Сборник научных статей I под ред. А. П. Гуськовой. Оренбург: Издательский центр огау, 2003. 216 с - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сборник научных трудов / Под ред. Н. В. Ревякиной. Иваново, 2003. 1 214.39kb.
Сборник научных трудов Выпуск 5 Издательский центр 1 72.64kb.
К вопросу о реформе предварительного расследования в связи с созданием... 1 108.75kb.
Книга Сборник научных трудов под ред. Ю. Ф. Кирюшина и А. А. 1 138.54kb.
Сборник научных статей Петрозаводск Издательство Петрозаводского... 8 1555.28kb.
Сборник статей /Под ред. Боголюбова С. А., Мининой Е. Л. ИзиСП, 2012 1 195.43kb.
Художественное образование в современном мире 13 2522.9kb.
Белорусское общественное объединение преподавателей русского языка... 19 3532.93kb.
Сборник научных трудов. Т. 2 / Под ред. Л. В. Бармашовой. Вязьма... 18 2627.58kb.
Сборник статей. Под ред. С. И. Дудника. Спб.: Санкт-Петербургское... 1 266.16kb.
Психология одаренности детей и подростков/ Под ред. Н. С. Лейтеса. 23 5162.69kb.
План: Взаимосвязь обменов веществ 1 260.16kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сборник научных статей I под ред. А. П. Гуськовой. Оренбург: Издательский центр огау - страница №1/1



ОПУБЛИКОВАНО:

Новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в действии: Сборник научных статей I Под ред. А.П. Гуськовой. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2003. - 216 с.


ISBN 5-88838-208-6


НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПОНЯТИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО В СОВРЕМЕННОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

И.В. Жеребятьев,

аспирант кафедры уголовного процесса ЮФ ОГУ

На сегодняшний день потерпевший является объектом изу­чения многих юридических дисциплин: уголовного процесса, уго­ловного права, криминологии, судебной психологии и т.д., но каждой из них он интересен в различной степени.

Изучение личности пострадавшего от преступления, а за­тем - и потерпевшего в уголовном судопроизводстве является актуальным на всем протяжении существования общества. Являясь ключевой фигурой уголовного процесса, потерпевший неиз­менно привлекал и привлекает к себе внимание ученых-процес­суалистов. На выяснении понятия потерпевшего в свое время останавливались такие видные дореволюционные ученые, как И.Я. Фойницкий, Л.Я. Таубер и др.


130

Заметный перелом произошел во времена советской власти. В юридической литературе того времени мало уделялось внима­ния исследованию личности потерпевшего в уголовном процес­се. О потерпевшем писалось в основном как о субъекте дел част­ного обвинения и как о субъекте гражданского иска. Связано это было с огосударствлением всех общественных отношений, об­щим тоталитарным подавлением интересов личности, приняти­ем государством на себя обязательств по борьбе с преступнос­тью.

Новый толчок к исследованию личности потерпевшего про­изошел в связи с принятием Основ уголовного судопроизвод­ства СССР 1958 г., а затем - и УПК РСФСР 1960 г. Большой вклад в изучение личности потерпевшего в уголовном процессе внесли такие видные ученые-процессуалисты, как М.С. Строго­вич, М.А. Чельцов, В.М. Савицкий, И.И. Потеружа, Р.Д. Раху­нов, А. Ратинов и др.

Тем не менее, проблема понятия потерпевшего в уголовно- процессуальном смысле до настоящего времени ни в науке уго­ловного процесса, ни в новом УПК РФ окончательно так и нерешена.

Потерпевший, согласно ст. 42 УПК РФ, это - физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имуще­ственный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой ре­путации. Как видим, это определение потерпевшего существен­но отличается от определения, которое было дано в ст. 53 УПК РСФСР. В нем, как можно отметить, имеются как положитель­ные стороны, так и определенные недостатки.

Первое. Положительным моментом можно считать прямое указание законодателя на то, что потерпевшим может быть при­знано юридическое лицо. По этому поводу в научной юридичес­кой литературе уже давно шла дискуссия. Одни авторы1 считали, что потерпевшим может быть только физическое лицо, гражда­нин, другие2 - что потерпевшим от преступления могут быть и юридические лица. Такая позиция законодателя, как представ­ляется, заслуживает одобрения. Признание юридического лица потерпевшим наделяет его гораздо большим объемом прав, чем если бы оно было признано только гражданским истцом, и, сле­довательно, большими возможностями защиты своих интересов. Тем не менее, если исходить из общепринятой в настоящее вре­мя в научной литературе точки зрения о том, что понятие потер- 131

певшего является в большей степени уголовно-правовым, нежели уголовно-процессуальным, то это ставит перед нами следующую существенную проблему.

В соответствии с положениями ст. 19 УК РФ, уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее установленного УК РФ возраста. Исходя из этого, возникает вопрос: кто, представитель потерпевшего, в качестве которого выступает юридическое лицо, или руководитель этого юридического лица, будет нести уголовную ответственность, предусмотренную ч. 7 ст. 42 УПК РФ (ст.ст. 307, 308 и 310 УК РФ)? Ведь ч. 9 ст. 42 УПК РФ упоминает, что «в случае призна­ния потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель». Как видим, нет ни слова об осуществлении пред­ставителем потерпевшего - юридического лица обязанностей и несения им бремени ответственности.3 Кроме того, кого под­вергать принудительному приводу в случае неявки потерпевше­го без уважительных причин (ч. 6 ст. 42 УПК РФ), если руково­дитель по каким-либо причинам не назначил представителя? Ведь совершенно абсурдным представляется выписывать поста­новление (определение) о производстве принудительного при­вода на какое-либо абстрактное лицо, не участвующее в про­цессе в качестве представителя потерпевшего и в отношении которого не вынесено постановление (определение) о призна­нии таковым.

Как нам думается, данную проблему можно разрешить сле­дующим образом: во-первых, следует изменить ч. 9 ст. 42 УПК РФ и закрепить в ней, что представителем потерпевшего, в каче­стве которого выступает юридическое лицо, должен выступать только его руководитель. Кроме того, мы считаем, что необходи­мо дополнить ч.ч. 8 - 10 ст. 42 УПК РФ положениями о том, что представителям (близким родственникам) потерпевшего пере­ходят не только его права, но и обязанности, предусмотренные нормами УПК РФ.

Еще одна существенная и нерешенная законодателем в но­вом УПК проблема заключается в наличии или отсутствии про­цессуальной фигуры потерпевшего в тех случаях, когда пре­ступление по независящим от виновного обстоятельствам не было доведено до конца и преступный результат не наступил (напри­мер, при покушении на преступление). Некоторые авторы счита­ют, что в таком случае не может быть и речи об активном участии потерпевшего и его заинтересованности в изобличении и

132




наказании виновного.4 Иной точки зрения придерживаются И.Я. Фойницкий5 и М.С. Строгович.6

Действительно, данный вывод соответствует грамматическому толкованию ст. 42 УПК РФ,7 но противоречит ее логическому и систематическому толкованиям. Учитывая интересы потерпевшего, его участие в уголовном судопроизводстве в каче­стве равноправной стороны процесса обязательно не только при оконченном преступлении, но и когда преступное деяние не было доведено до конца по не зависящим от виновного обстоятель­ствам. В данном случае прав Я.О. Мотовиловкер, который указы­вал, что считать иначе означало бы исключить возможности воз­буждения дел частно-публичного обвинения при неоконченном преступлении и, следовательно, возможность уголовного пре­следования виновных лиц по данной категории дел.8

Следует отметить, что этот вопрос положительно решался в п. 1 ст. 73 проекта УПК РФ, подготовленного в Государственно-правовом управлении Президента РФ.9 Думается, что подобное решение проблемы во многом облегчило бы как теоретическое понимание процессуальной фигуры потерпевшего, так и при­знание лица потерпевшим на практике.

Последнее, на чем хотелось бы заострить внимание, - это определение момента, с которого было бы целесообразно вклю­чать процессуальную фигуру потерпевшего в производство по уго­ловному делу. Правильной можно считать точку зрения авторов,10 считающих, что очень важным является то, чтобы лицо призна­валось потерпевшим одновременно с возбуждением уголовного дела. Действительно, только после признания потерпевшим по уголовному делу лицо получает комплекс прав и обязанностей, установленных нормами УПК РФ. Поэтому промедление с выне­сением следователем (дознавателем, прокурором) постановле­ния о признании лица потерпевшим может повлечь существен­ное нарушение таких прав потерпевшего, как, например, право знать о предъявленном обвиняемому обвинении; давать показа­ния; представлять доказательства; участвовать в следственных действиях, производимых по его ходатайству или по ходатайству его представителя; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его, участием, и подавать на них за­ замечания; ходатайствовать о применении мер безопасности в со­ответствии с ч.3 ст. 131 УПК РФ и др.

Однако такая точка зрения требует некоторой оговорки. Исходя из материалов следственной практики, видно, что не 133

всегда лицо можно признать потерпевшим на стадии возбужде­ния уголовного дела либо такое признание будет нецелесообраз­ным. Это может быть в силу ряда причин: органам предваритель­ного расследования на момент возбуждения уголовного дела не известно лицо, которому мог бы быть причинен вред преступным деянием; между преступным деянием и наступившим вредом может отсутствовать причинная связь; в ходе проведения предвари­тельного следствия или дознания выясняются обстоятельства исключающие преступность деяния, что, следовательно, ведет к лишению оснований для признания потерпевшим (например, необходимая оборона, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение при­каза или распоряжения) и т.д.

Следует отметить, что в уголовно-процессуальном законодательстве некоторых стран СНГ этот вопрос решается, на наш взгляд, достаточно просто и эффективно. Так, например, ч.ч. 2 и 3 ст. 49 УПК Республики Беларусь11 гласят: «2. Если при воз­буждении уголовного дела основания для признания лица по­терпевшим отсутствуют, указанное решение принимается не­ медленно по установлении таких оснований. 3. Если после при­знания лица потерпевшим будет установлено отсутствие оснований для его пребывания в положении потерпевшего, орган, ведущий уголовный процесс, своим мотивированным постанов­лением (определением) прекращает участие данного лица в уго­ловном процессе в качестве потерпевшего». Мы считаем, что подобный опыт можно с успехом применять как в уголовно­ процессуальном законодательстве нашей страны,12 так и работ­никам органов предварительного расследования. Это позволит, с одной стороны, не допустить искусственного расширения или сужения круга потерпевших, а с другой - даст реальную воз­можность защитить законные права и интересы потерпевших в уголовном процессе.

Изложенное позволяет сделать вывод, что понятие потер­певшего, данное в ч. 1 ст. 42 УПК РФ, является в настоящее время достаточно дискуссионным и требует серьезной дальней­шей проработки как в науке уголовного процесса, так и в прак­тической деятельности следственно-судебных органов.

134



Примечания

1. См., например: Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в совет­ском уголовном процессе. - М.: Госюриздат, 1963. - С. 5 - 6; Уголовный процесс / Под ред. проф. Чельцова М.А. - М.: Юридическая лите­ратура, 1969. - С. 83.

2. См., например: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. II. - СПб.: Альфа, 1996. - С. 21 - 22; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. - М., 1968. - С. 253, 256.

3. Такая же проблема усматривается и в ч.ч. 8 и 10 ст. 42 УПК РФ.

4. См., например: Савицкий В.М., Потеружа И.И. Указ. соч. - С. 8 - 9; Дубривный В.А. Потерпевший на предварительном следствии. - Сара­тов, 1966. - С. 22.

5. «Потерпевшими признаются все лица, которые понесли от преступле­ния какой-либо вред... наличный или только юридически возможный (вы­делено нами)» (Фойницкий И.Я. Указ. соч. - С. 21).

6. «Поэтому следует положительно решить вопрос о допущении гражда­нина к участию в деле в качестве потерпевшего в случаях, когда про­изошло покушение на преступление, не причинившее физического или иму­щественного вреда (выделено нами)» (Строгович М.С. Указ. соч. - С. 257).

7. А также соответствующих статей Устава уголовного судопроизводства 1864 г., Основ уголовного судопроизводства СССР 1958 г. и УПКРСФСР 1961 г.

8. Мотовиловкер Я.О. Понятие потерпевшего в советском уголовном про­цессе // Правоведение. - 1969. - № 3. - С. 123.

9. «Потерпевшим признается также физическое лицо, которому... вред мог бы быть непосредственно причинен, если бы совершение запрещенного уголовным законом деяние было окончено (выделено нами) // Проект УПК РФ. Часть общая // Российская юстиция. - 1994. - № 9. - С. 33.

10. См., например: Волосова Н.Ю. Потерпевший в уголовном процессе. Его процессуальное положение: Учебное пособие / Под ред. А.П. Гуськовой. - Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 1998. - С. 24.

11. УПК Республики Беларусь. Принят Палатой представителей 24.06.1999 г. Одобрен Советом Республики 30.06.1999 г. Введен в действие с 01.01.2001 г. // Ведомости Национального собрания Республики Бела­русь. - 1999. № 28 - 29. - Ст. 433.

12. Похожую позицию, кстати, предлагали разработчики указанного Проекта УПК в ч. 3 той же ст. 73: «В случае, если после признания лица потерпевшим будет установлено отсутствие оснований для пребывания лица в положении потерпевшего, орган, ведущий уголовный процесс, своим мотивированным решением прекращает участие лица в процес­се в качестве потерпевшего».

135




'" "'"







Брак — пожизненная кара за любовь. Рената Шуман-Фикус
ещё >>