Происхождение Синего - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Занятие в старшей группе с использованием ритмических игр «У синего... 1 50.23kb.
Происхождение жизни 1 70.72kb.
Происхождение частушки 1 102.23kb.
Происхождение материков и океанов 1 21.9kb.
Программа курса «История русской грамматической мысли» 1 40.83kb.
Происхождение образа Лилит и его бытование в европейской культуре... 1 30.02kb.
История Burzum: Часть I происхождение и Значение 1 143.86kb.
Тема 1: исследование Брахмана и его предпосылки I 1 (1) Итак, теперь... 4 748kb.
Геохимия океана. Происхождение океана 1 380.37kb.
14 августа происхождение (изнесение) честных древ животворящего креста... 1 81kb.
«Происхождение вселенной и место человека в ней» 1 15kb.
Учебное пособие для студентов химфака ргу структурная химия возникновение... 1 185.36kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Происхождение Синего - страница №1/1


Происхождение Синего

Художники всегда были очарованы синим цветом, однако, в течение очень долго времени достичь необходимого синего цвета было весьма сложно. Из-за сравнительной редкости это пигмента в природе, им, в течение веков, приходилось полагаться на милость химической науки. Долгое время синие краски были либо чрезмерно дорогими, либо слишком нестойкими. Поиски нужного синего привели к некоторым ключевым технологическим прорывам, показав, что пересечение интересов науки и искусства не всегда приносило пользу только одному из них.


Первые пигменты представляли собой окрашенные кусочки минералов, выкопанные из земли. Из – за того, что лишь немного синих минералов годилось для рисования, в пещерных рисунках нет синих цветов. Обширное использование синего художниками древнего Египта, объяснялось их знаниями о приготовление искусственного пигмента синего цвета, который в наши дни известен как Египетская лазурь.
Подобно открытию многих других искусственных пигментов, открытие египтянами синего, почти определенно, было делом случая. Египтяне производили украшения и элементы орнамента, покрытые синей глазурью, которые назывались фаянсом, унаследовав эту технологию от Месопотамии. Производство фаянса было одним из самых распространенных занятий в древнем мире, к 1500 году до.н.э. торговля им шла по всей Европе. Фаянс создавали путем нагрева украшений в печи вместе с медными минералами, такими как малахит. Египетская лазурь, которая существовала по - крайне мере уже с 2500 г. до.н.э., получается за счет нагрева мела или известняка вместе с медными минералами, и вероятно появилась случайно, благодаря смешиванию этих элементов в фаянсовой печи.
Совсем недавно, ученые раскрыли секреты еще одного древнего синего пигмента: лазури Майя, который использовался столетиями по всей Южной Америке до времен Испанского завоевания. Пигмент представлял собой нечто вроде глиняного материала состоящего из нескольких слоев с частицами синего красителя индиго между ними. Использование индиго таким образом делало его менее уязвимыми к разложению. Со времен Майя никто не изготавливал цвета подобным образом, и никто точно не знает, как это сделать. Ученые в наши дни сильно заинтересованы в использование подобных технологий для изготовления стабильных красителей других цветов.
Для средневековых ученых самым лучшим пигментом был ультрамарин, который стал присутствовать на работах европейских художников в 13-ом веке. Пигмент получали из минерала называемого лазуритом, единственным источником которого служили копи в далеком Бадахшане, нынешнем Афганистане. Помимо трудностей доставки минерала через такие большие расстояния, изготовление пигмента из него, также, являлось чрезвычайно трудоемкой задачей. После размельчения лазурит становится серым из-за примесей в минерале. Чтобы извлечь чистый синий пигмент, размельченный порошок необходимо было довести до тестообразного состояния, смешав с воском, и разминать в воде.
В конечном итоге, ультрамарин мог быть дороже золота, и художники средневековья были весьма избирательны при его использовании. С эпохи возрождения ученые мечтали о более дешевом и более доступном, по сравнению с ультрамарином, синем пигменте. Ситуация улучшилась, когда в 1704, создатель красителей из Берлина по имени Дисбах открыл первый «современный» синтетический пигмент: Прусская лазурь. Дисбах пытался получить красный пигмент, используя рецепт который включал углекислый калий. Однако калий содержал животное масло и реакция прошла не так как планировал Дисбах. Вместо красного красителя он сделал синий.
Масло образовало цианид, важнейший компонент Прусской лазури. Долгое время Дисбах хранил рецепт в тайне, но, в 1724 он был обнаружен и опубликован и кто угодно мог сделать подобный цвет. К 1750-ым этот краситель стоил в десять раз меньше ультрамарина. Тем не менее, цвет не был слишком ярким и художники всё еще не были удовлетворены. В 1802 году им представилась лучшая альтернатива, когда французский химик Луи Жак Тенар изобрел кобальтовый ультрамарин. Следующей вехой, было создание методики искусственного получения ультрамарина в 1826 году. Французское общество поощрения национальной промышленности в 1824 предложило премию в 6 000 франков тому, кто сможет создать искусственный ультрамарин по доступной цене.
Два года спустя, тулузский химик Жан Баптист Гвимет получил приз, продемонстрировав, что ультрамарин может быть получен путем нагрева в печи китайской глины, соды, угля, песка и серы. Необходимость полагаться на скудные природные ресурсы исчезла, и ультрамарин впоследствии стал относительно дешевым промышленным пигментом (он получил названия Французский ультрамарин, так как впервые массовое производство началось в Париже).
В 1950ых синтетический ультрамарин стал источником того, что сейчас называют самым красивым синим. Синий Клейна (International Klein Blue), изобретенный французским художником Ивом Клейном совместно с парижским промышленником Эдуардом Адамом, является триумфом современной химии. Клейн был озабочен проблемой потери яркости цвета пигмента после смешивания со связующим веществом для образования краски. С помощью Адама, он обнаружил, что синтетическая смола, покрытая тонким слоем органических растворителей должна удержать необходимую сочность текстуры в сухом слое краски. В 1957, Клейн презентовал свой новый цвет серией монохромных картин, и в 1960 он запатентовал свое изобретение.


The Birth of Blue

Artists have always been enchanted by blue, yet fine blue have long been difficult to obtain. Blues are relatively rare in nature, and painters throughout the ages have therefore found themselves at the mercy of what contemporary chemical technology could offer. Some blues have been prohibitively expensive, others were unreliable. The quest for a good blue has driven some crucial technological innovations, showing that the interaction of art and science has not always been a one – way affair.


The first pigments were simply ground – up colored minerals dug from the earth. But few blue minerals are suitable as pigments – so there are no blues in cave art. Ancient Egyptian artists used blue prominently, however, because they knew how to make a fine artificial pigment, now known as Egyptian blue.
The discovery of Egyptian blue, like that of many other artificial pigments, was almost certainly an accident. The Egyptians manufactured blue – gazed stones and ornaments called faience using a technique they inherited from the Mesopotamians. Faience manufacture was big business in the ancient world – it was traded all over Europe by 1500 BC. Faience is made by heating stone ornaments in kiln with copper minerals such as malachite. Egyptian blue, which was made from at least 2500 BC, comes from firing chalk or limestone with sand and copper minerals, and probably appeared by the chance mixture of these ingredients in faience kiln.
Scientist recently deduced the secrets of another ancient blue: Maya blue, used for centuries throughout central America before the Spanish Conquest.

This is a kind of clay – a mineral made of sheets of atoms – with molecules of the blue dye indigo wedged between the sheets. Using indigo in this way makes it less liable to decompose. No one has made colours this way since the Mayas, and one no one knows exactly how they did it. But technologists are now interested in using the same trick to make stable pigments from other dyes.


The finest pigment available to medieval artists was ultramarine, which began to appear in Western art in the 13th century. It was made from the blue mineral lapis lazuli, of which only one source was known: the remote mines of Badakshan, now in Afghanistan. In addition to the difficulty of transporting the mineral over such distances, making the pigment was a tremendously laborious business. Lapis lazuli turns grayish when powdered because of impurities in the mineral. To extract the pure blue pigment, the powder has to be mixed to a dough with wax and kneaded repeatedly in water.
As a result, ultramarine could cost more than its weight in gold, and medieval artists were very selective in using it. Painters since the Renaissance craved a cheaper, more accessible, blue to compare with ultramarine. Things improved in 1704, when a Berlin – based colour maker called Diesbach discovered the first “modern” synthetic pigment: Prussian blue. Diesbach was trying to make a red pigment, using a recipe that involved the alkali potash. But Diesbach’s potash was contaminated with animal oil, and the synthesis did not work out as planned. Instead of red, Diesbach made blue.
The oil had reacted to produce cyanide, a vital ingredient of Prussian blue. Diesbach kept his recipe secret for many years, but it was discovered and published in 1724, after which anyone could make the colour. By the 1750s, it cost just a tenth of ultramarine. But it wasn’t such a glorious blue, and painters still weren’t satisfied. They got a better alternative in 1802, when the French chemist Louis Jacques Thenard invented cobalt blue.
Best of all was the discovery in 1826 of a method for making ultramarine itself. The French Society for the Encouragement of National Industry offered a prize of 6,000 francs in 1824 to anyone who could make artificial ultramarine at an affordable price.
The Toulouse chemist Jean – Baptiste Guimet was awarded the prize two years later, when he showed that ultramarine could be made by heating china clay, soda, charcoal, sand and sulphur in a furnace. This meant that there was no longer any need to rely on the scarce natural source, and ultramarine eventually became a relatively cheap commercial pigment (called French ultramarine, as it was first mass – produced in Paris).
In the 1950s, synthetic ultramarine became the source of what is claimed to be the world’s most beautiful blue. Invented by the French artist Yves Klein in collaboration with a Parisian paint manufacturer, Edouard Adam, International Klein Blue is a triumph of modern chemistry. Klein was troubled by how pigments lost their richness when they were mixed with liquid binder to make a paint. With Adam’s help, he found that a synthetic resin, thinned with organic solvents, would retain this vibrant texture in the dry paint layer. In 1957, Klein launched his new blue with a series of monochrome paintings, and in 1960 he protected his invention with a patent.





Блаженнее давать, нежели принимать. Деяния апостолов, 20, 35
ещё >>