Роберт хайнлайн между планетами - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Роберт Энсон Энсон Хайнлайн Чужой в стране чужих Роберт Хайнлайн... 29 7913.2kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Нам, живущим Роберт Хайнлайн нам, живущим 13 3536.57kb.
Роберт хайнлайн 56 10295.42kb.
Роберт хайнлайн уплыть за закат 39 7092.67kb.
Роберт Хайнлайн. Звездный зверь 6 1059.44kb.
Роберт хайнлайн звездный двойник 14 2504.35kb.
Роберт хайнлайн по пятам 3 578.72kb.
Роберт Энсон Хайнлайн Пасынки Вселенной История будущего 8 1684.66kb.
Взаимосвязь классической и квантовой механики 3 515.21kb.
Роберт Антон Уилсон, Роберт Шей Левиафан Illuminatus! – 3 10 2422.19kb.
Нагаев роберт фаритович 1 23.42kb.
Кто преуспеет после кризиса военачальники знают: от того, как они... 1 229.75kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Роберт хайнлайн между планетами - страница №16/17

остальных ученых.


Дон редко виделся с ним, да и с остальными соседями тоже. Даже Изабель была

очень занята, взяв на себя всю канцелярщину.


Эта группа работала день и ночь с огромным напряжением. Кольцо было

открыто, и данные, необходимые для работы, получены, но к Марсу уже мчалась

вооруженная эскадра. Никто не знал - просто не мог знать, - успеют ли они

закончить работу вовремя, успеют ли спасти своих коллег. Конрад как-то

объяснил Дону положение:
- У нас здесь нет нужных условий. Данные, которые мы получили, рассчитаны

на реализацию в рамках земной или марсианской технологии. Все дело в том,

что у драконов технология совершенно другая. У нас здесь довольно мало

людей, а драконы тоже не всемогущи. Сначала планировалось смонтировать всю

аппаратуру на пассажирском корабле из тех, что ходят на Марс. Вы видели их?
- Только на рисунках.
- Я тоже. Конечно, они совершенно бесполезны в качестве военных кораблей,

но полностью герметичны и достаточно вместительны. А сейчас в нашем

распоряжении лишь небольшой орбитальный корабль.
Надстратосферный корабль-челнок с "подстриженными ушами", то есть в

положении с убранными крыльями, предназначенными для полета в атмосфере,

был спрятан неподалеку от дома Сэра Исаака. Он мог бы лететь и на Марс,

если его соответствующим образом переоборудовать.


- Но это очень трудно, - добавил он.
- Но мы все-таки сможем это сделать?
- Мы должны это сделать. Мы не можем пересчитать все параметры, у нас нет

вычислительных машин, нет и времени.


- Да, как раз об этом я и хотел спросить. Мы успеем?
- Я сам бы хотел знать, - вздохнул Конрад.
Всех изводила спешка. В комнате, где они обедали, была установлена большая

карта с изображением положения Земли, Солнца, Венеры и Марса на данный

момент. Карту ежедневно корректировали в соответствии с движением планет по

орбитам. Земля продвигалась на один градус, Венера - несколько больше, а

Марс - на полградуса.
Длинная дуга шла из точки на орбите Земли к месту встречи с Марсом. Это был

предполагаемый путь эскадры Федерации. Единственное, что они знали точно, -

это время ее отправления. И траектория, и дата прибытия были рассчитаны

исходя из относительного расположения планет и максимальной скорости

кораблей Федерации. Была учтена и необходимая заправка кораблей горючим на

орбите Земли.


Для ракетного корабля одни орбиты хороши, а другие - нет. Военный корабль,

конечно, не полетит по экономной эллиптической орбите, потому что такой

полет займет двести пятьдесят восемь земных суток. Но даже если корабль

движется по гиперболической траектории и применяет для ускорения полета

форсаж, все равно путь его должен подчиняться определенным законам.
Рядом с этой схемой висел календарь; здесь же располагались часы,

показывающие земное время по Гринвичу. Около них светилась цифра. Это было

количество дней, оставшихся до дня "М". Оставалось тридцать девять суток.
Дон наслаждался жизнью, которая для солдата могла считаться райской, -

горячая пища вовремя, хорошо приготовленная и в большом количестве, сколько

угодно времени для сна. У него была чистая одежда, чистая кожа, никаких

обязанностей и никаких опасностей. Однако все это стало ему надоедать.

Напряженная деятельность вокруг заставляла его стыдиться своего безделья, и

он стремился быть полезным. Он много раз пытался в чем-то помочь, пока не

обнаружил, что все поручения даются ему только для того, чтобы занять его

чем-нибудь. Толку с него было мало: у высококвалифицированных специалистов,

работавших в лоте лица своего, просто не было времени на неумелого

помощника. Дон понял это и стал просто бездельничать. Вскоре он обнаружил,

что может убить время,
ложась спать среди дня. Однако эта практика привела к тому, что он перестал

спать ночью.


Он задумывался, почему его тяготит такой приятный отпуск. Конечно, он

беспокоился о своих родителях, хотя их образы несколько померкли в его

памяти. Мысль о том, что он ничем не может помочь им, не давала ему покоя.

Он хотел бы выбраться отсюда - здесь он никому не мог быть полезен - и

вернуться в свое подразделение, к своему делу. Там не о чем было

беспокоиться, не надо было над чем-то задумываться между боями. Главное -

полностью выкладываться в схватке. Тебя окружает темнота, ты чувствуешь

дыхание друзей справа и слева, медленно двигаешься вниз, стараясь избежать

ловушек, настроенных зелеными мундирами, чтобы охранять свой сон. Затем -

молниеносный удар, и ты откатываешься вместе со всеми к своей шлюпке,

ориентируясь только по сигналу в наушниках...
Да, его сильно тянуло назад, в армию. Он решил переговорить об этом с

Фипсом и отправился в его кабинет.


- Ах, это вы? Не хотите ли сигаретку?
- Нет, спасибо.
- Это настоящий табак, а не местный, не ваша "сумасшедшая трава".
- Нет, спасибо. Я не курю.
- И правильно делаете. По утрам во рту творится такое...
Фипс все же закурил и откинулся на спинку кресла.
- Послушайте, вы ведь здесь довольно важное лицо, - начал Дон.
Фипс выдохнул дым, затем осторожно сказал:
- Давайте определим это так: я здесь всего лишь координатор. И уж во всяком

случае не руковожу ни учеными, ни техниками. Дон не стал спорить.


- Вы достаточно важное лицо для меня. Послушайте, мистер Фипс, я знаю, что

совершенно бесполезен здесь. Не можете ли вы устроить так, чтобы я вернулся

назад, в свою часть?
Фипс старательно выпустил кольцо дыма.
- Мне очень жаль, что у вас сложилось такое впечатление. Я мог бы дать вам

работу, чтобы занять вас. Вы могли бы быть моим помощником.


Дон покачал головой.
- Мне уже достаточно давали такой работы. Собираешь рассыпанные спички,

снова разбрасываешь их и опять собираешь в коробок. Я хочу заняться

настоящим делом. Я солдат, а сейчас идет война, и именно там мое место. Как

я могу вернуться?


- Никак.
- Что вы хотите сказать?
- Мистер Харви, я просто не могу позволить, чтобы вы отправились туда; вы

слишком много знаете. Если бы вы просто отдали мне кольцо и не стали

задавать вопросов, я мог бы отправить вас в вашу часть буквально в тот же

час. Но вам обязательно нужно было знать все. А теперь мы не можем

рисковать: вдруг вы попадете в плен. Мы знаем, что зеленые мундиры каждого

пленного пропускают через все степени допроса, и просто не можем рисковать.


- Но, черт возьми, сэр, я никогда не позволю, чтобы меня взяли в плен. Я

уже давно это решил.


Фипс пожал плечами.
- Если бы вас просто убили - что ж, тогда все было бы в порядке. Но в этом

нельзя быть уверенным, несмотря на ваше твердое решение. Мы просто не можем

рисковать - слишком много поставлено на карту.
- Но вы не можете меня здесь задерживать. У вас нет надо мной никакой

официальной власти.


- Официальной - нет, и тем не менее вы не сможете покинуть это место.
Дон открыл рот, закрыл и молча вышел.
На следующее утро он решил во что бы то ни стало добиться своего. Доктор

Конрад встал раньше и перед уходом на работу сказал:


- Дон...
- Что, Роджер?
- Если ты в состоянии оторваться от кровати, можешь зайти в нашу

лабораторию, там будет кое-что интересное.


- Да? А что? Когда?
- Ну, скажем, около девяти.
Когда Дон пришел в лабораторию, там уже были почти все люди и добрая

половина многочисленного семейства Сэра Исаака. Роджер Конрад стоял у

панели с какими-то приборами, которые ничего не могли сказать

непосвященному человеку. Он долго возился с аппаратами, потом поднял глаза

и сказал:
- А теперь посмотрите вон туда. Сейчас вылетит птичка. Вон там, над

диваном, - и нажал кнопку.


Над диваном возник ниоткуда какой-то серебристый шарик диаметром фута в

два, причем он висел в воздухе без всякой опоры. Казалось, что поверхность

его была абсолютно сферической и отражала свет, напоминая украшение на

рождественской елке. Конрад торжественно улыбнулся.


- О'кэй, Тони. А теперь попробуй эту штуку топором.
Мускулистый Тони Винсенте поднял топор и приготовился.
- Как вам угодно, чтобы я его расколол? Сверху вниз, пополам или наискось?
- Как угодно.
Винсенте поднял топор над головой и ударил. Топор отскочил.
Сферическая штуковина даже не пошевельнулась, на ее зеркальной поверхности

не осталось ни царапинки. Детская улыбка на лице Конрада стала еще шире.


- Конец первого действия, - провозгласил он и нажал другую кнопку. Шар

бесследно исчез. Конрад опять склонился над пультов управления. - Действие

второе, - снова провозгласил он. - Сейчас мы работаем только вполсилы.

Прошу всех отойти от дивана. - Он опять взглянул на присутствующих. -

Внимание! Прицел? Огонь!
Там появилась полусфера. Ее поверхность была испещрена какими-то разводами.
- А теперь подставку, Тони.
- Минуточку, только прикурю.
Винсенте зажег сигарету, выпустил большой клуб дыма, положил ее в

пепельницу, а пепельницу подставил под полусферу. Конрад снова начал

манипулировать тумблерами и кнопками, в результате чего предмет опустился

на диван и накрыл пепельницу с еще дымящейся сигаретой.


- Кто-нибудь хочет ударить по этому предмету топором или еще чем-нибудь? -

спросил Конрад. Желающих не было.


Конрад опять начал щелкать переключателями, серебристая полусфера

поднялась. Сигарета в пепельнице продолжала дымиться, ничуть не

поврежденная.
- Как вам понравится, - спросил он, - если мы такую же полусферу опустим на

столицу Федерации на Бермудских островах и оставим ее там до тех пор, пока

не договоримся с ними?
Естественно, эта идея встретила безоговорочную поддержку. Почти все здесь

были гражданами Венеры и поэтому чувствовали себя на стороне восставших,

независимо от того, чем они занимались сейчас. Фипс прервал возбужденные

возгласы вопросом:


- Доктор Конрад, не могли бы вы дать нам популярное объяснение того, что мы

сейчас видели? Как это действует? Мы можем только догадываться об огромных

возможностях того, что вы нам показали.
Лицо Конрада стало очень серьезным.
- М-м-м... шеф, возможно, самым простым объяснением будет следующее:

фазарда модулирует гарбаб в таком фазовом состоянии, что тримолин

взрывается и вырывается наружу - другими словами, происходит то же самое,

когда кто-то впускает мышь в ванную комнату. А если серьезно, для этого

просто нет популярного объяснения. Даже если бы вы согласились усердно

заниматься со мной лет пять и начали бы с элементарной математики, то и за

это время я смог бы только подвести вас к своему ограниченному уровню

знаний. Некоторые из сверхсложных уравнений, использованных здесь, мягко

говоря, уникальны. Но нам были даны настолько четкие указания, что мы

сделали все, даже не понимая сути.


Фипс кивнул.
- Мне остается только поблагодарить вас за это. Придется попросить Сэра

Исаака.
- Попробуйте. Я и сам с удовольствием послушаю его.


Дону стало ясно, что реализовать древнюю технологию все же возможно, но

беспокойство не проходило. Каждый день, когда он видел новую цифру в

обеденном зале, она напоминала ему, что время уходит, а он бездействует. Он

уже не надеялся уговорить Фипса, чтобы его послали туда, где идут военные

действия, а сам начал строить планы, как выбраться туда.
Дон видел карту Великого Южного моря и примерно знал, где находится. К

северу лежала территория, которая не была населена даже драконами, там

обитали их дикие сородичи, известные своей кровожадностью. Считалось, что

эта территория непроходима. Путь, ведущий к морю через южные области, был

значительно длиннее, но он проходил через территорию, населенную драконами,

а дальше начинались сельскохозяйственные фермы людей. Умея объясняться на

языке драконов и с запасом еды на неделю, он мог попытаться дойти до

берега. А что касается всего остального, что могло с ним случиться, то у

него на этот случай были нож и смекалка. Кроме того, он теперь лучше

ориентировался в этих болотистых местностях, чем тогда, когда убегал от

людей Бенкфилда. Дон понемногу начал подкапливать еду. Оставались сутки до

того момента, когда он собирался предпринять свою попытку. Тогда-то Фипс и

вызвал его. Дон подумал, что, может быть, лучше вообще не показываться

Фипсу, но потом решил пойти, чтобы не вызвать лишних подозрений.


- Садитесь, - начал Фипс. - Сигарету? Ах да, я забыл. Чем вы занимались в

последнее время? Делали что-нибудь?


- Я вообще ничего не делал!
- Очень жаль. Мистер Харви, задумывались ли вы когда-нибудь над тем, как

будет выглядеть мир, когда все это кончится?


- Нет, над этим я как-то не задумывался. Если честно, он думал об этом, но

все представлялось каким-то зыбким, ему нечего было ответить на этот

вопрос. Он представлял себе это так; когда война закончится, он наконец

сможет встретиться со своими родителями. Что же касается будущего - ну...


- Каким бы вы хотели видеть мир?
- Ну... я просто не знаю... - Дон задумался. - Полагаю, что я не из тех,

кого вы назвали бы политически мыслящими людьми. Для меня неважно, кто

будет руководить этим миром, за одним исключением: должна быть свобода.

Понимаете, человек должен иметь право делать то, что ему хочется, если он в

состоянии сделать это. Его не должны ни принуждать, ни сдерживать.
Фипс кивнул.
- У нас очень похожие взгляды, более, чем вы можете себе представить. Я не

пуританин, когда дело касается политической теории. Всякое правительство,

которое становится слишком могучим и чересчур преуспевает, являет собой

угрозу. Именно таким стало правительство Федерации, хотя все начиналось

хорошо. А сейчас это правительство пора поставить на место, чтобы граждане

могли иметь определенные свободы. Дон сказал:


- Может быть, у драконов более правильная общественная структура:

единственной формой организации является у них семья.


Фипс покачал головой.
- То, что хорошо для драконов, не всегда годится для нас. Семьи тоже могут

подавлять, как и правительства. Посмотрите на молодых драконов. Пройдет не

менее пяти сотен лет, пока они получат право хотя бы чихнуть без

разрешения. Я ведь спросил ваше мнение потому, что и сам не знаю ответа на

свой вопрос, хотя изучал историю, когда вас еще не было на свете. Сейчас мы

готовы выпустить на свободу такие силы, что никто не сможет сказать, чем

это обернется.
Дон очень удивился.
- Но мы уже путешествуем в космосе; я не вижу принципиальной разницы между

тем, что мы имеем сейчас, и возможностью путешествовать еще быстрее. А что

касается того фокуса, который мы видели, то мне кажется, что это

замечательная мысль: взять и накрыть колпаком целый город, чтобы его нельзя

было разбомбить сверху.
- Согласен. Но ведь это только начало. Я как-то пытался выписать для себя

все возможные применения этого изобретения. Прежде всего, вы очень сильно

недооцениваете увеличения скорости перелетов. Что касается других

возможностей, то я здесь в полном замешательстве. Я уже достаточно пожилой

человек, и мое воображение, так сказать, несколько "заржавело" и нуждается

в смазке. Вот хотя бы такое предложение: можно перебрасывать воду отсюда, с

Венеры, на Марс. - Он нахмурил лоб. - Более того, мы могли бы даже

передвигать планеты.


Дон поднял на него взгляд. Где-то он слышал почти те же слова...
- Ну ладно, оставим это, - продолжал Фипс. - Мне просто хотелось узнать

точку зрения молодого человека. Так сказать, свежий взгляд на эти вопросы.

Вы могли бы тоже подумать над этим. Люди, работающие в лаборатории, не

будут думать о последствиях, они слишком заняты. Иногда эти физики делают

чудеса, но никогда не задумываются над тем, что будет дальше. - Он помолчал

и добавил: - Сейчас мы переставляем наши часы на новое время, но не знаем,

какое будущее готовим себе.
Он замолчал. Дон с облегчением решил, что разговор окончен, и поднялся.
- Нет-нет, не уходите, - сказал Фипс. - У меня есть еще кое-что. Вы уже

собрались уходить от нас, не так ли?


Дон остановился и, заикаясь, спросил:
- Почему вы так думаете?
- Я знаю. Однажды утром мы проснемся и увидим, что ваша кровать пуста. А

затем мне придется снова вас искать.


Дон успокоился.
- Это Конрад сказал вам? - произнес он с горечью.
- Конрад? Нет. Я вообще сомневаюсь, что доктор замечает что-нибудь крупнее

электрона. Нет, просто я не вчера родился. Я обязан разбираться в людях,

это моя профессия. Мы повздорили при нашей первой встрече, но, напоминаю, я

был ужасно измотан. А теперь вы покидаете нас, и я не могу вас остановить.

Я достаточно хорошо знаю драконов и уверен, что Сэр Исаак не позволит мне

помешать вам. Он любит вас, как собственное яйцо! Но я просто не могу

позволить вам уйти. Причины вы знаете. Предупреждаю, я скорее убью вас, чем

отпущу.
Дон наклонился вперед, перенес вес тела на носки.


- И вы считаете, что вам это удастся? - спросил он мягко. Фипс

ухмыльнулся.


- Нет, не считаю. Вот почему мне пришлось придумать другой выход. Вы

знаете, что мы сейчас комплектуем команду корабля? Хотите полететь на нем?


Глава 18
"МАЛЕНЬКИЙ ДАВИД"


Дон раскрыл рот от удивления и замер. К его чести надо сказать, что он

никогда всерьез не думал о таком. Он даже мечтать не мог об этом. Фипс

продолжал:
- Откровенно говоря, я поступаю так, чтобы отделаться от вас, чтобы как-то

вас изолировать и сделать недостижимым для инквизиторов Федерации до тех

пор, когда это уже не будет иметь такого значения. Я думаю, это

оправдается.


Мы хотим подготовить как можно больше людей для "Маленького Давида" и затем

использовать их для команд других кораблей. Но у меня ограниченный выбор.

Большинство из нашей группы слишком стары или близоруки, остальные - хилые

молодые гении, пригодные только для работы в лабораториях. Вы же молоды,

здоровы, у вас очень быстрая реакция - я это знаю, - и кроме того, вы

привыкли к космическим полетам с самого раннего детства. Конечно, вы не

космонавт, но это не так уж и важно, потому что эти корабли - новинка для

всех. Мистер Харви, как вам понравится идея отправиться на Марс и вернуться

обратно капитаном Харви, на своем собственном корабле, который будет

достаточно могуч, чтобы нанести удар по насекомым Федерации, кишащим вокруг

Венеры? Или хотя бы помощником капитана, - сказал Фипс, думая о том, что на

корабле, команда которого будет состоять всего из двух человек, Дон вряд ли

сможет занять менее значительную должность.
Нравится ли ему эта идея? Она просто великолепна! У Дона даже начал

заплетаться язык, когда он попытался утвердительно ответить на этот вопрос

- он очень спешил это сделать. Затем почти сразу же его пронзила

отрезвляющая мысль. Фипс увидел, как изменилось его лицо.


- В чем дело? - спросил он резко. - Вы испугались?
- Испугался? - на лице Дона отразилось презрение. - Скажете тоже! Я так

часто пугался, что уже привык. Беда не в этом.


- А в чем же?
- Все дело в том, что я все еще числюсь в действующей армии. Я не могу,

находясь в отпуске, отправиться за сотню миллионов миль. Строго говоря, это

будет дезертирство. Меня сперва повесят, а уж потом начнут задавать

вопросы.
Фипс задумался.


- О, я полагаю, это можно уладить. Это уж моя забота.
Прошло три дня, и Дон получил новый приказ, на этот раз - в письменном

виде, причем он был изложен в таких выражениях, что о смысле его

приходилось догадываться. Он гласил:
"Кому: Харви, Дональду Дж., сержанту-специалисту первого класса. Через

инстанции.


1. Вы направляетесь для выполнения специального задания, временного

характера, но неопределенной продолжительности.


2. Вы можете при необходимости путешествовать, выполняя это задание.
3. Задание выполняется в интересах Республики. Когда вы сочтете, что ваше

задание выполнено, вам следует доложить в ближайшее военное ведомство и

потребовать, чтобы вас снабдили транспортом для доставки к начальнику

штаба, с тем чтобы вы могли доложить ему лично.


4. На время выполнения задания вам присваивается временное звание младшего

лейтенанта.


От лица командующего Дж. С. Басби, подполковник (временное звание).
Примечание. Доставить через курьера.
Генри Марстен, капитан (временное звание). Командир 16-й ударной группы

гондольеров".


К приказу была прикреплена записка, написанная от руки.
"P. S. Дорогой лейтенант!
Это, наверное, самый глупый приказ, который я подписывал когда-либо в своей

жизни. Что ты такое задумал, черт возьми? Может быть, ты женился на дочери

одного из драконов? Или застал одну из крупных военных шишек при

компрометирующих обстоятельствах? Во всяком случае желаю тебе хорошо

провести время, а также всяческих удач. Марстен".
Дон положил приказ и записку в карман. Время от времени он засовывал в

карман руку, ощупывая и приказ, и письмо Марстена.


Дни быстро уплывали, а дуга все ближе и ближе подходила к Марсу. Все

нервничали. На стене столовой появилась еще одна цифра - дата, к которой

корабль "Маленький Давид" должен был быть готов, если они собирались успеть

вовремя. За двадцать минут до старта Дон все еще сидел в кабинете Сэра

Исаака, его багаж (все тот же, что и раньше) был уже на борту. Прощание с

Сэром Исааком оказалось более трудным, чем он ожидал. Он не думал о разных

глупостях, вроде "отеческого благословения", просто он очень хорошо

осознавал тот факт, что старый дракон - очень близкое ему существо. Едва ли

не в большей степени, чем родители.


Он почти с облегчением встретил тот момент, когда стрелки показали урочный

час. Пора!


- Мне нужно идти, - сказал он. - Осталось девятнадцать минут.
- Да, мой дорогой Дональд. Вы, люди, чья жизнь так коротка, почему-то

всегда спешите.


- Ну что ж, до свидания, - просвистел Дон.
- Желаю тебе всего самого лучшего, Туман Над Водами.
Выйдя из кабинета Сэра Исаака, Дон высморкался и привел свои чувства в

порядок. Из-за массивной колонны вышла Изабель.


- Дон! Я хотела попрощаться с тобой.
- А разве ты не придешь к старту?
- Нет.
- Ну что же, делай как знаешь. А мне нужно спешить, бабуля.
- Я уже просила тебя, чтобы ты так меня не называл!
- Ты же у нас взрослая, вот к тебе и прилипло это прозвище... бабушка.
- Дон, ты упрям как осел! Дон, возвращайся обратно. Ты понимаешь меня?
- Да, конечно. Мы вернемся очень скоро.
- Смотри, я буду ждать. Ты недостаточно хитер, чтобы позаботиться о себе.

Ну что ж, желаю тебе счастливого пути, счастливого полета.


Она схватила его за уши, быстро поцеловала и убежала.
Дон смотрел ей вслед, потирая ладонью губы. Девушки, думал он, иногда ведут

себя еще более странно, чем драконы. Возможно, они принадлежат к

совсем-совсем другой расе.
Он поспешил к месту старта. Почти вся колония собралась здесь, и последним


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Жизнь — это эпидемическая болезнь, переносимая половым путем.
ещё >>