Роббинс д. Происхождение, первоначаль­ное развитие и статус понятия бурдье «культур­ный капитал». Robbins d. The origins, early deve - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
и текущими пассивами (ТП). Важным показателем при этом является чок... 1 125.34kb.
«Universities of Culture and Arts in the World Education Area: Cultural... 1 83.24kb.
Лекция Семейно-правовые отношения. План лекции: Семейное право и... 3 445.6kb.
Бурдье П. Общественное мнение не существует 1 95.28kb.
Бурдье П. Класс как представление и воля 1 33.81kb.
Бурдье П. Социальное пространство как символическая система 1 108.71kb.
Методические материалы 3 415.58kb.
Гарольд Роббинс Мустанг Бетси – 02 30 5435.82kb.
Пьер Бурдье. О телевидении и журналистике 1 121.1kb.
Epson L800 Драйвер принтера и утилита Status Monitor 30 872.02kb.
Epson L210 Драйвер принтера и утилита Status Monitor 44 1459.98kb.
Программа дисциплины «Экономика и политика стран Арабского Востока» 1 264.6kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Роббинс д. Происхождение, первоначаль­ное развитие и статус понятия бурдье «культур­ный - страница №1/1

РОББИНС Д.
ПРОИСХОЖДЕНИЕ, ПЕРВОНАЧАЛЬ­НОЕ РАЗВИТИЕ И СТАТУС ПОНЯТИЯ БУРДЬЕ «КУЛЬТУР­НЫЙ КАПИТАЛ».
ROBBINS D. The origins, early development and status of Bourdieu's concept of «cultural capital» // Brit of sociology. - L.. 2005. - Vol.56, Щ, -P.13-32.
В статье Дерека Роббинса (университет Восточного Лондона, Лондон, Великобритания) рассматривается процесс формирования социологической концепции Пьера Бурдье. Основное внимание уделено понятию «культурный капитал», предложенного Бурдье в «Приложении к рефлексивной социологии» (1992). Бурдье вспоми­нает, что в его семье разговаривали на беарнском диалекте, а в школе он говорил на литературном французском языке. В даль­нейшем мышлению Бурдье был свойственен дуализм между тради­ционной и высокой культурами. Это противоречие было подкреп­лено институциональным противостоянием между провинциальной культурой и культурой централизованного государства. Если упот­ребить философскую терминологию, то можно сказать о противо­речии между «жизненным миром» и «миром системы».

В процессе своего интеллектуального формирования Бурдье находился под влиянием французских историков и философов нау­ки (Башляр, Кангулем, Дюгем), Сартра, Гуссерля и Мерло-Понти. Бурдье интересовался философией науки и неокантианской эпи­стемологией. Его внимание привлекала критика объективистский науки. Он интересовался не метафизикой или спекулятивной фило­софией, а функциональной, инструменталистской проблематикой. Если использовать терминологию Гуссерля, то внимание Бурдье привлекали конкурирующие дискурсы объективных наук и допре-дикативная интенциональность, от которых зависят все научные дискурсы. Культуру философского дискурса Бурдье использовал для выявления различий между онтологическим и эпистемологиче­ским, природным существованием и социально приобретенным знанием.

Важно отметить, что Бурдье интеллектуально сформировался в традиции, в которой не уделяли много внимания анализу культу­ры. Поэтому он не питал симпатии к Дильтею, Риккерту, теории харизмы Вебера, интуитивизму и герменевтике. Рассматривая культуру, Бурдье использовал витализм Бергсона и предложенный Мерло-Понти анализ столкновения дологического мышления и биологической адаптации. Можно сказать, что столкновение между культурами индивидов интересовало Бергсона больше, чем сами культуры. Он исследовал, в какой степени культурные запросы де­терминированы биологически, а также взаимодействие носителей традиционной культуры с символами высокой культуры.

В своей первой книге «Социология Алжира» (1958) Бурдье исследовал процесс насильственной культурной адаптации, усвое­ние местными племенами современной городской культуры. На эту работу Бурдье большое влияние оказало исследование Мелвилла Гершковича «Акультурация. Исследование культурного контакта» (1938), посвященное межрасовым отношениям в США. В этом ис­следовании Гершкович обосновывает необходимость применения исторической методологии для определения последствий культур­ного контакта. Подобный подход привлек внимание Бурдье, при­знававшего, что он стремился исследовать «столкновение цивили­заций» в Алжире. Работа Бурдье была важна для понимания сами­ми алжирцами того, как они будут определять свою культурную идентичность в независимом алжирском государстве.

Дискурс социальной науки всегда был лишь частью интере­сов Бурдье. Большое значение для него имела языковая игра, имевшая инструментальную ценность в поисках, этической и соци­ально-политической гармонии. Он не питал симпатии к мистике коллективного сознания Дюркгейма, однако понимал, что в обще­стве идет поиск коллективного авторитета. Бурдье стремился вы­делить не универсальные объекты, сущности, а то, что претерпева­ет социальные, географические, исторические изменения. Меж­культурная гармония может быть достижима скорее как следствие столкновения между случайными сущностями, а не как результат объективистской гомогенизации. Трансформация социального наблюдения в «искусство» уменьшает способность наблюдения порождать социальное изменение. Иногда утверждают, что арти­стизм способствует освобождению мысли социальных ученых, обычно действующих в соответствии с рутинными, формальными процедурами.

Термин «культурный капитал» был предложен Бурдье и Пас-сероном в 1964 г. в отчете о проделанном по заказу для Европей­ского социологического центра исследовании студентов Лилльско-го университета. Было проведено два опроса. Первый состоял из 52 вопросов. Анонимные респонденты должны были ответить на вопросы о своей национальности, семейном положении, поле, воз­расте, о том, на каком факультете учатся и когда поступили в уни­верситет. Далее следовали вопросы о родственниках, отношении к религии, наличии второго образования и отношении к обучению в университете. Вопросы 29-38 были посвящены взглядам респон­дентов на философию или социологию. В вопросах 39-46 спраши­валось об исследовательских техниках и методах обучения, приме­няемых студентами. Вопрос 47 был о газетах и журналах, регуляр­но читаемых студентами. Отвечая на вопросы 48-52, респонденты рассказали о степени своей вовлеченности в политику и в профсо­юзную деятельность.

Второй опрос состоял из 41 вопроса. Первые 14 касались тех же биографических сведений, что и в первом опросе. В 15 вопросе студентов спрашивали, читают ли они классические тексты вне программы, и как часто. В ответе на 16 вопрос необходимо было рассказать о знании кино, музыки, живописи, театра. Вопрос 18 представлял собой список из 18 драматургов, и респонденты долж­ны были написать, с какими из их произведений они знакомы. В 21 пункте был список из 26 фильмов с похожими вопросами. 25 вопрос также представлял собой список из 10 классических композиторов, а студенты рассказывали о своем знакомстве с ни­ми. 26 вопрос был об 11 джазовых музыкантах, 27 - о 12 джазовых пьесах, которые нужно было датировать. Были также вопросы о степени владения музыкальными инструментами, о знании живо­писи, о событиях в интеллектуальной жизни и о том, какие новые курсы хотели бы студенты изучать в университете.

Эти опросы были одновременно исследованием проблема­тики социологии, социологии культуры и культурного анализа. Первой целью этого исследования был анализ отношения сту­дентов к академическим ценностям и институтам. Бурдье и Пас-серон предполагали, что это отношение определяется их соци­альным происхождением. Их социология культуры тесно связана с изучением объективной классовой дифференциации. Автор статьи считает необходимым продолжать исследовать соотно­шение между социальным и культурным анализом, поскольку оно составляет сердцевину взаимосвязи между культурным ка­питалом и социальной дифференциацией. Бурдье и Пассерон, считая социальное происхождение главным фактором диффе­ренциации, стремились проследить его влияние в разных облас­тях: от бытовых условий до культурных и научных вкусов и предпочтений.

Опрос Бурдье и Пассерона показал, как культурные разли­чия укрепляют и конституируют социальные различия. Было по­казано, что культурные различия не являются следствием не­одинакового социального происхождения. Напротив, было обна­ружено, что они неотделимы друг от друга, что социальное (си­ноним традиционной культуры) модифицируется в зависимости от степени владения высокой культурой. Позднее Бурдье под­черкивал роль образования как инструмента культурной диффе­ренциации. Социальная ситуация не является, по его мнению, заданным, статичным состоянием. Она представляет собой кон­текст постоянного культурного взаимодействия между носите­лями традиционной и высокой культуры внутри поколения и между поколениями.

Важным достижением данного исследования было то, что нельзя приобрести определенное «количество культуры» и по­высить свой социальный статус. Обмен культурными ценностя­ми и их накопление - это процесс, социальная борьба. Статисти­ка свидетельствует, что большинству выходцев из низших слоев общества не удается получить высшее образование.

Бурдье неоднократно использовал опыт своих алжирских исследований. Вместо объективистского анализа социальных и культурных столкновений он стал пытаться показать поведение социальных агентств, которые динамически конструируют стра­тегии достижения социального различия. Социологические оп­ределения также являются социальной практикой. В начале 1970-х годов Бурдье стремился доказать, что переменные, изу­чаемые социологами изолированно друг от друга, являются эле­ментами игры, в которой индивиды борются за лидирующие по­зиции.

В работах 1980-х годов Бурдье исследует противоречия между статистическими обобщениями, формулируемыми объек­тивистскими социальными учеными, и личными жизненными ситуациями индивидов, которых описывают статистическими методами. Он описывает, например, несоответствие рациональ­ного анализа уровня рождаемости и социально обусловленных различий в способностях людей контролировать рождение своих детей. Подобным же образом он анализировал взаимосвязь меж­ду тем, как характеризуют политические взгляды людей ученые на основании голосования и социально дифференцированными политическими симпатиями.

Политические, этические и другие индивидуальные диспо­зиции сталкиваются с партийными программами и лозунгами. Бурдье подробно описывает взаимоотношения между «механиз­мом», предполагающим, что люди являются продуктом своей социальной среды, и «финализмом», считающим, что поступки людей управляются ориентированным в будущее целеполагани-ем. Напряжение между «механизмом» и «финализмом» Бурдье зафиксировал в понятии «габитус». Габитус служит у него кон­цептуальным орудием понимания того, что способность людей планировать свои действия является следствием социальных ус­ловий, в которых они живут. Некоторые социальные условия приводят к созданию абстрактных моделей, но объяснительная ценность этих моделей не универсальна, а является следствием породивших их конкретных условий. Поэтому необходимо срав­нить эти модели с альтернативными, возникшими в других усло­виях. Важно подчеркнуть, что рефлексия Бурдье о взаимодейст­вии между традиционной и высокой культурами является отра­жением взаимоотношения субъективного смысла и объективной реальности. В обоих случаях на мнение Бурдье оказал влияние Гуссерль. Бурдье пришел к выводу, что экономическая компе­тентность не является универсально распространенной способ­ностью. Умение рассчитать риски и предвидеть будущую при­быль приобретается в конкретных социальных условиях.

С помощью понятия «культурный капитал» Бурдье описы­вает столкновение между культурами. Существующие теорети­ческие понятия, подчеркивает Бурдье, хорошо работают в дан­ный момент, но могут стать неадекватными в будущем. В связи с этим автор статьи отмечает, что социальное включение, возни­кающее вследствие выявления культурных различий, не является одновременно механизмом исключения, синонимом социального и культурного господства. Социологи не должны считать поня­тие «культурный капитал» инструментом закрепления социаль­ного неравенства, поскольку индивиды, отношения между ними и описывающие их понятия постоянно изменяются и наполня­ются новым смыслом, приходит к выводу Дерек Роббинс.



П.Н. Фомичев




Когда тебя любят, не сомневаешься ни в чем. Когда любишь сам, во всем сомневаешься. Колетт
ещё >>