Сценарий (психологическая драма) Каждый строит себе сам… - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Человек, как существо общественное, не может существовать вне социума. 1 59.62kb.
Альберто Васкес-Фигероа Игуана 15 2759.21kb.
Товарищ жданов 1 110.49kb.
Путь Гитлера к власти 4 694.93kb.
Слайд № Перед нами самый известный портрет М. Ю. Лермонтова 1 47.67kb.
Конкурс «Сам себе хореограф» 1 51.21kb.
Сочинение «Человек сильный духом» 5 1071kb.
1. (1) О том, что происходило при Севере, правившем в течение восемнадцати... 1 233.83kb.
Сценарий праздника юмора и шуток на 1 апреля 1 95.66kb.
Реферат Психологическая драма Юджина О’Нила «Любовь под вязами». 1 10.58kb.
Владимир жилкин императив ответственности 1 312.93kb.
Гостевой дом «На Терновой» г. Анапа эконом 1 11.9kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сценарий (психологическая драма) Каждый строит себе сам… - страница №1/3


Пальшина Маргарита


ДОМ НА УСТАЛОСТЬ

Оригинальный сценарий

(психологическая драма)


Каждый строит себе сам…

Время создания: май 2006


Контактная информация автора:

Пальшина Маргарита

Псевдоним: Марго Па


Тел. (926) 325 41 88

margopa@mail.ru

www.copy-writer.ru
© ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ:

св-во о регистрации в РАО № 10532 от 18.08.2006


НАТ. УЛИЦЫ МЕГАПОЛИСА ОСЕНЬ ДЕНЬ


Осенние солнечные лучи.

Панорама с птичьего полета на трассу - город в дымке выхлопных газов. Пока хватает взгляда – машины, машины, машины…

Городской шум, автомобильные нетерпеливые гудки…

НАТ. У ВХОДА В ГОРОДСКОЙ ПАРК ОСЕНЬ ДЕНЬ


Звук улицы: голоса людей, детский смех за кадром

Резко на проезжую часть выбегает мужчина. Крупный план летящей на камеру машины. Удар. Темнота.


Мальчик 7 лет (Макс), рвется к машине, кричит.

Женщина (его мать) резко хватает его за плечи, притягивает к себе.


Крупным планом - ее пальцы нервно закрывают глаза мальчику (впиваются) в попытке уберечь его от вида катастрофы.
Крупным планом - колесо машины, висок мужчины с выбившейся прядкой черных волос, струйка крови - с виска на асфальт.
Панорама от колеса на дорогу – ветер гонит вдаль красный воздушный шар. Звуки исчезают – мертвая тишина.

НАТ. ПОЛЕ ДОМ ВАДИМА ОСЕНЬ ДЕНЬ


Панорама на поле, вдалеке виднеется роща, старый деревянный дом.
Вариант 1 Съемки - Ощущение тревоги, предчувствия

Под окном дома – черное дерево, сильный порыв ветра треплет крону, гнет ветки.



Вариант 2 Съемки - Ощущение тревоги, предчувствия

Сильный порыв ветра (закадровый шум). Стучит незакрытая рама окна, звон, дрожание оконного стекла.

Из окна на поле смотрит Вадим, словно на произошедшую автокатастрофу.

ИНТ. ДОМ ВАДИМА ДЕНЬ


Крупным планом – руки читающего и раскрытая книга.

Надпись на книге: Хосе Луис Борхес. «Легенда».


Вадим читает книгу, он один в доме, звучит его голос за кадром.
ВАДИМ

(голос за кадром)

«После смерти Авель увидел Каина. Они шли по пустыне высокие, и видно их было издалека. Они сели на землю, развели костер и согрели себе еду. Молчали, как всякий уставший после долгого трудного дня. На небе зажглась одна, еще никем не названная звезда.

Каин сказал брату:

- Прости.

- Я не помню уже. Мы вместе опять. Кто кого убивал, брат?

- Вот теперь ты простил меня, Авель. Забыть - это значит простить. И я постараюсь не помнить.

- Да, мой брат. Лишь пока вспоминаешь – виновен»

ТИТРЫ:
Дом на усталость

(на фоне книги)


НАТ. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ СТАНЦИЯ ОСЕНЬ ДЕНЬ


Солнечный день, прозрачная синева небес.

Тихая станция в захолустье.


Камера опускается сверху-вниз: обшарпанная крыша вокзала, потрескавшиеся стены с облетевшей штукатуркой. Ощущение забытого богом места.
На перроне суетятся торговцы. Их голоса надрывно разносятся над перроном, растворяясь в поднебесье.

ТОРГОВЦЫ


Пи-и-во! Сигаре-е-е-ты! Соле-е-е-ная рыба!

Проводница выпускает Самостоятельную собаку из поезда.

ПРОВОДНИЦА

(собаке)

Твоя станция!

Пес одиноко трусит вдоль перрона, посматривая на торговцев. Крупно глаза собаки – волчьи.


Вадим стоит поодаль, наблюдая за суетой на перроне. Собака подходит к нему, молча садится рядом.
Из поезда выходят две блондинки, смеются, проходят мимо. Вадим мечтательно смотрит на окна вагона, откуда вышли блондинки, затем им вслед. Солнце играет бликами в белых волосах.

ВОСПОМИНАНИЯ ВАДИМА

ИНТ. СТАРАЯ ГОРОДСКАЯ КВАРТИРА ВАДИМА ПРИХОЖАЯ ДЕНЬ
Крупным планом: женская рука проводит по черному мужскому пальто, снимая с него белый длинный волос, затем та же рука поднимает с пола чемодан.

Вздох, скрип закрывающейся двери.


НАТ. ПОЕЗД ЛЕТО ДЕНЬ
Маленький Вадим (4-5 лет) с восторгом смотрит сквозь вагонное стекло. Неразборчивые голоса, веселый гомон, смех (как бы из-за спины ребенка).

НАТ. ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ СТАНЦИЯ ЛЕТО


Женщина (его мать) нерешительно сходит на перрон, беспомощно оглядывается по сторонам. Маленький Вадим выглядывает из двери вагона.

К вагону тут же подбегают торговцы, но, видя, что женщина с ребенком - с вещами, и покупать в дорогу ничего не собираются, бегут дальше по перрону. Они остаются одни.


Крупным планом: женская рука сжимает детскую ручку.
Панорама: Женщина и мальчик (Вадим) одиноко идут вдоль перрона.

Вдалеке за железнодорожными путями – огромное летнее зеленое поле. Поле окружает лес, поют птицы.


КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЙ

НАТ. ПОЛЕ ОСЕНЬ ДЕНЬ


Вадим (уже взрослый) одиноко шагает по полю к дому, подкидывая листья ногами. Чуть поодаль семенит Самостоятельная собака, провожает его домой.

Тишина, хруст опавших листьев под ногами.


ВАДИМ

(голос за кадром)

Я знаю, что все люди на свете делятся на две категории: те, что внутри, за вагонным стеклом, они спешат куда-то, у них интересная жизнь…

И тех, что снаружи. У нас есть только пиво и соленая рыба, и этот вечный перрон, и дом в захолустье, и каждый день похож на предыдущий. Бессмысленные дни, как эти опавшие листья под ногами.

И если кто-нибудь напишет про наш перрон, то обо мне и сказать будет нечего.

(смотрит на собаку)

Вот она – другое дело. У нее нет ни дома, ни хозяев, да, и билет на поезд ей не нужен. Самостоятельная, как те счастливцы за вагонным стеклом.

Правда моего дома в том, что он – умирает.

И я вместе с ним.

НАТ. МЕГАПОЛИС КЛАДБИЩЕ ОСЕНЬ ДЕНЬ


Яркий осенний день.

Макс сидит, склонившись над могилой отца.


Снова вспоминает сцену аварии: кровь на асфальте, скорая, суета, он (маленький) плачет, рвется к отцу, но не может пробиться за кольцо взрослых, окруживших бездыханное тело, рядом, из машины, шатаясь, выходит пьяный водитель …
Бесцеремонный звонок разрывает кладбищенскую тишину.
В ТРУБКЕ

Алло, привет!

Что там с контрактом на покупку 25 моделей Фольксваген? Они приехали перегонять машины, но не все документы предъявили…
МАКС

(растерянно)

Все нормально…

они все оплатили, могут забирать…


В ТРУБКЕ

Но ты все-таки заскочи на минутку, проконтролируй…


Макс резко поднимается, собираясь уходить, но останавливается на полпути, снова садится на корточки у могилы.
МАКС

(в пустоту)

Прости отец… если бы не я, не этот проклятый красный шар, все могло бы быть иначе. Но все случилось так, как случилось… Вот, живу… продаю оружие твоим убийцам

Уходит по тропинке между могилами. Черная земля под ногами резко контрастирует с яркой, солнечной осенней листвой.

НАТ. МЕГАПОЛИС ОСЕНЬ ДЕНЬ
Макс медленно идет по улице, заходит в магазин, покупает рулон обоев, выходит, снова шагает по улице (словно против течения), спешащие люди натыкаются на него, но он никого не видит.

ИНТ. КВАРТИРА МАКСА ДЕНЬ


Квартира: холостяцкая, одинокая, слишком просторная, пустая… Потеряв родителей, он избавился от старой мебели, от всех воспоминаний. Но обзаводиться новой – нет ни сил, ни желания. Купил самое необходимое: стол, кровать…

От родителей остался лишь огромный шкаф-антресоль, старой модной полировки, выбрасывать который одному слишком тяжело, а звать на помощь некого.

В квартире очень чисто. Макс старательно пытается избавиться от прошлого, он фанатично все чистит, протирает пыль, моет полы, клеит обои – запах прокисшего вина и незнакомых мужчин преследует его до сих пор.
Макс клеит обои, тщательно проводя рукой по стыкам бумаги, проверяя на прочность… (Клеит везде, кроме стены, которую закрывает антресоль)

Пятно на обоях от клея вызывает к жизни воспоминания о детстве.


ВОСПОМИНАНИЯ МАКСА
ИНТ. КВАРТИРА МАКСА ДЕНЬ
Макс (еще мальчишка) приходит из школы.

Открывая дверь в квартиру, спотыкается о тело неизвестного пьяного мужчины, валяющееся посреди коридора. Тот мычит что-то невнятное, переворачивается на другой бок. Макс, испуганно, перешагивает через него, проходит на кухню.


Его мать сидит за столом, уронив голову на руки. На грязном, в пятнах и подтеках вина, масла… столе – стоит почти пустая бутылка дешевой водки.
В квартире – неуютно. Грязь, пыль на антресолях, обои в пятнах, на полу что-то разлито и липнет к ногам.
МАКС

(жалобно)

Мам, я есть хочу…
МАТЬ

(тяжело поднимая голову)

Посмотри в холодильнике
МАКС

Но там ведь ничего нет…


МАТЬ

(равнодушно)

Ну, сходи к тете Любе

(смотрит мимо Макса

невидящим взглядом в стену)

Макс, проследив ее взгляд, поворачивает голову – на обоях грязное размытое пятно, как от вина.


Он медленно подходит к нему, прикасается.
СОН МАКСА
Он (маленький) барахтается в «нефтяном озере» - грязная темная вода, захлебывается, тонет…

ИНТ. КВАРТИРА МАКСА НОЧЬ


Просыпается, плача, бежит к матери.

Та, поднимаясь на постели, прижимает его к себе, плачет.


МАТЬ

Все будет хорошо, вот отдам долги, мы купим тебе новые ботинки, пойдем гулять в парк…

(бессвязные обещания)
Макс отстраняется от нее, молча смотрит ей в глаза, во взгляде - недоверие.
КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ

ИНТ. ДОМ ВАДИМА ВЕЧЕР


Горит камин.

Целая стена в доме – огромный книжный шкаф – библиотека.

Вадим протирает корешки книг, разбирает полки, часть книг ставит на пол. Медленно подходит к окну – там ночь, темно. Он мечтательно смотрит в глаза своему отражению, прижавшись лбом к оконному стеклу.
МЕЧТЫ ВАДИМА
Девушка с развевающимися по ветру, светлыми волосами бежит навстречу ему через поле, протягивая руки.

МЕЧТЫ прерываются резким стуком в дверь.


В комнату вваливается один из перронных торговцев.

ТОРГОВЕЦ

Чего оглох, что ли? Дров, говорю, дашь?
ВАДИМ

Да, нет у меня – последние поджег только что. Я каждое утро в лес рубить хожу, все какое-то занятие

(вздыхает)
ТОРГОВЕЦ

А книг у тебя сколько! Зачем тебе одному столько книг? Давай запалим ненужные, а?

ВАДИМ

Ненужных книг не бывает…



ТОРГОВЕЦ долго и со злобой смотрит на Вадима, на книги, на камин, мнется с ноги на ногу, затем направляется к двери

ТОРГОВЕЦ


(с угрозой)

Ну ладно, зайду еще!


Хлопает дверью, не попрощавшись.

ИНТ. КВАРТИРА МАКСА УТРО


Стук двери (из предыдущей сцены) как бы разбудил Макса.

Он резко открывает глаза: взгляд скользит по потолку, стене напротив – обои отклеились. Их падение создало шум, разбудивший Макса.

Он встает, со вздохом, поднимает их с пола, кладет на подоконник. Идет заваривать кофе на кухню.
Глядя в черную гущу в чашке, внезапно вспоминает сон о нефтяном озере.
СОН МАКСА отражается на кофейной поверхности.

Он тонет в нефтяном озере уже взрослый. Он до сих пор видит этот кошмар из детства.


Макс с отвращением ставит чашку на подоконник. Смотрит в окно. Осеннее, пасмурное утро, люди спешат к метро, дворник уныло подметает улицу.
МАКС

(сам себе)

Бегают, суетятся… Ради чего?

(смотрит на высокий шпиль административного здания)

До счастья пытаются дотянуться?

Чтоб побольнее падать было?

Все, чему я научился в жизни – это терять.

Хватит, я и так уже отдал им все, что имел! Уехать бы куда-нибудь подальше отсюда, где никому ничего не должен, смотреть, как солнце садится за лес…

Неужели я еще не устал, не заслужил дом …

на усталость?

НАТ. МЕГАПОЛИС МЕТРО ДЕНЬ
Под сводами переходов сквозь шум метро разливается музыка: грустный, ностальгический саксофон.

Макс идет по переходу. У стены лежит Самостоятельная собака – одна, между лапами – шапка для подаяний, дремлет.

Макс, усмехаясь, кидает ей в шапку мелочь из кармана. На секунду собака открывает глаза – прозрачные, волчьи.

Тишина на секунду встречи взглядом с собакой, затем снова саксофон и гул метро. Макс быстро отворачивается от нее.


У противоположной стены: человек продает воздушные шары. Мимо проходит семья – мама, папа, маленький мальчик, покупают ребенку красный шар. Макс заворожено смотрит на них. Они скрываются из виду.
Макс, стряхнув оцепенение, разворачивается и бросается за ними. Забегает за ними в вагон, насильно разжимая, закрывшиеся было двери.

В вагоне они садятся друг напротив друга. Отец семейства обнимает супругу, они смеются, что-то обсуждают негромко, мальчик разглядывает свой воздушный шар.

Макс, не отрываясь, смотрит на него: мальчик поднимает глаза на Макса – в нем Макс узнает себя в 7 лет.

ВОСПОМИНАНИЯ МАКСА


Обрывками образов - жизнь Макса до сегодняшнего момента.
Максу – 7 лет

НАТ. ПАРК ОСЕНЬ ДЕНЬ


На празднично украшенной арке у входа в парк – надпись

«1–е сентября»


Макс с матерью и отцом, держась за руки, выходят из парка. Солнце бликами отражается в белом золоте ее волос, как в зеркале. Отец смеется, громко и воодушевленно что-то рассказывает.
Клоун у выхода из парка продает разноцветные шары, и самые яркие – красные.

Макс просит красный, ему покупают.


Ветер уносит одинокий красный шар вдаль по дороге.

Максу - 12 лет

ИНТ. КВАРТИРА МАКСА НОЧЬ
Макс стоит в дверях ванной комнаты – смотрит в ванную – она полна крови. Мать лежит в ванной – белая, без движения – вскрыла вены.
Санитары выносят мать Макса из ванной на руках, кладут на носилки, Макса обнимает чужая женщина – соседка, плачет, успокаивает, как умеет.
СОСЕДКА

(Максу)


Не плачь, держись, будь мужчиной! Я буду помогать, чем смогу

(рыдает в голос)

Господи! Никого у ребенка не осталось!

МАКС


(стиснув зубы)

Я не плачу, я привык

(пристально смотрит ей в глаза, решительно)

Только не сдавайте меня в детдом! Я справлюсь сам


Соседка смотрит в его совсем уже не детские глаза, кивает, горько качает головой.

Макс проходит в ванную, спускает воду, включает душ, смывает следы крови


Переход душ – шланг с водой, квартира - автосалон
Максу 16 лет

ИНТ. АВСТОСАЛОН ДЕНЬ


Он шлангом моет машину, входит менеджер салона.
МЕНЕДЖЕР

Поторапливайся, машина должна быть готова к вечеру!


Максу 25 лет
Та же сцена, но наоборот, он – менеджер, уже приказывает другому мальчишке.

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ


НАТ. МЕГАПОЛИС ПРИВОКЗАЛЬНАЯ ПЛОЩАДЬ ДЕНЬ
Вадим с рюкзаком за плечами выходит из здания вокзала, с удивлением смотрит вверх на высотные здания, на спешащих людей – жизнь мегаполиса завораживает его.
ГОЛОС ИЗ МИКРОФОНА

НАД ПЛОЩАДЬЮ

Для гостей нашей столицы предлагаем обзорную экскурсию по городу!
Вадим останавливается, задумывается.
ВАДИМ

(себе под нос,

направляясь

в автобус)

Хоть осмотрюсь здесь,

для начала

ИНТ. АВТОБУС ОСЕНЬ ДЕНЬ
Вадим заходит в автобус.

В автобусе на первых сиденьях – семья, за которой шел Макс. Позади них – он сам, сидит, отвернувшись, смотрит в окно.


ВАДИМ

(подходит к Максу)

Свободно?
МАКС

(поворачиваясь, поднимая голову)

Свободно.
Вадим замирает, долго смотрит на него, не спеша садиться.
МАКС

(в замешательстве)

Что-то не так? Что вы так смотрите?

ВАДИМ


(вежливо улыбаясь)

Все в порядке, не волнуйтесь! Просто мне вдруг показалось, что мы так похожи!

(смущенно, замявшись, разглядывая дорогой костюм Макса)

Вернее, мне бы хотелось быть таким, как вы…

(вздыхает, опуская глаза на свои потертые брюки)
МАКС

(усмехается)

Да?

(снова отворачивается к окну)


Вадим садится рядом. Автобус трогается. Гид начинает рассказывать о столице.
Мальчишка с красным шаром выглядывает в проем между сидений, смотрит на Макса, улыбается, прячется. Снова выглядывает, снова прячется, словно играет в игру.

Макс начинает улыбаться ему в ответ, словно оттаивает, отходит от своего презрения к миру и отчужденности.


ВАДИМ

(наблюдая происходящее)

Какой хорошенький мальчишка! Это ваши родные?

МАКС


(резко мрачнеет, задумывается на секунду, потом вполголоса Вадиму)

Да, родные… Приехали в столицу на выходные. Вот, выгуливаю, показываю достопримечательности.


ВАДИМ

(мечтательно глядя в окно, вплотную прижимаясь к Максу)

Вы, наверно, и не цените, что живете здесь? Такой красивый город, дома! Здесь просто все дышит историей!
МАКС

(насмешливо глядя на Вадима, мрачно)

Не знаю, кто или что здесь дышит. Воздух отравлен
Вадим в нерешительности замолкает. Повисает молчание.
Автобус несется по улицам мегаполиса. Гид рассказывает о достопримечательностях. Подъезжают к парку, где произошла авария.
Мальчишка снова выглядывает из-за спинки сиденья, Макс пытается протянуть ему руку в проем.
Но родители мальчика решают выйти у парка, погулять.

Семья поднимается, просят водителя остановить где-нибудь.


Водитель останавливает на противоположной стороне улицы.
МАКС

(пытаясь их остановить,

громко)

Нет, подождите! Здесь невозможно перейти, очень сильное движение, и нет подземного перехода!



(водителю)

Люди деньги заплатили

за вашу экскурсию, Вы что,

не можете подъехать прямо к парку?


ВОДИТЕЛЬ

Ладно, не шуми, сейчас развернусь и подъеду…


Мама что-то шепчет на ухо мальчишке, тот кивает, подбегает к Максу и протягивает ему свой красный шар, Макс берет в руки шар и грустно улыбается в ответ.
Семья выходит, Макс с тоской смотрит им вслед. Они направляются в парк. Отец и мать держат мальчишку за руки с двух сторон – счастливая семья, такая же, как была когда-то у него самого.

Автобус отъезжает. Макс, отвернувшись от Вадима, продолжает стеклянным взглядом смотреть в окно, крутит в руках нитку шарика, шарик дергается в воздухе.

ВАДИМ

(осторожно)



Это ведь не ваша семья, да?

(пытаясь заглянуть ему в лицо)

Вам плохо?

(размышляя)

Они просто похожи на ваших родных, да? Вы тоскуете по ним?

Макс нервно и резко встает, перешагивает через Вадима, зло кричит водителю остановить автобус. Выбегает из автобуса. Вадим выходит за ним.


Макс в сердцах отпускает шар, шар взмывает в воздух (теперь шары надувают теплым паром и они летят вверх, а не на мостовую, как в детстве Макса)

Макс останавливается, провожает глазами шар, потом резким шагом устремляется вдаль по улице. Вадим идет за ним.


ВАДИМ

Подождите!


МАКС

(останавливается, поворачивается, кричит – почти в бешенстве)

Что тебе надо от меня? Да! Была у меня семья! Была, а теперь нет! Доволен? Все, проваливай! И не стоит меня жалеть – не нуждаюсь!
ВАДИМ

(решительно и спокойно)

А я читал, что люди должны помогать друг другу. Я не уйду, пока не увижу, что вам полегчало.
МАКС

(нервно смеется)

Читал? Это в Библии что ли? Да мне за всю жизнь всего один человек и помог – соседка по лестничной клетке – еду оставляла под дверью, чтоб я с голоду не подох. Помогать! Ты откуда вообще приехал? Где такое волшебное место, чтоб все друг друга любили?
ВАДИМ

Просто, я знаю, что такое потерять близкого человека.


Макс остывает, оглядывается по сторонам, молча садится на бордюр (или скамейку) на улице, достает сигареты, протягивает Вадиму. Тот закуривает, кашляет. Макс, чуть усмехнувшись, смотрит на него, отворачивается. Молча курят на скамейке.

МАКС


(протягивая руку)

Макс
ВАДИМ

(протягивая свою)

Вадим


НАТ. МЕГАПОЛИС ОСЕНЬ ВЕЧЕР
Макс и Вадим идут вдоль набережной, разговаривают. Равнодушно садится солнце, отражаясь дорожкой Мунка в воде канала, превращая окна домов в сияющие розовые витражи.
МАКС

Ты сюда насовсем приехал или так, подработать?


ВАДИМ

Не знаю, если город примет, то насовсем. Мама умерла, дом опустел. Одиноко там… Все, кто смог, уже давно уехали, остальные торгуют на перроне… Раньше семья одна к нам приезжала отдыхать на лето, на их деньги и жили потом всю зиму. Но в это лето они не вернулись, - дети выросли, незачем стало. Вот, картошку сажаю…

Я, как будто, собственную жизнь съедаю там, вместе с картошкой!
МАКС

Понятно, там всю картошку съел – сюда подался…


Вадим укоризненно смотрит на него.

МАКС


(осекшись, со вздохом)

Да ладно, у меня тоже – мама…


Долго, задумчиво смотрит на воду. Молчат.
МАКС

У тебя, что, больше никого не осталось из близких?

ВАДИМ

(качает головой)



Отец, вроде, здесь, в Москве, мама ему писала, давно, но ни разу не получила ответа.

Может, переехал… Да, и не нужен я ему, наверно…

Макс продолжает смотреть на воду, напряженно думая о чем-то, словно ищет в темной воде канала ответы на несуществующие вопросы. Вода – бурая, грязная, с примесями бензина, так похожа на «нефтяное озеро» его кошмаров.
МАКС

(равнодушно, сам с собой)

Никто никому не нужен.

Мне мать вообще говорила:

В детях мы видим отражение нашей смерти

(через паузу)

Дом, говоришь, на станции в захолустье… Большой?
ВАДИМ

(мечтательно)

Да, большой… Места у нас красивые: леса, поле рядом с домом. Зимой только тоскливо: все время ветер воет в старых трубах.
МАКС

Так чего уехал? Сажал бы себе дальше картошку. Здесь, думаешь, легко живется?


ВАДИМ

Сон я вижу постоянно: женщина стоит на краю поля и зовет меня…

А за полем как раз железнодорожная станция. Я и решил, что она – здесь, в мегаполисе
МАКС

(усмехнувшись)

Женщина?

(задумывается)

Ты говоришь, мы похожи…

(внимательно всматривается в лицо Вадима)

Махнемся не глядя?
Вадим удивленно смотрит на него. Макс поворачивается и быстрым шагом идет вперед, Вадим старается идти рядом.

Макс на ходу рассказывает, жестикулируя.


МАКС

Устал я здесь быть, ничего не чувствую. Как нефтяное озеро. Сквозь пленку воздух не проходит. Кошмары – с детства снятся. Просто, я и есть это озеро, я задыхаюсь здесь, понимаешь?

Раньше цель была – матери деньги нужны были, а сейчас…

(останавливается на ходу)

Существует, наверно, предел усталости.

Все равно не живем оба: ты тишины не выносишь, я не могу больше на них работать, оборвалось что-то внутри.

А так шанс будет попробовать выжить и тебе, и мне.

(поворачиваясь к Вадиму)

Ну, что скажешь?

Вадим удивленно пожимает плечами в ответ.


ИНТ. ПАРИКМАХЕРСКАЯ ВЕЧЕР


Макс и Вадим заходят в зал, Макс решительно направляется к девушке-парикмахеру.
МАКС

(подталкивая Вадима

к креслу,

девушке-парикмахеру)

Девушка, Вы можете из него сделать меня?
ДЕВУШКА-ПАРИКМАХЕР

Зачем? У него овал лица другой. А вдруг не пойдет?


МАКС

(улыбаясь,

подмигивая девушке)

Ну, вот и сделайте ему мой овал, ну поколдуйте, вы ж умеете! А то познакомились с близняшками, а им братьев-близнецов подавай!

Девушка, усаживает Вадима в кресло, накидывает ему на плечи полотенце.

ДЕВУШКА-ПАРИКМАХЕР

(Вадиму)

А вы мне больше нравитесь, правда, ваш друг моднее


Вадима стригут, бреют, Макс листает журнал, сидя в кресле.
Наконец, выходит свежевыбритый и постриженный по-столичному, сияющий Вадим, смущенно улыбается.

На крупных планах, когда они переглядываются, становится заметно: они действительно очень похожи.


следующая страница >>



Большая часть политиков, увы, ублюдки не от рождения, а по призванию. Кэтрин Уайтхорн
ещё >>