Публичный экзамен «Сравнение» Сравнение переводов сонетов Шекспира - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Публичный экзамен «Сравнение» «Сравнение школ-пансионов для мальчиков... 1 194.5kb.
Крестители Севера: общее и особенное в процессе христианизации Руси... 1 42.36kb.
Сравнение нескольких численных методов для решения задачи дирихле 1 20.47kb.
Университетские исследования, 2012 Качественное сравнение способов... 1 95.69kb.
Урок по теме: «Сравнение чисел. Координаты» Учитель математики моу... 1 62.48kb.
Анализ формул постановления правительства РФ №354, сравнение постановлений... 1 166.32kb.
Анализ формул постановления правительства РФ №354, сравнение постановлений... 1 216.83kb.
«Птицы. Грач и скворец. Сравнение» 1 45.05kb.
Доли. Образование и сравнение долей 1 72.92kb.
«Сравнение унитарных операторов при внутридневном прогнозировании... 1 275.43kb.
Исследование потока солнечных нейтрино Краткий обзор состояния проблемы... 10 559.59kb.
Венок сонетов 1 87.18kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Публичный экзамен «Сравнение» Сравнение переводов сонетов Шекспира - страница №1/1

Публичный экзамен

«Сравнение»

Сравнение переводов сонетов Шекспира

Выполнил

ученик 7 класса

Козловский Николай
Куратор – А.В. Кузьмин

2013

Тезисный план выступления

1. Вступление:

Задачи работы, объекты сравнения, критерии.

Изученная литература.

Оценки переводов сонета зрителями.

2. Анализ переводов 6 сонета.

a. Анализ звукового строя

Аллитерации в первом стихе (t и d) переклички с главной смысловой антитезой сонета.

b. Анализ рифмы.

Рифма первого и третьего стиха (deface и place) переклички с главной смысловой антитезой сонета.

c. Анализ лексики

Ключевые смысловые пары сонета: winter и summer, life и death.

d. Анализ грамматического строя

Повелительное наклонение в 1и 13 стихах.

e. Анализ стилистики

Эпитеты и метафоры. Главная антитеза.

f. Сохранение общего настроения сонета

3. Заключение: оценка переводов и рекомендации.
Введение
В предлагаемой работе приводится сравнительный анализ русскоязычных переводов сонетов У. Шекспира.

В качестве объектов сравнения были выбраны два сонета Шекспира: шестой, посвященный Другу, и сто тридцатый – посвященный Смуглой Леди. Их выбор был обусловлен, с одной стороны, личным восприятием автора работы, с другой – различием объектов, которым адресованы сонеты.



Критериями сравнения стали различные уровни поэтического текста: звуковой строй, рифма, лексика, грамматика, синтаксис, стилистика и общее настроение, создаваемое сонетом.

В задачи работы входило выявить способы передачи переводчиками авторского замысла на всех вышеперечисленных уровнях и оценить, насколько близок перевод оригинальному тексту.

На предварительном этапе мы перечитали сонеты Шекспира и ознакомились с работами, посвященными сонетам поэта и их переводам.

Основным методом нашей работы стал структурный анализ текстов оригинала и переводов: сравнение шло по уровням – от фонетики к восприятию текста.

Часть 1. Сонеты Шекспира и их судьба в русских переводах
Первое упоминание сонетов Шекспира относится к 1598 году, когда кембриджский магистр Фрэнсис Мерез опубликовал критическое сочинение под названием «Сокровищница умов». Он дает весьма высокую оценку творчеству Шекспира.

Затем Уильям Джаггард опубликовал сборник «Страстный пилигрим», где именем Шекспира были подписаны не только его произведения, видимо, сборник был издан без согласия автора, так что это была «пиратская» публикация. Этот сборник имел большой успех.

В 1609 г. сонеты Шекспира опубликовал лондонский издатель Томас Троп, скорее всего так же без ведома автора. Большая часть сонетов была адресована «Другу», меньшая даме «Смуглой Леди». Издание было посвящено загадочному W.H. Большинство историков считают, что W.H. – это инициалы «Друга».

Предполагаемые прототипы «Друга»:

Большинство исследователей считают W.H. это граф Саутгемптон, ему Шекспир лично посвятил ему две пьесы.

Возможно, граф Пембрук, как-то поспособствовавший изданию Первого фолио в 1623, которое было посвящено ему и его брату.

Уильям Харви, передавший рукопись Шекспира Торпу.

Уильям Хьюз, мальчик-актер, исполнявший женские роли в Шекспировском театре.

Может, сам автор – William Himself.


Четверть сонетов посвящена «Смуглой Леди».

Возможные прототипы «Смуглой Леди»:

Мэри Фиттон, фрейлина Елизаветы I, но у нее были светлые волосы, а у «Смуглая Леди» темноволосая.

Эмилия Бассано, итальянка, музыкантша. Шекспир испытывал к ней чувства, но не уважение.

Эмилия Лэньер, знакомая Шекспира, выпустившая единственный сборник своих стихов.


Загадочна и сама личность Шекспира. Все, что известно о нем, не говорит о его литературных способностях, а скорее наоборот – коммерческих, поэтому возникли разные версии о том, кто написал эти произведения (Шекспировский вопрос).

Предполагаемые авторы:

Елизавета I, королева Англии, увлекалась написанием стихов.

Кристофер Марло и Фрэнсис Бэкон – оба могли скрываться под именем Шекспир.

Ратленд, к этой версии склоняются наши историки и т.д.


В XIII в. Джакомо да Лентини изобрел сонет. Однако вершиной итальянского сонета, стали сонеты Франческо Петрарки, который завершил формирование сонета как жанра. Он начинался с октавы из 2 катренов (четверостиший); в первой была выражена главная идея, во втором она развивалась. Заканчивался сонет секстетом, состоящим из 2 терцетов (трехстиший). Первый терцет высказывал идею, противоположную первой. Второй являл собой синтез двух идей. Таким образом, строение классического итальянского сонета было 4-4-3-3.

В годы правления Генриха VIII cонет теряет свою популярность.

В 1590-е годы Филипп Сидни, публикуя свои произведения, возрождает сонет, за чем следует небывалый интерес к этому поэтическому жанру.

Надо сказать, что сонеты Шекспира резко выделялись на общем фоне. Среди их особенностей следует выделить:



  • посвящение живущим людям;

  • большая откровенность, отражение личности, интимная лирика (что приводило читателя в замешательство);

  • строение сонета 4-4-4-2;

  • употребление простых или книжных, но далеких от поэзии, слов.

Сонеты Шекспира разделены на два цикла: посвященные «Другу» и «Смуглой Леди».

Содержание сонетов посвященных «Другу».

1-17 сонет, автор убеждает своего товарища, который наделен божественной красотой, жениться и произвести потомство.

С 20-ого сонета автор понимает, что влюбился в своего друга. Первая ссора (разочарование) происходит на рубеже 38-42 сонетов, но друзья помирились.

Дальше – все больше разочарований, угасание чувства дружбы. Поэт видит внешнюю красоту, но не духовную: 43-100 сонеты.

40-42 сонеты, возлюбленная Поэта изменяет ему с другом, но автор оправдывает друга и во всем винит возлюбленную.

В 76-96 сонетах появляется образ поэта-соперника. Автор признает поражение. Среди возможных соперников исследователи называют имена Кристофера Марло и Джорджа Чапмена.

В 100-126 сонетах происходит возрождение дружеских чувств к Другу.

Содержание сонетов посвященных «Смуглой Леди».

Из сонетов известно, что у «Смуглой Леди» была смуглая кожа и черные волосы, в те времена женщина, имевшая такую внешность, считалась ведьмой.

Сонеты посвящены теме злой любви. Возлюбленная Поэта изменяет ему с другом, автор оправдывает друга, но во всем винит возлюбленную, а после этого ненавидит.

127-152 сонеты посвящены тому, какие взаимоотношения были у автора и «Смуглой Леди»

В заключении, 153-154 сонеты, высказывается мысль о том, что любовь – самое главное, что есть в жизни.

Как ни странно, в первой половине 17 в. сонеты Шекспира не были популярны, единственный, кто иногда их переводил, это Джон Донн; только во второй половине 17 в. они становятся популярней. Однако в начале XIX в., в эпоху романтизма, возникает чуть ли не культ Шекспира, поспособствовали этому Гордон Байрон, Перси Шелли, Джон Китс и другие романтики.

В наше время сонеты Шекспира признаются шедеврами мировой литературы.
Сонеты Шекспира в России

Интерес к сонетам Шекспира в России Росспоявился в XVII в. Первым переводчиком стал М.И. Плещеев, который перевел монолог «Быть или не быть».

Увлекался произведениями Шекспира и Пушкин. Поэт пытался переводить шекспировские произведения («Мера за меру», «Анджело»), но у него не очень искусно получалось.

В.Г. Белинский тоже переводил сонеты и поэмы Шекспира.

Первый разбор сонетов Шекспира был сделан П. Боткиным и опубликован в журнале «Отечественные записки». В нем автор достаточно высоко оценил сонеты Шекспира.
Но в России считали, что у сонетов Шекспира нет поэтических достоинств и они интересны только в биографическом и психологическом отношениях. Тем не менее через некоторое время (после более глубокого знакомства с сонетами) это мнение изменилось, сонеты стали считать вершиной мировой поэзии. Размышления зачастую была настолько глубоки, что русские переводчики часто старались передать мысли (задумки) Шекспира, чем строение сонетов.

В 40-х г. XIX в. В России сильно возросла популярность Шекспира, многие литераторы стали переводить сонеты, вот некоторые из них:

В 1852 г. М.Н. Островский сделал вольный перевод 71 сонета.

Н.В. Гербель первым перевел весь свод сонетов.

В.Г. Бенедиктов перевел двенадцать сонетов.

С. Ильин опубликовал сонеты в подлинном размере.

С.А. Венегеров систематизировал все переводы XIX в.

М.И. Чайковский перевел все сонеты Шекспира преимущественно в размере подлинника.

В.Я. Брюсов перевел 4 сонета в абсолютно точном размере.

Б. Пастернак перевел 3 сонета.

Как видите, не только знаменитые поэты, но даже люди не связанные с поэзией интересовались сонетами Шекспира.
В 1948 г. С.Я. Маршак (1887-1964) опубликовал все сонеты, они были очень популярны и востребованы по сей день.

Как ни странно, Маршак получил ощутимую поддержку со стороны властей, одним из основных факторов этой поддержки было время: после Великой Отечественной Войны людям надо было дать душевную реабилитацию и власти посчитали, что сонеты Шекспира в переводе Маршака подойдут для этого. Во-вторых, государству надо было показать, что советский человек – культурный человек.

Но возникает и еще один вопрос: чем же сонеты Маршака заинтересовали читателя? Критики выделяют три преимущества:

1.Мелодичность



  1. Профессионализм

  2. Высокий поэтический уровень.

После смерти Маршака его переводы неоднократно критиковали: в вину поэту ставили и изменение пола Друга (у Маршака Друг стал Подругой) и пренебрежение замыслом автора ради красивой поэтической формы.
Казалось, что после творчества Маршака «Шекспировское движение» исчезнет. Но интерес не был утрачен, многие продолжали переводить, как например, лингвист А.М. Фенкель (1899-1968), который перевел все сонеты, правда историки отмечают, что сонеты написаны сложным языком, но оправдывают это за счет глубины мыслей переводчика. П. Карпов тоже переводил отдельные сонеты и т.д.

Сильно повлияли на переводы сонетов современные поэты (И. Ивановский, Д. Кузьмин, В. Орел, Г. Кружкова и др.), которые пытались освободить свои переводы от привычных стереотипов.

В 1990-е годы литературная жизнь сонетов Шекспира заметно утихла: тиражи снизились, многие переводы остались незамечены.

Сейчас интерес к сонетам Шекспира вновь вырос: многие пытаются их переводить как и на профессиональном, так и на любительском уровне.




Часть 2. Сравнительный анализ переводов сонетов Шекспира

русскими переводчиками
Для сравнительного анализа возьмем два сонета Шекспира – шестой и сто тридцатый. Шестой сонет входит в цикл, посвященный Другу. Сто тридцатый сонет посвящен Смуглой леди.

Сонет 6

Then let not winter's ragged hand deface

In thee thy summer ere thou be distilled:

Make sweet some vial; treasure thou some place

With beauty's treasure ere it be self-killed:

That use is not forbidden usury

Which happies those that pay the willing loan;

That's for thyself to breed another thee,

Or ten times happier be it ten for one;

Ten times thyself were happier than thou art,

If ten of thine ten times refigured thee:

Then what could death do if thou shouldst depart,

Leaving thee living in posterity?

Be not self-willed, for thou art much too fair

To be death's conquest and make worms thine heir.
Не дай Зиме суровою рукою

Сок свежий выжать - наполняй сосуд

И сладостью твоею и красою,

Не то они бесславно пропадут.

Ссужают нам красу не безвозвратно:

Дают взаймы, процент оговорив,

И ты продолжишь жизнь десятикратно,

В сынах себя достойно повторив;

Сын каждый повторит тебя раз десять,

И десять раз умножит каждый внук -

Тысячекратно жить тебе на свете:

У Смерти для тебя не хватит рук.

Одумайся, красу губить не смей,

Наследниками делая червей.



(Перевод Игоря Фрадкина)
Не позволяй зиме неумолимой

Твое тепло июльское сгубить:

В другой душе твой дух неугасимый

Необходимо тайно сохранить.

Использовать процент такой не грех,

С лихвой вернется счастье обретенья,

И для тебя наградой, и для тех,

Кто станет твоим дивным повтореньем.

И время счастья бурно потечет,

Десятки раз твой облик продолжая:

Что может сделать смерть, когда поймет,

Что ты ушел, потомство оставляя?

Искусство ли смерть мило позабавить, -

Вместо наследников, червей одних оставить.



(Перевод Веры Якушкиной)
Смотри же, чтобы жесткая рука

Седой зимы в саду не побывала,

Пока не соберешь цветов, пока

Весну не перельешь в хрусталь фиала.

Как человек, что драгоценный вклад

С лихвой обильной получил обратно,

Себя себе вернуть ты будешь рад

С законной прибылью десятикратной.

Ты будешь жить на свете десять раз,

Десятикратно в детях повторенный,

И вправе будешь в свой последний час

Торжествовать над смертью покоренной.

Ты слишком щедро одарен судьбой

Чтоб совершенство умерло с тобой.



(Перевод Самуила Маршака)

1. Анализ звукового строя.

Начало 6 сонета отмечено аллитерацией звуков t и d, которые передают жестокость и суровость зимы:

Then let not winter's ragged hand deface

In thee thy summer ere thou be distilled…

Противопоставление глухого t и звонкого d поддерживается антитезой на смысловом уровне: борьба жизни и смерти, поэтому переводчику очень важно передать такое звуковое противопоставление в своем тексте.

Первый стих сонета – сильное место, несущее в себе основную идею произведения: борьба жизни и смерти. Переводчик должен точно перевести начало, в т.ч. и созвучия. Все переводчики используют прием аллитерации, :


Не дай зиме суровою рукой (Фрадкин)
Смотри же, чтобы жесткая рука (Маршак)
Не позволяй зиме неумолимой (Якушкина)
Однако только Фрадкин и Маршак передают противопоставление на уровне аллитерации:

Не дай зиме суровою рукой (Фрадкин): противопоставлены звонкий [з’] и глухой [с].


Смотри же, [ш]тобы жесткая рука (Маршак): противопоставлены звонкий [ж] и глухой [ш].
2. Рифма.

Теперь рассмотрим рифму. Рифмующиеся слова несут на себе особую смысловую нагрузку: они либо сближаются по смыслу, либо противопоставляются.

В первом четверостишии 6 сонета рифмуются слова deface и place. Первое передает идею разрушения (обезобразить), а второе – сохранения (место). Это единственная рифмованная пара слов в сонете, которая напрямую связана с главной идеей стихотворения. Данное противопоставление созвучно основной теме стихотворения – борьбе жизни и смерти, и поэтому обязательно должно быть отражено в переводе, что мы видим в переводах Фрадкина и Якушкиной:
Не дай Зиме суровою рукою

Сок свежий выжать - наполняй сосуд

И сладостью твоею и красою,

Не то они бесславно пропадут.


У Фрадкина «суровую рукою» рифмуется с «красою»
Не позволяй зиме неумолимой

Твое тепло июльское сгубить:

В другой душе твой дух неугасимый

Необходимо тайно сохранить.


У Якушкиной зиме «неумолимой» рифмуется с «дух неугасимый», кроме того, эта антитеза подкрепляется еще одной такой же смысловой антитезой созданной словами «сгубить» и «сохранить».
Однако в переводе Маршака поэтический замысел Шекспира утрачен: «жестокая рука» рифмуется со служебным словом «пока», что не создает никаких смысловых обертонов.
Смотри же, чтобы жесткая рука

Седой зимы в саду не побывала,

Пока не соберешь цветов, пока

Весну не перельешь в хрусталь фиала.


3. Анализ лексики

Ключевые слова в 6 сонете – это лексические пары: deface и place, winter и summer, death и live. В профессиональном переводе ключевые слова сохраняются или же переводчик производит оправданные замены.

У Фрадкина deface и place заменены на «выжать» и «сосуд», также summer заменено на «сок свежий», что вполне оправдано. Остальные ключевые слова не изменены.

У Якушкиной тоже произведена замена слов deface, place и summer, но уже на «сгубить», «сохранить» и «тепло июльское». Остальное она оставила без изменения.

Однако Маршак произвел замену только слов deface и place, на «не побывала» и «хрусталь фиала», но summer он заменил на «весну», что не противоречит смыслу оригинала. Другие ключевые слова переводчик не заменил.

Таким образом, все переводчики выполнили обязательное правило перевода и перевидали ключевые слова, несущие в себе ведущую идею текста.


4. Анализ грамматического строя

Рассмотрим, как переводчики работают с категорией наклонения.

Сонет начинается и заканчивается глаголами в форме повелительного наклонения, играющими роль призыва к Другу:
Then let not winter's ragged hand deface…

Be not self-willed…


Эта модель сохранена у Фрадкина:
Не дай Зиме суровою рукою…

красу губить не смей… (Фрадкин)



У Якушкиной, как у Маршака, повелительное наклонение сохранено только в начале.

Не позволяй зиме неумолимой…

Искусство ли смерть мило позабавить, -



Вместо наследников, червей одних оставить.(Якушкина)
Смотри же, чтобы жесткая рука…

Ты слишком щедро одарен судьбой,



Чтоб совершенство умерло с тобой. (Маршак)
Мы видим, что только один переводчик сохраняет идею кольцевой композиции на уровне грамматики (повтор повелительного наклонения в начале и конце).
5. Анализ стилистики

Проанализируем некоторые средства художественной выразительности, использованные в оригинале и то, как они переданы переводчиками.



5.1. Эпитеты

В оригинале использован лишь один оценочный эпитет – ragged hand (изодранный; в данном контексте – костлявая рука). Этот эпитет у Фрадкина, Якушкина и Маршака заменен на «суровой», «неумолимой» и «жесткая», что я считаю оправданным.

Любопытно, что Шекспир использовал всего один оценочный эпитет. Его сонет не описателен, не лиричен, а скорее категоричен и поучителен. Основная цель текста – призыв к другу, и этот призыв не должен раствориться в риторической пестроте, создаваемой эпитетами. Видимо, поэтому Шекспир и ограничился лишь одним эпитетом, создающим страшный образ смерти.

Данную закономерность сонета Шекспира передал только Фрадкин, который использовал только два эпитета в начале («суровую», «свежий»).

Якушкина использовала четыре эпитета («неумолимой», «июльское», «неугасимый», «счастья обретения»).

А Маршак – шесть («жесткая», «седой», «драгоценный», «законный», «с лихвой обильной», «покоренной»).



5.2. Метафоры.

Зато метафор в этом сонете очень много. В первом стихе «winter's ragged hand deface» олицетворяет собой смерть, во втором стихе «summer (лето)» имеет скрытый смысл: юность «Друга». В третьем стихе «vial(чаша, сосуд)» воплощает душу «Друга» и т.д.

У Маршака, Маршака и Якушкиной метафоры передаются.

5.3. Антитеза.

Главная антитеза в 6 сонете (как я уже говорил) – это противостояние жизни и смерти. Как было показано, она поддерживается на фонетическом, лексическом, грамматическом уровнях. Данная антитеза передана всеми переводчиками.



6. Передается ли общие настроение стихотворения?

У всех переводчиков передается общее настроение стихотворения: очень эмоционального, искреннего и в тоже время настойчивого призыва к Другу сохранить, красоту от вымирания, живя активной жизнью и создания потомства.


Выводы

В целом все переводы хороши и свидетельствуют о том, что переводчики в той или иной степени обращают внимание на все уровни исходного текста.

На мой взгляд, Фрадкин лучше всех справился со своей задачей, он единственный передал все замыслы Шекспира: игру со звуками, рифма, лексико-грамматические и стилистические средства выразительности, настойчивый призыв и т.д.

Якушкина тоже очень хорошо справилась с задачей. Однако, по сравнению с Фрадкиным, она не смогла передать игру с аллитерацией звуков t и d, не сохранила в конце повелительное наклонение, использовала слишком много эпитетов.

Наиболее заметное расхождение с оригиналом наблюдается в переводе Маршака: он не передал противостояние борьбы смерти и жизни (созданную с помощью слов deface «обезобразить» и place «место») и, как и Якушкина не передал настойчивый призыв автора см. выше.


Сонет 130
My mistress' eyes are nothing like the sun;

Coral is far more red than her lips' red;

If snow be white; why then her breasts are dun;

If hairs be wires, black wires grow on her head.

I have seen roses damasked, red and white,

But no such roses see I in her cheeks,

And in some perfumes is there more delight

Than in the breath that from my mistress reeks.

I love to hear her speak, yet well I know

That music hath a far more pleasing sound;

I grant I never saw a goddess go -

My mistress when she walks treads on the ground.

And yet, by heaven, I think my love as rare

As any she belied with false compare.


Ее глаза на солнце не похожи,

Коралл краснее, чем ее уста,

Снег с грудью милой не одно и то же,

Из черных проволок ее коса.

Есть много роз пунцовых, белых, красных,

Но я не вижу их в ее чертах, -

Хоть благовоний много есть прекрасных,

Увы, но только не в ее устах.

Меня ее ворчанье восхищает,

Но музыка звучит совсем не так.

Не знаю, как богини выступают,

Но госпожи моей не легок шаг.

И все-таки, клянусь, она милее,

Чем лучшая из смертных рядом с нею.



(Перевод Модеста Чайковского)

Ее глаза на звезды не похожи,

Нельзя уста кораллами назвать,

Не белоснежна плеч открытых кожа,

И черной проволокой вьется прядь.

С дамасской розой, алой или белой,

Нельзя сравнить оттенок этих щек.

А тело пахнет так, как пахнет тело,

Не как фиалки нежный лепесток.

Ты не найдешь в ней совершенных линий,

Особенного света на челе.

Не знаю я, как шествуют богини,

Но милая ступает по земле.

И все ж она уступит тем едва ли,

Кого в сравненьях пышных оболгали.

(Перевод Самуила Маршака)

Глаза достались, а не звезды ей,

И губы на кораллы не похожи,

Чернеет проволокой сноп кудрей,

И грудь темна - не белоснежна кожа.

Обычны щеки, и на ум нейдет

Сравнить их с розой белой или алой,

А дух такой от тела, что забьет

Простые запахи земли, пожалуй.

Милее прочих милой говорок,

Хоть мелодично он звучит едва ли,

И топот мил земных девичьих ног.

Пускай таких богинь и не видали,

Клянусь, она не хуже тех, ей-ей,

Что лжец вознес, чтоб уложить верней.

(Перевод Игоря Фрадкина)
1. Анализ звукового строя

1.1. Рассмотрим случаи аллитерации.

Во второй строчке очевидна аллитерация на звук r:

Coral is far more red than her lips' red.

Повторяется она и в десятом стихе:

My mistress when she walks treads on the ground

Если в первом случае выделяется слово red (красный) как атрибут образа, то во втором – акцентируется образ легкого шага возлюбленной: существительные mistress – treads – ground за счет созвучия как бы сливаются в единый образ возлюбленной, с легкостью ступающей по земле. Обе строки рифмуются в контексте всего сонета, добавляя тем самым дополнительные контрасты к портрету возлюбленной. Проанализируем, как работают с таким поэтическим приемом переводчики:

М. Чайковский

Коралл краснее, чем ее уста,

………………………………………………………………………

Но госпожи моей не легок шаг.

В переводе сохранена аллитерация (на р во второй строке и на г в десятой), но утеряна контекстуальная рифма.

С. Маршак:

Нельзя уста кораллами назвать,

………………… ……………………………….

Но милая ступает по земле.


И. Фрадкин:

И губы на кораллы не похожи,

……………………………………………………

И топот мил земных девичьих ног.


Аллитерация на р не передается, а в 10 строке аллитерация заменена на ассонанс: м[и]лая ступа[и]т по з[и]мле и [И] топот м[и]л з[и]мных д[и]в[и]ч[и]х ног.

Таким образом, мы видим, что ни один из переводчиков не передал контекстуальной рифмы, присутствующей в сонете Шекспира, однако перевод М. Чайковского все же ближе к оригиналу – хотя бы количественно.


Теперь рассмотрим другую пару аллитераций: во втором и третьем стихе.

Если во втором стихе аллитерируется звук r, то в третьем – звук w:

Coral is far more red than her lips' red.

If snow be white; why then her breasts are dun;

Соседство стихов, упоминание в них разных цветов, наконец, использование в каждом приема аллитерации акцентирует контраст красного и белого цветов, символизирующих страсть и невинность, чистоту.

Все переводчики сохраняют контраст красного и белого на лексическом уровне и даже используют аллитерацию в третьей строке, но только М. Чайковский сталкивает во второй и третьей строке аллитерации:

Ее глаза на солнце не похожи,

Коралл краснее, чем ее уста,

Снег с грудью милой не одно и то же,

Из черных проволок ее коса. (Перевод Чайковского)


Ее глаза на звезды не похожи,

Нельзя уста кораллами назвать,

Не белоснежна плеч открытых кожа,

И черной проволокой вьется прядь. (Перевод Маршака)


Глаза достались, а не звезды ей,

И губы на кораллы не похожи,

Чернеет проволокой сноп кудрей,

И грудь темна - не белоснежна кожа. (Перевод Фрадкина)


В то же время третья строка у Шекспира в плане используемого приема аллитерации рифмуется с уже упоминавшейся 10 строкой – но по звуку w:

If snow be white; why then her breasts are dun;

………………………………………………………..

My mistress when she walks treads on the ground.


Такая аллитерационная рифма передается М. Чайковским:
Снег с грудью милой не одно и то же,

…………………………………………………………….

Но госпожи моей не легок шаг.
Наличие этой рифмы в переводе Чайковского компенсирует ее отсутствие во 2 и 10 стихах, о чем было сказано выше.
2. Рифма.

В первом четверостишии рифмуются слова dun (бурый) и sun (солнце, солнечный). Первое связано с чем-то темным, непроглядным, второе со светлым и радостным. Таким образом, поддерживается антитеза темного и светлого, которая ни в одном переводе не прослеживается.

My mistress' eyes are nothing like the sun;

Coral is far more red than her lips' red;

If snow be white; why then her breasts are dun;
Ее глаза на солнце не похожи,

Коралл краснее, чем ее уста,

Снег с грудью милой не одно и то же,… (Перевод Чайковского)
Ее глаза на звезды не похожи,

Нельзя уста кораллами назвать,

Не белоснежна плеч открытых кожа,… (Перевод Маршака)
Глаза достались, а не звезды ей,

И губы на кораллы не похожи,

Чернеет проволокой сноп кудрей,… (Перевод Фрадкина)
Во втором четверостишии зарифмованными оказываются слова white (белый) и delight (радость):

I have seen roses damasked, red and white,

But no such roses see I in her cheeks,

And in some perfumes is there more delight


Рифмуясь, эти слова передают идею прекрасного, возвышенного.

М. Чайковский передает эту идею через рифму красный – прекрасный:

Есть много роз пунцовых, белых, красных,

Но я не вижу их в ее чертах, -

Хоть благовоний много есть прекрасных,
Однако ни С. Маршак, ни И. Фрадкин своими рифмами не передают авторского замысла:

С дамасской розой, алой или белой,

Нельзя сравнить оттенок этих щек.

А тело пахнет так, как пахнет тело… (Перевод Маршака)


Сравнить их с розой белой или алой,

А дух такой от тела, что забьет

Простые запахи земли, пожалуй. (Перевод Фрадкина)

3. Анализ лексики

Ключевые пары этого сонета: ground (земля, земной) и heaven ( небо, бог), rare (редкий) и compare (cравнение). Единственный переводчик, кто это более и менее соблюдает Маршак, остальные переводчики сохранили слова ground и heaven.

В последнем четверостишии автор пишет слова ground (земля, земной) и heaven ( небо, бог), с помощью этих слов возникает антитеза земного и небесного, возвышенного. У всех она присутствует, только у Чайковского земля заменена на смертные, но это оправдано.
My mistress when she walks treads on the ground.

And yet, by heaven, I think my love as rare…


И топот мил земных девичьих ног.

Пускай таких богинь и не видали,… (Перевод Фрадкина)


Не знаю, как богини выступают,…

Чем лучшая из смертных рядом с нею. (Перевод Чайковского)


Не знаю я, как шествуют богини,

Но милая ступает по земле. (Перевод Маршака)


Выводы

Данные сонет оказался более сложен для перевода, чем предыдущий.

Наиболее близок к оригиналу перевод М. Чайковского. Он сумел передать игру Шекспира с аллитерациями, отчасти сумел сохранить рифмующиеся образы (white – delight).

Переводы Фрадкина и Маршака, очевидно, беднее оригинала: они не передают ни шекспировские аллитерации, ни рифмы.


Заключение
На основании проведенного анализа можно сформулировать несколько рекомендаций переводчикам поэзии.

  1. Изучите звуковой рисунок стихотворения (аллитерации, ассонансы, рифмующие слова особенно, которые имеют скрытый смысл), выделите закономерности и постарайтесь их передать в своем переводе. Разумеется, можно производить оправданные замены.

  2. Не менее важен анализ лексики. Сохраните или замените ключевые слова, подчеркните антитезы или наоборот близкие по смыслу слова.

  3. Обращайте внимание на грамматический строй: в нем так же могут присутствовать определенные закономерности (напр., противопоставление времен или использование разных наклонений), которые должны быть переданы в переводе.

  4. Стилистический строй очень важен, именно он дает сонету ту выразительность, красочность и универсальность, которыми он славится. С большим вниманием относитесь к различным средствам художественной выразительности: антитезам, эпитетам, метафорам, аллегориям и др.

  5. И самое важное – передайте общее настроение.

Последний совет приводит нас к закономерному вопросу: что же важнее при переводе поэтического текста – следование форме и содержанию оригинала или создание у читателя особого настроения?

Постараюсь дать ответ на этот вопрос, оценив переводы двух сонетов Шекспира.

Лучшим переводом 6 сонета я считаю перевод Веры Якушкиной. Несмотря на то что Игорь Фрадкин лучше всех передал замыслы автора, я считаю, что язык, которым написан его перевод, слишком сложен и запутан, из-за этого он не смог произвести должного впечатления на читателя. Якушкина же тоже была очень близка к оригиналу, ее текст был легок для восприятия и в тоже время передавал те глубокие идеи, которые производит неизгладимое впечатление.

Лучшим переводом 130 сонета я считаю перевод Модеста Чайковского. Во-первых, он близок к тексту оригинала, который, надо признать, содержал в себе много сложных замыслов автора, а, во-вторых, он смог перевести сонет красивым, глубоким и простым для восприятия языком, который сильно воздействует на читателя.

Разумеется, лучшим будет тот перевод, который точь-в-точь передаст замысел автора и воспроизведет на читателя неизгладимое впечатление. Но это идеал, достичь который способны немногие.

Ниже приводится наш опыт перевода 6 сонета Шекспира.

Не дай зиме рукой свирепой

Сковать морозом летние сады,

Пока охрану не найдешь надежной,

Чтоб сохранить в них сладкие плоды.

Умножь свой капитал, в том нет стыда,

Пусть счастлив будет каждый, в сделку вовлеченный,

И осознаешь это ты, когда

Сочтешь процент свой удесятеренный.

Да вырастет в разы род славный твой,

Как наполняются водой весною реки.

Что может сделать смерть с тобой,

Когда в потомстве сохранишь себя навеки?

И не упрямствуй в гордости своей,

Рожден ты был не пищей для червей.




Использованная литература
1. Гаспаров М.Л., Н. С. Автономова Н.С. Сонеты Шекспира – переводы Маршака // Гаспаров М.Л. О русской поэзии. СПб., 2001. С. 389-409.

2. Николаев В., Шаракшанэ А. Сонеты Шекспира и их судьба в русских переводах // Шекспир У. Сонеты. Антология современных переводов. М., 2007. С. 9-50.









Я не верю, я знаю. Карл Юнг в ответ на вопрос,
ещё >>