Роберт хайнлайн между планетами - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Роберт Энсон Энсон Хайнлайн Чужой в стране чужих Роберт Хайнлайн... 29 7913.2kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Нам, живущим Роберт Хайнлайн нам, живущим 13 3536.57kb.
Роберт хайнлайн 56 10295.42kb.
Роберт хайнлайн уплыть за закат 39 7092.67kb.
Роберт Хайнлайн. Звездный зверь 6 1059.44kb.
Роберт хайнлайн звездный двойник 14 2504.35kb.
Роберт хайнлайн по пятам 3 578.72kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Пасынки Вселенной История будущего 8 1684.66kb.
Взаимосвязь классической и квантовой механики 3 515.21kb.
Роберт Антон Уилсон, Роберт Шей Левиафан Illuminatus! – 3 10 2422.19kb.
Нагаев роберт фаритович 1 23.42kb.
Кто преуспеет после кризиса военачальники знают: от того, как они... 1 229.75kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Роберт хайнлайн между планетами - страница №2/17


- Вы не даете себе труда следить за новостями. Покажите-ка мне ваше

удостоверение личности.


Дон неохотно протянул документ, чиновник сунул его в отверстие машины и

вернул.
- Теперь отпечатки ваших пальцев.


Дон оттиснул пальцы и спросил:
- Теперь все? Могу я получить свой билет?
- Он еще спрашивает, все ли это! Вы должны явиться сюда завтра, за час до

отлета корабля. Тогда получите свой билет - в том случае, если ИБР даст

разрешение.
Чиновник отвернулся. Дон понял, что разговор окончен, и отошел в сторону.

Он не представлял себе, что будет делать дальше. Директору школы он сказал,

что остановится на ночь в отеле "Караван-сарай". Несколько лет назад его

семья останавливалась в этом отеле, а других он не знал. С другой стороны,

следовало бы сделать попытку разыскать доктора Джефферсона - дядюшку Дадли,

- поскольку так велела мать. Было едва за полдень, он решил сдать вещи в

камеру хранения и начать розыски.
Освободившись от вещей, он зашел в пустую телефонную кабину и нашел в книге

номер доктора. Автоответчик вежливо сообщил, что доктора Джефферсона нет

дома, и предложил оставить для него сообщение. Дон как раз обдумывал, что

продиктовать, когда голос с дружескими интонациями нарушил молчание:


- Для тебя я дома, Дональд, Где ты сейчас, малыш?
Зажегся экран, и Дон увидел полузабытые, но все же знакомые черты доктора

Дадли Джефферсона.


- На станции "Терра". Я только что прилетел.
- Тогда хватай такси и немедленно приезжай ко мне.
- Я не хотел вас беспокоить, доктор, но мама настаивала, чтобы я попрощался

с вами.
В душе он надеялся, что доктор Джефферсон будет слишком занят. Он не часто

бывал в больших городах и не собирался тратить свой последний вечер на

Земле, обмениваясь любезностями с другом своей семьи. Он хотел погулять и

посмотреть, что современный Вавилон может предложить для развлечений. Его

аккредитив просто жег ему карман, хотелось потратить хотя бы часть денег.


- Не беспокойся об этом. Надеюсь увидеть тебя через несколько минут. За это

время я приготовлю что-нибудь поесть. Например, выберу и заколю для тебя

тельца упитанного. Кстати, ты получил от меня посылку? - Лицо доктора

внезапно стало внимательным.


- Нет.
Доктор Джефферсон что-то пробормотал в адрес почтовой службы.
- Может быть, она догоняет меня? Там что-то важное?
- Ничего особенного, поговорим об этом позже. Ты где остановился?
- В "Караван-сарае", сэр.
- Ну тогда подстегни своих верблюдов, и посмотрим, как быстро ты сюда

доберешься. Желаю чистого неба и благополучного приземления, сэр!


И они оба отключили аппараты. Дон вышел из кабинки и принялся разыскивать

стоянку такси. Здание космопорта казалось более чем всегда заполненным

людьми в форме, причем не только пилотами и обслуживающим персоналом, но и

военными различных родов войск и, конечно, вездесущими полицейскими сил

безопасности. Дон пробился через толпу к спуску на площадку, затем по

туннелю спустился вниз. Наконец он нашел стоянку такси и встал в очередь.


Рядом растянулся большой, неприятно похожий на ящерицу дракон с Венеры.

Продвинувшись вместе с очередью и оказавшись рядом с драконом, Дон

просвистел ему вежливое приветствие.
Дракон посмотрел на мальчика одним глазом. На "груди" его, между передними

ногами, на таком расстоянии, чтобы легко можно было дотянуться щупальцами,

был укреплен небольшой металлический ящик - водэр. Щупальца нажали на

клавиши, и существо с Венеры ответило ему - с помощью металлической речи

водэра, а не свистом своего родного языка:
- Я вас также приветствую, молодой джентльмен. Приятно среди иностранцев

услышать звуки родного языка, к которым привык еще в яйце.


Дон с удовольствием заметил, что пришелец с другой планеты выражался с

явным акцентом кокни, хоть и пользовался металлическим переводчиком.


Дон просвистел в ответ стандартную вежливую формулу, основной смысл которой

сводился к пожеланию собеседнику легкой и приятной смерти.


Существо с Венеры поблагодарило его с помощью водэра и добавило:
- Мне не совсем понятно ваше произношение. Доставьте мне удовольствие и

говорите со мной на вашем языке, чтобы я мог попрактиковаться в нем.


Дон понял, что его свист был настолько несовершенным, что существо с Венеры

с трудом его понимало, и сейчас же перешел на человеческий язык.


- Меня зовут Дон Харви, - сказал он и еще раз просвистел эту фразу, чтобы

передать смысл своего имени на языке венериан - "Туман Над Водами".


Это имя выбрала ему мать, и он не видел в нем ничего смешного. Дракон тоже

не нашел в нем ничего смешного. Он просвистел свое имя и проговорил через

водэр:
- Меня зовут Сэр Исаак Ньютон.
Дон понимал, что существо с Венеры, называя себя таким именем, следовало

общей традиции драконов: брать удобства ради имена выдающихся людей Земли,

которые вызывали у них уважение.
Дон хотел спросить Сэра Исаака Ньютона, не знает ли он семью его матери, но

очередь продвигалась вперед, а дракон оставался на месте. Дону пришлось

двигаться вместе с очередью, чтобы не потерять свое место. Существо с

Венеры проводило его взглядом одного глаза и выразило на прощание надежду,

что смерть Дона будет приятной.
Непрерывный поток такси прервался; подошел большой тягач с платформой, с

нее спустили трап. Дракон встал на шесть могучих лап и поднялся по трапу.

Дон просвистел ему вслед слова прощания и с неприятным ощущением заметил,

что за ним внимательно наблюдает полицейский службы безопасности. К

счастью, тут подошла его очередь, он сел в такси и захлопнул колпак.
Дон набрал адрес и откинулся на сиденье. Маленький автомобильчик рванулся

вперед, преодолел небольшой подъем, промчался через туннель и въехал в

подъемник. Дон попытался запомнить дорогу, но Новый Чикаго напоминал

муравейник, и даже для специалиста-топографа это было бы тяжелой задачей.


Казалось, что кибер-водитель уверенно выбирает дорогу; во всяком случае,

компьютер, управляющий всеми такси, знал, куда его направить. Остальную

часть пути Дон провел в размышлениях о неприветливом чиновнике, о

подозрении, которое он вызвал у полицейского, и о посылке доктора

Джефферсона. Последнее мало его беспокоило. Он думал о том, что почта

работает плохо и посылка просто затерялась. Он надеялся, что мистер Ривз

догадается переслать его корреспонденцию на Марс.
Затем он вспомнил Сэра Исаака. Как приятно встретить земляка!
Квартира доктора Джефферсона располагалась в фешенебельной части города, на

одном из подземных этажей. Получилось так, что Дон все-таки не сумел

самостоятельно прибыть к месту назначения; когда такси остановилось у

входа, он попытался выйти, но дверца не открывалась. Он вспомнил, что

прежде должен заплатить за проезд, и тут обнаружилось, что, прежде чем

садиться в такси-автомат, следовало позаботиться о монетах.

Автомобиль-робот был умной машиной, но аккредитивы разменивать не умел.
Дон в полном отчаянии ожидал, что сейчас автомобильчик отвезет его в

ближайший полицейский участок, но в это время явился спаситель - доктор

Джефферсон.
Доктор дал ему монеты, чтобы Дон опустил их в счетчик, и провел его в свою

квартиру.


- Забудь об этом, мой мальчик. Такое бывает и со мной примерно раз в

неделю. Сержант в местном полицейском участке держит в своем ящике кучу

монет, чтобы выручать меня из лап этих наших механических узурпаторов. Я

оплачиваю ему эту услугу раз в квартал и добавляю на чай. Садись. Хочешь

шерри?
- Нет, благодарю вас, сэр.
- Тогда кофе. Сливки и сахар перед тобой. Что пишут родители?
- Как обычно. Оба чувствуют себя хорошо, много работают, и всякое такое.
Он незаметно осмотрелся по сторонам. Комната была большой, удобной, даже

роскошной, хотя книги, разбросанные повсюду - на полках, на столе и даже на

стульях, - несколько портили это впечатление. В углу пылал камин; конечно,

это была имитация, но совершенная: огонь был неотличим от настоящего. Через

приоткрытую дверь он мог видеть и другие комнаты. Он прикинул в уме

приблизительную стоимость такой квартиры в Новом Чикаго, и у него захватило

дух. Прямо перед ним было большое панорамное окно, из которого, в общем-то,

должен был открываться вид на подземную часть города. Но вместо этого в нем

был живой горный пейзаж: ручей и хвойные деревья. Пока он разглядывал все

это, из воды выпрыгнула форель.


- Я знаю, что они много работают, - сказал хозяин квартиры. - Они всегда

много работали. Твой отец всегда стремился постичь все тайны, которые

накопились за миллионы лет. Это невозможно, но он все же пытается, и у него

кое-что выходит. Представь себе, малыш, когда твой отец начинал свою

карьеру, мы даже не подозревали, что некогда существовала Первая Империя

системы... Если, конечно, она была первой, - добавил он задумчиво. - К

настоящему времени мы обследовали руины на дне двух океанов Земли и

сопоставили полученную информацию с раритетами других планет. Конечно, не

один твой отец проделал всю эту работу, но его вклад трудно переоценить.

Твой отец - великий человек, Дональд, и твоя мать - тоже; они действуют как

одна команда. Угощайся сандвичами.
- Спасибо,- ответил Дон и занялся едой, избегая отвечать на слова доктора.
Ему было приятно слышать похвалы в адрес своих родителей. Но ему казалось

нескромным проявлять свое удовольствие и соглашаться с этими словами.

Однако доктор был способен говорить и в одиночестве.
- Конечно, возможно, мы так и не найдем ответа на все вопросы. Например,

как самая великая из планет системы, которая была родиной Империи, была

разрушена и превращена в космические обломки. Твой отец провел четыре года

в поясе астероидов - и ты был с ним, не так ли? - и не нашел ответа на этот

вопрос. Была ли это двойная система, такая же, как Земля и Луна,

разрушилась ли она в результате воздействия приливных сил или была

взорвана?
- Взорвана? - переспросил Дон. - Но ведь это теоретически невозможно...
Джефферсон покачал головой.
- Многое считается невозможным до тех пор, пока не происходит в

действительности. Можно написать целую историю "науки наоборот", собрав

утверждения самых высоких авторитетов о том, чего никогда не может быть. Ты

изучал математическую философию, Дон? Ты знаком с бесконечными слоями

Вселенной и системой неоткрытых постулатов?
- Боюсь, что нет, сэр.
- Это простая и очень увлекательная идея. Она утверждает, что все возможно,

- я хочу сказать: абсолютно все или случится когда-нибудь, или уже

случилось. Все. Одна Вселенная, в которой вы в настоящее время пьете вино,

другая - в которой пятая планета Солнечной системы никогда не была

разрушена, еще одна - где атомная энергия и ядерное оружие является

невозможным, как, кстати, утверждали наши предки. Вот это последнее имеет

большой смысл; во всяком случае, для таких невоинственных людей, как я. -

Он встал. - Не слишком увлекайся сандвичами. Я собираюсь повести тебя в

ресторан, где кроме всего прочего будет и еда... такая, какую Зевс обещал

своим богам, но так и не смог ее достать.


- Мне не хотелось бы отнимать у вас слишком много времени, сэр.
Дон все еще надеялся, что ему удастся поразвлечься в городе самостоятельно.

Он с удовольствием представлял себе ужин в каком-нибудь дорогом мужском

клубе, а вместо этого вечер будет убит на натянутую и банальную беседу с

доктором. А ведь это был его последний вечер на Земле.


- Дон, что такое время? Каждый час, который нам предстоит, обещает столько

же нового, как и только что прошедший. Ты уже снял номер в "Караван-сарае"?


- Нет, сэр. Я оставил свои вещи в багажном отделении порта.
- Хорошо, ты останешься на ночь у меня; мы пошлем за твоими вещами позднее.

- Тон доктора Джефферсона несколько изменился.


- А вся твоя корреспонденция придет к тебе в гостиницу?
-Да.
Дон был удивлен, увидев на лице доктора озабоченность.
- Ну ладно. Мы проверим это позднее. Речь идет о пакете, который я тебе

отправил. Его перешлют по твоему новому адресу?


- Не знаю, сэр. Обычно почта приходила к нам два раза в день. Если почта

пришла после того, как я уехал, то, естественно, она останется там до утра.

Но если об этом позаботится директор школы, он может отправить

корреспонденцию срочной почтой, чтобы я смог получить ее до завтрашнего

утра, до отлета корабля.
- Ты хочешь сказать, что ваша школа не обслуживается пневмолинией?
- Нет, сэр. Обычно утреннюю почту привозит повар: он делает покупки в

городе - а вечернюю почту доставляет вертолет.


- У вас прямо-таки необитаемый остров. Ну хорошо. Мы узнаем об этом после

полуночи. Даже если почта не прибудет в срок, не беспокойся.


Тем не менее он казался озабоченным и почти не разговаривал с Доном, когда

они ехали в ресторан...


Ресторан носил не очень удачное название "Задняя комната" и не имел никакой

вывески. Это была просто одна из многочисленных дверей в стене здания. Но,

очевидно, многие знали о нем и очень хотели попасть в него, хотя величавый

швейцар пускал за бархатный шнур далеко не всех. Однако он узнал доктора

Джефферсона и вызвал метрдотеля. Доктор сделал жест, понятный официантам

всех времен и народов, бархатная веревка была опущена, и их торжественно,

словно королей, провели к столику у края танцевальной площадки. У Дона

глаза полезли на лоб, когда он узнал о размере чаевых, поэтому выражение

его лица в момент, когда он увидел официантку, было вполне подходящим.
Его реакция была самой тривиальной: он никогда не видел женщины красивее.

Доктор Джефферсон взглянул на него и рассмеялся.


- Не трать напрасно свой энтузиазм, сынок. Девушки, за право посмотреть на

которых мы заплатили, будут вон там. - Он показал на танцевальную площадку.


- Начнем с коктейля?
Дон отказался и поблагодарил.
- Как тебе будет угодно. У тебя уже приподнятое настроение, и, думаю,

зрелище не причинит тебе вреда. Но может, ты позволишь заказать ужин?


Дон согласился. Пока доктор Джефферсон консультировался с

"принцессой-рабыней" насчет меню, Дон огляделся. Зал изображал веранду на

открытом воздухе поздним вечером. Над головой сияли звезды. Высокая

кирпичная стена шла вокруг зала, закрывая несуществующее пространство

вдали. Ветки яблонь свешивались через стену и шевелились от легкого

ветерка. Старинный колодец с журавлем стоял в глубине зала. Дон увидел, как

другая "принцесса-рабыня" подошла к нему, подняла журавль и вытащила

серебряное ведерко с бутылкой.


Там же, у края танцевальной площадки, на месте столика стояла прозрачная

пластиковая капсула на колесах. Дон никогда не видел ничего подобного, но

сразу же догадался, что это. Это была марсианская "коляска", передвижной

модуль с кондиционированием, чтобы создавать внутри холодную разреженную

атмосферу, привычную для жителя Марса. Существо, сидевшее внутри, можно

было разглядеть: его хилое


тело поддерживалось металлическими сервоконструкциями, которые

компенсировали высокую гравитацию третьей планеты, рудиментарные крылья

были печально опущены. Он не шевелился. Дон пожалел его.
Еще ребенком он встречался на Луне с марсианами, но тяготение на Луне было

еще слабее, чем на Марсе, и не превращало этих существ в паралитиков, что

было для них очень болезненно. Посещая Землю, марсиане сильно рисковали.

Интересно, что привело на Землю это существо? Может быть, он прибыл с

дипломатической миссией?
Доктор Джефферсон отпустил официантку, поднял глаза от меню и заметил, что

Дон уставился на марсианина.


- Меня просто заинтересовало, что он здесь делает, - сказал Дон. - Конечно,

он пришел сюда не есть.


- Возможно, он хочет посмотреть, как кормятся животные. Я считаю, что это

правильное объяснение, хотя бы отчасти. Посмотри хорошенько вокруг себя. Ты

нигде не увидишь ничего подобного.
- Да уж. Во всяком случае, не на Марсе.
- Это не то, что я имею в виду. Это Содом и Гоморра, парень. Мы прогнили до

самой сердцевины и катимся по наклонной плоскости в пропасть. Возможно, и

весь земной шар. Не думай об этом. Старайся получше провести время.
Дон с удивлением посмотрел на него.
- Доктор Джефферсон, вам нравится здесь жить?
- Мне? Я так же разлагаюсь, как и город, в котором живу. Это мое

естественное окружение. Но это не мешает мне отличать ястреба от ручной

пилы.
Оркестр, игравший мягкую музыку, внезапно замолк. Включился экран

оповещения:


"Бермуды, Официальное сообщение. Департамент по делам колоний только что

сообщил, что временный комитет Венеры отверг нашу ноту. Из кругов, близких

к председателю Федерации, сообщают, что такое развитие событий ожидалось и

поэтому причин для беспокойства нет".
Вновь загорелись светильники и зазвучала музыка. Губы доктора Джефферсона

растянулись в саркастической улыбке.


- Как кстати, - прокомментировал он, - как похоже. Знаки судьбы начертаны

на стене.


Он стал было говорить что-то по этому поводу, но был отвлечен началом

представления. К этому времени сцена незаметно куда-то исчезла. Сейчас на

ее месте была яма, из нее поднималось облако, мерцающее пурпурными огнями.

Облако рассеялось, и Дон снова увидел сцену, но теперь на ней были

танцовщицы.
Доктор Джефферсон был прав: смотреть стоило на них, а не на официанток.

Внимание Дона было так занято зрелищем, что он даже не заметил, как подали

еду. Доктор тронул его за локоть.
- Съешь что-нибудь, прежде чем упадешь в обморок.
- Что? О да, сэр.
Он ел с аппетитом, но не отрывал глаз от танцовщиц. Среди них появился

мужчина, он исполнял партию Тангейзера, но Дон не знал этого, и его это не

интересовало. Дон замечал мужчину только тогда, когда тот заслонял

танцовщиц. Он быстро покончил с содержимым тарелки, не замечая, что,

собственно, ест.
- Тебе понравилось? - спросил доктор Джефферсон.
Дон проглотил два куска, прежде чем догадался, что доктор спрашивает о еде,

а не о танцовщицах.


- О да, это очень вкусно. - Он посмотрел в тарелку. - Но что это было?
- Разве ты не узнаешь? Маленький жареный грегорианец.
Потребовалось несколько секунд, прежде чем Дон сообразил, что он съел. Еще

ребенком он видел сотни этих маленьких, похожих на сатиров двуногих -

faunus gregarius Veneris Smythii. Но он так и не мог совместить это понятие

с обычным коммерческим названием, данным этому дружелюбному существу. И он,

и его друзья по детским играм в колониях Венеры всегда называли их

"неуклюжиками" из-за привычки сталкиваться друг с другом. Они всегда

терлись о плечи, садились на колени и всякими другими способами старались

приласкаться.


Съесть маленького неуклюжика?! Он почувствовал себя людоедом, и во второй

раз в этот день его затошнило. Он сглотнул и приложил все усилия, чтобы

подавить свои эмоции, но, конечно, не мог больше даже смотреть на еду.
Он снова взглянул на сцену. Там человек с усталыми глазами в быстром темпе

выстреливал шутки, одновременно жонглируя горящими факелами. Дона это, не

интересовало. Он стал разглядывать зал. Вдруг он встретился глазами с

человеком, что сидел столика через три от них, и тот отвел взгляд с

деланным безразличием. Дон задумался, потом еще раз внимательно посмотрел

на этого человека и решил, что видел его раньше.


- Доктор Джефферсон!
- Да, Дон?
- Вам никогда не приходилось встречаться с венерианским драконом, который

называет себя Сэр Исаак Ньютон? - Дон просвистел на венерианском языке

настоящее имя этого существа.
- Замолчи! - прошипел доктор.
- Почему?
- Не афишируй без нужды свое происхождение, по крайней мере сейчас. Почему

ты спрашиваешь об этом Сэре Исааке Ньютоне? - он говорил тихо, едва заметно

шевеля губами.
Дон рассказал ему о случайной встрече на станции "Терра".
- Когда подходила моя очередь, я был совершенно уверен, что полицейский

следит за мной. А сейчас он сидит вон там, только теперь в штатском.


- Ты уверен?
- Да, пожалуй, уверен.
- М-да. Может быть... Может быть... Ты не ошибаешься? Может, он здесь во

внеслужебное время. Хотя полицейские службы безопасности не могут посещать

этот ресторан, во всяком случае на свое жалованье. Послушай... не обращай

на него внимания и не говори больше ни об этом драконе, ни о Венере. Просто

делай вид, что ты весело проводишь время. Но внимательно слушай, что я тебе

буду говорить.


Дон попытался выполнить эти указания, но ему было трудно "весело проводить

время". Даже когда вновь появились танцовщицы, его так и тянуло отвернуться

и взглянуть на человека, который испортил ему вечер. Тарелку из-под

жареного грегорианца унесли, и доктор Джефферсон заказал для него другое

блюдо, которое называлось "Этна". Оно действительно походило на вулкан: из

его верхушки подымалась струя пара. Дон погрузил в него ложку и обнаружил,

что блюдо сделано из чего-то, одновременно напоминающего огонь и лед,

поражая вкусовые ощущения немыслимым сочетанием противоположных стихий.

Сначала он удивился, как это вообще можно есть. Исключительно из вежливости

он попробовал еще раз, но вскоре с сожалением обнаружил, что съел все.


Во время антракта Дон попытался узнать у доктора, что он думает об угрозе

войны, но тот перевел разговор на его родителей и их работу, а затем на

проблемы прошлого и будущего системы.
- Не беспокойся об этом, парень. Это всего лишь неизбежная прелюдия к

консолидации системы. Через пять сотен лет историки вряд ли даже обратят

внимание на то, что сейчас происходит. Тогда появится Вторая Империя из

шести планет.


- Из шести? Вы думаете, что мы сможем что-нибудь сделать с Юпитером и

Сатурном? Или вы имеете в виду луны Юпитера?


- Нет, я имею в виду - шесть планет средней величины. Мы передвинем Нептун

и Плутон поближе к Солнцу и отведем Меркурий подальше.


Идея перемещения планет поразила Дона. Это казалось совершенно невозможным,

но он воспринял это как реальность, поскольку человек, с которым он сейчас

разговаривал, утверждал, что возможно абсолютно все.
- Человеческой расе нужно очень много места, - продолжал доктор Джефферсон.

- В конце концов, Марс и Венера тоже имеют свое разумное население. Мы не

можем вытеснять их, применяя политику геноцида, - еще неизвестно, против

кого это обернется. Но перестройка системы - всего лишь инженерная работа,

не более того. Через пять веков больше землян будет жить вне системы, чем

внутри нее. Мы заселим системы желтых карликов в окрестностях Солнца. Ты

знаешь, Дон, что бы я сделал на твоем месте? Я бы постарался обеспечить

себе место на "Первопроходце".


- Мне бы это подошло, - согласился Дон. "Первопроходцем" назывался

межзвездный корабль, рассчитанный на полет только в одну сторону, без


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Я ни разу не слыхал, чтобы какой-нибудь старик позабыл, в каком месте он закопал клад. Цицерон
ещё >>