Сказано: у Владыки Зари ищу я прибежища - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Лекция поповой С. В. «Ищу человека» 1 27.77kb.
Бурковская Елена Викторовна Ученица 10 класса 1 46.56kb.
Речь на первом всесоюзном съезде 1 192.51kb.
О вреде курения сказано немало 1 46.3kb.
Григорий Борисович Адамов Изгнание владыки 31 6751.63kb.
Законы Субботы 24 еврейский дом 24 Подлинное величие еврейской женщины 25 8 611.63kb.
Инженер по надзору за безопасной эксплуатацией грузоподъёмных машин 1 40.79kb.
Оригинал: Come Back To Me 1 26.96kb.
Дипломные работы, защищенные в едс (1998-2010) 1998 1 129.39kb.
Вопросы к зачёту по античной мифологии 1 141.01kb.
«Зоар» с комментарием «Сулам» Недельная глава «Ваеце» и вышел Яаков... 8 1171.21kb.
Гробница фараона Тутанхамона 1 17.97kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сказано: у Владыки Зари ищу я прибежища - страница №37/38



Он снова взглянул на украшавшее головной убор статуи изображение кобры.

– Ваджиты, – прошептал Картер себе под нос, неожиданно почувствовав, что, кажется, стал догадываться о их предназначении.

Ваджиты служили хранителями мудрости, погребенной вместе с фараоном в ожидании, когда ее вновь явят миру.

Неожиданно шум послышался снова, и на сей раз никак не мог Картеру померещиться, ибо шаги раздались за дверью его кабинета. В дверь постучали, и археолог, отперев ее, увидел Ахмеда Гиригара.

– А, это ты, – пробормотал Картер, чувствуя себя по-дурацки, – заходи.

– Прошу прощения, господин, за то, что являюсь к вам в такой поздний час, – промолвил араб, – но...

– Ничего страшного. Я сегодня тоже припозднился: только что вернулся от лорда Карнарвона.

– Должно быть, он очень счастлив.

– Все мы сейчас счастливы, Ахмед. А ты разве нет?

Не ответив, араб скользнул взглядом по статуэтке на столе и шепотом спросил:

– Господин, когда гробница будет открыта?

– Она уже открыта.

– Нет.

Картер нахмурился.

– Что ты имеешь в виду?

– Господин, эти царские изваяния... Разве они не являются стражами следующей двери?

Картер погладил усы. И промолчал.

– Господин, – снова заговорил Ахмед, и в голосе его слышалось чуть ли не отчаяние, – разве это не так? Я ведь собственными глазами видел на стене, против которой они стоят, очертания замурованной двери. Раз есть дверь, за ней должно что-то находиться, не так ли? И не там ли сокрыт царь?

– Не исключено, – после недолгого молчания неохотно признал Картер.

– В таком случае, господин, я снова спрашиваю: когда гробница будет открыта?

– Всему свое время. Замурованную дверь мы вскроем, когда все будет готово.

– Нет, господин! – Ахмед замотал головой. – Это должно быть сделано сейчас же! Сегодня же ночью!

Картер воззрился на него с удивлением.

– Что за вздор, Ахмед? Об этом не может быть и речи. Сперва надо расчистить первое помещение.

– Господин, мы не можем позволить себе открывать дальний ход у всех на глазах.

– Ахмед, ты, случайно, не забыл, кто руководит раскопками?

– Нет, господин, я все помню. Но все же позволю себе напомнить и вам, что эта гробница никогда не была бы найдена, – более того, вам даже в голову не пришло бы ее искать! – не окажись вы посвященным в тайну мечети аль-Хакима.

Картер едва заметно склонил голову.

– И вы знаете, господин, почему в эту тайну посвятили именно вас.

– Да, – с жаром в голосе ответил археолог, – по той простой причине, что ты понимал: в конце концов до гробницы так и так доберутся. Тебе и твоим приятелям не хотелось, чтобы ее обнаружил малый вроде Дэвиса. Ты, Ахмед, искал честного ученого. Разве не так? А если я прав... – Он помолчал. – Ты нашел того, кого искал.

– Я искал не просто ученого, господин.

– Вот как?

– Я искал человека, который знает и любит эту землю.

– Мне кажется, что я знаю ее достаточно хорошо и, уж конечно же, люблю.

– Тогда не презирайте ее тайны. Не думайте, будто она не может хранить нечто недоступное вашему пониманию.

Картер глубоко вздохнул и, отвернувшись, ворчливо промолвил:

– Ты ведь знаешь, я вовсе так не думаю. Ахмед поклонился, но промолчал.

– И все же, – невесело улыбнулся археолог, – не считаешь же ты, что я и вправду способен поверить в реальность обитающего в гробнице демона?

Ахмед снова поклонился и снова не промолвил ни слова.

Картер опять вздохнул.

– Сейчас в любом случае уже слишком поздно, – промолвил он, подойдя к столу и взяв в руку статуэтку Тутанхамона. – Я не могу проникнуть в камеру, не уведомив лорда Карнарвона. А он очень устал и сейчас отдыхает.

– Нет, господин! – воскликнул Ахмед, уставясь на него в испуге. – Этого делать нельзя!

– Почему? – не понял Картер.

– Неужто вы готовы рискнуть его жизнью?

– Рискнуть его жизнью? – Картер улыбнулся. – Его репутацией, может быть, да и своей, кстати, тоже – все ведь знают, что я веду раскопки по правилам. Но ни о чем большем речь не идет.

– Я умоляю вас, господин...

– Нет! – Картер поднял руку. – Есть вещи, через которые я преступить не могу. Если нам предстоит проникнуть в гробницу до официального ее вскрытия, то я не могу сделать это, не сообщив лорду Карнарвону. Он мой покровитель, и, более того, он мой друг.

– Тогда, – промолвил Ахмед, не сводя взгляда с фигурки Тутанхамона, – вы должны предупредить его о грозящей опасности. И да наставит Аллах на верный путь его, вас и всех нас. Спокойной ночи, господин.

Араб низко поклонился и покинул комнату.

Оставшись в одиночестве, Картер задумался. Непрошеная фраза всплыла в памяти и звучала в голове снова и снова.

– На быстрых крыльях явится смерть за тем, кто потревожит гробницу фараона, – пробормотал он и покачал головой. – Чушь! Полнейшая чепуха!

Взгляд его снова упал на статуэтку на столе.

– Любой здравомыслящий человек обязан относиться к подобным суевериям с презрением.

Последняя фраза придала ему решимости. Разумеется, лорд Карнарвон должен быть поставлен в известность. И, в конце концов, если уж без этого не обойтись, то лучше отправиться туда поскорее. Лорд Карнарвон наверняка будет рад подобному развлечению.

Придя к такому заключению, Картер ощутил душевный подъем и радостное возбуждение. Его грела мысль о скором, в следующую ночь, проникновении в святая святых наполненной сокровищами гробницы и о встрече с немыслимым великолепием всего того, что сопровождало в последний путь фараона Древнего Египта.

* * *

Проход Картер решил сделать в нижней части замурованной двери, у самого ее основания.

– Нам будет легко скрыть следы своей шалости, так что о нашем с вами поступке никто не догадается, – пояснил он спутникам.

Несмотря на бодрый, шутливый тон, ему явно было не по себе, и, когда в каменной кладке наконец пробили отверстие, археолог словно в молчаливом извинении поднял глаза на статуи стражей гробницы.

Потянувшись за фонариком, он направил луч в проделанную дыру, и ему открылось поразительное зрелище. Внутри, начинаясь всего в ярде от пролома и простираясь во все стороны настолько, насколько мог охватить взгляд, находилось то, что с первого взгляда могло показаться сплошной золотой стеной, украшенной вставками из сверкающего синего фаянса.

– Мы нашли его! – восторженно прошептал Картер. – Тутанхамон!

Он указал на мерцающее золото.

– Теперь не может быть никаких сомнений в том, что это погребальная камера, а внутри саркофага, – археолог снова указал на золото – в самом внутреннем гробу мы найдем мумию фараона.

Оглянувшись на Ахмеда, он изобразил улыбку и добавил:

– Из стольких гробов, вложенных один в другой, никому не выбраться, а потому полагаю, что мы можем не бояться никакого демона.

– А вот и нет! – беззаботно возразила леди Эвелин, – разве вы забыли, что в гробу должен находиться вовсе не фараон? Царица Тии подменила тело, чтобы иметь возможность без помех завладеть настоящей священной плотью.

Она улыбнулась Ахмеду.

– Разве я не права? Гул, дожидавшийся освобождения все эти века, теперь получил возможность дать волю своим хищным инстинктам.

Она шутливо оскалилась, и Картер счел за благо вмешаться, прежде чем Ахмед успел ответить.

– Забудем все эти сказки про демонов! – воскликнул он. – Стоит ли повторять всякий вздор, когда здесь, за этой дверью, сокрыты не вымышленные, а настоящие чудеса? Подумайте только, это же святая святых археологической науки! – Он обвел взглядом своих спутников. – Ну, кто проникнет внутрь первым?

Никто не отвечал.

Наконец лорд Карнарвон, кашлянув, сказал:

– Вы, Картер, кто же еще? Это ведь ваша находка. Картер, однако, покачал головой.

– Я уже говорил вам, милорд, что все это стало возможным лишь благодаря вам. Он помолчал, а потом протянул ему электрический фонарик. – Право быть первым принадлежит вам.

Лорд Карнарвон склонился к отверстию, заглянул внутрь, и, когда обернулся снова, его лицо отражало всю полноту испытываемых чувств. Наконец, взяв себя в руки, он на четвереньках пролез в пролом и оказался внутри. Луч его фонарика заплясал на золоте, а потом, когда он углубился в помещение, пропал из виду.

– Эй! – окликнул его снаружи Картер. – Что вы видите?

– Вы правы! – прозвучал казавшийся приглушенным голос. – Это поистине святая святых!

Картер жестом дал понять леди Эвелин, что она может последовать в пролом за отцом, и, отдав аналогичное распоряжение Ахмеду, проник во внутреннее помещение сам.

Едва поднявшись на ноги по ту сторону прохода, археолог понял, что его изначальное предположение оказалось совершенно верным. Прямо перед ним находился огромный погребальный ковчег, занимавший почти всю камеру, так, что между ним и стенами подземелья оставалось не более пары футов. Повернувшись налево и увидев, как Ахмед с леди Эвелин медленно продвигаются вперед, он решил зайти с другой стороны и взглянуть, что может находиться справа от саркофага. И снова, оказавшись перед лицом тайны, сохранявшейся нерушимой в течение более тридцати столетий, Картер ощутил благоговейный трепет. Здесь, рядом с застывшими тенями невероятно давнего прошлого, каждый шаг и любой, даже самый слабый, звук воспринимались как недопустимое кощунство.

Оглянувшись, он не увидел ни лорда Карнарвона, ни леди Эвелин: видимо, они скрылись за углом саркофага.

– Эй, – тихо окликнул их Картер, но ответа не получил.

Он поднял фонарик и посветил в другом направлении, выхватив из мрака тот угол ковчега, к которому направлялся.

Его спутников не было и там...

– Эй! – на сей раз чуть громче крикнул Картер. Однако ответа, как и в прошлый раз, не было. Он продолжил медленное, осторожное продвижение вперед. Неожиданно спереди донесся слабый, охающий стон, а потом приглушенный звук падения. В тот же миг фонарь Картера погас, и вся погребальная камера погрузилась в непроглядный мрак.

Он услышал взволнованное, испуганное восклицание леди Эвелин.

– Все в порядке! – подал голос археолог. – Не пугайтесь, все нормально.

У него самого, однако, такой уверенности отнюдь не было.

В подземелье вновь воцарилось молчание. Он напряженно вслушивался во тьму, но погребальная камера казалась погруженной в мертвую тишину, безраздельно властвовавшую здесь на протяжении тысячелетий. Нервничая, но стараясь не поддаваться панике, Картер сделал еще один осторожный шаг вперед, и его шарившая по стене рука нащупала поворот. С величайшей осторожностью, дюйм за дюймом, археолог продолжал двигаться вперед, непрерывно ощупывая стену.

И вдруг рука его провалилась в пустоту.

И в тот самый миг фонарик снова зажегся.

Картер увидел, что стоит в проеме, в отличие от прочих дверей не закрытом и не запечатанном. За ним находилось следующее помещение, меньше предыдущего и с гораздо более низким потолком. С первого же взгляда археолог понял, что перед ним находятся величайшие сокровища, ибо камеру заполняли символы подземного мира: фигура шакала и изваяния божеств, поражающие воображение изысканностью и мастерством. Однако ни папирусов, ни даже надписей на стенах ему увидеть не удалось, и он в неожиданном приступе раздражения резко взмахнул фонарем...

И удивленно вскрикнул, ибо луч выхватил из тьмы фигуру поднимавшегося с пола Карнарвона. Лорд выглядел совершенно ошарашенным, а лицо его было бледным как мел.

– Боже мой! – воскликнул Картер, устремляясь вперед, чтобы поддержать его под руку. – Вы упали?

– Оступился в темноте, – ответил лорд Карнарвон и поморщился, трогая порез на щеке. – Вот ведь чертовщина!

– Да что случилось?

Лорд Карнарвон нахмурился и покачал головой.

– По правде сказать, сам толком не пойму.

Он обвел взглядом сложенные вокруг сокровища.

– По-моему, все дело в ощущении грандиозности. Да, в ощущении величия и того, что здесь находится, и бездны времени, разделяющей все это и нас. Надеюсь, вы меня понимаете? Черное облако, неожиданно сгустившаяся тьма! Странно, однако...

Он снова обвел взглядом помещение.

– Чертовски странно!

– Папа? – в дверном проеме появилась леди Эвелин. – Ты поранился?

– Все в порядке, – улыбнулся Карнарвон, – не стоит беспокойства.

– Ничего себе, не, стоит! Ты же порезался!

– Подумаешь! Это пустяковая царапина.

– Надо уходить.

Она протянула руку, чтобы увлечь отца за собой, но неожиданно застыла, впервые по-настоящему осознав великолепие погребальной камеры.

– Должна сказать, – прошептала она, обращаясь к Картеру, – я никогда прежде не сталкивалась ни с чем столь волнующим и восхитительным. Думаю, это был действительно Звездный Час моей жизни.

Она бросила еще один взгляд на фигуру шакала.

– Пойдем, папочка, – уговаривала она, – ты выглядишь как пьяный. У тебя наверняка жар. Смотри-ка, гланды воспалились и набухли, как крокетные шары. Пора уходить.

Повернувшись к Картеру, леди Эвелин быстро поцеловала его (археолог едва ли успел сообразить, что к чему) и проскользнула между саркофагом и стеной.

Ахмед посторонился, чтобы пропустить лорда Карнарвона.

– Что случилось, господин? – спросил он Картера, когда они остались вдвоем.

– Он... – Картер помедлил, потом пожал плечами. – Он не понял, что произошло.

– Он ничего не видел? Ничего не слышал?

Картер покачал головой.

– Право же, Ахмед, с чего бы ему что-то видеть или слышать? Здесь же никого нет.

Ахмед, однако, сглотнул и, глядя в темноту, пробормотал:

– Откуда вам знать? Мы ведь не все тут осмотрели.

Хмыкнув, Картер поводил фонарем из стороны в сторону, выхватывая из тьмы то один, то другой участок помещения. Вокруг заплясали тени, но разогнать сгустившуюся в дальних углах тьму до конца так и не удалось.

– Мы должны проверить все, господин, – просящим тоном произнес Ахмед. – Дважды проверить!

– Нет! – неожиданно резко возразил Картер. – Мы и так сделали более чем достаточно!

– Прошу вас, господин...

– Нет. – Картер взял Ахмеда за руку. – Мы должны немедленно убраться отсюда.

Он жестом указал в сторону выхода из погребальной камеры. Ахмед с величайшей неохотой повиновался, а Картер последовал за ним, чтобы египтянин не смог повернуть назад.

– Любое перемещение или даже легчайшее прикосновение к объектам, – сказал он Ахмеду, когда они уже выбрались из погребальной камеры, – недопустимо. Наука не позволяет изменять положение артефактов, прежде чем будут произведены все необходимые процедуры.

Однако сам он невольно оглянулся, испытывая почти непреодолимое желание вернуться и посмотреть, нет ли там помимо всего прочего хоть каких-нибудь папирусов. Чтобы справиться с этим порывом, Картеру пришлось сжать кулаки и напрячь волю.

– Нет! – прошептал он. – Нет! Пусть камера остается запечатанной. Так будет безопаснее... Пока безопаснее.

– Безопаснее, господин?

Ахмед взглянул на бледного лорда Карнарвона, неподвижно сидевшего у дальней стены.

Археолог, не ответив, стал заделывать контрольный лаз. Покончив с этим, он загородил место пролома корзиной и повел своих спутников вверх по ступеням. Почувствовав на лице свежий ночной воздух, лорд Карнарвон глубоко вздохнул, и Картер отметил, что лицо его покровителя стало снова обретать цвет.

– Вам лучше? – спросил он.

Лорд Карнарвон кивнул.

– Какая жалость! – пробормотал он. – Просто обида берет. Ведь мы почти ничего не успели увидеть. – Он машинально провел пальцем по щеке и слизнул с него кровь. – Но я так скажу! – На лице Карнарвона неожиданно расцвела довольная улыбка. – Мы проникли в святая святых! Разве это не настоящее чудо?

* * *

Утром Картер прибыл на место очень рано, поскольку практически не сомкнул глаз. Однако он оказался не первым: у гробницы уже поджидал Ахмед. Лицо десятника было бледным, в глазах стояла тревога.

– Прошу вас, господин, – промолвил он, – пойдемте. Взгляните на это.

Он повел Картера вниз по ступеням, завел, миновав лаз, в гробницу и, вступив в находившееся за вторым дверным проемом помещение, предваряющее погребальную камеру, указал вперед, на третий. Тот самый проем, за который они проникли накануне. Картер изумленно вытаращился, ибо корзина, которую он оставил перед лазом, была отброшена в сторону, а фрагменты перекрывавшей вход кладки разбросаны по полу.

– Что это значит? – вскричал археолог. – Какой негодяй посмел сюда вломиться?

– Нет, господин, – возразил Ахмед, указывая на строительный мусор. – Сюда никто не вламывался. Напротив, кто-то – или что-то! – проломил себе путь наружу.

Картер воззрился на обломки, а потом яростно замотал головой.

– Нет! Просто вчерашней ночью ты слишком торопился и заложил лаз небрежно. Камни просели и обвалились.

– Но господин...

– Никаких «но»! Заделай проход снова, на сей раз как следует. И во имя всего святого побыстрее! – Он оглянулся в сторону лестницы. – Скоро сюда прибудут люди, и они не должны ни о чем таком догадаться. Никто! Ни в коем случае!

* * *

С потаенной улыбкой Картер удалил последние камни из кладки Ахмеда, скрывавшей следы их проникновения внутрь несколько недель назад. Он не оборачивался, но и без того знал, что лорд Карнарвон с мальчишеской улыбкой на сияющем лице сидит среди других гостей, явно нервничая из-за опасения, что кто-то вдруг прознает об их хитрости. Прекрасно это понимая, Картер, вынув последний кирпич, все же не встретился взглядом со своим другом и покровителем, но вместо того поднял глаза на гостей, рассевшихся рядами на расставленных в помещении перед погребальной камерой стульях.

Картер внезапно подумал о том, что эти люди, прибывшие сюда для официального вскрытия гробницы, представляют собой сливки археологического сообщества Египта, однако на лицах корифеев написано столь же беспредельное изумление, какое могло бы охватить любого невежественного обывателя. Правда, Картер подозревал, что такое же выражение можно прочесть и на его лице, хотя он уже побывал в погребальной камере и знал, что лежит за темным проходом.
<< предыдущая страница   следующая страница >>



Чем больше у тебя денег, тем больше знакомых, с которыми ничто тебя не связывает, кроме денег. Теннесси Уильямс
ещё >>