Роберт хайнлайн звездный двойник - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Роберт Хайнлайн. Звездный зверь 6 1059.44kb.
Роберт Энсон Энсон Хайнлайн Чужой в стране чужих Роберт Хайнлайн... 29 7913.2kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Нам, живущим Роберт Хайнлайн нам, живущим 13 3536.57kb.
Роберт хайнлайн уплыть за закат 39 7092.67kb.
Роберт хайнлайн 56 10295.42kb.
Роберт хайнлайн между планетами 17 3267.39kb.
Роберт хайнлайн по пятам 3 578.72kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Пасынки Вселенной История будущего 8 1684.66kb.
Исследование проводится с одними и теми же детьми 5-7 лет и состоит... 1 30.8kb.
Программа летнего лагеря с вечерним пребыванием для детей и подростков... 1 78.63kb.
Сценарий выпускного вечера мкоу сош с п. п. Звёздный Июнь 2013 год. 1 161.96kb.
Книга подготовлена для библиотеки hl (Scan shtuks; ocr, ReadCheck... 23 2929.23kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Роберт хайнлайн звездный двойник - страница №14/14

делается.

Я не мог вымолвить ни слова. Прошел к дивану, присел рядом с

Бонфортом; он, совсем как отец, похлопал меня по руке, и оба мы

повернулись к стереовизору. Пенни сменила канал:

- ...никаких сомнений, ребята! Восемь стальных черепушек с извилинами

из вольфрама сказали "да", Кюриак сказал: "возможно"! Так что Партия

Экспансионистов одержала решительную...

Другой канал:

- ...занимать свой пост еще в течение ближайших пяти лет. Мистер

Кирога показал результат гораздо ниже, однако его генеральный

представитель в Новом Чикаго заявил, что сегодняшняя ситуация не может...

Родж поднялся и направился к видеофону. Пенни выключила звук. Диктор

на экране безмолвно шевелил губами - повторял все то же самое, но в других

выражениях.

Вернулся Родж, Пенни снова прибавила звук. Диктор еще продолжал,

затем остановился и вгляделся в поданную ему записку. Наконец, широко

улыбнувшись, он поднял глаза:

- Друзья! Сограждане! Предлагаю вашему вниманию выступление

премьер-министра!

И тут пошла запись моей победной речи!

Я сидел, просто упиваясь ею. В голове царила невообразимая кутерьма,

но эмоции - только приятные, до болезненности даже. Над этой речью я как

следует потрудился, самому нравится. На экране я выглядел усталым,

взмокшим, но торжествующим - точь-в-точь прямая трансляция!

Я как раз дошел до слов:

- Так идемте же - вместе - под стягами Свободы...

За спиной раздался стон.

- Мистер Бонфорт, что с вами?! Док! ДОК! Скорей сюда!

Мистер Бонфорт тщетно пытался дотянуться до меня своей здоровой

рукой. Он хотел сказать что-то, но я не мог разобрать ни слова. Голос, и

тело, отказывались служить ему, и даже его железная воля не могла

заставить подчиняться слабеющую плоть.

Я подхватил его на руки - дыхание Чейн-Стокса... Вскоре он перестал

дышать совсем.

Дэк с Чапеком погрузили тело в лифт. Я им помочь не мог. Родж подошел

ко мне, потрепал по плечу, стараясь успокоить, затем тоже удалился. Пенни

ушла вслед за ним. Оставшись в одиночестве, я опять вышел на балкон.

Захотелось вдруг подышать свежим воздухом - на балконе он, конечно, был из

того же кондиционера, но все же казался посвежей.

Они убили его. Враги расправились с ним вернее, чем если бы нож в

сердце всадили! Несмотря на все наши усилия, они в конце концов дотянулись

до него. "Убийство, более чем подлое!"

Я ощущал смерть внутри себя. Потрясение заставило оцепенеть: только

что я видел "собственную" смерть; и мертвый отец вновь стоял перед

глазами. Понятно, почему так редко удается спасти кого-нибудь из сиамских

близнецов. Я был выкачан до отказа.

Не помню, долго ли я так стоял. К жизни меня вернул оклик Роджа:

- Шеф?


Я резко обернулся:

- Родж! Не зовите меня так больше! Ну, пожалуйста...

- Шеф, - настаивал он, - вы ведь знаете, что нужно делать, верно?

Закружилась голова. Лицо его расплывалось, словно в тумане. Я не

знал, что нужно делать! Я не хотел этого знать!

- О чем вы?

- Шеф, человек умер, но представление продолжается! Вы не можете вот

так спокойно уйти!

Бешено стучало в висках. Комната плыла перед глазами. Казалось, он

раскачивается - ближе-дальше - ближе-дальше... Голос его давил, точно

ветер:

- ...отнять у него последний шанс окончить начатое! Вы должны сделать



это ради него! Вы дадите ему вторую жизнь!

Я затряс головой, изо всех сил пытаясь собраться с мыслями:

- Родж, вы сами не понимаете, что несете! Это нелепо! Смешно! Я не

политик, я всего лишь актер - до мозга костей! Я умею строить рожи и

потешать публику - больше я ни на что не годен!

Я ужаснулся, осознав, что говорю его голосом. Родж, не отрываясь,

смотрел на меня:

- По-моему, вы до сих пор великолепно справлялись.

Я старался говорить собственным голосом и обрести контроль над

ситуацией:

- Родж, сейчас вы расстроены. Успокойтесь - ведь потом сами над собой

посмеетесь! Верно - что б ни случилось, играй до конца. Но не в такую

игру! Почему бы вам самому не принять эстафету? Выборы - за вами, и

большинство в парламенте - тоже! Так занимайте кабинет и претворяйте его

программу в жизнь! Чего вам еще?

Не отрывая взгляда от меня, Родж печально покачал головой:

- Я так и поступил бы, если б мог, все - именно, как вы говорите. Но

я не смогу, шеф. Вы же помните, какая грызня поднималась на заседаниях

исполнительного комитета. Только вы держали их в узде! Вся коалиция

держится на силе духа и авторитете одного человека! И если вы просто

отмахнетесь сейчас - все, ради чего он жил, ради чего умер, - пойдет

прахом!


Возразить было нечего. Вероятнее всего, Родж прав; я за последние

полтора месяца начал разбираться во всех этих пружинах и шестернях.

- Родж, хотя бы и так, но вы просите невозможного! Мы не провалились

до сих пор только потому, что меня к каждому выходу готовили слишком

тщательно. И то - чуть не поймали! А тянуть это неделю за неделей, месяц

за месяцем, год за годом, если я вас правильно понял... Это нереально! Я

просто не выдержу! Не могу!

- Можете!

Он, наклонившись ко мне, продолжал напористо:

- Мы все обдумали и возможные трудности представляем не хуже вас. Но

мы дадим вам возможность врасти в него целиком! Для начала две недели - да

что - две, месяц в космосе - если хотите! Дневники, записные книжки,

школьные тетради наконец - вы им насквозь пропитаетесь! И не забывайте: с

вами - мы!

Я молчал. Он продолжал:

- Послушайте, шеф, вы же прекрасно знаете: политик - вовсе не один

человек, он - команда, сплотившаяся вокруг него, его убеждений и целей!

Наша команда теперь без капитана, но сама-то она осталась! Просто нужен

новый капитан!

С балкона шагнул в комнату Чапек. Когда он успел вернуться, я не

заметил.

- Вы, док, я так понимаю, тоже "за"?

- Да.

- Вы просто обязаны, - добавил Родж. Чапек тихо проговорил:



- Я бы не стал так говорить... Но, надеюсь, вы сами придете к этому.

А, черт побери, не хочу лезть к вам в душу... Я верю в свободу воли.

Понимаю, странно, конечно, слышать из уст медика столь легковесный

довод...


Он обратился к Клифтону:

- Лучше нам уйти пока, Родж. Он все понимает, так пусть решает сам.

Однако побыть в одиночестве мне не удалось - стоило им уйти, явился

Дэк. Спасибо, хоть он не стал называть меня шефом.

- Привет, Дэк.

- Привет, привет...

Некоторое время он молча курил и глазел на звезды. Затем отвернулся

от балкона:

- Старичок, мы с тобой на пару сработали кое-что. Теперь я знаю, чего

ты стоишь, и так скажу: если тебе когда-нибудь понадобятся деньги, лишняя

пара кулаков, или ствол - только свистни! Помогу всем, чем только можно, и

безо всяких вопросов! Захочешь уйти сейчас - ни слова в упрек не скажу, и

даже не подумаю удерживать. Ты идеально все провернул!

- Спасибо, Дэк.

- Еще словечко - и я испаряюсь. Пойми только: если ты решишь сейчас,

что не в силах работать дальше, - те скоты, что устроили ему ту проклятую

промывку мозгов, - выиграли! Выиграли, несмотря ни на что!

Он ушел.


Мозг мой был готов разорваться под напором самых противоречивых

мыслей. Мне вдруг стало ужасно жаль себя: это нечестно, в конце концов! У

меня - своя жизнь! Я еще в самом расцвете сил, сколько театральных успехов

ждет меня! Ну, справедливо ли требовать, чтобы я похоронил самого себя,

долгие годы играя в жизнь другого? Меня забудет публика, забудут агенты и

продюсеры - словно я и вправду умру!

Это непорядочно. Они просят слишком многого.

Успокоившись малость, я решил не думать пока об этом. Земля-матушка,

неизменно прекрасная, по-прежнему сияла в небе. Что-то там кроты

поделывают в ночь после выборов? Марс, Венеру и Юпитер - точно для

просушки развесили на веревочке Зодиака. Ганимеда, конечно, видно не было,

как и далекого Плутона с его маленькой, одинокой колонией...

"Миры надежд" - называл их Бонфорт.

Но Бонфорт умер. Ушел от нас. Эти скоты отняли у него право, данное

каждому из нас самой Природой, - и вот он мертв, задолго да назначенного

срока.


И меня просят воссоздать его, подарить ему вторую жизнь...

Способен ли я на это? Смогу ли дорасти до его уровня? Чего он сам

ждал бы сейчас от меня? И как поступил бы, окажись на моем месте?

Пока продолжалась кампания, я не раз задавал себе вопрос: "А что

сделал бы Бонфорт?.."

Кто-то вошел. Оглянувшись, я увидел Пенни.

- Теперь вас послали? Уговаривать послали, да?

- Нет.


Добавить к этому она ничего не захотела, да и от меня, похоже, ничего

не ждала... Мы даже не смотрели друг на друга. Молчание затягивалось и

наконец я решился:

- Пенни! А если я попробую - ты мне поможешь?

- Да! Конечно, шеф, я помогу!

- Тогда я попробую.

Неловко как-то прозвучало....

Я написал все это еще двадцать пять лет назад - слишком уж ошеломлен

был тем, что произошло. Изложил все, как было, и свою персону возвеличить

ничуть не старался: писал лишь для себя, да еще - доктора Чапека. Чудно

сейчас, через четверть века, читать эти сентиментальные, немного наивные

строки - я был тогда почти юношей. Отлично помню этого молодого человека,

хотя с трудом могу представить, что он - и есть я. Жена моя, Пенелопа,

заявляет, что помнит его гораздо лучше - ведь больше она никогда никого не

любила... Время свое берет.

Я обнаружил, что прежнюю жизнь Бонфорта помню лучше своей собственной

- то есть, того юного бедолаги, Лоуренса Смита, или Великого Лоренцо, как

он любил себя рекомендовать. Может, я не в своем уме? Шизофрения, или еще

что-нибудь? Даже если так!.. Чтобы сыграть подобную роль, а затем подарить

Бонфорту вторую жизнь - просто необходимо было, в некотором роде, сойти с

ума и подавить в себе жалкого актера...

В общем, безумие, или еще что - однако я точно знаю, что был им

когда-то, пока он еще существовал. Как актер, он не смог добиться

особенного успеха - думаю, иногда его охватывало самое настоящее безумие.

Да и умер он весьма нелепо: я храню пожелтевшую от времени вырезку, в

которой говорится, будто он "найден мертвым" в номере одного из отелей

Джерси-Сити: чрезмерная доза снотворного. Возможно, несчастный юноша пошел

на это от отчаяния - его агент заявил, что предложений для него не

поступало уже несколько месяцев. На мой взгляд, все же не следовало

писать, будто он остался без работы. Если это и не клевета, то во всяком

случае - жестокость! Датировка статьи, между прочим, доказывает, что ни в

Новой Батавии, ни где-нибудь еще во время избирательной кампании

пятнадцатого года он быть не мог.

Наверное, лучше просто сжечь эту бумажонку.

Из тех, кто знал правду, в живых сегодня - лишь Дэк, да Пенелопа. Да

еще, пожалуй, те - убийцы Бонфорта.

Премьер-министром я побывал уже трижды, и нынешний срок, похоже,

последний. В первый раз я слетел, когда мы все-таки ввели народы Венеры,

Марса и спутников Юпитера в Великую Ассамблею. Они и по сей день имеют там

представителей, а меня избрали снова. Люди не выносят реформ в больших

дозах, иногда им нужна передышка, однако реформы остаются! Хотя перемен

люди не желают, вовсе не желают... Да и ксенофобия пока дает о себе знать.

Но все же мы идем вперед - куда деваться, раз уж хотим достичь звезд?

Снова и снова спрашиваю себя: "А что сделал бы Бонфорт?.." Не уверен,

что всегда верно отвечаю на свой вопрос, хоть и являюсь крупнейшим в мире

специалистом по Бонфорту, но, исполняя его роль, всегда стараюсь держаться

на должном уровне. Много лет назад кто-то - кажется, Вольтер - сказал:

"Если бы Сатане довелось занять место Бога, он счел бы необходимым

перенять и атрибуты божественности".

А об утраченной профессии я никогда не жалел. Вообще-то я с ней и не

расставался, тут Виллем был прав. Вдохновение не нуждается в

аплодисментах, если пьеса стоящая, и я стараюсь по мере сил создать

идеальное творение. Может быть, не совсем идеальным оно получается, однако

отец мой наверняка сказал бы, что "спектакль - на уровне". Нет, я не жалею

ни о чем, хотя и был не в пример счастливее прежде - по крайней мере, мне

гораздо крепче спалось. Зато - какое громадное удовлетворение приносит

добрая работа на благо миллиардов людей!

Возможно, их судьбы и не имеют высокого, вселенского смысла, однако



все они наделены чувствами.

Они способны страдать.
<< предыдущая страница  



Вечный мир воцарится, если заставить победителя оплачивать все расходы. Эван Эсар
ещё >>