговоры А.И.Микояна отказался — отношения с американцами, установлению которых было отдано столько сил, ухудшались на глазах. И то, что послом вместо Литвинова был назначен его друг белорус А.А.Громыко, улучшению отношений не способствовало. Лукашев вскоре ушел из Внешторга, уехал в Минск, стал ректором Белорусского университета, академиком.
Знакомства и личные контакты довоенного времени, заслуженная ими в деловых кругах США репутация очень помогали Лукашеву и Ростарчуку в добывании информации о наличии необходимых нашей стране материалов, техники, оборудования, приборов и многого другого. Это было чрезвычайно важно, потому что отказы и проволочки свойственны чиновникам любой страны, и США в этом смысле не являются исключением, а их военные чиновники к тому же в большинстве своем были против предоставления военной помощи кому бы то ни было, в особенности СССР. Поставки частных фирм тоже были невозможны без разрешения государства, то есть государственных чиновников. Положение спасало то, что президент Рузвельт держал помощь Советскому Союзу под личным контролем, а с Гарри Гопкинсом у Лукашева установились самые добрые отношения. Ближайший помощник президента нередко бывал в доме Лукашевых, совмещая, как это принято в деловых кругах, обед с обсуждением важных вопросов. Были и другие крупные фигуры, помогавшие получать необходимое. Среди бизнесменов было достаточно лиц, заинтересованных в советских заказах. Гражданским руководителям ПЗК часто приходилось подключаться к чисто военным заказам, их авторитет и эрудиция очень помогали в сложных ситуациях.

Председателем ПЗК в годы войны являлся представитель Наркомата Обороны. Сначала это был генерал-майор А.И.Беляев, с декабря 1943 года — генерал-майор Л.Г.Руденко. На завершающем этапе работы комиссии с 1946 по 1948 год ее возглавлял работник Внешторга И.А.Еремин.

Одним из заместителей председателя ПЗК был представитель ВМФ. В начальный период работы этот пост занимал вице-адмирал М.И.Акулин, с июня 1944 года — контр-адмирал А.А.Якимов.

К.И.Лукашев был первым гражданским заместителем председателя ПЗК. И.А.Еремин занимал эту должность, по данным архива ОК Внешторга, с декабря 1943 года по июнь 1946 года при том, что К.И.Лукашев уехал не раньше лета 1944-го. Тут в архивных данных какая-то нестыковка. Короткое время зампредседателя был П.И.Щегула, на заключительном этапе работы — Н.И.Мельников.

Членами ПЗК с момента ее образования были (по алфавиту): Еремин И.А., Разин Л.А., Ростарчук А.А., Сельдяков П.С., позже — Голиков П.А., Гусев М.М., Шевелев К.В. Членов комиссии по сути их деятельности, повторю, правильнее было бы называть членами коллегии ПЗК — каждый из них руководил отделом, вместе собирались для решения важных вопросов. Отделов было в устоявшейся структуре 18. Поставками в Арктику ведала Арктическая группа, связанная со всеми отделами. Своих представителей в США, действующих через ПЗК, имел ряд крупных хозяйственных организаций, в их числе были Дальстрой, Норильстрой. Во второй половине 1942 года было организовано Управление уполномоченных ПЗК по портам западного побережья США и Канады — этот факт лишний раз подчеркивает значение тихоокеанских маршрутов. Уполномоченными были, как правило, опытные капитаны, об одном из них Алексее Павловиче Яскевиче рассказано подробно.

Продолжал свою работу и Амторг. После перевода К.И.Лукашева его возглавил М.М.Гусев, введенный в 1944 году в состав членов ПЗК. Очень небольшие по сравнению с ленд-лизом поставки через Амторг были коммерческим импортом — см. Приложение 5.


Военная помощь, что сформулировано уже в названии Соглашения, была взаимной. Кроме упомянутых прежде товаров: золота, леса, пушнины, рыбы, икры, которые, однако, не всегда числились в списках “обратного ленд-лиза”, а нередко были и коммерческим экспортом, Советский Союз предоставлял союзникам услуги: обеспечение и обслуживание иностранных судов, приходивших в наши северные порты, частичное снабжение войск союзников в Иране.








Кто стоит высоко и у всех на виду, не должен позволять себе порывистых движений. Наполеон I
ещё >>