«Русский Newsweek» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Русский Newsweek” 1 71.09kb.
"Русский Newsweek", 16. 03. 2009) Милость к падшим и к заштопанным 1 60.13kb.
4. 3 Программно-методическое обеспечение образовательного процесса... 1 189.56kb.
Русский язык. Откуда он родом? 11 920.15kb.
Философский смысл русского алфавита 1 51.73kb.
Матрусова Александра Николаевна кандидат филологических наук 1 52.68kb.
Киянова ольга Николаевна Заведующая кафедрой 1 26.97kb.
Конкурс молодых дизайнеров «Русский Силуэт» о фонде Благотворительный... 1 33.29kb.
Русский русский содержание 1 293.37kb.
Русский Татарча English 1 32.03kb.
Программа 1: «Русский язык и культура» Время проведения: 4-22 августа... 5 615.92kb.
1 июня 90 лет со дня рождения Бориса Андреевича Можаева 1 15.81kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Русский Newsweek» - страница №1/1

«Русский Newsweek».-2010.-15-21 марта.-№12-С.36-40.
АМЕРИКАНСКИЕ ГОРЦЫ
ЕЛЕНА ЧЕРНЕНКО
Не добившись признания от стран СНГ, Абхазия ищет его за океаном.

Корреспондент Newsweek наблюдал за приключениями горцев в Южной Америке
Члены абхазской делегации несказанно обрадовались, когда узнали, что президент Боливии Эво Моралес при­надлежит к народности аймара. «Это ведь по-абхазски "высоко" означает. У нас даже горная деревня с таким названием есть», — воскликнула Асида Инапшба, глава протокола МИДа Абхазии. «Я так и знал, что мы родс­твенники»,— заявил депутат парламента Абхазии Сенер Гогуа, и делегаты принялись рассуждать, чья цивилизация древнее — ин­дейская или абхазская. Спор подытожил Максим Гвинджия, новый абхазский министр иностранных дел: «Кто от кого произошел — неважно. Главное, чтобы мы нашли общий язык».
Гвинджия о своем назначении узнал в пути — латиноамериканское турне деле­гации продолжается уже больше месяца. Абхазы начали с Венесуэлы, провели пару дней в Аргентине, заехали «на де­нек» в Чили и застряли там на неделю — землетрясение парализовало работу аэропорта. Потом они почти два дня до­бирались до Боливии — из-за отмены рейса пришлось ночевать на диванчи­ках в аэропорту парагвайского Асунсьо­на. В Боливии делегация провела всю минувшую неделю, а в воскресенье от­правилась в Эквадор, где проведет эту.

Вряд ли абхазская внешняя политика была бы так сильно сориентирована на Латинскую Америку, если бы независи­мость бывшей грузинской автономии признал кто-то из ближайших соседей, кроме России. Однако последовать при­меру Москвы решились только Никара­гуа и Венесуэла. Считалось, что очередь за Боливией и Эквадором, которые сле­дуют в русле политики венесуэльского президента Уго Чавеса — неформально­го лидера стран «боливарианской ини­циативы» (ALBA).

Но с ними все непросто. В обеих стра­нах есть угроза сепаратизма, и она пока перевешивает возможные выгоды от со­трудничества с покровительствующей Абхазии Россией. «Если власти Эквадора и Боливии признают право Абхазии на самоопределение, сепаратистски на­строенная оппозиция воспримет это как сигнал к действию,— объясняет полито­лог Грейс Харамильо из эквадорского аналитического центра FLACSO. — Сом­неваюсь, что лидеры Эквадора и Боли­вии пойдут сейчас на такой риск».

Харамильо полагает, что абхазы уве­зут домой очередное «может быть». Но те не унывают. «"Может быть" — не "нет". Это уже хорошо», — выражает об­щее мнение Заур Гваджава, тренер венесуэльской сборной по боксу и по сов­местительству официальный предста­витель Республики Абхазия в Латинской Америке.


КАВКАЗСКАЯ ПЛЕННИЦА
Альваро Сарате, преподаватель языка аймара в Университете Тавантисую, не­рвно ерзает на стуле. Еще бы, перед ним — посол России, абхазский министр иностранных дел, глава дипломатического протокола и депутат абхазского парламента. Такой представительной делегации он не ожидал.

«У нас с вами много общего, — осто­рожно начинает Сарате, обращаясь к Максиму Гвинджия. — Мы, индейцы, много лет боролись за свои права». Ми­нистр кивает: «Мы тоже очень рады, что лидером Боливии является представи­тель коренного населения». Эво Мора­лес—первый в мире президент-индеец. Преподаватель стеснительно улыбается.

Одна щека у него чуть вздута. «Это он жует листья коки. На­стоящий индеец»,— тихо объ­ясняет кто-то из посольских.

Через Сарате абхазы наде­ялись выйти на влиятельного вице-президента Боливии. К нему Гвинджия направили аргентинские сторонники Эво Моралеса, на которых министр вышел случайно. Он не чурается общения с самы­ми на первый взгляд заурядными людьми, а неформальную дипло­матию ставит на один уровень с тради­ционной. «Для меня главное — резуль­тат», — объясняет министр.

К середине переговоров Сарате ожи­вился. «Капитализм — наш общий враг, и мы рады объединиться с единомыш­ленниками, — говорит он. — Правда, мы почти ничего не знаем об Абхазии». Де­путат Сенер Гогуа передает ему брошю­ру и диск с фильмом «Абхазия—незави­симость и национальное освобожде­ние». На обложке слова Уго Чавеса: «Россия признала независимость Юж­ной Осетии и Абхазии. Мы поддержива­ем позицию России. Россия права».

В фильме о том, как маленький, но очень гордый народ вот уже 3000 лет бо­рется за независимость, есть кадры, где президент Абхазии Сергей Багапш, «бывший комсомолец и коммунист», принимает военный парад, а Михаил Саакашвили — «марионетка янки» — жует галстук. Максим Гвинджия не скрывает, что в общении с боливарианцами упор делается на их антиамериканизм.

«В Абхазии на Эво Моралеса смотрят с надеждой,— обращается министр к ин­дейскому преподавателю. — Независи­мость для нас не вопрос паспорта и фла­га. Это вопрос жизни — без нее наш на­род исчезнет». Индеец в чувствах под­нимает тост: «Рог la libertad de Abjasia!» Опустошив бокал, он спрашивает, что Гвинджия хотел бы передать вице-пре­зиденту Боливии.

«Передайте ему, что мы не сепаратис­ты»,— отвечает министр и проводит аналогию: Абхазия — это молодая краси­вая девушка, которую насильно выдали замуж за старого, психически больного человека. Он ее побил, и она решила по­дать на развод. Но старик ее не отпуска­ет, грозясь призвать на помощь влия­тельных друзей. Расчувствовавшийся индеец обещает, что на защиту «кавказ­ской девушки» станут все аймара.


ЗА КОМАНДАНТЕ!
Убеждать бизнесменов, политиков и дип­ломатов было сложнее. На встрече с бо­ливийскими предпринимателями депутат Гогуа описывает Абхазию как маленький кавказский Дубай. Один аэропорт, три порта и целых 230 км железных дорог. Два млн. туристов в год, и Олимпиада-2014 на соседнем дворе. «Вы хоть представляете, сколько там понадобится стройматериа­лов? А фруктов?» — обращается он к пре­зиденту торгово-промышленной палаты Боливии Гильермо Моралесу Фернандесу. Тот вежливо кивает.

«Вы — страна новая, — начинает Фер­нандес ответную речь. — А нашей торго­во-промышленной палате 130 лет». Бо­ливиец принимается перечислять до­стижения своей организации с поза­прошлого века, а когда добирается до века нынешнего, то говорит только о важности контактов с Россией. Приготовленный абхазами договор о сотрудничестве так и остается не­подписанным. В Чили аналогичное соглашение подпи­сать удалось.

Со встречи с вице-прези­дентом боливийского Сената Кармен Эвой Гонсалес Лафуэнтэ абхазская делегация вы­ходит еще более разочаро­ванной. Гвинджия и Гогуа представили сенатору Лафуэнтэ кучу аргументов в поль­зу признания, предложили дружить парламентами и даже пригласили в гости. Она заявила, что прониклась к ним «самыми нежными чув­ствами», но тут же добавила, что пока ни о каком призна­нии речи идти не может.

«Однако мы рады обмену мнениями», — улыбнулась она и заговорила о наболев­шем: наркомании, алкоголиз­ме, насилии в семье и равно­правии женщин. А потом без обиняков дала понять, что приветствует пожертвования в свой благотворительный фонд соответствующего про­филя. «Мы постараемся най­ти близкие к вашей тематике неправительственные орга­низации и оказать поддержку вашему фонду», —пообещал посол России в Боливии Лео­нид Голубев.

Но абхазы надеются, что в ближайшее время дело пойдет на лад—за дело взялся лично Уго Чавес. Он дал своим дипломатам в странах ALBA поручение лоббировать призна­ние Абхазии и Южной Осетии на всех уровнях. Гвинджия полагает, что для ве­несуэльского лидера это вопрос прести­жа: «Над Россией ведь часто насмехают­ся, что она нас признала, а ее ближайшие союзники в СНГ — нет. С Чавесом, види­мо, та же история».

Фактор Чавеса сработал: занявшаяся судьбой абхазов посол Венесуэлы в Бо­ливии Крисбейле Гонсалес вскоре дого­ворилась об их встрече с главой МИДа Боливии Давидом Чокеуанка. Но пре­жде абхазам пришлось заверить его че­рез венесуэльского посла в том, что они не сепаратисты, и объяснить, чем Абхазия отличается от Косова, независи­мость которого Боливия не признает.

Сепаратизм равнинных регионов Бо­ливии, известных как Медиалуна (по­лумесяц),— основная головная боль Эво Моралеса. На равнине находятся почти все ресурсы страны, в горах — большая часть населения. На равнине живут проамерикански настроенные потомки белых переселенцев, в горах — строящие боливарианский социализм индейцы. В 2008 году противостояние едва не привело к гражданской войне. Моралес ввел в мятежные регионы войска.

«Абхазы — отдельный народ с уни­кальным языком и древней культурой. В составе Грузии мы оказались случай­но»,— настраивал Гвинджия венесуэль­ского посла, когда та отправлялась в боливийский МИД. «Мы — пример анти­сепаратизма»,— уверял министр: Абха­зия была против развала СССР, а Грузия двумя руками за. Уходя, посол Венесуэлы подарила Гвинджия копию дневника Че Гевары и сумку цвета хаки. «Буду но­сить ее на женевские переговоры с Гру­зией», — пошутил он.

На следующий вечер венесуэльский посол вернулась с хорошими новостя­ми: глава МИДа Боливии согласился прийти к ней на обед, на котором будут присутствовать и абхазы. «Это больше, чем мы могли ожидать»,— радуется Гвинджия и предлагает тост за Уго Ча­веса. «За команданте!» — улыбается по­сол. Ее спутницы, атташе по культуре и пресс-секретарь посольства Венесуэлы, с виду похожие на старшеклассниц, на­чинают хихикать: «За команданте до дна — он такой душка, мы его обожа­ем». Абхазский министр уже подносит бокал ко рту, как посол его одергивает: «Левой рукой надо держать — так бли­же к сердцу».

34-летний Гвинджия — нетипичный постсоветский министр. Учился в Гар­варде и Бангкоке, увлекается веб-дизай­ном, любит джаз и пародирует Comedy Club. У него есть страничка в «Одноклассниках». «Я там флиртую», — шутит он.

В продвижении по карьерной лестнице Гвинджия видит и минусы: «Теперь просто так на дискотеку не пойдешь».

В работе министр склонен к нестандартным подходам: он мечтает водрузить абхаз­ский флаг на Южном полюсе и готовит шуточную кампа­нию по признанию независи­мости Грузии — «в ее новых границах, естественно». Куль­минацией латиноамерикан­ского тура станет концерт Guns N'Roses в Каракасе — абхазы собираются снять там вип-ложу и растянуть над ней гигантский флаг. «Этот концерт наверняка по теле­видению покажут, ну и нас заодно»,— объясняет замы­сел министр.

Во время вынужденного пребывания в Чили он попал на ТВ благодаря спонтанной благотворительной акции. Абхазы купили несколько де­сятков палаток и спальных мешков, напечатали на них «От народа Абхазии народу Чили» и передали мэрии од­ного из наиболее пострадав­ших от землетрясения горо­дов. В Тбилиси на это отреа­гировали с издевкой. «Будем надеяться, что господин Гвинджия сохранил чеки, чтобы МИД России возмес­тил ему затраты», — гласило сообщение на прогрузинском сайте expertclub.ge.

В МИДе Грузии Newsweek заявили, что рассматривают латиноамериканское турне Гвинджия «не как усилие марионеточного режима Абхазии (Грузия)», а как «использование Россией огромных дипломатических и финансовых ресур­сов с целью незаконного изменения пра­вового статуса оккупированных террито­рий Грузии на международной арене».

Признание «независимости» «не вхо­дит в интересы государств, где пробле­мы агрессивного сепаратизма и терри­ториальные споры до конца не разреше­нье — заявила директор политического департамента грузинского МИДа Хатуна Салуквадзе. — Это понимают наши партнеры в Латинской Америке».

Она намекает не только на Боливию, но и на Эквадор. Президенту этой стра­ны Рафаэлю Корреа приходится лави­ровать сразу между двумя группами с сепаратистскими наклонностями — эли­той экономической столицы страны Гуаякиля и Конфедерацией коренных на­родов Эквадора (CONAIE). С богатыми гуаякильцами — та же история, что и с жителями боливийской Медиалуны: они жалуются, что много денег отдают центру, а назад получают крохи. В сере­дине февраля в знак протеста против политики президента на улицы города вышло более 250 ООО человек, которые требовали для своей провинции широ­кой автономии вплоть до отделения.

Индейцам из CONAIE Корреа, наобо­рот, кажется недостаточно левым. В сен­тябре прошлого года они устроили мас­совые беспорядки. Один человек погиб, 40 получили тяжелые ранения. Стороны договорились о перемирии, но две неде­ли назад индейцы из соглашения вышли и объявили о начале национального вос­стания. Президент Корреа пригрозил, что протесты будут подавлены, и назвал индейцев сепаратистами. Но те уже сверг­ли двух предшественников Корреа, гото­вы свергнуть и третьего президента.

Впрочем, как сообщил Newsweek российский источник, Москва предло­жит абхазам сделать эффектный ход, который позволит Корреа решить ряд его внутренних проблем, в том числе и с индейцами. Абхазы внесут от $100 ООО до $500 000 в фонд сохранения нацио­нального парка Ясуни. Корреа объявил, что Эквадор не будет разрабатывать гигантское нефтяное месторождение, залегающее под этой уникальной эко­системой, если международное сооб­щество выплатит стране $3,5 млрд в течение 10 лет. Ряд европейских стран идею поддержали, но переговоры с ними застопорились. Если бы фонд за­работал, отношения Корреа с индейцами резко бы улучшились: от­каз от нефтедобычи — их главное требование. И тогда отказать абхазам в призна­нии он бы уже не смог.

Пока же на прямой вопрос Newsweek, получат ли абха­зы в ближайшее время ответ на просьбу о признании, представители МИДа и На­циональной ассамблеи Эква­дора ничего конкретного ска­зать не смогли: «Запрос на стадии рассмотрения».

На этой стадии он находит­ся с тех пор, как находивший­ся с визитом в Москве Рафа­эль Корреа выразил готов­ность его рассмотреть. Впро­чем, из российской столицы президент вернулся без желанного кредита в $2,5 млрд. Возможно, поэтому дело так и не сдвинулось. «Прямой связи между предоставлени­ем Россией кредитов и при­знанием южнокавказских республик нет»,— уверяет посол России в Эквадоре Ян Бурляй. «Но благоприятный политический климат создает хорошие условия для экономи­ческого сотрудничества, и наоборот», — уточняет российский посол в Боливии Леонид Голубев.

В данный момент политический кли­мат не столь благоприятен. Эквадорцы жутко обиделись на Россию из-за того, что та согласилась включить их в «чер­ный список» FATF—всемирной органи­зации по борьбе с отмыванием денег. Они даже отправили на Смоленскую площадь ноту протеста. «Мы ведь стратегические партнеры, а вы нас так подставляете», — приводит аргументацию эквадорцев ис­точник в российском МИДе.

Теперь надежды абхазов связаны с пред­стоящим визитом Владимира Путина в Каракас, где помимо Чавеса российский премьер встретится с Эво Моралесом, а возможно, и с Рафаэлем Корреа. По дан­ным Newsweek, в повестку дня встречи с боливийским президентом будет включен и вопрос о признании республик.



Абхазы также надеются, что Чавес за­молвит за них слово на очередном заседа­нии стран ALBA, которое состоится в конце апреля. «Вот бы нам добиться бло­кового признания», — мечтательно гово­рит Максим Гвинджия в беседе с послом Венесуэлы в Боливии. Та в ответ приво­дит поговорку народа аймара: «Счастье обязательно наступит. Но иногда его при­ходится ждать очень долго».




Журналистика: искусство объяснять другим то, чего сам не понимаешь. Алфред Чарлз Нортклиф
ещё >>