Роберт хайнлайн между планетами - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Роберт Энсон Энсон Хайнлайн Чужой в стране чужих Роберт Хайнлайн... 29 7913.2kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Нам, живущим Роберт Хайнлайн нам, живущим 13 3536.57kb.
Роберт хайнлайн 56 10295.42kb.
Роберт хайнлайн уплыть за закат 39 7092.67kb.
Роберт Хайнлайн. Звездный зверь 6 1059.44kb.
Роберт хайнлайн звездный двойник 14 2504.35kb.
Роберт хайнлайн по пятам 3 578.72kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Пасынки Вселенной История будущего 8 1684.66kb.
Взаимосвязь классической и квантовой механики 3 515.21kb.
Роберт Антон Уилсон, Роберт Шей Левиафан Illuminatus! – 3 10 2422.19kb.
Нагаев роберт фаритович 1 23.42kb.
Кто преуспеет после кризиса военачальники знают: от того, как они... 1 229.75kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Роберт хайнлайн между планетами - страница №17/17

из команды корабля прибыл Дон. Когда он появился, его встретил не самый

дружелюбный взглед капитана Родса, командира "Маленького Давида". Родс

раньше работал в Интернациональной службе, а сейчас числился в составе

действующей армии, в Орбитальной гвардии. Он появился здесь всего три дня

тому назад и был не очень расположен к разговорам. Все свое время он

проводил с Конрадом. Дон дотронулся до своего кармана и подумал: интересно,

какие приказы получил Родс? Наверное, не менее странные.


"Маленького Давида" вытащили на берег; он стоял на опорах, похожих на лыжи.

Ему не нужна была катапульта, да и взять ее было негде: все три катапульты

находились в руках Федерации. Антирадарный колпак сняли, и над кораблем

было теперь чистое небо, пространство, в которое он мог быстро устремиться.


Дон посмотрел на корабль и подумал, что тот больше похож на огромную

бетономешалку, чем на ракету. Там, где раньше были крылья, остались

какие-то выступы, и выглядели они довольно печально. Носовая часть - раньше

она была заостренной - теперь была переоборудована и приобрела форму шара,

там была смонтирована радарная установка. Весь корабль был покрыт шрамами

от сварки, переделывали его в спешке, не заботясь о красоте.


Гондолы ракет были сняты, а на месте, где был бак с горючим, сейчас

установили контейнер с атомным топливом, отгороженный от кабины экипажа

массивным защитным экраном. По всей обшивке торчали какие-то выпуклости,

которые Конрад назвал "антеннами". Именно они и предназначались для

искривления пространства. Правда, Дон представлял себе антенны по-другому.
Команда "Маленького Давида" состояла из девяти человек: Родса, Конрада,

Харви и еще шести. Все они были молоды и только учились управлять кораблем.

Роджер Конрад носил великолепное звание "офицер, отвечающий за специальное

оборудование". Корабль вез только одного пассажира - старину Мало. Его не

было видно, и Дон не искал его. Задняя часть отсека, отведенного для

экипажа, была герметизирована, воздух там был очень разреженным, сухим и

холодным.
Все уже были на борту. Люк закрыли, и Дон уселся на свое место. Несмотря на

то, что значительный объем помещения был занят новым оборудованием,

осталось много пассажирских кресел. Капитан Родс уселся за пульт управления

и произнес низким голосом:


- Включить механизмы старта! Пристегнуть ремни!
Дон так и сделал.
Родс повернулся к Конраду. Конрад сказал небрежным тоном, как будто вел

светскую беседу:


- Через две минуты, джентльмены, - поскольку у нас не было возможности

провести испытания корабля, - будет проведен довольно интересный

эксперимент. У нас три возможности. - Он сделал эффектную паузу.
- Продолжайте! - резко сказал Родс.
- Возможно, что вообще ничего не произойдет. Нас могут подвести некоторые

просчеты в теории, только и всего. Второе - может случиться, что все

сработает хорошо. И третья возможность - корабль взорвется. - Он улыбнулся.

- Хочет ли кто-нибудь сделать ставку в такой игре? - Никто не ответил.


Конрад посмотрел себе под ноги и сказал:
- Ну что ж, о'кэй, капитан. Давайте хватайте судьбу за хвост.
Дону показалось, что вдруг настала ночь. Наступила невесомость. Его

желудок, уже привыкший к повышенной гравитации Венеры, почувствовал себя

неуютно и чуть не изъявил свое неудовольствие открыто. Конрад не был

привязан, он плавал в воздухе, держась одной рукой за панель управления.


- Извините, джентльмены, - сказал он. - Это результат небольшой ошибки. А

теперь давайте внесем поправки и направимся к Марсу. Порадуем нашего

пассажира.
Он покрутил верньеры на пульте. Желудок Дона оказался на месте в результате

возникшего тяготения примерно в одну треть земного. Конрад сказал:


- Очень хорошо, капитан. Теперь можно позволить всем отстегнуться. Кто-то

позади Дона спросил:


- В чем дело? Что, наш план не сработал?
- Совсем наоборот, - ответил Конрад. - Мы сейчас летим с... - он

остановился и взглянул на приборы, - ...с ускорением примерно в двадцать

"дж".
Корабль по-прежнему был окружен темнотой, отрезанный от всей Вселенной тем,

что не совсем правильно называли "бесконечностью", за исключением

нескольких минут в конце каждой вахты, когда Конрад выключал поле, чтобы

дать возможность капитану Родсу сориентироваться по звездам. Во время этих

пауз они пребывали в состоянии невесомости, а звезды ярко светили через

иллюминаторы. А затем вновь наступала темнота, и "Маленький Давид"

возвращался в свой особый маленький мир.
Капитан Родс завел привычку негромко ругаться про себя после каждой

обсервации. Он проверял свои расчеты не менее трех раз.


Между вахтами Конрад занимался со своим "классом по изучению аппаратуры",

причем столько часов в день, сколько этот класс мог выдержать. Дон

обнаружил, что его лекции были так же непонятны, как и те объяснения,

который Конрад дал в свое время Фипсу.


- Я просто не могу понять этого, Роджер, - пожаловался он своему учителю,

когда тот в третий раз повторял ему сказанное. Конрад пожал плечами и

улыбнулся.
- Не тушуйся. К тому времени, когда ты закончишь устанавливать оборудование

на свой собственный корабль, ты уже будешь знать его так, как твоя нога

знает родной ботинок. А сейчас давай снова пройдемся по этому пункту.
Кроме занятий делать было совершенно нечего, корабль был слишком мал и

битком набит людьми. Почти беспрерывно шла игра в карты. У Дона с самого

начала было немного денег, а скоро и вовсе не осталось. Играть было не на

что, он спал или размышлял.


Фипс был прав, решил он. Путешествия с такой скоростью изменят мир. Люди

станут перепрыгивать с одной планеты на другую так же легко, как летают с

одного континента Земли на другой. Это будет революция в транспорте, рывок

от парусных кораблей к межконтинентальным ракетам, почти мгновенный, а не

растянутый на три столетия.
Может быть, когда-нибудь он вернется на Землю. Жизнь там имеет свои

приятные стороны. Взять хотя бы верховую езду. Интересно, помнит ли его

Лэйзи?
Ему хотелось бы научить Изабель ездить на лошади. Хотел бы он увидеть

выражение ее лица, когда она впервые встретится с лошадью.


Одно было для него совершенно ясно. Он не останется на Земле, даже если

когда-нибудь и вернется туда. Он не останется ни на Венере, ни на Марсе.

Теперь он знал, где его место, - там, где он родился, - в космосе. Любая

планета была для него чем-то вроде гостиницы, а космос - родным домом.


Может быть, он отправится к звездам на "Первопроходце". Если они уцелеют,

любой из экипажа "Маленького Давида" будет иметь хорошие шансы попасть в

экипаж звездного корабля. Правда, команда "Первопроходца" должна была

состоять из супружеских пар, но теперь это уже не казалось ему

препятствием. Он был уверен, что успеет жениться, хотя и не мог точно

сказать, откуда у него эта уверенность. Такая, как Изабель, пойдет за своим

мужчиной хоть на край света. Ее не придется уговаривать. Кроме того,

"Первопроходец" стартует еще не скоро; его будут оборудовать системами

Хорста-Милна-Конрада.
Во всяком случае сначала нужно покончить с войной. Когда он вернется, его,

вероятно, переведут в Космическую гвардию, и это сделает его положение в

обществе достаточно высоким к тому моменту, когда он будет демобилизован по

выслуге лет. Подумать только, уже сейчас можно считать, что он служит в

Космической гвардии!
Мак-Мастерс был прав: есть только один путь на Марс - на военном корабле.
Дон осмотрелся вокруг. Игра в карты продолжалась, а двое его друзей бросали

кости на палубе, причем кубики катились медленно, поскольку сила тяжести

была невелика. Конрад опустил свое кресло в положение для лежания. Дон

решил, что все это не очень-то похоже на миссию по спасению мира. Кабина

ракеты чем-то напоминала неубранную постель.
Они должны были выйти в обычное пространство около Марса на одиннадцатый

день. И если их расчеты были правильными, силы Федерации окажутся рядом,

причем настолько близко, что их корабли и "Маленький Давид" прибудут на

Марс почти одновременно. "Класс по специальному оборудованию" занялся

военной техникой и ее использованием. Родс выбрал вторым пилотом Арта

Франкелла, который имел опыт управления кораблем, а Конраду помогал

Франклин Чанг, тоже ученый-физик. Из четырех оставшихся двое обслуживали

радиостанцию, двое - радар. Служебное место Дона было в центре отсека,

позади пилотских ложементов стояло кресло, называвшееся центральным. В его

ведении находился тумблер уничтожения корабля - устройство, которое еще

столетие назад получило название "рубильник мертвой руки", потому что

включался он весом тела мертвого оператора.


Во время первого учебного занятия Конрад сначала проверил, как знают свои

функции остальные члены экипажа, а потом подошел к Дону.


- Ты понял, что от тебя нужно? - спросил он.
- Да, я должен сделать следующее: нажать кнопку, подготавливающую корабль к

взрыву, а затем взяться за "рубильник мертвой руки".


- Нет-нет! Сначала взяться за "рубильник мертвой руки" и только потом

нажать кнопку подготовки взрыва.


- Ах да, я просто перепутал.
- Главное, не сделай наоборот на самом деле, лейтенант. Если ты сделаешь

как надо, все будет в порядке. Если ты ошибешься, нам будет очень плохо.


- О'кэй, Роджер, эта кнопка включает атомную бомбу?
- Нет, не совсем. Это было бы слишком дорого. У нас на борту достаточно

взрывчатки, чтобы уничтожить всю нашу коробку. Задача состоит в том, чтобы

взорвать корабль, если его попытаются взять в плен. Поэтому тебе нужно

будет держаться за этот рычаг и не отпускать его ни в коем случае, даже

если тебе захочется почесаться этой рукой. Потерпи.
Капитан Родс подошел к ним и отозвал Дона в сторону. Он говорил тихо, чтобы

его не могли слышать другие:


- Харви, ты доволен своим постом? Ты ничего не имеешь против него?
- Нет, ничего, - ответил Дон. - Я знаю, что все остальные подготовлены

лучше, чем я, зато у меня реакция лучше, чем у них.


- Это не то, что я имею в виду, - возразил капитан. - Ты вполне мог бы

заменить любого, кроме меня и доктора Конрада. Я хочу быть уверен в том,

что ты выполнишь порученное дело.
- Я не понимаю, почему вы в этом сомневаетесь. Мне только нужно взяться за

рычаг, нажать кнопку и держать рычаг не отпуская. Для этого вовсе не нужно

знать высшую математику.
- И это тоже не то, что я имел в виду. Я еще плохо знаю тебя, Харви, но мне

сказали, что ты участвовал в боях. Единственный из нашей команды. Вот

почему это дело поручено тебе. Люди, которые разбираются в таких делах,

считают, что ты сможешь его выполнить. Я не беспокоюсь, что ты забудешь

очередность действий. Но мне нужно знать, сможешь ли ты в критический

момент нажать на рубильник? Сможешь?


Дон ответил не сразу. В одно мгновение перед его мысленным взором

промелькнуло множество картин: доктор Джефферсон, который пошел на явное

самоубийство, - конечно, он умер не случайно, старина Чарли с искривившимся

ртом, все еще державший в руках свое оружие... вспомнил он и голос,

донесшийся до его слуха сквозь венерианский туман: "Венера и свобода!".
- Если будет нужно, я смогу.
- Хорошо. Я бы за себя не поручился. Итак, я полностью полагаюсь на вас,

сэр, если случится самое худшее. Наш корабль не должен быть захвачен.


- Я все сделаю.
Напряжение все нарастало, а вместе с ним - и нервозность. Они не могли быть

уверены на сто процентов, что прибудут к Марсу раньше кораблей Федерации.

Возможно, эти корабли двигались как-то иначе, не по оптимальной траектории.

Возможно, силы Федерации уже на Марсе и контролируют всю планету. Тогда их

будет трудно выбить оттуда.
А у Конрада были и другие причины для беспокойства: оружие корабля могло не

сработать. Он лучше других знал, как неустойчиво их положение. Приходилось

полностью полагаться, на теоретические расчеты. Он знал, как часто

блестящие теории оказывались пустым звуком из-за того, что какие-то законы

природы просто-напросто не были учтены. Короче говоря, практическое

испытание ничем нельзя заменить, а это оружие еще не испытывалось. Он даже

утратил свою обычную улыбку и временами спорил с Родсом, причем делал это

не очень-то тактично. И это все усиливалось по мере приближения момента,

когда они должны были выйти из состояния сверхскоростного полета.
Все проблемы решились ко всеобщему удовлетворению. Однажды Родс спокойно

скомандовал:


- Час пробил, джентльмены. Занять боевые посты!
Он направился к своему креслу, пристегнулся и резко приказал:
- Сообщить о готовности!
- Второй пилот!
- Радиостанция!
- Специальное вооружение готово!
- Пост "мертвой руки"! - закончил перекличку Дон.
Ожидание затянулось, секунды отсчитывались медленно-медленно. Родс спокойно

предупредил Мало в микрофон, чтобы тот приготовился к невесомости.


- Внимание! - крикнул он.
Дон покрепче ухватился за свой рычаг и вдруг ощутил невесомость. Через

иллюминаторы, расположенные по обеим сторонам отсека, стал виден свет

звезд. Дон не увидел Марса и решил, что он, очевидно, скрыт корпусом

корабля. Солнце светило откуда-то сзади, но обзор был хорошим. "Маленький

Давид" начинал свое существование как крылатая ракета, поэтому у него

имелся обзорный иллюминатор, расположенный перед креслами пилотов. Дон мог

видеть все впереди не хуже, чем Родс и второй пилот, и лучше, чем все

остальные члены экипажа.


- Радар? - спросил Родс.
- Что вы, шкипер! Даже при скорости света... О! О! Сигнал!
- Где они и какова их скорость?
- Тэта три, пять, семь, точка, два; фи минус ноль, точка, восемь;

радиальная скорость шесть, восемь...


- Это я и так вижу, - резко сказал Конрад. - Визуальное наблюдение?
- Пока еще нет.
- Можем мы их достать?
- Нет. Думаю, нам нужно набраться терпения и сблизиться с ними. Возможно,

они нас еще не заметили.


Затем их корабль уменьшил скорость, чтобы получить возможность для

маневрирования; и все же они сближались с противником со скоростью более

девяноста миль в секунду. Дон пытался рассмотреть корабли, если эти сигналы

на экранах действительно были кораблями. Но его глаза, конечно, уступали

электронной аппаратуре.
Нервы у всех были напряжены до крайности. Расстояние все уменьшалось, пока

не стало казаться, что сигналы на экранах радаров вовсе не были вражескими

кораблями. Может быть, какие-нибудь астероиды, не отмеченные на

навигационных картах. И тут по всему кораблю прозвучал резкий сигнал боевой

тревоги, он включался автоматически радиосигналами определенных частот.
- Вот они! - воскликнул Родс. - Мы сближаемся.
Затем наступила короткая пауза.
- Они требуют, чтобы мы назвали себя. Это те, кого мы ищем. Может быть,

выстрелить сейчас? - Родс повернулся к Конраду. - Что вы скажете?


- Нет, нужно подойти поближе. Тяните время. - Лицо Конрада было серым и

мокрым от пота. Родс нажал кнопку и заговорил в микрофон:


- А вы кто такие? Назовите сначала себя.
Ответ пришел немедленно и был усилен динамиком над головой капитана:
- Назовите себя, иначе будете расстреляны!!!
Родс снова посмотрел на Конрада, но тот был слишком занят, чтобы ответить

на его взгляд. Родс снова заговорил в микрофон:


- Это истребитель "Маленький Давид", частное судно, выполняющее задание по

договору с Республикой Венера. Немедленно убирайтесь.


Дон снова напряг зрение. Ему показалось, что он увидел впереди три новые

звезды. Ответ пришел немедленно.


- Говорит "Миротворец", флагманский корабль эскадры Федерации. Пиратскому

кораблю "Маленький Давид": немедленно сдавайтесь, иначе будете уничтожены.


Когда Родс снова обратился к Конраду, тот повернул к нему лицо, на котором

была написана неуверенность.


- Они еще далеко. Мне трудно поймать цель. Я могу промахнуться.
- У нас не осталось времени! Начинай! Дон
уже мог видеть эти корабли, теперь они невероятно выросли в размерах. А

затем, совершенно неожиданно, один из них превратился в серебряный шар,

затем второй и третий. Целый набор елочных игрушек невероятных размеров

оказался на том месте, где только что были могучие боевые корабли. И эти

шары все приближались, пока наконец не проплыли где-то слева... "Битва"

была выиграна. Конрад глубоко вздохнул.


- Вот и все, капитан. - Он повернулся и сказал: - Дон, ты сделаешь всем нам

большое одолжение, если отключишь свой рубильник. Нам он больше не

понадобитсях
Под ними проплывал Марс, красный и удивительно красивый. Скиапарелли,

мощная станция межпланетной связи МТТК, была накрыта огромной серебряной

"шапкой": не стоило пока хвастаться победой.
Капитан Родс сообщил о своем прибытии на другую, менее мощную, станцию. Не

пройдет и часа, как они опустятся на планету неподалеку от Датона... а вот

и Мало выбрался из своего холодильника. Он уже не был больным и усталым,

скорее, энергичным, и даже не опасался теплого, плотного и влажного воздуха

кабины; ведь дом был уже рядом.
Дон опять вернулся в свое кресло, чтобы лучше видеть. Знаменитые каналы

Марса были четко видны невооруженным глазом; их мягкая зелень пересекала

оранжевые и коричневые равнины. Сейчас на юге была зима, и казалось, что на

макушку планеты надели белый поварской колпак. Это была южная полярная

шапка. Странно, но она напоминала Дону о старине Чарли...
Наконец-то Марс... Скорее всего, он увидит своих родителей еще до захода

солнца и наконец-то отдаст отцу перстень, хотя и не так скоро, как



хотелось.
В следующий раз он попытается избегать окольных путей.
перевод с английского Ю. Логинова
<< предыдущая страница  



Конструктивная критика: когда я критикую вас. Деструктивная критика: когда вы критикуете меня.
ещё >>