Роберт хайнлайн звездный двойник - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Роберт Хайнлайн. Звездный зверь 6 1059.44kb.
Роберт Энсон Энсон Хайнлайн Чужой в стране чужих Роберт Хайнлайн... 29 7913.2kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Нам, живущим Роберт Хайнлайн нам, живущим 13 3536.57kb.
Роберт хайнлайн уплыть за закат 39 7092.67kb.
Роберт хайнлайн 56 10295.42kb.
Роберт хайнлайн между планетами 17 3267.39kb.
Роберт хайнлайн по пятам 3 578.72kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Пасынки Вселенной История будущего 8 1684.66kb.
Исследование проводится с одними и теми же детьми 5-7 лет и состоит... 1 30.8kb.
Программа летнего лагеря с вечерним пребыванием для детей и подростков... 1 78.63kb.
Сценарий выпускного вечера мкоу сош с п. п. Звёздный Июнь 2013 год. 1 161.96kb.
Книга подготовлена для библиотеки hl (Scan shtuks; ocr, ReadCheck... 23 2929.23kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Роберт хайнлайн звездный двойник - страница №2/14

артистов. Я оглядел его с легким презрением.

- Я так понимаю, сэр, вы хотите начать прямо сейчас? И безо всякой

подготовки?

- А? Нет, нет! Я хочу, чтобы вы... изменили лицо. Чтобы никто не

узнал вас, когда мы отсюда выйдем. Это, наверное, не сложно?

Я холодно ответил, что быть узнаваемым - тяжкое бремя любой

знаменитости. И даже не стал добавлять, что Великого Лоренцо во всяком

публичном месте узнают толпы народу.

- О'кей. Тогда сделайтесь кем-нибудь другим.

Он круто повернулся и вышел. Я, покачав головой, осмотрел игрушки,

которые, как полагал Дэк, были моим "производственным оборудованием".

Жирный грим - в самый раз для клоуна, вонючий резиновый клей, фальшивые

волосы, с мясом выдранные из ковра в гостиной тетушки Мэгги... Силикоплоти

вообще ни унции, не говоря уж об электрощетках и прочих удобных новинках

нашего ремесла. Но если ты, действительно, мастер, то способен творить

чудеса, обходясь лишь горелой спичкой или тем, что найдется на любой

кухне. Плюс собственный гений, разумеется. Я поправил свет и углубился в

творческий поиск.

Есть разные способы делать знакомое лицо незнакомым. Простейший -

отвлечь внимание. Засуньте человека в униформу, и его лица никто не

заметит. Ну-ка, припомните лицо последнего встреченного вами полисмена! А

смогли бы вы узнать его в штатском? То-то. Можно также привлечь внимание к

отдельной детали лица. Приклейте кому угодно громадный нос, украшенный к

тому же малиново-красным прыщом. Какой-нибудь невежа в восторге уставится

на этот нос, а человек воспитанный - отвернется. И никто не запомнит

ничего, кроме носа.

Но этот примитив я отложил до другого раза, рассудив, что мой

наниматель не хотел быть замеченным вовсе. Это уже потрудней: обращать на

себя внимание куда легче. Требовалось самое распростецкое,

незапоминающееся лицо, вроде истинного лица бессмертного Алека Гиннеса.

Мне же с физиономией не повезло: слишком уж она

аристократически-утонченна, слишком красива - худшее из неудобств для

характерного актера. Как говаривал отец: Ларри, ты чертовски "слишком

привлекателен". Если вместо того, чтобы учиться ремеслу, будешь валять

дурака, то пробегаешь лет пятнадцать в мальчиках, воображая, что ты -

актер, а остаток жизни проторчишь в фойе, торгуя леденцами. "Дурак" и

"красавчик" - два самых оскорбительных амплуа в шоу-бизнесе, и оба тебе

под стать. Возьмись за ум, Ларри!

Потом он доставал ремень и начинал облегчать мне упомянутую выше

процедуру. Отец был психологом-практиком и свято верил, что регулярный

массаж gluitei maximi посредством ремня - весьма способствует оттоку

лишней крови от детского мозга. Теория, возможно, хлипковата, но

результаты налицо: когда мне стукнуло пятнадцать, я делал стойку на голове

на туго натянутом канате, декламировал страницу за страницей из Шекспира и

Шоу, а из прикуривания сигареты мог устроить целый спектакль...

Я все еще размышлял, когда Бродбент заглянул в ванную.

- Да господи ты боже!.. - завопил он. - Вы и не начинали?!

Я холодно глянул на него.

- Я так понял - вам нужна работа. А сможет, к примеру, повар, будь он

хоть cordon bleu, приготовить какой-нибудь новый соус, сидя на лошади,

скачущей галопом?

- К дьяволу всех лошадей! - Он постучал пальцем по часам. - У вас еще

шесть минут. Если уложитесь, мы, похоже, действительно имеем шанс.

Еще бы. Конечно, времени бы побольше, но в искусстве трансформации я

превзошел даже папашу. Его коронный номер "Убийство Хьюи Лонга", -

пятнадцать лиц за семь минут, я однажды сыграл на девять секунд быстрее!

- Стойте, где стоите, - бросил я. - Момент.

И я стал Бенни Греем - ловким, неприметным человечком, убивающим

направо и налево в "Доме без дверей". Два легких мазка от крыльев носа к

уголкам рта - для придания щекам безвольности, мешки под глазами и

"землистый" - поверх всего. На все - около двадцати секунд - я мог бы

наложить этот грим во сне. "Дом" выдержал девяносто два представления,

прежде чем его экранизировали.

Я повернулся к Бродбенту. Тот ахнул:

- Господи! Прямо не верится...

Продолжая быть Бенни Греем, я даже не улыбнулся. Он и вообразить себе

не мог, что вполне можно обойтись без грима! С гримом, конечно, проще, но

мне он нужен был исключительно для Бродбента. Он, в простоте душевной,

полагал, что все дело в краске да пудре.

А Бродбент все еще глазел на меня.

- Слу-ушайте, - умерив голос, протянул он, - а нельзя ли со мной

проделать похожую шутку? Только быстро.

Я уже собрался ответить "нет", но тут понял, что это - своего рода

вызов моему мастерству. Ужасно захотелось сказать: попади он в руки отцу,

через пять минут мог бы смело отправляться торговать на улице конфетами.

Однако я придумал нечто получше.

- Вы просто хотите, чтоб вас не узнали?

- Да-да! Можно меня наштукатурить как следует, налепить фальшивый

нос, или еще там чего?..

Я покачал головой:

- Как бы я вас ни "штукатурил", все равно будете не лучше мальчишки

на маскараде. Играть-то вы не умеете, и учиться поздновато. Ваше лицо

трогать не будем.

- Все же... Если приделать мне этакий рубильник...

- Послушайте, "этакий рубильник" только привлечет к вам внимание,

будьте уверены! Как вам понравится, если кто-нибудь из знакомых увидев

вас, скажет: "А здорово этот верзила похож на Дэка Бродбента! Прямо

вылитый, разве что нос другой!"?

- А? Меня такое устроит. То есть, пока он уверен, что это не я. Я-то

сейчас должен быть... В общем, на Земле меня нет.

- Он будет абсолютно уверен, что это не вы. Походка - вот ваша

основная беда. Мы ее поменяем, и это будете вовсе не вы, а любой другой

высокий, плечистый парень, немного смахивающий на Дэка Бродбента.

- О'кей. Как я должен ходить?

- Нет, вы этому не научитесь. Мы заставим вас ходить, как надо.

- Это как?

- Насыплем, хотя бы, мелких камешков в носки башмаков. Это вынудит

вас опираться больше на пятки и ходить прямее. Таким образом вы избавитесь

от скрюченности и кошачьих повадок космача. М-мм... А плечи стянем сзади

лентой, чтобы вы их не забывали малость развести в стороны. О! За глаза

хватит!


- Думаете, стоит изменить походку, и меня не засветят?

- Мало того - никто не сможет сказать, почему так уверен, что перед

ним не вы. Подсознательная уверенность в этом не оставит никаких сомнений.

Можно, если хотите, поработать еще и с лицом; просто ради вашего

спокойствия...

Мы вышли из ванной. Я, конечно, оставался Бенни Греем: если уж вошел

в роль, требуется некоторое усилие, чтоб вновь стать самим собой. Дюбуа

занимался видеофоном. Он поднял глаза, увидел меня, и у него отвисла

челюсть. Джок, как ошпаренный, вылетел из "тихого уголка" и заорал:

- Это еще кто?! Где актер?

На меня он посмотрел лишь мельком: Серый Бенни - этакий вялый,

неприглядный мужичонка, смотреть не на что.

- Какой актер? - поинтересовался я - ровным, бесцветным голосом

Бенни. Дюбуа одарил меня еще одним взглядом и вновь отвернулся бы, кабы не

обратил внимания на одежду. Бродбент, расхохотавшись, хлопнул товарища по

плечу:


- Тебе, помнится, не нравилась его игра?!

Затем, уже другим тоном:

- Со всеми успел связаться?

- Д...да, - Дюбуа, совершенно убитый, еще раз посмотрел на меня и

отвел взгляд.

- О'кей. Через четыре минуты нужно сваливать. Посмотрим, Лоренцо, как

быстро вы обработаете меня.

Дэк успел снять ботинок, куртку и взялся за сорочку. Тут засветился

сигнал над дверью и зажужжал зуммер. Дэк застыл.

- Джок, мы, что, ждем кого-то?

- Это Лэнгстон, наверно. Он говорил - может, успеет заскочить до

того, как мы отчалим.

Дюбуа направился к двери.

- Непохоже. Это, скорее...

Я так и не успел узнать, на кого похоже это скорее. Дюбуа отворил. В

дверях, будто гигантская поганка из ночного кошмара, стоял марсианин.

Какое-то время я не видел ничего, кроме марсианина. И не замечал ни

Жезла Жизни в его ложнолапах, ни человека за его спиной.

Марсианин скользнул в комнату, человек последовал за ним. Дверь

захлопнулась.

- Добрый день, господа, - проквакал марсианин. - Уже уходите?

Меня скрутил острый приступ ксенофобии. Запутавшись в рукавах

сорочки, Дэк был вне игры. Но малыш Джок Дюбуа проявил подлинный героизм и

стал мне больше, чем братом. После смерти, к сожалению...

Он бросился на Жезл, заслонив собой нас.

Скорее всего, Джок умер еще прежде, чем упал. В животе его зияла

дыра, в которую свободно прошел бы кулак. Но перед смертью он успел сжать

в руках ложнолапу и, падая, не отпустил. Она вытянулась, словно сливочная

тянучка, и лопнула у самого основания. Несчастный Джок продолжал сжимать

Жезл в мертвых пальцах.

Человеку, пришедшему с этой вонючкой, пришлось отскочить, чтобы

достать пушку. И тут он прокололся: нужно было пристрелить сперва Дэка, а

затем - меня. Вместо этого он пальнул в мертвого Джока, а второго выстрела

Дэк ему не оставил, попав точно в лоб. Ишь ты, а я и не знал, что Дэк при

оружии!

Обезоруженный марсианин даже не пытался смыться. Поднявшись, Дэк



подошел к нему и сказал:

- А, Рррингрийл. Рад видеть тебя.

- Рад видеть тебя, капитан Дэк Бродбент, - проквакал марсианин. - Ты

скажешь моему Гнезду?

- Я скажу твоему Гнезду, Рррингрийл.

- Благодарю тебя, капитан Дэк Бродбент.

Длинный, костлявый палец Дэка целиком вошел в ближайший глаз

марсианина, достав, похоже, до самого мозга. Дэк выдернул палец - весь он

был вымазан отвратительной зеленоватой слизью. В агонии тварь втянула

ложнолапу в "ствол", но даже мертвая оставалась стоять на своей подошве.

Дэк бросился в ванную, там зашумела вода. Я застыл в столбняке, не в силах

двинуться с места - точь-в-точь сдохший Рррингрийл.

Появился Дэк, вытирая руки о рубаху:

- Нужно их убрать, и быстро!

Ничего себе - "вытри стол"!

Я решил выяснить отношения. Одной, довольной путаной, фразой,

объяснил ему, что в это дело встревать не желаю, что теперь нужно вызывать

полицию, и я хочу свалить до того, как здесь будут ищейки, и пошел он - не

скажу куда - со своими перевоплощениями, и я намерен, расправив крылышки,

упорхнуть в окно. Дэк отмахнулся:

- Не трясись, Лоренцо. Мы в цейтноте. Помоги-ка оттащить их в ванную.

- А?! Бог с тобой! Запрем номер, и - ноги в руки! Авось на нас не

подумают.

- Авось не подумают, - согласился он, - никто не знает, что мы здесь.

Но они без труда догадаются, что Джока убил Рррингрийл. Вот этого

допустить нельзя. Сейчас - нельзя.

- А?

- Мы не можем позволить газетчикам растрезвонить, что марсианин убил



человека! Заткнись и помогай.

Я заткнулся и стал помогать. Помнится, Бенни Грей был худшим из

маньяков-садистов, когда-либо баловавшихся расчлененкой. Он-то и оттащил

оба тела в ванную, пока Дэк, вооружившись Жезлом, довольно умело

разделывал Рррингрийла на мелкие кусочки. Первый надрез он постарался

провести так, чтобы не задеть мозговой полости, и проделал это довольно

чисто. Однако помочь ему я все равно бы не мог. По-моему, дохлый марсианин

воняет куда хуже живого. Oubliette удалось отыскать тут же, в стене, за

биде, но долго бы мы его искали, не помоги нам предупреждение "Опасно,

радиация". Спустив туда останки Рррингрийла - у меня даже достало

храбрости помочь, - Дэк все тем же Жезлом принялся расчленять трупы людей,

спуская кровь в ванну.

Ну и кровищи в человеке! Мы открыли краны на полную катушку, и все

же... Брррррр!

Но взявшись было за бедного малыша Джока, Дэк вдруг остановился. На

глазах его показались слезы, он сделался как слепой, и я забрал у него

Жезл, пока он не отхватил себе пальцы. Бенни Грей вновь занялся привычной

работой.


Когда я закончил, в номере не осталось никаких следов двух людей и

марсианского монстра. Тщательно вымыв ванну, я наконец разогнулся. В

дверях возник Дэк. Он был спокоен, будто ничего не случилось.

- Я проверил, не осталось ли чего на полу. Если сюда доберется

криминалист, он запросто установит, как было дело. Но он, надо думать, не

доберется. Пошли! Нужно наверстать почти двенадцать минут.

Мне и в голову не пришло спрашивать - куда и зачем.

- Сейчас, подкуем вам башмаки...

Дэк замотал головой:

- Нет, жать будут. Теперь главное - скорость.

- Хозяин - барин, - ответил я и отправился за ним. У двери он

притормозил:

- Да. Неподалеку могут быть другие. Если что - стреляйте, иного

выхода нет.

Жезл Жизни он держал наготове, прикрыв его плащом.

- Марсиане?

- Или люди. Или смешанным составом.

- Дэк, а Рррингрийл был с теми, в баре?

- Ну да! С чего же я, по-вашему, все ходил вокруг да около, а после

притащил вас сюда?! Похоже, они сели вам на хвост. Или мне. Да вы не

узнали его разве?

- Еще чего, конечно не узнал. Это твари, на мой взгляд, все

одинаковые.

- Ну, они то же самое про нас говорят. А в баре был Рррингрийл, его

парный брат Ррринглатх, и еще двое из их Гнезда или побочных линий. Все,

пора. Увидите марсианина, стреляйте. Вторую пушку прихватили?

- Да. И знаете, Дэк... Ничего в ваших делах не понимаю, но пока эти

твари против вас, я - с вами. Терпеть не могу марсиан.

Он ошарашенно уставился на меня:

- Не порите ерунду! Вовсе мы не боремся с марсианами. Те четверо -

просто ренегаты!

- Ка-ак?!

- Приличных марсиан очень много - то есть, почти все! Да и Рррингрийл

- не из худших. Славно я, бывало, поигрывал с ним в шахматишки...

- Ах вон оно что... Ну, коли так...

- Кончайте. Поздно отступать. Марш к лифту! Я прикрою.

Я закрыл рот. Спорить не приходилось - действительно, по самые брови

увяз.


Мы спустились к подземке и двинули на скоростную линию, к

экспресс-капсулам. Одна двухместная как раз оказалась свободна. Дэк

буквально впихнул меня внутрь, я даже не заметил, что за код он набирает.

Когда перегрузкам надоело вдавливать меня в сиденье, я не очень удивился

мигающей надписи: "Космопорт Джефферсон - выходите!"

Плевать мне было, какая станция - лишь бы подальше от "Эйзенхауэра".

Нескольких минут полета в вакуумном туннеле хватило для разработки плана -

приблизительного, поверхностного, подверженного, как пишут в изящных

романах, изменениям в связи с обстоятельствами, но все же - плана. Он

состоял из одного слова: "БЕЖАТЬ!"

Еще утром я счел бы его невыполнимым: в нынешнем обществе человек без

денег беспомощней младенца. Однако с сотней монет в кармане я мог слинять

далеко и быстро. Я не чувствовал себя обязанным Дэку Бродбенту. В силу

своих - не моих! - собственных заморочек он чуть не подставил меня под

пулю. Затем - втянул в сокрытие преступления. И вот теперь заставляет

бегать от закона. Но полиция - пока - за нами не охотится, а значит,

отвязавшись от Бродбента, я могу спокойно забыть все, как дурной сон. Вряд

ли меня заподозрят, если дело когда-нибудь и всплывет - слава богу, любой

джентльмен носит перчатки, и свои я снимал лишь гримируясь, да еще пока

занимался той дьявольской "уборкой".

Замыслы Дэка меня вовсе не трогали - бурный прилив щенячьего героизма

при мысли, что он воюет с марсианами, не в счет. Остатки симпатии

улетучились, едва я обнаружил его дружелюбие к инопланетным тварям. А ради

его перевоплощений я теперь и пальцем не шевельну. Катись он к дьяволу!

Все, чего я хочу от жизни, - это немного денег на поддержание души в теле,

плюс - сцена. Отродясь не любил играть в полицейских и гангстеров - самый

захудалый театр интересней.

Порт Джефферсон будто создан был для моего плана. Теснота, суета,

гвалт, паутина вакуум-туннелей вокруг - если Дэк оставит меня хоть на

полсекунды без присмотра, я уже буду на полпути к Омахе. Там отсижусь

несколько недель, потом свяжусь с агентом, выясню, не справлялся ли кто

насчет меня.

А Дэк, видать, что-то почуял - капсулу мы покинули одновременно,

иначе б я просто захлопнул дверь и удрал. Но тут оставалось только

прикинуться слепым и идти рядом, будто щенок на поводке. Мы поднялись в

верхний холл, прошли между кассами "Пан-Ам" и "Америкен Скайлайнс", и Дэк

решительно устремился через зал ожидания к конторке "Диана Лтд". Я было

подумал, он хочет купить билеты на катер до Луны. Как он собирается

протащить меня на борт без паспорта и справки о вакцинации, я не знал,

однако представление о его предприимчивости уже имел. Значит, слиняю,

когда вынет бумажник: если человек считает деньги, то сосредоточится же на

них хоть на несколько секунд! Но мы не свернули к кассам "Дианы", а прошли

под вывеску "Частные Стоянки". Здесь пассажиров не было - одни голые стены

вокруг. Я с досадой подумал, что прозевал отличную возможность затеряться

в толчее общего холла.

- Дэк! Мы что, летим куда-то?

- А то!

- Да вы спятили! У меня ж бумаг - никаких. Даже туристского пропуска



на Луну!

- И не надо.

- Ага, чтоб меня зацапали на "выезде"? А потом здоровый бычара-мусор

привяжется с вопросами?!

На плечо мое легла ладошка с доброго кота величиной.

- Время, время! Зачем нам "выезд", официально вы никуда не летите. А

меня - так и вовсе здесь нет. Вперед, старина!

Не такой уж я маленький, и с мускулами все в порядке, но показалось,

что вытаскивает меня из потока машин дорожный робот. Завидев дверь с

буквой М, я предпринял отчаянную попытку вырваться:

- Ну полминуты, Дэк, пожалуйста! Вы что, хотите, чтоб я в штаны

напустил?

Он только усмехнулся:

- Да-а? Вы же перед уходом из отеля там были!

Даже шаг не замедлил, не говоря уж - отпустить меня...

- Почки последнее время пошаливают...

- Лоренцо, старина, нюхом чую - пятки у вас пошаливают, а не почки.

Знаете, я вот что сделаю. Во-он того быка видите? - В конце коридора, у

самого выхода к стоянкам, страж порядка предавался отдыху, взгромоздив

свои сапожищи на стойку. - Так я что говорю - очень уж меня совесть заела.

Просто необходимо исповедаться - как вы пришили вошедшего марсианина и

двух своих сопланетников, как вы, наставив на меня пушку, принудили помочь

избавиться от трупов, как вы...

- Вы что, спятили?!

- Полностью, приятель, - от таких-то волнений! Опять же - совесть...

- Но... Вы же не мое мне клеите!

- Да-а? Это как сказать. Думаете, вам поверят больше, чем мне? Я, в

отличие от некоторых, знаю, с чего все заварилось. И знаю кое-что о вас.

Вот, к примеру...

И он напомнил мне пару тех давних проделок, которые я твердо полагал

похороненными и похеренными навеки. Черт с ним, выступал я раза два в

"холостяцких шоу". В нашей семье такое, мягко говоря, не принято, но

жить-то надо! А что касается Биби - это с его стороны просто непорядочно.

Откуда я мог знать, сколько ей лет?! Ну, тот вексель, которым я

расплатился в отеле, - вовсе ни в какие ворота! Престранные обычаи в

Майами-Бич. Тамошняя деревенщина и на обычного неплательщика смотрит,

будто на бандита с кистенем. Что я, не заплатил бы, если б мог?! Что до

"несчастного случая" в Сиэтле... Словом, знает он обо мне много чего, но

зачем же так искажать факты?! Я же...

- Ну что ж, - продолжал Дэк, - подойдем сейчас к нашему

глубокоуважаемому жандарму и во всем чистосердечно раскаемся. И кладу семь

против двух, что знаю, кого первым выпустят под залог!

За разговором мы миновали полисмена. Он увлеченно пудрил мозги

сидевшей за барьером дежурной и на нас даже не посмотрел. Дэк вынул

откуда-то два пропуска с надписью: "Полевой допуск - разрешение на

обслуживание - стоянка К-127" и сунул их под монитор. Монитор считал

информацию и высветил разрешение взять машину на верхнем уровне, код

Кинг-127. Дверь распахнулась, механический голос произнес:

- Будьте осторожны. Внимательно следите за радиационными

предупреждениями. За несчастные случаи на поле Компания ответственности не

несет.

Усевшись в небольшую машину, Дэк набрал абсолютно другой код. Машина,



развернувшись, юркнула в какой-то туннель. Куда нас несет - меня

совершенно не волновало: теперь все едино.

Покинутая нами машина отправилась обратно. Прямо передо мной к

далекому стальному потолку поднималась лесенка. Дэк подтолкнул меня к ней:

- Давайте скорей!

Добравшись до люка в потолке, я увидел надпись: "ОПАСНО! РАДИАЦИЯ!

Находиться не более 13 секунд". Цифры были вписаны мелом. Пришлось

затормозить. Заводить детей я, конечно, не собирался, однако и дураком

себя не считал. Дэк оскалился:

- Ах, вы сегодня не в свинцовых подштанниках?! Открывай и давай

быстро на корабль! Там всех-то дел на десять секунд, если не канителиться.

Мне хватило и пяти. Футов десять пробежал под открытым небом, затем

нырнул в люк корабля, а там уж понесся через две ступеньки.

Кораблик был невелик. Во всяком случае, рубка тесная; рассматривать

снаружи времени не было. До этого я летал лишь на лунных катерах -

"Евангелине", да ее братишке "Гаврииле"; это когда имел глупость

согласиться выступать на Луне в компании с еще несколькими простаками. Наш

импрессарио полагал, что акробатика, пляски на канате и вообще всякого

рода кунштюки при 1/6 "g" пройдут куда как успешней. И даже времени на

репетицию не оставил, недоумок. А без привычки... Короче, назад я вернулся

только благодаря Фонду Помощи Нуждающимся Гастролерам, и это стоило мне

всего моего гардероба...

В рубке находились двое. Один, лежа в ускорителе, возился с какими-то

верньерами, другой вертел в пальцах отвертку. Лежавший глянул на меня и

ничего не сказал. Второй обернулся и тревожно спросил через мое плечо:

- А Джок где?

Из люка, словно чертик из табакерки, выпрыгнул Дэк:

- Потом, потом! Вы массу его скомпенсировали?

- Ага.

- Рыжий, диспетчерская отсчет дала?



Из ускорителя лениво отозвались:

- Дала, дала. Каждые две минуты сверяюсь. Вовремя ты, у нас еще...

ага, сорок... семь секунд.

- Место мне, живо! Еще отметку эту ловить!

Рыжий так же лениво вылез из ускорителя. Дэк тут же рухнул в него.

Другой космач сунул меня на место штурмана и, пристегнув ремнями,

направился к выходу. Рыжий последовал было за ним, но задержался:

- Да, чуть не забыл. С вас билетики, - сказал он добродушно.

- А, ч-черт!

Рывком ослабив ремень, Дэк полез в карман, достал полевые пропуска, с


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Когда были деньги, я покупал книги, а когда денег не было — одежду и пищу. Приписывается Эразму Роттерд
ещё >>