«Разработка концепции исследования особенностей восприятия городской информационной политики в 2010 г.» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Разработка инструментария для проведения социологического исследования... 1 332.72kb.
Разработка концепции и системы организация проведения цикла занятий... 1 244.28kb.
Стратегическая концепция молодежной кадровой политики 3 514.6kb.
Детские библиотеки Чувашской Республики в 2010 году 17 2992.42kb.
Тема семестровой работы 1 69.78kb.
Актуальные проблемы законотворчества в сфере здравоохранения 1 14.84kb.
О концепции методической системы обучения информационной безопасности... 1 32.58kb.
О концепции методической системы обучения информационной безопасности... 1 31.2kb.
Отче т о работе организационного отдела Екатеринбургской городской... 1 29.64kb.
План мероприятий по исполнению Концепции государственной национальной... 1 71.25kb.
Решением Норильского городского Совета депутатов от «18» мая 2010... 2 483.56kb.
Программа дисциплины Иностранный язык ( 2) общелитературный 1 для... 1 203.64kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Разработка концепции исследования особенностей восприятия городской информационной - страница №1/1

33.9.1.1 Разработка концепции проведения городской конференции по инновациям в городской информационной политике
Научно-инновационный материал

«Разработка концепции исследования особенностей восприятия городской информационной политики в 2010 г.»

Городская информационная политика является не только одним из инструментов обеспечения обратной связи между субъектами управления и городским сообществом, но и фактором обеспечения консессуальности в обществе.

Свобода массовой информации включила публичную политику и управление в повседневную жизнь широких социальных кругов. В результате фактор доверия и поддержки со стороны граждан стал необходимым условием эффективности большинства действий публичной власти. Чем выше уровень прозрачности принятия политических решений, чем больше жители и институты гражданского общества включены в процесс принятия политических решений, тем больше уровень доверия к власти и ее решениям.

В этой связи информационной политика политических институтов, и также различных структур управления становится объектом пристального внимания субъекта управления.

Одним из основных инструментов информационной политики являются средства массовой коммуникации. Медиа превратились в существенную часть механизма функционирования политической власти. Концепция электронной демократии переходит из разряда намерений в область управленческой реальности.

Москва – один из крупнейших мегаполисов планеты и особый тип городского сообщества - нуждается в эффективной и последовательной информационной политике. К сожалению, ее эффективность в последнее время часто ставится под сомнение экспертами и аналитиками. Многие важнейшие процессы, принятые решения, проходят мимо населения города, что в дальнейшем порождает конфликтные ситуации. (В качестве примера можно привести сложности и протестные акции, связанные с принятие нового Генерального плана Москвы, со строительством дороги через Химкинский лес, со сносом зданий и с точечной застройкой и т.д.)

В этой связи изучение городской информационной политики в Москве и оценка ее со стороны населения представляется актуальной и важной прикладной задачей.

Цель исследования: Выявить представления москвичей об информационной политике г. Москвы.

Объект: жители г.Москвы в возрасте от 18 лет и старше.

Предмет: оценка деятельности Мэра и Правительства г.Москвы через призму восприятия работы городских СМИ.
Задачи исследования:


  • выявить степень информированности москвичей об основных каналах коммуникации, которые использует городская власть;

  • определить уровень информированности жителей Москвы об основных направлениях деятельности московского правительства;

  • выявить частоту использования основных городских медиа;

  • сформировать представление о круге СМИ, которые москвичи используют в качестве основного источника информации о деятельности Мэрии и московского правительства.

  • рассмотреть альтернативные, с точки зрения москвичей, источники информации.

  • сформировать рейтинг проблем в области информирования с точки зрения москвичей;

  • выяснить отношение москвичей к городской информационной политике.

Учитывая множественность методов, которые позволяют оценить мнение аудитории относительно городской информационной политики, считаем целесообразным остановится на комплексном социологическом методе – личном полуформализованном интервью с представителями взрослого населения г.Москвы. Данный социологический метод, сочетая в себе свойства как качественных, так и количественных исследований, позволяет решать сущностные исследовательские задачи на математически значимых массивах информации, что делает его наиболее эффективным для изучения таких сложных социокультурных феноменов как информационная политика. А тот факт, что в данном случае речь идет о городской информационной политике мегаполиса с многомиллионным населением, подтверждает необходимость использования столь специфического метода.

При этом используется квотная выборка по полу и возрасту объемом 1500 человек.


Научно-образовательный материал по теме «Образовательный компонент в сфере планирования и восприятия городской информационной политики»

(Научно-образовательный материал содержит информацию необходимую для подготовки и проведения тематических семинаров и круглых столов).

В условиях, когда информация становится одним из основных ресурсов общественного развития, грамотное и эффективное использование информации субъектами управления в целях более широкого включения населения в процесс принятия решений становится одним из важнейших аспектов развития демократии в эпоху информационного общества.

В современном мире идет быстрое развитие и распространение новых информационных технологий (НИТ). В результате становятся актуальными проблемы изменения власти под воздействием НИТ и появление новых форм организации взаимодействия между государством и обществом. При этом, основной целью таких трансформаций выступает оптимизация политических процессов в ходе перехода к информационному обществу.

Сущность информационного общества состоит в возрастании доли информационных коммуникаций, продуктов и услуг, обеспечивающих доминирование собственности на знание и производство, эффективное взаимодействие людей в условиях глобализации. Эти процессы имеют масштабный характер и пронизывают все сферы жизни общества. Заслуживает внимание тот факт, что многие государства являются инициаторами реализации программ по информатизации политической системы. В частности, это связано с формированием «электронной власти», которая на сегодняшний день реализуется в форме «электронных правительств» и «электронной демократии». Первое понятие относится к исполнительной власти в информационном обществе, второе определяет новую форму организации власти вообще, характеризующуюся использованием НИТ в ходе политической коммуникации и реализации демократических процессов.

Формирование «электронной власти» представляется актуальным для многих современных демократических стран. Так как «демократия является единственной формой политического строя, при котором политика обязана постоянно вступать в процесс коммуникации»1, такие демократические государства сталкиваются с коммуникационными проблемами применительно к традиционным политическим институтам, что актуализирует возможности информационно-коммуникативных технологий2.

Заметим, что изменение роли политической коммуникации происходит не только в развитых странах, но и в государствах с переходными политико-экономическими системами3, в том числе и в Российской Федерации. Эксперты отмечают, что «особо сложное положение в этом плане наблюдается не в демократически и индустриально развитых обществах, а в странах переходных, в частности в России, где еще не достроена демократическая форма организации власти, основанная на идеологических способах символизации, но уже набирает вес иная политическая альтернатива – медиакратия»4. Россия на пути к информационному обществу, как и многие другие страны, переживает кризис традиционных политических коммуникаций и ценностей, что проявляется, например, в низкой политической активности граждан.

В современной России по сравнению с советским периодом истории мы можем наблюдать значительные перемены в области политических коммуникаций, что нашло выражение, как в изменении форм коммуникации, так и их направленности. Сейчас в стране действует федеральная программа «Электронная Россия 2002-2010», по итогам которой планируется сформировать инфраструктуру электронного правительства и повысить коммуникативные способности действующей политической системы. С одной стороны, информатизация политической системы в нашей стране может способствовать демократизации общества.

Учитывая, что Москва в максимальной степени обеспечена Интернетом и электронными средствами коммуникации, именно здесь должен быть форпост организации электронного правительства и электронной демократии. В Москве есть все основания и техническая обеспеченность для оказания электронных услуг населению, однако ни органы власти, ни население в полной мере к этому не готово. В этой связи, задача власти обеспечить повышение электронной грамотности среди населения и специфической административной культуры.

С другой стороны переход к «электронной власти» напрямую затрагивает политические права и свободы гражданина. Следовательно, при определенных условиях, информационные реформы органов власти могут лишь усилить бюрократический аппарат.

Таким образом, в перспективе информационные технологии влияют не только на процедуры использования демократии. Встает ряд вопросов о том, меняется ли с появлением «электронной демократии» качество и суть развития социально-политических процессов вообще.

Подобный подход вполне применим и к городской информационной политике, особенно в мегаполисах, которые в известном смысле становятся «государством в государстве».

Проблемы формирования общемосковской идентичности на фоне поли-этнического и мультикультурного состава населения Москвы, приобретают особую актуальность с точки зрения обеспечения стабильности и устойчивого развития городского сообщества.

В этой связи наибольший интерес в этой связи представляют:

- работы, связанные с трансформацией информационного общества, которые позволяют выявить изменения во взаимоотношениях гражданского общества и государства, демократии и публичной сферы в формирующемся информационном обществе России;

- исследования социальных последствий и развития электронной демократии, посвященных информатизации общества и механизмам политической коммуникации.
С точки зрения постмодернистской парадигмы, информационное общество представляет собой реализацию основных тенденций развития человечества, обусловленных крушением ценностей модерна. В этом обществе информация, связанная с созданием, воспроизведением и хранением смыслов, приобретает решающую роль. На протяжении XX века многие из западных ученых отмечали медиатизацию современного мира – возрастания роли и объема средств массовой коммуникации, например, Ж. Бодрийяр и П. Бурдье, которые выделяли особую символическую коммуникацию и подчеркивали роль СМИ в формировании ценностей социума5.

В рамках исследования процессов информатизации общества появилось много теорий анализа сущности социальных коммуникаций и информационного обмена: Б. Барельс, Ф, Баль, Г. Лассуэлл, П. Лазерсфельд, Н. Луман, Т. Ньюкомб6 и др. Политику как систему коммуникаций, посредством которых осуществляется атрибутирование ценностей и передача сообщений между гражданскими обществом и политическими институтами, рассматривали Д. Истон и Г. Алмонд7. Ю. Хабермас и Х. Арендт8 связали изучение коммуникативных процессов в политике с понятием публичной сферы.

Многие из смежных проблем стали объектом теоретических и прикладных исследований в частности отечественных авторов, которые изучали становление и развитие информационного общества, пытались охарактеризовать особенности современного информационного пространства. В этом смысле заслуживают особого внимания работы Р. Абдеева, Т. Адамьянц, Т. Ворониной, Л. Земляновой, О. Иноземцева, А. Урсул, Л. Федотовой и других ученых9. Коммуникативными технологиями и социологией коммуникации занимаются Н. Назаров, Т. Науменко, Г. Почепцов10.

В русле распространения идей информационного общества возникли концепции развития электронной демократии. Одним из первых этой проблемой занимался И. Масуда11. Его идеи о трансформации посредствам новых технологий существующей представительной демократии в прямую демократию участия продолжены в работах Б. Барбера и Л Гроссмана12. Среди сторонников коммунитарного подхода концепции электронной демократии следует назвать имена А. Этциони и Х. Рейнгольда13. Они делали упор на усиление коммуникативного потенциала новых технологий, что, в свою очередь, вытеснит посредников в демократическом процессе. Идея создания «электронной демократии» как формы прямой демократии подверглась жесткой критике со стороны О. Яррена, Р. Девиса, Р. Даля и др14.

Развитие Интернет обострило информационные отношения. Культурные аспекты Интернет в России рассматривают Е. Белинская, В. Емелин, В. Печенкин15 и др. С момента появления Интернета на российских просторах различные ученые, в том числе и социологи, изучают Интернет как особую, специфическую реальность (например, Б. Докторов16). В. Кутырев дает крайне негативную оценку Интернета, который, по мнению ученого, создает предпосылки для поглощения естественного искусственным, усиления отчуждения человека, углубляет процесс дегуманизация общественных отношений, культивирует засилье постмодернистских ценностей17. Среди отечественных исследователей использования сети Интернет в контексте манипуляции и политики стоит назвать: М. Вершинина, Г. Грачева, А. Дмитриева, С.Г. Кара-Мурзу, И. Мельника, Д. Пескова, С. Туронок18 и др. Вопросы воздействия политических технологий Интернета на социально-экономическое развитие общества также затрагиваются в частности работах И. Засурского.

На сегодняшний момент работа государства с Интернетом организована системно: у большинства организаций есть официальные веб-сайты. В 2009 году Президент РФ Д. Медведев завел собственный блог в одном из популярных сервисов Интернет – дневников LiveJournal19. Как показали результаты опроса населения РФ, проведенного в начале мая ФОМ20, примерно половина россиян (49%) осведомлена о том, что президент Д. Медведев начал вести интернет-дневник. Более двух третей российских подписчиков Медведевского блога (69%) – жители двух столиц (54% из Москвы, 15% из Санкт-Петербурга). Кстати, стоит отметить, что большинство населения России считает такой шаг президента РФ именно как способ осуществления реальной политической коммуникации. 25% ответов на открытый вопрос «Зачем президент Медведев начал вести свой интернет-дневник в Живом Журнале» относятся к причине: «для обратной связи, чтобы быть ближе к народу, напрямую общаться с людьми, знать их мнения».

Кроме того, в России действует государственная программа «Электронная Россия», согласно идет развитие электронного правительства на всех уровнях и во всех регионах РФ. Согласно исследованию коммуникативных стратегий органов государственной власти в Интернете, проведенного Р. В. Евстифеевым21, «большинство сайтов органов власти говорят о слабом осознании и использовании политических эффектов реализуемых интернет-стратегий. Обобщенно наиболее распространенную стратегию можно характеризовать как мерцающее информирование пространства с минимальным взаимодействием с посетителями интернет-сайтов»22. Иными словами, органы государственной власти на официальных сайтах придерживаются реальной иерархической стратегии коммуникации.

В Интернете присутствуют еще и относительно «неформальные» представительства органов государственной власти. В социальных сетях Facebook и Twitter на страничках деятелей государственной власти и партий пользователи активно комментируют и обсуждают политику и вносят свои комментарии, предложения. Таким образом, если рассмотреть стратегии, при которых представительства органов государственной власти встраиваются в уже существующие социальные сети, даже с условием наличия определенной цензуры (как в блоге Президента Медведева), то коммуникация выстраивается более эффективно.



Деятельность электронного правительства и предоставление государственных услуг. Другим важнейшим документом является «Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации», которая ставит перед страной амбициозные цели – занять в рейтингах развития информационного общества место не ниже двадцатого, а в классификациях по уровню доступности национальной информационно-коммуникационной инфраструктуры   – попасть в первую десятку.

Согласно документу, к 2015 году население должно иметь возможность любые государственные услуги получать с использованием информационных и телекоммуникационных технологий.

Пока лишь несколько ведомств московского подчинения принимают к рассмотрению через свои сайты документы в электронном виде, но для дальнейшего взаимодействия требуется личное присутствие. Причем сегодня отсутствуют единые стандарты размещения информации на электронных ресурсах органов исполнительной и законодательной власти.

В РФ официально закреплен переход от закрытых к открытым информационным системам предоставления данных в органах государственной власти, налаживание межведомственного документооборота и информатизация органов власти23. В нашей стране на данный момент определены 74 государственные услуги, которые в первую очередь должны предоставляться в электронном виде24. Группой экспертов Центра стратегических разработок, Государственного университета – Высшая школа экономики, Института государства и права Российской академии наук, Центра экономического и финансового консалтинга по заданию Минэкономразвития был проведен анализ нормативных документов по электронному правительству25. В ходе него было выявлено, что существуют проблемы в правовом регулировании 62 из 74 перечисленных государственных услуг. «При этом важно отметить, что некоторые из них носят системный характер, т.е. относятся к исполнению не одной, а многих государственных функций, в том числе по предоставлению государственных услуг»26. Обнаружены препятствия в 45 федеральных законах («системные» препятствия есть в 17; «отраслевые» – в 40 федеральных законах). Они сводятся к тому, что необходимо уточнить единую терминологию в информационной сфере, наладить процедуры отправления государственных услуг и установить межведомственное взаимодействие.

Мы видим, идет деятельность по правовому регулированию различных административных процедур, связанных с переходом к электронному правительству. С другой стороны намечается тенденция к ужесточению контроля за деятельностью граждан в сети Интернет. И в качестве открытой информации о деятельности государственных органов власти предоставляются уже готовые решения и планы деятельности. Пока что отсутствуют объективные условия, повышающие политическое участие граждан, за исключением информатизации ряда административных и избирательных процедур.

Другой важный аспект использования информационных технологий в Москве и в России – это просветительская и образовательная деятельность. При этом политические организации и государственные органы все активнее используют эти технологии в своей работе.

Государство может создать прочный фундамент «электронного правительства» и  законченную сеть услуг, но граждане не  смогут получить к ним доступ, если они не  осведомлены об их существовании.

Необходимо сделав новые технологии более доступными для малообеспеченных слоев общества, обеспечив возможности для непрерывного образования на протяжении всей жизни. Невозможно использовать информационные технологии и предоставлять персонализированные услуги без преодоления цифровой неграмотности и инерции пользователей.

В этом смысле заслуживает внимания деятельность не только государственных структур, но и различных гражданских организаций, фондов и т.д. Посредством Интернета осуществляется просветительская деятельность в самых различных областях, особенно важных для функционирования демократической системы: в области развития правосознания, в сфере защиты прав потребителей и защиты окружающей среды, в области городского планирования и социальной взаимопомощи и т.д.



Интернет-технологии позволяют более активно привлекать к управлению широкие слои населения. На местном уровне муниципальные органы уже сейчас поддерживают дебаты, дискуссионные форумы и голосование в Интернете, что помогает местным органам в принятии решений.

Вместе с тем, необходимо обратить внимание на тот факт, что упование на технологии как на залог действительно демократической системы, несколько утопичен.

Технология – это только инструмент, и этот инструмент может умело использовать и «авторитарный режим», в том числе контролируя информационное пространство. Сегодня становится все более очевидно, что информационный контент должны формировать сами граждане, однако обеспечить это в реальности сложно.

Несмотря на то, что обеспеченность жителей Москвы новейшими средствами коммуникации и доступом к Интернету, самая высокая по России, московское правительство пока не существенно выделяется на общем фоне российских регионов. Оказание услуг через Интернет внедряется медленно и пока остается неэффективным.

Что касается информационной политики, то она ограничивается информацией о деятельности мэрии и о принятых решениях. К сожалению, на стадии выработки управленческих решений, привлечение населения остается минимальным. Такие институты, как публичные слушания, посещения заседаний городской Думы, обсуждения в прессе и на других публичных площадках либо отсутствуют, либо присутствуют в ограниченных формах.
Научно-образовательный материал

«Серия занятий для студентов социологического факультета РГГУ: обсуждение, корректировка и тестирование концепции исследования особенностей восприятия городской информационной политики»



Список научно-образовательного коллектива:
Великая Н.М., проф., зав. кафедры политической социологии,

Белова Н.И., доцент кафедры прикладной социологии,

Воробьева И.В., доцент кафедры теории и истории социологии,

Колосова Е.А., преподаватель Центра социологических исследований,

Цапко М.С., доцент кафедры политической социологии,

Милованова М.Б., старший преподаватель кафедры политической социологии.


Москва 2010 г.

С целью ознакомления студентов социологического факультета со спецификой изучения информационной политики (на примере Москвы) и формирования профессиональных навыков в этой области, профессорско-преподавательским составом социологического факультета РГГУ организуется и проводится серия образовательных мероприятий со студентами 3 и 4 курсов, обучающихся по специальности «социология», специализация «Политический PR, бизнес PR и реклама».



Виды образовательных мероприятий: тематические занятия (лекции+семинары), мастер-классы, и индивидуальное консультирование.

Виды информационных мероприятий: круглые столы.

Форма контроля: устный экзамен в виде публичной защиты индивидуального проекта.

Решаемые задачи:

1). Освоение теоретического багажа в области социологии коммуникаций и работа с понятиями инфомрационная политика, СМИ и СМК, субъекты и объекты управления, городское сообщества, органы региональной и муниципальной власти.

2). Формирование представлений о проблемном поле социологии коммуникации и социологии управления.

3). Приобретение навыков работы с социологическим инструментарием при изучении информационной политики..

4). Изучение специфики создания проекта в рамках PR-деятельности того или иного субъекта управления или органа власти (Мэрии, Префектуры, департаментов).

5). Закрепление навыков представления и публичной защиты проекта.


Основные этапы.

I этап. Проведение тематических семинаров по тематическому блоку «Информационная политика и СМИ».

II этап. Подготовка и сдача экзамена в виде защиты индивидуальной исследовательской работы.

III этап. Обсуждение программы занятий, подведение итогов на круглом столе для педагогов средних общеобразовательных школ и сотрудников социологического факультета.

IV этап. Проведение мастер-классов и индивидуального консультирования, разработка плана занятий на 2010 год.
Специфика образовательных мероприятий.
Тематические занятия: лекции по тематическому блоку «Информационная политика в Москве», описывающие проблемное поле социологии коммуникаций и социологии управления; специфику организации власти в Москве и особенности реализации информационной политики в Москве.

Закрепление полученных знаний в ходе практических (семинарских) занятий.



Темы семинарских занятий:


  • Субъекты и агенты городской информационной политики. Особенности взаимодействия органов власти и СМИ в Москве.




  • Особенности изучения традиционных СМИ и «новых медиа» социологическими методами. Междисциплинарный подход к проблеме изучения публичного дискурса.




  • Городская среда как пространство информационной политики. Особенности размещения информации в мегаполисе. (Метод – визуальная социология и визуальная антропология)




  • Общественной мнение как индикатор эффективности городской информационной политики. Специфика измерения и оценки.




  • Интернет как пространство городской политики и социальных взаимодействий.




  • Социальная реклама в Москве как элемент информационной политики.


Мастер-классы: авторские групповые занятия, демонстрирующие методы работы с информацией с учетом тематического блока, темы проекта и специализации студента.
Индивидуальное консультирование: персональная работа со студентами по разъяснению проблемных моментов подготовки проекта, созданию презентации и тезисов выступления.
Специфика информационных мероприятий.
Круглый стол № 1: предоставление информации о ходе проведения исследования и подготовки студентов к полевой работе и вводу данных в программу обработки статистических данных SPSS.

Специфика контрольного мероприятия.
Устный экзамен в форме публичной защиты проекта: демонстрация презентации, иллюстрирующей основные положения проекта и выводы, к которым пришел экзаменующийся с учетом специализации студентов.


1 Сарчинелли У. Старые СМИ – новые СМИ. К вопросу об отношениях между журналистикой и политикой // Актуальные проблемы Европы. Средства массовой информации и демократия в современном мире: Сб. статей и рефератов. М.: РАН ИНИОН, 2002. С. 39

2 Различные ученые (М.С. Вершинин, С.Г. Турнок и др.) видят перспективы электронных технологий, и не только в том, чтобы сделать политическую связь более эффективной и доступной, но также, чтобы повысить политическое участие граждан.

3 Соловьев А.И. Политический дискурс медиакратий: проблемы информационной эпохи // Полис. 2004. № 2. С. 124-132.

4 Соловьев А.И. Политическая коммуникация: к проблеме теоретической идентификации// Полис. 2002. № 3. С. 11.

5 См. Бурдье П. О телевидении и журналистике: Пер. с фр.- М.: Ин-т экспериментальных исследовнаий, 2002.; Бодрийяр Ж. Реквием по масс-медиа // Поэтика и политика. Альманах Российско-Фрнцузского центра социологии и философии Института социологии Российской Академии наук. — М.: Институт экспериментальной социологии. — СПб: Алетейя, 1999. – С. 193-226.

6 См., например: Дмитриев А.Н. Адорно и Лазарсфельд: опыт сотрудничества в изучении массовых коммуникаций// Социологический журнал . – 1997. – № 3. – С. 151 -159.

7 См. Алмонд,  Г. Пауэлл, Дж. Стром К.. Сравнительная политология сегодня:  Мировой обзор : Учеб. пособие для студентов-политологов. –М.: Аспект Пресс, 2002

8 Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное. СПб. :Наука, 2000; Арендт Х. Ситуация человека. Разделы 24-26 главы V // Вопр. философии. - 1998, № 11. - C. 131-141.

9 См., например: Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. – М., 1994; Адамьянц Т.З. К диалогической коммуникации: от воздействия к взаимодействию. – М., 1999; Воронина Т.П. Информационное общество: сущность, черты, проблемы. – М., 1995; Иноземцев В. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы: Учебное пособие для студентов вузов. – М.: Логос, 2000; Землянова Л. Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества. – М.: МГУ, 1999; Урсул А. Проблемы информации в современной науке. Философские очерки. – М., 1975; Федотова Л. Массовая информация: стратегия производства и тактика потребления. – М.: МГУ, 1996; Чугунов А. Социологические аспекты формирования информационного общества в России: Обзор исследований аудитории Интернета. – СПб., 2000. и др.

10 См., например: Почепцов, Г.Теория коммуникации. – Москва: Рефл-бук: Ваклер, 2006. Науменко. Т.В Социология массовых коммуникаций в структуре социологического знания//Социологические исследования. – 2003. – № 10. –С. 39-46

11 Masuda I. The Information Society as Post-Industrial Society. Washington: World Future Society, 1981.

12 См., например: Barber B. Strong Democracy: Participatory Politics for a New Age. San Francisco: University of California Press, 1984; Grossman L. The Electronic Republic: Reshaping Democracy in the Information Age. N. Y.: The Viking Press, 1995.

13См.: Etzioni A. The Spirit of Community: Rights, Responsibilities and the Communitarian Agenda. N. Y.: Touchstone, 1993; Rheingold H. Virtual Community. London: Mandarin, 1993.

14 См., например: Даль Р. О демократии. М.: Аспект-пресс, 2000; Девис Р. Сеть политики: влияние Интернета на американскую политическую систему // Актуальные проблемы Европы. Средства массовой информации и демократия в современном мире: Сб. статей и рефератов. М.: РАН ИНИОН, 2002; Яррен О. Интернет – новые шансы для политической коммуникации? // Актуальные проблемы Европы. Средства массовой информации и демократия в современном мире: Сб. статей и рефератов. М.: РАН ИНИОН, 2002;

15 См., например, Белинская Е. К обоснованию социокультурного подхода в исследованиях виртуальной реальности. [Электронный ресурс]. – Электрон. Дан. – Режим доступа: psynet.carfax.ru/texts/bel5.htm; Емелин В. Глобальная сеть и киберкультура. [Электрон. ресурс]. – Электр. Дан. – Режим доступа: www.geocities.com/emelin_vadim/cyberculture.htm

16 Докторов Б. Социология на российском Интернете: в начале долгого пути [Электрон. ресурс]. – Электр. Дан. – Режим доступа: http://www.isn.ru/sociology/public/sociology.htm

17 См. Кутырев В. А. Естественное и искусственное: борьба миров. Н. Новгород, 1994; Кутырев В. А. Культура и технология: борьба миров. М., 2001;

18См., например: Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. – СПб., 2001; Грачев Г.В. Мельник И.К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия / РАН. Ин-т философии. - М., 1999.; Песков Д.Н. Интернет в российской политике: утопия и реальность// Полис. – 2002. – №1 – С. 31 - 45, Туронок С.Г. Интернет и политический процесс//Общественные науки и современность. –2001. – №2. – С. 51-63 и др.

19Блог Дмитрия Медведева [Электронный ресурс]. – Элект. дан. - Режим доступа: http://community.livejournal.com/blog_medvedev/

20 О блоге Д. Медведева знают больше людей, чем об интервью президента центральным телеканалам .Опрос населения ФОМ. [Электронный ресурс]. – Элект. дан. - Режим доступа: http://bd.fom.ru/report/cat/smi/smi_int/blog280509

21 См. Приложение 2. Количественные оценки параметров интернет-порталов региональных органов власти (на 15 марта 2009 г.)


22 Евстифеев Р.В. Одиночество в Сети: политические эффекты интернет-стратегий органов власти субъектов Российской Федерации // ПОЛИТЭКС. 2009. № 3. С. 223

23 Распоряжение Правительства РФ от 06.05.2008 N 632-р «О КОНЦЕПЦИИ ФОРМИРОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЭЛЕКТРОННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ДО 2010 ГОДА>

24 Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 октября 2009 г. №1555-р «О плане перехода на предоставление государственных услуг и исполнения государственных функций в электронном виде федеральными органами исполнительной власти»

25 Южаков В.Н. О предложениях по устранению положений федеральных законов, препятствующих предоставлению государственных услуг (исполнению иных государственных функций) в электронном виде // Вопросы государственного и муниципального управления. 2010.  № 1. С. 146-159. 

26 Там же. С. 150





Оппозиционер. Поднимал тосты, держа кубок в стиснутом кулаке. Станислав Ежи Лец
ещё >>