Русский Newsweek” - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Русский Newsweek» 1 93.46kb.
"Русский Newsweek", 16. 03. 2009) Милость к падшим и к заштопанным 1 60.13kb.
4. 3 Программно-методическое обеспечение образовательного процесса... 1 189.56kb.
Русский язык. Откуда он родом? 11 920.15kb.
Философский смысл русского алфавита 1 51.73kb.
Матрусова Александра Николаевна кандидат филологических наук 1 52.68kb.
Киянова ольга Николаевна Заведующая кафедрой 1 26.97kb.
Конкурс молодых дизайнеров «Русский Силуэт» о фонде Благотворительный... 1 33.29kb.
Русский русский содержание 1 293.37kb.
Русский Татарча English 1 32.03kb.
Программа 1: «Русский язык и культура» Время проведения: 4-22 августа... 5 615.92kb.
Ес и Молдова: туманные перспективы и явные недочеты 1 144.11kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Русский Newsweek” - страница №1/1

Русский Newsweek.-2009.-№50.-C.47-49.
Курды не клюют
Анкара пытается помириться с курдами

и остановить кровопролитие, которое длится уже 25 лет.

Но турки и курды против миротворческой, инициативы властей
ЕЛЕНА ЧЕРНЕНКО,

АДЕМ ДЕМИР
Семнадцатилетний Баран ушел из дома, оставив родителям за­писку: «Моя батарейка сдохла. Не волнуйтесь, иду к друзьям». С собой он взял удостоверение личности, две фотографии семьи и сви­тер, который связала его девушка. Это было в мае, и с тех пор в родном Диярбакыре, населенном курдами городе на юго-востоке Турции, Барана никто не видел. Лишь через неделю в кустах рядом с до­мом нашли его мобильный телефон.

Родители в полицию обращаться не стали. Они и так понимали, что Баран ушел в Кандиль—труднодоступную мест­ность на севере Ирака, где находится база запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК). Ответ представителя партии на запрос Newsweek подтвердил их предположения: Баран и еще сотня новобранцев проходят спецподготовку в одном из лагерей РПК. Там ему дали но­вое имя — Мирза Амед Сизе. Скоро из Мирзы сделают борца за независимость Курдистана, и он будет отстаивать права живущих в Турции курдов с автоматом в руках. За 25 лет жертвами этой борьбы стали более 40 ООО человек.

Уходить в горы, возможно, и не при­шлось бы, подожди Баран еще месяца два. В конце июля правительство Реджепа Тайипа Эрдогана объявило о запуске «Курдской инициативы». Это серия демократических преобразований, при­званных подправить ситуацию с правами курдов и положить конец их многолетней вражде с турецкими властями.

Сторонники премьера и его Партии справедливости и развития (ПСР) назы­вают инициативу революционной. А его противники разделились на два лагеря: одни считают реформу слишком радикальной, а другие, наоборот, косметиче­ской. И первые, и вторые говорят, что эти меры не заставят боевиков из РПК сложить оружие. В таком случае, как счи­тают турецкие политологи, партия Эрдо­гана проиграет следующие выборы, кото­рые пройдут в 2012 году.

Рейтинг ПСР стал падать, как раз когда было объявлено о начале преобразова­ний. Теперь партии власти остается толь­ко идти до конца. Оппозиция опасается, что ПСР решится даже на изменение конституции и в итоге предаст идеи отца-ос­нователя Турции Кемаля Агатюрка.
НОЛЬ ПРОБЛЕМ С СОСЕДЯМИ
Детали реформы стали известны в сере­дине ноября на парламентских слушани­ях. Курирующий инициативу глава МВД Бешир Аталай заверил депутатов, что ав­тономию курдам предоставлять не будут и все нововведения коснутся только гу­манитарной сферы. Программа все рав­но получилась обширная: снять ограни­чения на использование курдского язы­ка в СМИ, разрешить говорить на нем во время политических акций и в тюрьмах, ввести факультативы по языку в школах и вузах, вернуть курдские названия пере­именованным селам и установить указа­тели на двух языках. Обсуждается также амнистия членам РПК, не запятнавшим себя кровью, и репатриация беженцев.

Разрешение «курдского вопроса» поз­волило бы Эрдогану не только избавиться от главной внутриполитической пробле­мы, но и получить дивиденды извне. ПСР мечтает о вступлении Турции в Евросоюз и уже семь лет с переменным успехом про­водит политику «ноль проблем с соседя­ми». В последнее время турки явно акти­визировались: они мирятся с армянами, ведут переговоры по оккупированному Северному Кипру, а теперь дело дошло и до курдов. ЕС даже похвалил последнюю инициативу премьера. «Турция проде­монстрировала усилия в проведении по­литических реформ», — заявил еврокомиссар по расширению Олли Рен. И доба­вил: «От этой динамики зависит прогресс в переговорах о вступлении [в ЕС]».

Мир с курдами выгоден Анкаре и в эко­номическом плане. Если бы турки могли гарантировать безопасность в регионах с курдским населением (юго-восток Тур­ции и Северный Ирак), то конкурирующий с российским «Южным потоком» газопровод Nabucco можно было бы на­полнять и иракским газом. Турция, по­нятно, получала бы больше денег за тран­зит. На официальном сайте проекта этот маршрут уже обозначен пунктиром. Но пока там обосновалась Рабочая партия Курдистана, тянуть из Ирака трубу небе­зопасно.

Курдские повстанцы дорого обходятся Турции. Как заявили недавно представи­тели ПСР, за 25 лет на борьбу с ними было потрачено $300 млрд. Анкара наде­ется, что «Курдская инициатива» сделает рядовых курдов менее восприимчивыми к пропаганде РПК. В этом заинтересова­ны и США. Когда этот номер сдавался в печать, Эрдоган готовился к визиту в Ва­шингтон. Подход администрации Обамы отображен в докладе «Предупреждение конфликта в Курдистане», подготовленном по заказу Белого дома. Его главная мысль: когда американцы уйдут из Ира­ка в 2011 году, курдские сепаратисты из РПК уже должны быть разоружены.


РАЗУЧИЛИСЬ ЖИТЬ ВМЕСТЕ
Но на ноябрьских парламентских слуша­ниях миротворческая инициатива Эрдогана вызвала шквал критики. Лидер На­родно-республиканской партии Дениз Байкал сказал, что меры не помогут «искоренить курдский терроризм», да и во­обще они— «театр для Евросоюза». Гла­ва Партии националистического дейст­вия Девлет Бахчели назвал реформистов предателями. Он уверен, что их предло­жения угрожают целостности Турецкой Республики, так как потакают требова­ниям сепаратистки настроенного нац­меньшинства. «Это насмешка над здра­вым смыслом турецкого народа», — доба­вил его однопартиец Мехмет Шандыр.

Депутатам от легальной прокурдской Партии демократического общества (ПДО) реформа тоже не понравилась. Им она кажется половинчатой. Курдские по­литики требуют изменения конституции, в частности 42-й и 66-й статей, которые называют шовинистическими. Первая за­прещает преподавание в школах на любом языке, кроме турецкого. Согласно второй, турками считаются все, кто связан узами гражданства с турецким государством. Фактически это означает, что Турция не признает существование национальных меньшинств на своей территории.

Пока власти не готовы менять консти­туцию, но глава МВД Бешир Аталай не исключает, что в будущем это все-таки произойдет. «Наш народ заслуживает де­мократическую и плюралистическую конституцию», — говорит он. Консерва­тивная оппозиция видит в этом подрыв идей первого президента Турции Кемаля Ататюрка, который проповедовал нацио­нализм и тюркизацию меньшинств.

Большинство турок солидарны с оппо­зицией. Осторожные послабления в рам­ках «Курдской инициативы» кажутся им потенциально опасными. По данным но­ябрьского опроса, против реформы выступает 51% населения страны, за—35%.

«Стороны не доверяют друг другу,— го­ворит один из лидеров ПДО Селахаттин Демирташ. — Курды вспоминают о годах репрессий и говорят, что за три месяца проблему не решить. Турки боятся, что, если курдам предоставят больше прав, они потребуют независимости». Гюльтен Кая, вдова Ахмета Кая, курдского певца, эмигрировавшего во Францию из-за пре­следований на родине, добавляет: «За прошедшие годы турки и курды разучи­лись жить вместе. Предложенные рефор­мы не решат проблему, но могут усугу­бить ее».

В конце ноября, прочувствовав эти на­строения, IICP решила начать в регионах масштабную разъяснительную кампа­нию. В ней участвует и премьер. Свое не­давнее выступление перед жителями города Малатья Эрдоган начал со слов о «губительном влиянии замороженных конфликтов». «Мы готовы лишиться ка­бинетов и званий, — заявил он. — Единст­венное, чего мы добиваемся, — это чтобы не лилась кровь наших солдат».


ЖЕСТ ДОБРОЙ ВОЛИ
«Мой брат — солдат. А если они вдруг встретятся? Они могут убить друг дру­га!»— плачет Зийнет, мать новобранца Барана. Она не может поверить, что сын присоединился к повстанцам, и не пони­мает, почему он так поступил. Обычно в горы уходят парни из бедных семей. Те, у кого нет образования и перспектив.

Семья Барана по местным меркам счи­тается обеспеченной. Его отец Абдулла Демирбаш — глава одного из муници­пальных районов округа Диярбакыр. Ба­ран учился в одной из лучших школ горо­да, участвовал в театральной самоде­ятельности, интересовался курдской му­зыкой и философией. «У него были хорошие оценки. Много друзей, девушка. На что ему сдались эти горы?» — разво­дит руками его мать.

Абдулла Демирбаш знает ответ на этот вопрос, но боится навлечь на себя гнев жены. Он уверен, что сын ушел к боеви­кам, увидев на примере своего отца, как ущемляются права курдов в Турции. За последние пять лет против Демирбаша-старшего было подано 23 судебных иска. Его обвиняют в употреблении запрещен­ного курдского языка на госслужбе и про­движении идей многоязычия.

Два года назад его уволили с поста гла­вы муниципалитета. В марте этого года он снова опередил конкурентов на муни­ципальных выборах и восстановился в должности, но все еще бегает по судам. По совокупности текущих исков ему гро­зит 98 лет тюрьмы. «Баран, видимо, по­нял, что демократическими методами ни­чего не добьешься»,— вздыхает отец.

«Молодые люди сегодня мыслят иначе, чем мы когда-то. Они воспитывались в условиях противостояния и насилия,— говорит Сезгин Танрикулу, известный юрист и бывший глава Ассоциации адво­катов в Диярбакыре. — Многие потеряли родственников, пережили психологиче­ские травмы. Они с детства мыслят в ка­тегориях жертв и палачей».

Главный герой молодых курдов—нахо­дящийся вот уже десять лет за решеткой лидер РПК Абдулла Оджалан. Он подго­товил альтернативную «Дорожную кар­ту» для решения курдской проблемы. Ее основной пункт—право курдов на само­управление. Но на переговоры с пожиз­ненно осужденным Оджаланом офици­альная Анкара пока не идет. «У нас есть только один собеседник — наш народ»,— заявил по этом} поводу Бешир Аталай.

Из-за этого представители РПК неод­нозначно относятся к реформе. В одном из своих последних заявлений они назва­ли ее показухой. Эту проблему не­возможно решить, не вступая в контакт с «выразителями воли курдского наро­да», уверены они. Дениз Байкал из народно-республиканской партии предупреждает: ес­ли власти пойдут на встречу «людям, которые поддерживают терроризм в регионе», это будет «фа­тальной ошибкой».

Байкал и другие оппозиционные поли­тики все не могут забыть пышный прием, недавно устроенный турецкими курдами в честь прибытия из Ирака «послов мира». Так прозвали группу из 34 курдов (из них восемь — бойцы РПК), которые сдались турецким властям в знак прими­рения по призыву Оджалана. На КПП их встречали лидеры ПДО и десятки тысяч курдов с символикой независимого Кур­дистана. Они выкрикивали имя Оджала­на и сепаратистские лозунги.



В ответ турецкие националисты в го­роде Измир закидали камнями машину главы ПДО Ахмета Тюрка. Началась драка, были ранены 11 человек. А на минувшей неделе последовала реакция курдов — уличные беспорядки охвати­ли Диярбакыр, Мерсин и даже Стам­бул. Турецкие власти—тоже как жест доброй воли — приняли решение отпус­тить всех восьмерых экс-боевиков на свободу7. Новобранца Барана среди них не было.
ЗЕМЛЮ - РАБОЧИМ

Во многих странах мира

Рабочую партию Курдистана

считают террористической организацией




Зачем нападать на Бога? Возможно, он так же несчастен, как мы. Эрик Сати
ещё >>