Профессиональный язык как отражение профессиональной культуры (на материале русского и английского вариантов профессионального языка - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Именная темпоральность в картине мира русского и монгольского языков... 1 377.86kb.
Вступительных экзаменов в аспирантуру по специальности 10. 02. 1 60.13kb.
Симметрия и асимметрия языковой реализации вариантов концепта εΛΕΥΘΕΡΙΑ/freedom... 3 394.08kb.
Сопоставительный анализ системы звукоизобразительных средств итальянского... 1 351.43kb.
Лингвосемиотические характеристики родового сообщества в калмыцкой... 1 427.65kb.
Цветообозначения и их символика в русском и испанском языках 10. 1 342.93kb.
Межъязыковые фоносемантические свойства спирантов 1 363.8kb.
Лингвокультурные типажи России и Франции XIX века 10. 02. 20 сравнительно-историческое... 3 573.36kb.
Общее и различное в переводческих автометадескрипциях н. Галь и п. 1 295.35kb.
Н. В. Крушевский и интерпретация его идей отечественными лингвистами 10. 1 331.18kb.
Проблемы лексикографического описания фразеологических единиц 4 665.24kb.
11 класс русский язык – 1 вариант 1 327.21kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Профессиональный язык как отражение профессиональной культуры (на материале русского - страница №1/2


На правах рукописи



КАЗАЧКОВА Мария Борисовна
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ЯЗЫК

КАК ОТРАЖЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

(на материале русского и английского вариантов

профессионального языка авиации)

10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое

и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук



Казань - 2008

Работа выполнена на кафедре контрастивной лингвистики и переводоведения государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет»





Научный руководитель –


доктор филологических наук, профессор

Солнышкина Марина Ивановна


Официальные

оппоненты:



доктор филологических наук, профессор



Стернин Иосиф Абрамович



кандидат филологических наук, доцент



Семушина Елена Юрьевна

Ведущая организация –


государственное образовательное

учреждение высшего профессионального

образования «Белгородский государственный

университет»




Защита состоится “30” октября 2008 г. в _10___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.078.03 по присуждению ученой степени доктора филологических наук при государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» по адресу: 420021, г. Казань, ул. Татарстана, 2.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет».

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ГОУ ВПО «Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет» 30 сентября 2008 года.

Режим доступа: www.tggpu.ru.


Автореферат разослан “30” сентября 2008 г.
Ученый секретарь

диссертационного совета проф. Р. Г. Мухаметдинова

Изменения в сознании, обществе и языке в условиях индустриализации современного общества и глобализации общественных отношений явились причиной необходимости изучения форм языка, обслуживающих определенные профессиональные сферы. Вместе с развитием профессиональной коммуникации возрастает важность «согласованности» специальной лексики и терминологии, используемых профессионалами в различных странах [Vogel 2004], поскольку современная ситуация профессионального международного общения диктует определенные требования, для выполнения которых необходимым является не только правильное оформление единиц языка профессиональной коммуникации, эквивалентность их значений, но и соответствие стандартам этнокультуры (локализацияi).

Изучение форм существования языка имеет длительную историю (В.И. Даль, С.В. Максимов, И.А. Бодуэн де Куртене, В.М. Жирмунский, Д.С. Лихачев, А.М. Селищев, В.Д. Бондалетов, Л.И. Скворцов, А.И. Смирницкий, Р.А. Будагов и др.). Однако следует согласиться с мнением о том, что языки субкультур, LSPii, «профессиональные языки», формирующиеся по профессиональному или корпоративному признакам, изучены либо только в их кодифицированной части (терминологическая и специальная лексика), либо не изучены совсем [см. Солнышкина 2005].

Авиационная терминология не раз становилась объектом исследований лингвистов. В фокусе внимания терминологов в разные времена находились: немецкая авиационная терминология [Ульянова 1956], терминосистема авиационной лексики русского языка и особенности ее презентации в иностранной аудитории [Москалева 1998], формирование отраслевой самолетостроительной терминологии на базе логико-семантической категории субстанциональности в немецком и русском языках [Шарафутдинова 1999] и др. Языку радиосвязи и радиотехнике посвящены работы Л.Т. Борисовой [1979], С.П. Кушнерук [1998], И.М.Колесниковой [1988]. Однако нет оснований признать эту тему исчерпанной: интерес к изучению языка авиации продолжает сохраняться [см. работы Акимовой 2004; Латыпова 2007 и др.]. До сих пор в научной литературе нет целостного специализированного исследования языка, используемого авиаторами-профессионалами в условиях неофициального общения. Настоящее исследование призвано восполнить существующий пробел в описании специфики профессиональной культуры авиации, реализованной в единицах нормы II уровня русского и английского вариантов профессионального языка авиации – LSP «Авиация» и LSP «Aviation». Особую актуальность представленному исследованию сообщает его нацеленность на исследование специфики языковой реализации профессионального сознания, которое в настоящее время противопоставляется научному и наивному [см. Слышкин 2001, Солнышкина 2005], поскольку по совокупности концептов, представленных в профессиональных единицах и текстах, можно судить о языковой картине мира.

Выбор объекта исследования – средства русского и английского языков, репрезентирующие субъект и объект профессиональной культуры авиации – объясняется тем фактом, что проблема отражения профессиональной культуры в рассматриваемых вариантах профессионального языка – LSP «Авиация» и LSP «Aviation» – еще не привлекала внимания ученых и не рассматривалась в исследовательском поле лингвистики как самостоятельный объект изучения. Кроме того, известно, что развитие авиационной профессиональной субкультуры и формирование вариантов авиационного профессионального языка в России и англоязычных странах осуществлялось в разных условиях.

Предмет исследования определяется как симметрия и асимметрия лексикона профессиональной авиационной субкультуры, объективируемые в некодифицированной лексике и фразеологии профессионального авиационного языка, а также в прецедентных текстах авиационного фольклора.

Цель работы заключается в том, чтобы установить общее и различное в языковых средствах некодифицированных вариантов LSP «Авиация» и LSP «Aviation», отражающих феномены профессиональной субкультуры авиатора.

Достижению цели способствует решение ряда задач:



  1. Определить статус профессиональной субкультуры в системе этнокультуры.

  2. Выявить статус профессионального языка, LSP, в системе общенационального языка.

  3. Определить критерии вычленения некодифицированного компонента в профессиональном языке и установить его состав в русскоязычном и англоязычном вариантах – LSP «Авиация» и LSP «Aviation».

  4. Разработать принципы фиксации и представления понятийно-системной и системно-языковой интерпретации заголовочных единиц в одноязычном русском словаре LSP «Авиация» и двуязычном англо-русском словаре LSP «Aviation», а также осуществить их лексикографическое описание.

  5. Выявить причины порождения и употребления некодифицированных профессиональных единиц, обеспечивающих номинативное и речевое поведение профессионала, осуществляющего отбор языковых ресурсов в зависимости от прагматических потребностей, мотивов и установок.

  6. Осуществить описание профессиональной авиационной некодифицированной лексики русского и английского языков с позиций семасиологии, культурологии и когнитологии для выявления области покрываемых ими понятий, а также специфики реализации концептов профессиональной авиационной субкультуры.

  7. Доказать наличие культурного компонента в структуре значения лексических и фразеологических единиц некодифицированных вариантов LSP «Авиация» и LSP «Aviation», уточнить спектр прагматической информации, кодируемой содержательной субстанцией единиц языка.

  8. Описать базовые и вспомогательные концепты, реализованные в прецедентных текстах LSP «Авиация» и LSP «Aviation», в целях выявления ценностной системы профессиональной культуры.

  9. Установить симметрию и асимметрию нижнего регистра LSP «Авиация» и LSP «Aviation».

Материалом для исследования послужили 1247 единиц некодифицированного варианта LSP «Авиация»; 1623 единицы некодифицированного варианта LSP «Aviation», а также прецедентные тексты авиационного фольклора в объеме: 235 текстов на русском языке (песни, тосты, афоризмы, пословицы, поговорки) и 256 текстов на английском языке (песни, тосты, афоризмы, пословицы, поговорки).

Научная новизна работы определяется выбором сопоставляемого материала, а также многоаспектным подходом к исследуемому материалу. Некодифицированные единицы профессионального языка, генетически восходящие к практике обслуживания Военно-Воздушных Сил (далее ВВС) и Гражданской авиации (далее ГА), прецедентные тексты авиационного институционального и межличностного дискурса, впервые освещаются во взаимосвязанных аспектах: содержательном (семантика или «внутренняя» прагматика) и культурологическом (как сосредоточение фоновых знаний об этнопрофессиональном микросоциуме, его мировоззрении, взглядах, этических и эстетических оценках, стереотипах вербального и невербального поведения).

Теоретическая значимость диссертации определяется ее вкладом в решение актуальных общеязыковедческих проблем, связанных с анализом влияния профессиональной деятельности на структуру и состав профессионального языка. Ценным в теоретическом отношении являются выявленные в ходе исследования явления межъязыковой симметрии и асимметрии в организации и составе профессиональной лексики LSP «Авиация» и LSP «Aviation». Результаты исследования значимы для определения источника развития профессионального значения некодифицированной лексики, они дополняют картину описания прагматических свойств некодифицированной профессиональной лексики. Все это составляет дополнительные аспекты теоретической значимости исследования.

Теоретическая база исследования. Исследование базируется на допущении существования целостных «сепаратных» этнокультур, неотъемлемым свойством которых является уникальный спектр реализованных в них концептов, функционирующих стереотипов, ценностей и мотивировок. Европейский империализм, глобальный капитализм при гегемонии США, а также современные средства коммуникации привели все культуры в тесное взаимодействие, расширили сферу действия и маргинализовали некоторые из них, однако это не исключает необходимость и значимость кросскультурных, лингвокультурологических исследований, нацеленных на выявление универсальных и идиоэтнических параметров в рамках сопоставляемых лингвокультур.

Понимая культуру как форму коммуникаций, отражающих достижения людей в устных и письменных текстах, считаем, что основным предметом лингвокультурологического анализа признаётся совокупность знаков и символов, объединённых в тексты разной длины и сложности. Профессиональная субкультура рассматривается в работе как способ формирования и мера реализации социальных и индивидуальных сущностных сил субъектов профессиональной деятельности во благо микросоциума, социума и всего общества [см. Олешко 2003].

В качестве рабочего определения для взаимозаменяемых в рамках представленного исследования терминов «профессиональный язык» и «LSP» используем следующее: «это исторически сложившаяся, относительно устойчивая для данного пе­риода автономная экзистенциальная форма национального языка, обладаю­щая своей системой взаимодействующих социолингвистических норм I и II уровней, представляющая собой совокупность некоторых фоне­тических, грамматических и, преимущественно, специфических лексических средств общенародного языка, обслуживающих речевое общение определенного социума, характеризующегося единством профессионально-корпоратив­ной деятельности своих индивидов и соответствующей системой специаль­ных понятий» [Коровушкин 2005, 12].

Вопрос соотношения стандартного языка и языка для специальных целей решается учеными по-разному. Многие лингвисты едины во взглядах о независимом существовании языка для общих целей (LGPiii) и языка для специальных целей (LSP), отмечая при этом расхождения, касающиеся характера взаимоотношений данных языков [Ярцева 1975; Суперанская, Подольская, Васильева, 1989; Герд 1996; Bergenholz, Tarp 1995]. Разделяя мнение К.Я. Авербуха и О.М. Карповой [Karpova, Averboukh 2002] о том, что большинство слов в языке для общих целей (Language For General Purposes) одновременно используется и в языке для специальных целей (Language For Special Purposes) однако в специфических значениях (становясь терминами, профессионализмами, профессиональными жаргонизмами), присущих той или иной предметной области, считаем вполне правомерной точку зрения о взаимопроникновении LSP в LGP.



Методологической основой работы является диалектико-материалистический метод познания и производный от него комплексный подход, включающий элементы системно-информационного анализа. Методологическая основа исследования включает категории межъязыковой и внутриязыковой симметрии/ асимметрии [см. Карцевский 1965, Гак 1976, 1989, Байрамова 2001]. Сопоставительное исследование языковых подсистем включает в себя как поиск симметричных (общих, универсальных) закономерностей, так и обнаружение асимметричных (национально-специфических, идиоэтнических) особенностей в их структуре, содержании, функциях.

Основополагающим методологическим принципом исследования является принцип организации целостности объектов реальности через понятия системности, системы / подсистем, через категории функции [см. Мельник 2003]. В качестве принципов синхронно-сопоставительного исследования используются: 1) первичность внутриязыкового описания относительно межъязыкового; 2) параллельное сопоставление единиц в исследуемых языках; 3) изучение единиц на базе единой теории, едиными методами [Райхштейн 1980].

Разработанные и представленные словари нормы II уровня русского и английского вариантов профессионального языка авиации, фиксируя исходный массив профессиональной лексики и отражая уровень развития современной теоретической лексикографии, реализуют принцип эволюциологии (необратимости зарождения новых структур) и выполняют классифицирующую, информирующую, инвентаризующую, прогнозирующую и коммуникативную функции.

В работе использовался широкий спектр методов и методик лингвистического исследования. Логико-лингвистический метод и метод компонентного анализа использовались при выявлении специфики значения единицы и включения её в рассматриваемый профессиональный язык; описательный метод – для выявления и установления парадигматических отношений инвентаря рассматриваемых вариантов LSP; сравнительно-сопоставительный метод – для установления сходств и различий исследуемых единиц, а также для рассмотрения способов их реализации в разноструктурных языках; статистический метод – для выявления количества единиц в составе различных групп и подгрупп. Для выявления симметрии/асимметрии в норме II уровня профессионального субстандарта в работе применялся метод внутриязыковой оппозиции. Одним из основных подходов исследования является интерпретационный, в рамках которого использовался и сопоставительный метод. Кроме того, применялись методы дефиниционного, компонентного и контекстологического анализа.



Результаты исследования позволяют сформулировать следующие положения, выносимые на защиту:

  1. Симметрия механизмов порождения профессионализмов в русском и английском вариантах профессионального языка авиации детерминирована действием прагматических принципов эмфазы, дисфемизации, компрессии, герметизации. Институциональная авиационная субкультура реализуется в стремлении представителей одной профессии и социальной группы вербально противопоставить себя представителям других профессий или групп внутри и вне профессионального сообщества.

  2. Асимметрия языковой реализации профессиональных концептов, объективируемых в единицах нормы II уровня и прецедентных текстах субстандарта обусловлена асимметрией профессиональных субкультур. Симметрия в структуре сопоставляемых феноменов определяется наличием профессионально детерминированных коррелирующих концептов.

  3. Симметрия инвентаря ядерных концептов, вербализованных средствами профессиональных некодифицированных вариантов LSP «Авиация» и LSP «Aviation», АРТЕФАКТ/ ARTEFACT, ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ/ PROFESSIONAL ACTIVITY, ЛИЦО/ PERSON, имеет в своей основе экстралингвистические причины: единообразие видов деятельности, окружающей обстановки, присутствие опасности и зависимость от явлений природы.

  4. Плотность и градуация языковой реализации концептов средствами нормы II уровня профессионального субстандарта отражает иерархию ценностей профессиональной субкультуры.

Результаты исследования могут быть использованы в различных сферах теоретической и прикладной лингвистики, в курсах по сопоставительному языкознанию, лексикологии, стилистике, семантике, теории коммуникации, в практике обучения иноязычной культуре речи, а также при обучении языку как иностранному. Все это составляет практическую ценность исследования. Словари нормы II уровня LSP «Авиация» и LSP «Aviation» могут использоваться в курсах преподавания контрастивной социолектологии, социолингвистики, в межкультурной коммуникации и при переводе. Исследование представляется значимым и при обучении русскому и английскому языкам для специальных целей в учебных заведениях военной и гражданской авиации.

Апробация исследования осуществлялась автором через публикации (статьи, словарь) и выступления для студентов и преподавателей Одинцовского гуманитарного университета (2006 – 2008 гг.). Теоретические положения обсуждались на ежегодных научно-практических конференциях профессорско-преподавательского состава ТГГПУ в 2005 – 2008 гг., зональных, республиканских, международных форумах, конференциях и семинарах: «Актуальные проблемы современной науки» (Самара 2007 г.), «Языковая семантика и образ мира» (Казань 2008 г.), «Апрельские чтения» (Одинцово 2006 – 2008 г.) и др.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав и заключения. Справочная часть диссертационного исследования включает список использованной литературы, списки иллюстративных источников русского и английского языков, а также списки источников русского и английского лексикографического материала. В качестве приложения к диссертационному исследованию предложены Словарь русского профессионального языка авиации (LSP «Авиация», норма II уровня) и Англо-русский словарь профессионального языка авиации (LSP «Aviation», норма II уровня).
Основное содержание работы
В главе 1 «Профессиональная культура и профессиональный язык» показано, что роль национального языка как знакового кода, служащего сохранению национальной культуры и механизмов этнокультурной самоидентификации, продолжает возрастать. В главе 1 описаны принципы порождения единиц и типология словообразовательных средств некодифицированных вариантов LSP «Авиация» и LSP «Aviation».

Современная лингвистическая парадигма рассматривает язык как «символический ключ к культуре» как продукт культуры и общества. Культура – «это совершенство в своем роде < …>. У каждого народа, культурной целостности, есть свой склад мышления, который и предопределяет картину мира < …> и сообразуясь с которою и развивается история, и ведет себя человек, и слагает мысли в ряд, который для него доказателен, а для другого народа – нет» [Гачев 1995, 21 – 22]. Мы разделяем точку зрения ученых, утверждающих, что культуроносным является каждое слово, участвующее в процессе межкультурного общения, поскольку восприятие коммуникантами обозначенного этим словом объекта основывается на разных ассоциациях [Пасынкеева 2001]. Язык демонстрирует особенности членения окружающей действительности и категоризации объектов культурным сообществом.

Вслед за С.Г.Воркачевым, признаем, что кванторизация культурных концептов – их деление на универсальные и идиоэтнические [Вежбицкая 1996, 291 – 293; Алефиренко 2002, 259 – 261] в достаточной мере условна, поскольку идиоэтничность частично присутствует и в концептах-универсалиях, отличающихся от одного языкового сознания к другому своим периферийным семантическим составом и способами его иерархической организации [см. Воркачев 2003].

В Главе 1 представлена краткая история фиксации профессиональной авиационной лексики в одноязычных и двуязычных словарях, а также лексикографические принципы фиксирования профессиональных единиц. При отборе единиц в словаре учитывались функциональный и этимологический критерии. Представленные Словарь русского профессионального языка авиации (LSP «Авиация») и Англо-русский словарь профессионального языка авиации (LSP «Aviation») являются первыми в отечественной лексикографии словарями нормы II уровня профессионального языка авиации. Актуальность и новизна предлагаемой модели словарей заключается в том, что, помимо соб­ственно лексикографической информации (функциональной пометы, семантизации, иллюстративного примера, синонимов), словарная статья содержит разнообразные сведения о са­мом предмете или явлении, выраженном языковой единицей, а также паспортизацию источника.

Макроструктура словаря является непрерывной и имеет четыре составляющих: 1. Вводная часть; 2. Словник; 3. Список лексикографических источников; 4. Список иллюстративных источников.

Словарь LSP «Авиация» содержит 978 статей, Словарь LSP «Aviation» имеет в своем составе 895 статей.

Вводная часть включает разделы: «Состав Словаря», «Поиск», «Грамматическая зона», «Толкование значения», «Паспортизация», «Иллюстрации», «Комментарии», «Фразеология», «Знаки, используемые в Cловаре», «Условные сокращения». Тип представляемых словарей определяем как: семасиологический, лингвистический, с элементами энциклопедической информации, алфавитно-гнездовой, специальный.

Коннотативные и функционально-стилистические семы указываются посредством специальных помет. Спектр помет Словарей включает: терм., спец., уничиж., уваж., ирон., груб., вульг., шутл., ист., пренебр., прост. и др. Например, комóд, -а, м. деаббр. шутл. командир отделения; air tragedy, FAA, шутл. управление воздушным движением, служба УВД, авиационно-диспетчерская служба; boss, FAA, уважит. обращение к командиру эскадрильи.

Русский вариант профессионального языка авиации демонстрирует наличие большого количества единиц (более 37%), коннотативный макрокомпонент значения которых содержит дисфемистические семы: груб., вульг., уничижит., что в целом свидетельствует о тенденции русскоязычной профессиональной авиационной культуры к некоторой инвективности.

Английский вариант рассматриваемого профессионального языка содержит высокий процент единиц (более 41%) в структуре значения которых выявлены семы ирон., шутл. Данный факт характеризует англоязычную профессиональную культуру как культуру рационально-эвристического типа.

В структуре словарной статьи выделяется восемь зон: заголовочное слово, грамматическая зона, паспортизация, функционально-стилистическая зона, зона значения, зона контекстов, фразеология, зона комментариев. Например,

самолёт, -а, м. (ТСРЯ) терм. летательный аппарат тяжелее воздуха с силовой установкой и крылом, создающим подъемную силу, аэроплан.

самолет-солдат истребитель МиГ-15. ●«Самолет-солдат» – так называли эту машину за ее надежность, простоту, удачно сочетавшиеся с высокими летными характеристиками». Яковлев А. Записки конструктора.

самолет с домиком, ВВС гидросамолет МБР-2.

косой самолет самолет после отказа двигателя. < имеет несимметричную тягу.



airy, прил. (НБАРС) воздушный.

airy fairy1, (J) 1. RN, уничиж. сотрудник Военно-Воздушных Сил



airy fairy2, (J) относящийся к Военно-Воздушным Силам ●«Most airy fairy *kit aint nowhere near* bootneck proof». «У новобранцев никогда не бывает всей военно-воздушной экипировки».

Норма единиц I уровня профессионального авиационного языка, система авиационной терминологии представляет собой иерархически (на основе родо-видовых) и тематически (на основе соотнесенности с профессионально значимыми объектами действительности) организованную систему языковых знаков (терминов и номенов). Например, авиагоризонт терм. гироскопический прибор; on board находиться в пределах видимости на судне или береговом учреждении; Омск-Руление, Казань-Старт, Lufthansa 050, 2G-LFOB, Japanair 426 и др.

Система нормы II уровня профессионального языка включает: 1) профессионализмы и жаргонизмы (если в основу классификации кладется критерий уровня стилистической «сниженности»); 2) профессионализмы, квазипрофессионализмы и депрофессионализмы (при классификации с учетом тематической соотнесенности); 3) профессионализмы и интерпрофессионализмы (при классификации с учетом сферы функционирования) [см. Солнышкина 2005].

Таблица 1

Таксономия некодифицированных единиц

LSP «Авиация» и LSP «Aviation»


Язык

Проф.

Жарг.

Депроф.

Квазипроф.

Детермин

Интерпроф.

Русс.

592; 45,62%

6; 0,5%

238;

19,11%


80;

6,42%


256; 20,56%

75;

6,12%


Англ.

971; 59,8%

4; 0,8%

343; 21,1%

183;

11,2%


176; 10,8%

13;

2,5%



Профессионализмы – единицы нормы II уровня профессионального языка, функционирующие в низком регистре институционального дискурса как субституции терминов. Профессионализмы служат для обозначения различных видов произ­водственной деятельности, объектов, субъектов, средств деятельности и т.д. Например, верблюд самолет ИЛ-12; еж штурмовик; почтальон самолет По-2; сарай военно-транспортный самолет Ан-12; backfire ирон. самолет Tу-26; bear самолет Tу-95; blackbird самолет SR 71A; blackjack самолет Tу-160; crash and dash USAF приземляться; beefer FAA инструктор по полетам.

Профессионализмы могут проникать в общелитературный язык благодаря своей эмоциональной выразительности. Например, молоко, -а, ср. очень сильный, густой туман. ●«Экипаж Ил-76 и без подсказок с земли мог бы выбрать правильную в сложившейся ситуации схему посадки, но Гребенников, как старший в экипаже, никаких команд не подавал, и весь строй в тишине снижался в сплошном «молоке» по роковой глиссаде». Валуев Н. Автографы в небе. bats, букв. летучие мыши; форменные ботинки с металлическими наконечниками«’E was wearinthis bloody great pair of pusserrssteaminbats..» «На нем была пара этих ужасных, вонючих форменных ботинок». J.



Жаргонизмы – «единицы, образованные за счет использования слов неспециальной лексики, имеющие отчетливо выраженную коннотативную окраску пейоративного типа» [Баранникова 1993:11]. Например, сиська груб. топливозаправщик; срань вульг. плохая погода; FNG аббр. вульг. 1. Fucking New Guy, новичок; 2. Fucking National Guard Национальная Воздушная Гвардия; puke уничиж. пилот.

Депрофессионализмы – лексические единицы нормы II уровня профессионального языка, значение которых не имеет параллелей в терминосфере соответствующего вида деятельности. Депрофессионализмы обозначают объекты непрофессиональной сферы, используя материальную основу некоторого профессионального языка [см. Солнышкина 1999]. Например, вертолет, -а, м. койка на гауптвахте. < Койка сделана из двух складывающихся крестовин с натянутым между ними брезентом; авиаматка, -и, ж. подруга курсанта летного училища, старше его по возрасту; ops normal FAA 1. регулярная связь с авианосителем для сообщения ситуации; 2телефонный звонок«I just made an ops normal call homeno problems». «Я только что сделал звонок домой – без проблем». < от operations, операции; all parts bearing equal strain 1. все под контролем, нет оснований для беспокойства; 2. сон «Im going to put all parts under equal strain». «Я собираюсь поспасть».

Непрерывность профессионального языкового континуума обеспечивается группой единиц, квазипрофессионализмов, занимающих промежуточное положение между профессионализмами и депрофессионализмами. Это единицы, не имеющие параллелей в терминосистеме, однако их денотативное значение соотносимо с профессиональными действиями и объектами. Например, принять боевое крещение участвовать в первом бою; Иван Иванович манекен, который вместо человека выбрасывается с парашютом при испытании; litter aircraft букв. самолет-мусорщик; самолёт для перевозки раненых и больных на носилках; oozelum bird любой летающий объект, трудно идентифицируемый на большом расстоянии.



Детермин (терминологизм в определении Е.А. Никулиной [2005]) – единица языка, развивающаяся в системе узуса на основе единицы профессионального стандарта. Как правило, детермин становится достоянием всего социума, при этом его «профессиональное» происхождение осознается всеми носителями языка. Например, штурман 1. терм. специалист по вождению летательных аппаратов; мол., шутл. 2. таксист; пикировать 1. снизиться на большой скорости в почти вертикальном положении (о летательном аппарате); 2. шутл. упасть (о человеке); part of ship область личной ответственности «Whys e stickin is nose in? Thass my part of ship». «Что он везде сует свой нос? Это мое дело». J.

Оба варианта языка имеют в своем составе интерпрофессионализмы – единицы, употребляющиеся в ряде профессиональных языков [Быков 1994, 86]. Например, в авиационном и морском социумах функционирует языковая единица штурманка в значении фуражка. Однако во флоте слово имеет еще и значение китель моряка гражданского флота. Профессионализмам двигло (двигатель, мотор), ждать светофора (стоять перед выездом на взлетно-посадочной полосе) есть соответствия в профессиональном языке автомобилистов. Слова кефаль (пассажиропоток в гражданской авиации) и шаланда (1. реактивный летательный аппарат в гражданской авиации; 2. толстая женщина) имеют параллели в языке лиц, профессионально занятых в рыболовном флоте. Интерпрофессионализмом является и весьма активно употребляющаяся во многих профессиональных языках (нефтяном, горном, железнодорожном и др.) роба, зафиксированная словарями в значении рабочая одежда. В английском языке словосочетание аdmiral’s barge (букв. адмиральская баржа) используется в профессиональных дискурсах авиации и Военно-Морского Флота в значении вертолет или самолет, используемый для транспортировки флагмана. Фразеологическая единица bomb burst суматоха на аэродроме после неожиданного изменения в погоде также имеет параллель в профессиональном морском языке в значении поведение членов кают-компании ВМФ после появления там отверженного ими члена команды. Например, «Then the boys flew into a rapidly developing warm front. Total chaos – and a massive bomb burst practically every airfield in South West England». «А потом ребята улетели навстречу быстро растущему теплому фронту. Всеобщий хаос и суматоха по поводу изменения погоды практически на каждом аэродроме юго-западной Англии». Внутриязыковая полисемия наблюдается и в структуре значения фразового глагола bale out: 1. вычерпывать воду из надводного судна; 2. RAF прыгать из погибающего воздушного судна с парашютом.

В Главе 1 представлены прагматические принципы порождения единиц в LSP «Авиация» и LSP «Aviation». В качестве причин, некодифицированного профессионального номинирования выделяем две основные: 1) отсутствие наименования; 2) неспособность существующего наименования удовлетворить требования коммуникантов, предъявляемые к форме (многословна/однословна); значению (многозначна/однозначна; не несёт экспрессивно-оценочной нагрузки; груба или вульгарна; не достаточно уничижительна); функции (не обеспечивает профессиональной герметики, компрессии, профессиональной идентификации).

Некодифицированные варианты LSP «Авиация» и LSP «Aviation» выполняют существенные функции языка:

1. Коммуникативную функцию – функцию непринужденного общения при непосредственном взаимодействии коммуникантов профессионального авиасоциума: партизанить, -ю, ешь, несов. летать без заявки, не пользуясь радиосвязью, ниже 300 м; первачи, -ей, мн. пассажиры первого класса; to call the Ball запрашивать у пилота по радио, зафиксирован ли сигнал; bolter 1. FAA неудачная попытка зафиксировать самолет на тормозной установке во время приземления на авианосце; 2. недлительное пребывание на месте работы.

2. Номинативную функцию – функцию называния предметов, явлений действительности. В отличие от кодифицированного варианта в нижнем регистре профессиональной коммуникации эта функция смещена в сторону оценочности и, как правило, совмещена с экспрессивной. При этом единицы языка не только называют предмет, явление, действие, но и демонстрируют отношение к ним со стороны говорящего, отношение к тому, что обозначено данным словом. Эта оценка может быть неодобрительной, пренебрежительной, шутливой и т.п. Например: пенек, -а, м. ирон. специалист пилотажно-навигационного комплекса; пиджак, -а, м. пренебр. офицер, получивший высшее образование не в военном училище, а в гражданском вузе; пилотяга, -и, м. шутл. пилот, управляющий летательным аппаратом; green parrot букв. зеленый попугай; ирон. вертолет или самолет, используемый для транспортировки флагмана; alert (area), шутл. район сбора по тревоге; район расположения сил в состоянии боеготовности.

Экспрессивная функция, как правило, выполняется за счет, метафорического переноса наименования с одного предмета на другой на основе их ассоциативного, внешнего сходства. Например: сорваться в штопор уйти в запой; пузо, -а, ср. средняя часть фюзеляжа; bandit уничиж. летательный аппарат противника; music шутл. создание помех для радиолокационных средств.

3. Компрессивную функцию – функцию, служащую для экономии языковых средств. Благодаря компрессивной функции происходит экономия языковых средств. В рассматриваемом материале выявлены следующие способы, реализующие данную функцию: универбация (гидрашка ← гидравлическое масло; азотка ← специальная машина для заправки азотом азотной системы самолета; кислородка специальная машина для заправки кислородом кислородной системы самолета; капитанка ← капитанская фуражка; парадка парадная форма); буквенная аббревиация (ДОСААФ деаббр. шутл. Добровольное Общество Списанных из Авиации и Флота; ППиО-01аббр. шутл. прибор проб и ошибок (о курсанте); ППР-1аббр. проще пареной репы (о прицеле); FACаббр. шутл. 1. Forward Air Controller Передовое авиационное наведение (о наводчике); 2. Fast Attack Craft Быстроходный ударный катер; слоговая аббревиация (бортмех бортовой механик; борттех бортовой техник; начмедначальник медицинской службы; старлейстарший лейтенант; начпоначальник политотдела; военлетвоенный летчик; воентехниквоенный техник); усечения (апокопа: радио радиограмма, метеометеосводки, аксельаксельбант; галима галиматья; Buccвоздушные суда типа Buccaneer, производимые компанией Лейк Аэрокрафт Дивизион, США (Lake Aircraft Division, Consolidated Aeronautics, USA) в 1962 – 1978 гг; синкопа: Кубааэродром Кубинка; стюра стюардесса; пикепикирование; комбез комбинезон; Владик Владивосток, ops operations.

4. Эзотерическую функцию – функцию, элиминирующую внешний контакт, в условиях которого «чужой» коммуникант исключается из общения. Например, дурка, -и, ср. шутл. офицерское общежитие; живец, -вца, м. ВОВ самолет, игравший роль приманки«Но если этим приемом пользовались сильные немецкие летчики, то, как правило, «живец», который должен был вести себя чрезвычайно осмотрительно, успевал удрать, а наш летчик попадал в тяжелое положение». Зимин Г.В. Истребители; дрова будут прогнозирование аварии; сell два или более бомбардировщика в боевом порядке; blue boast ball венерическая болезнь; to call the Ball передавать по радио о готовности посадки на авианоситель.

Многообразие функций рассматриваемого профессионального языка определяется широтой сферы обслуживания коммуникации авиационного профессионального социума во время подготовки и осуществления различного рода авиаопераций.

В Главе 2 «Лингвокультурологические аспекты концептуализации профессиональной деятельности в авиации средствами русского и английского языков» представлены используемые в рассматриваемых языках способы категоризации объектов, явлений и процессов.

В структурном отношении языковые единицы профессионального языка классифицируются на однословные и многословные.


Таблица 2

Структурно-языковая классификация единиц

LSP «Авиация» и LSP «Aviation»


Язык

Однословные

Многословные

Русский

894; 74,6%

403; 3,6%

Английский

1178; 78,6%

319; 21,3%


Таблица 3

Частотность однословных единиц

LSP «Авиация» и LSP «Aviation»


Количество

единиц

Сущ.

Глагол

Прил.

Наречия

Рус.яз 894

732; 81,8%

124; 13,8%

43; 4,8%

4; 0,44%

Анг.яз 1178

1079; 91,5%

61; 5,1%

24; 2,03%

3; 0,25%

Наибольшей частотностью в LSP «Авиация» и LSP «Aviation» обладают имена существительные. Например, аккордеон, -а, м. обилие кнопок на штурвале; bogie, сущ. самолет противника.

Глагол занимает второе место в рейтинге частотности. Например, проштырить, -рю, -ешь, сов. слить отстой топлива; bang out фр.гл. 1. катапультироваться; 2. покинуть вечеринку в самом разгаре. В понятийном аппарате русского варианта рассматриваемого профессионального языка глагольные и многословные, соотносимые с глаголом, единицы занимают немаловажное место. Глаголы часто примыкают к существительным и являются частью их семантического описания. Например, водить водило, -а, м. авиац. ирон. устройство для передвижения воздушных средств на земле; раскрутить →раскрутка, -и, ж. мягкая посадка; болтать →болтанка, -и, ж. самопроизвольные волнообразные движения самолета, возникающие при полете в турбулентной атмосфере.
Таблица 4

Частотность многословных единиц

LSP «Авиация» и LSP «Aviation»


Количество

единиц

V+Niv

Adj +N

N+N

V+Pr+N

Рус.яз 403

88; 21,8%

198; 49,1%

111; 27,5%

13; 3,2%

Анг.яз 319

52; 16,3%

204; 63,9%

66; 20,6%

9; 2,6%

В LSP «Авиация» и LSP «Aviation» словосочетание строится по принципу семантического распространения слова [термин Виноградова 1972, 34], т.е. добавлением к семантическому стержневому слову распространяющего его атрибута, объекта, обстоятельства, глагола. Будучи семантически распространено, стержневое слово становится наименованием нового сложного понятия. Таким образом, приобретая сложную структуру, понятие не теряет своей семантической целостности, не превращается в несколько единичных понятий.

Прилагательные, являясь элементом сложносоставного профессионализма, выполняют характеризующую функцию. Например, трамвайный рейс шутл. рейс с выполнением нескольких промежуточных посадок или рейс, выполняемый изо дня в день по одному и тому же маршруту, безо всяких изменений; посадка «воронья» приземление без соблюдения привил. ●«Но тут я перестарался: не заметил с горяча, как высоко выровнял. Раньше времени потерял скорость, и посадка получилась «воронья» – приземлился грузно». Кожедуб И. Верность отчизне. В английском варианте профессионального языка: plastic bug ирон. воздушное судно F/A 18. < При производстве используется много синтетических материалов; max chat FAA полет на максимально допустимой скорости (обычно крайне низко) ●«The Boss called *buster, but I was already at max chat and going like a bloody train..» «Босс запросил код максимально допустимой скорости, но я уже был на максимально допустимой и двигался как паравоз»).

Известно, что национально-культурная специфика присутствует в каждом виде дискурса, в том числе и в профессиональном.

LSP «Авиация», используемый специалистами, занятыми в сфере авиации в неофициальном общении, является одним из вариантов языка, имеет свою структуру, законы формирования и развития. Инвентарь профессионального авиационного языка может быть описан как поле в терминах ядра и периферии. В основе деления – функционально-семантический признак: ядро профессионального языка составляют единицы: 1) имеющие тематическую соотнесённость с объектами летного дела: летательным аппаратом (далее ЛА), навигационными процессами ЛА, частями ЛА и авиации в целом; 2) функционирующие во всех авиасообществах страны; 3) понимаемые всеми носителями авиационной профессиональной культуры. Как правило, это единицы, построенные по моделям общенационального языка. Например, старлей старший лейтенант; маслопуп авиационный механик; летун летчик; бетонка бетонированная дорога или полоса на взлетном поле. В английском варианте профессионального языка: launch взлет летательного аппарата с палубы авианосца; observer летчик-наблюдатель; orange проверяющий; platform 1. место посадки на авианосителе; 2. летательеый аппарат; pirate 1. морской разбойник, пират; 2. пилот.


следующая страница >>



Военное министерство готовит три вида отчетов: один, чтобы обманывать общественность; второй, чтобы обманывать кабинет министров; и третий, чтобы обманывать самих себя. Герберт Асквит
ещё >>