Рафикова Д. Н. (Ульяновск) Правовое регулирование социокультурных изменений на примере суррогатного материнства - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закон и право. 2012.№1. С. 48-51. Правовое регулирование суррогатного... 1 124.86kb.
Суррогатное материнство: правовое и нравственное измерение проблемы 1 145.7kb.
Проблемы реализации прав участников отношений суррогатного материнства 1 282.24kb.
Российская академия наук 14 2851.11kb.
Правовое регулирование образовательных отношений: теоретико-правовое... 4 650.34kb.
Межвузовская студенческая научно-практическая конференция правовое... 1 56.25kb.
Семинар «Правовое регулирование и саморегулирование в мультимедийных... 1 124.68kb.
Документы необходимые для составления договора суррогатного материнства 1 220.46kb.
Понятие социокультурных изменений. Концепция модернизации 6 1152.11kb.
Долгосрочные тенденции моды в контексте социокультурных изменений 3 378.12kb.
Программа «Правовое регулирование в области использования атомной... 1 28.06kb.
Сфера правового регулирования Ермушин Э. Н. 182 Сферу 1 54.86kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Рафикова Д. Н. (Ульяновск) Правовое регулирование социокультурных изменений на примере - страница №1/1



Рафикова Д.Н. (Ульяновск)

Правовое регулирование социокультурных изменений на примере суррогатного материнства

Правовая система призвана регулировать существующие общественные отношения, поэтому право реагирует на изменения в социальной сфере с определённым опозданием. Первично изменение, нежели право. Первоначально возникает новое явление, оно внедряется и утверждается в обществе, а затем в силу своего существования и влияния на общественные отношения требует правового урегулирования. Так законодатель, осознавая необходимость правовой регламентации уже существующего явления, разрабатывает правовые нормы. Этот процесс может быть длительным, неравномерным, неполным ввиду неизученности нового. И лишь на практике постигается эффективность разработанных правовых норм, происходит последующее их совершенствование во избежание пробелов в законодательстве. Достигнуть же абсолютного совершенства законодательства невозможно ввиду динамичности общественных отношений.

Двигателем изменений в социальной сфере являются научные достижения, которые в совокупности с потребностями людей порождают новые явления и процессы.

Рассмотрим правовое регулирование социокультурных изменений на примере суррогатного материнства, которое является ярким примером таких перемен, которые затрагивают и социальную и культурную составляющие человеческой жизни. Социальный характер данного отношения очевиден, т.к. оно возникает и существует между членами общества в ходе реализации ими своих репродуктивных прав. Культурный характер определяется тесным переплетением и взаимным влиянием социальных и культур сфер. Зародившись как неизвестные существовавшему праву, данные отношения постепенно были урегулированы в рамках российского права.

Одной из важнейших потребностей человека есть потребность в потомстве, реализуемая посредством репродуктивных прав. Однако, в силу биологических особенностей в ряде случаев реализация потребности в потомстве естественным путём может быть затруднена или вообще невозможна, что существенным образом ограничивает репродуктивные права человека.

По данным медицинской статистики, более 20% всех супружеских пар в настоящее время не обладает естественной способностью к деторождению. Кроме того, при статистическом подсчёте не состоящие в браке лица, страдающие бесплодием, оказались неучтёнными [Борисова Т. Е. Суррогатное материнство в Российской Федерации: проблемы теории и практики: Монография. М: Проспект, 2012].

Со временем благодаря научным достижениям в сфере медицинских технологий решить проблему бесплодия удалось, в том числе посредством суррогатного материнства. Вместе с тем, применение технологии суррогатного материнства породило в обществе множество проблем как этического, так и правового характера. Оценка современным обществом этического компонента данного процесса отражает на ряду с социальным культурный характер данного явления.

Следует отметить, что в обществе на сегодняшний день проявляется как негативное, так и позитивное отношение к суррогатному материнству. Так, Мюллерсон Р. А. в своей работе отразил первый вариант отношения: «Православная Церковь не может считать нравственно оправданными любые пути к деторождению, если они связаны с нарушением достоинства богоподобной человеческой личности, а также целостности союза супружеских отношений, которая несовместима с вторжением в них третьей стороны... При этом основой этого союза остается долг любящих супругов - принять друг друга и с теми недугами, какие у них есть» [Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 2001. С. 236]. Совершенно противоположного взгляда придерживается Максимец Т. И.: введение суррогатного материнства как метода искусственной репродукции человека в условиях демографического кризиса является позитивным явлением [Максимец Т. И. Эффективность правового регулирования суррогатного материнства//Медицинское право. 2009, №1 (25). С.50-52].

К тому же в законодательстве разных государств этот вопрос не получил единообразного решения. Выделяют три группы стран: в одних странах оно запрещено полностью (Франция), в других – разрешено лишь некоммерческое суррогатное материнство (Австралия), а в третьих – разрешено как коммерческое, так и некоммерческое суррогатное материнство (Украина, Казахстан).

Именно к третьей группе стран и относится Россия, которая прошла сложный этап правового признания и регламентации суррогатного материнства.

Первые успешные работы по оплодотворению яйцеклеток человека в Советском Союзе были начаты в конце 1960-х годов Б.В. Леоновым в Москве и А.И. Никитиным в Ленинграде. Первый «ребенок из пробирки» родился в Москве в феврале 1986 г [Борисова Т. Е. Суррогатное материнство в Российской Федерации: проблемы теории и практики: Монография. М: Проспект, 2012]. Однако, правовое регулирование подобных отношений обозначилось только в 90-е годы XX века.

Так, в 1993 году были приняты Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, ст. 35 «Искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона» устанавливала: «Каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. Искусственное оплодотворение женщины и имплантация эмбриона осуществляются в учреждениях, получивших лицензию на указанный вид деятельности, при наличии письменного согласия супругов (одинокой женщины). Сведения о проведенных искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну. Женщина имеет право на информацию о процедуре искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, о медицинских и правовых аспектах ее последствий, о данных медико-генетического обследования, внешних данных и национальности донора, предоставляемую врачом, осуществляющим медицинское вмешательство. Незаконное проведение искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона влечет за собой уголовную ответственность, установленную законодательством Российской Федерации» [Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22.07.1993 г. №5487-1 (в ред. от 07.12.2011№-420ФЗ)//Российские вести.1993.09 сентября; Российская газета.2011.09 декабря (утратил силу)].

Как видно, речь в данной статье идет преимущественно о зачатии «в пробирке» и оплодотворении спермой донора. О донорстве яйцеклеток (эмбрионов) и суррогатном материнстве в приведенной норме не сказано ничего [Борисова Т. Е. Суррогатное материнство в Российской Федерации: проблемы теории и практики: Монография. М: Проспект, 2012].

С целью конкретизации указанных положений был принят Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации N 301 «О применении метода искусственной инсеминации женщин спермой донора по медицинским показаниям и метода ЭКО и переноса эмбриона в полость матки для лечения женского бесплодия» [Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации N 301 «О применении метода искусственной инсеминации женщин спермой донора по медицинским показаниям и метода ЭКО и переноса эмбриона в полость матки для лечения женского бесплодия» от 28.12.1993 г. №301//Российские вести. 1994. 08 февраля (утратил силу)]. Но в нормативном акте вновь не упоминалось о донорстве яйцеклетки и эмбрионов, не упоминалось и суррогатное материнство.

Для определения суррогатного материнства происходила отсылка к международным актам. За неимением отечественного термина приходилось обращаться к формулировке, принятой Всемирной организацией здравоохранения (далее - ВОЗ) в 2001 г.: «Гестационный курьер: женщина, у которой беременность наступила в результате оплодотворения ооцитов, принадлежащих третьей стороне, сперматозоидами, принадлежащими третьей стороне. Она вынашивает беременность с тем условием или договором, что родителями рожденного ребенка будут один или оба человека, чьи гаметы использовались для оплодотворения». Гестационный курьер - это, конечно, суррогатная мать. Показательно, что слова «мать» или «родители» в этом определении даже не используются, что свидетельствует о том, что ВОЗ расценивает отношения между донорами и суррогатной матерью в первую очередь как договор [Телия Ю. Л. Суррогатное материнство. Юридическое сопровождение//СПС КонсультантПлюс]. Таким образом, национальное законодательное регулирование вопросов конкретно суррогатного материнства отсутствовало. А сама процедура могла регулироваться лишь по аналогии закона.

Первое же упоминание суррогатного материнства как такового появилось в Семейном кодексе РФ, вступившем в силу с 1996 года. В данном нормативном акте суррогатное материнство упоминалось при решении вопроса о записи родителей ребёнка в книге записей рождений и об оспаривании отцовства (материнства) (ст. 51-52 СК РФ). Однако, и в данном акте отсутствовало определение суррогатного материнства, как базисного начала, на котором должно строится всё правовое регулирование.

Положения Семейного кодекса нашли отражение, в том числе в Федеральном законе №143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», принятом 15 ноября 1997 года.

В целях упорядочения и внедрения новых вспомогательных репродуктивных технологий в деятельность медицинских организаций был издан заменивший Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации N 301 от 1993 Приказ Минздрава РФ от 26.02.2003 N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».

Указанный Приказ не только прямо говорит о суррогатном материнстве, но и содержит целый раздел 7 под названием «Суррогатное материнство», в котором закреплено, что супружеская пара и суррогатная мать должны давать письменное информированное согласие на участие в программе «Суррогатное материнство», а суррогатными матерями могут быть женщины, добровольно согласившиеся на участие в данной программе.

Представляется существенным законодательное закрепление в названной главе показаний к суррогатному материнству, поскольку ситуация, когда женщина, способная к деторождению, просто не хочет сама вынашивать и рожать ребенка, а желает использовать для этого суррогатную мать, в соответствии с российским законодательством о здравоохранении теоретически не может иметь место.

Кроме того, анализируемый Приказ Минздрава содержит требования, предъявляемые к суррогатным матерям относительно допустимого возраста, наличия ребенка и состояния их здоровья.

Также в Приказе Минздрава РФ раскрывается объем исследований суррогатных матерей и приводится алгоритм, по которому проводится программа «Суррогатное материнство».

Следующим значимым этапом в регламентации суррогатного материнства стал Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», ст. 55 которого посвящена применению вспомогательных репродуктивных технологий. В данном акте наряду с определением понятия вспомогательные репродуктивные технологии, содержится определение суррогатного материнства как вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям.

В Законе сформулированы требования к суррогатной матери. Согласно п. 10 ст. 55 Закона суррогатной матерью может быть женщина в возрасте от двадцати до тридцати пяти лет, имеющая не менее одного здорового собственного ребенка, получившая медицинское заключение об удовлетворительном состоянии здоровья, давшая письменное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. Женщина, состоящая в браке, зарегистрированном в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, может быть суррогатной матерью только с письменного согласия супруга. Суррогатная мать не может быть одновременно донором яйцеклетки [Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 323-ФЗ].

Следовательно, на сегодняшний день правовое регулирование суррогатного материнства представлено следующими нормативными актами:


  • Семейный кодекс РФ (ст. 51 - 52);

  • Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;

  • Закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 N 143-ФЗ (ст. 16);

  • Приказ Минздрава РФ от 26.02.2003 N 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия».

Казалось бы, пройдя сложный этап правотворческих процедур, общественные отношения, связанные с суррогатным материнством, должны быть урегулированы в полном объёме, дабы существует система регулирования, состоящая как из законов, так и подзаконных актов. Но абсолютного совершенства нормативная регламентация достичь не может, т.к. практика каждый раз «предъявляет» вопросы, требующие решения.

Так, и в исследуемой ситуации, в законодательстве остался ряд нерешённых вопросов, принятых именовать пробелами в законодательстве, которые и будут служить ориентиром последующего правотворчества в этой сфере.

Одним из спорных вопросов является статус доноров, т.е. родителей вынашиваемого ребёнка. Исходя из дефиниции суррогатного материнства можно сделать вывод, что родителями могут быть либо двое (мужчина, женщина) либо одинокая женщина. Но прямого запрета быть донором только одинокому мужчине нет.

Но в данном вопросе Закон вступает в противоречие с Семейным кодексом, который в п. 4 ст. 51 указывает: лица, состоящие в браке и давшие свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, могут быть записаны родителями родившегося ребенка [Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. №223-ФЗ (в ред. 30.11.2011 г. №363-ФЗ)//Российская газета.1996.27 января; Российская газета.2011.02 декабря]. Т. е. Семейный кодекс устанавливает порядок регистрации родившегося по программе «Суррогатное материнство» ребёнка только для лиц, состоящих в браке. Данная ситуация может породить проблемы на практике при регистрации детей, родившихся у одиноких мужчины или женщины.

Остается открытым вопрос ответственности суррогатной матери в случае её отказа передать ребёнка родителям, который может быть решён только в договоре о суррогатном материнстве. Договор и отношения возникающие по нему вообще не получили никакого регулирования. Существуют лишь в теории мнения по поводу отнесения его к договору возмездного оказания услуг [Телия Ю. Л. Суррогатное материнство. Юридическое сопровождение//СПС КонсультантПлюс].

Неизвестен российскому законодательству и институт защиты прав супругов после рождения ребёнка, например, проведение генетического анализа для установления происхождения ребёнка от доноров.

Не было урегулировано также посмертное использование биологического материала генетического родителя.

Таким образом, нормативные акты, принятые в разные периоды времени и регулирующие новый вид отношений, связанных с суррогатным материнством, носят фрагментарный и часто противоречивый характер. Однако, несмотря на существующие в настоящее время пробелы в законодательном регулировании следует признать, что Россия относится к одним из передовых стран в области применения суррогатного материнства, а также в целом вспомогательных репродуктивных технологий и их правовой регламентации. Существующие же пробелы и активный законотворческий процесс в этой области, ознаменовавшийся, в том числе принятием Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», подтверждают динамичность правовых процессов, связанных с постоянным совершенствованием норм с учётом происходящих изменений в обществе.



Список использованных источников:

Нормативно-правовые акты:

  1. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном референдуме 12.12.1993 г. (в ред. от 30.12.2008 г. №7-ФКЗ)//Российская газета. 2009. 21 января; Российская газета. 2008. 31 декабря

  2. Гражданский Кодекс Российской Федерации Часть 1 от 30.11.1994 г. №51-ФЗ (в ред. 06.12.2011 г. №405-ФЗ)//Российская газета.1994.8 декабря; Российская газета.2011.14 декабря.

  3. Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. №223-ФЗ (в ред. 30.11.2011 г. №363-ФЗ)//Российская газета.1996.27 января; Российская газета.2011.02 декабря.

  4. Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 N 323-ФЗ (в ред. 25.06.2012 г. №93-ФЗ)//Российская газета.2011.23 ноября; Российская газета.2012.27 июня.

  5. Федеральный закон «Об актах гражданского состояния» от 15.11.1997 №143-ФЗ (в ред. 28.07.2012 г. №133-ФЗ)//Российская газета.1997.20 ноября; Российская газета.2012.30 июля.

  6. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» от 22.07.1993 г. №5487-1 (в ред. от 07.12.2011№-420ФЗ)//Российские вести.1993.09 сентября; Российская газета.2011.09 декабря (утратил силу).

  7. Приказ Минздрава РФ «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» от 26.02.2003 г. №67//Российские вести. 2003. 06 мая.

  8. Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации «О применении метода искусственной инсеминации женщин спермой донора по медицинским показаниям и метода ЭКО и переноса эмбриона в полость матки для лечения женского бесплодия» от 28.12.1993 г. №301//Российские вести. 1994. 08 февраля (утратил силу).

Книги:

  1. Борисова Т. Е. Суррогатное материнство в Российской Федерации: проблемы теории и практики: Монография.//Т. Е. Борисова,- М: Проспект, 2012. 144 с.

  2. Комментарий Закона об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации/С. П. Гришаев//СПС КонсультантПлюс.

  3. Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность.//М. А. Мюллерсон,- М., 2001.

Статьи:

  1. Вершинина Е. В., Кабатова Е. В., Яшметова М. О. Суррогатное материнство в России и зарубежных странах: сравнительно-правовой анализ./Семейное и жилищное право. 2011. №1. С. 3-5.

  2. Максимец Т. И. Эффективность правового регулирования суррогатного материнства/Т. И. Максимец//Медицинское право. 2009. №1 (25). С.50-52.

  3. Телия Ю. Л. Суррогатное материнство. Юридическое сопровождение//СПС КонсультантПлюс





У самородка все от Бога и ничего от среднего учебного заведения. Дон-Аминадо
ещё >>