Предметная сфера философии науки. Наука в культуре современной цивилизации - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Программа по философии и методологии науки раздел Предметная сфера... 1 123.6kb.
Программа кандидатского экзамена по дисциплине «История и философия... 1 210.37kb.
Наука и философия науки в современном обществе 1 299.87kb.
Александра Горяшко Чистая наука 1 82.2kb.
Планы семинарских занятий по Истории современной западной философии... 1 264.96kb.
Вопросы к экзамену по истории и философии науки для магистрантов... 1 17.61kb.
Темы для рефератов по философии 1 62.6kb.
Направления и проблемы Западной философии ХХ века 1 205.54kb.
Философия науки Тема Предмет и основные концепции современной философии... 1 315.93kb.
Кандидатского минимума по истории и философии науки философия науки. 1 110.01kb.
Предмет и основные концепции современной философии науки 1 74.71kb.
Сборник научных трудов sworld включен в наукометрическую базу ринц. 1 65.05kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Предметная сфера философии науки. Наука в культуре современной цивилизации - страница №1/6

Раздел I

Предметная сфера философии науки.

Наука в культуре современной

цивилизации


1. Каковы границы предметной сферы современной философии науки?

Создавая образ философии науки, следует четко определить, о чем идет речь: о философии науки как направлении западной и отечествен­ной философии или же о философии науки как о дисциплине, наряду с логикой, философией истории, социологией, теорией познания, ме­тодологией и др. Философия науки как направление философии пред­ставлена множеством оригинальных концепций, предлагающих ту или иную модель развития науки. Философия науки как дисциплина воз­никла в ответ на потребность осмыслить социокультурные функции науки в условиях НТР. Это молодая дисциплина, которая заявила о себе лишь во второй половине XX в., в то время как направление «фи­лософия науки» возникло столетием раньше в деятельности первых позитивистов. Предметом философии науки являются общие законо­мерности и тенденции научного познания как особой деятельности по производству научных знаний, взятых в их историческом развитии и рассматриваемых в исторически изменяющемся социокультурном кон­тексте.

Как дисциплина философия науки испытывает на себе троякое вли­яние со стороны:


  • общего социокультурного фона эпохи;

  • гносеологических, эпистемологических, методологических исследований;

  • теоретических подходов, моделей и концепций, развитых в рам­ках философии науки как направления современной философии.




Философия науки имеет статус исторического социокультурного знания, независимо от того, ориентирована она на изучение естество­знания или социально-гуманитарной тематики. Даже когда методо­лог изучает тексты естествоиспытателя, он не становится при этом исследователем физического поля или элементарных частиц. Фило­софа науки интересуют модели развития науки, «алгоритм открытия», методы исследования. Философия науки, понятая как рефлексия, над наукой, выявляет основные особенности и закономерности ее разви­тия, расширяет границы рациональности.

Философия науки иногда отождествляется с близкими ей облас­тями науковедения, наукометрии, социологии науки, что неправомер­но. Социология ыауки исследует взаимоотношения института науки с социальной структурой общества, типологию поведения ученых в раз­личных социальных системах, динамику групповых взаимодействий формальных профессиональных и неформальных сообществ ученых, а также конкретные социокультурные условия развития науки в раз­личных типах обществ.



Науковедение фиксирует общие тенденции функционирования на­уки, тяготеет к описательному характеру. Как специальная дисципли­на оно сложилось к 60-м гг. XX в. Науковедческие исследования были направлены на разработку теоретических основ политического и госу­дарственного регулирования науки, выработку рекомендаций по по­вышению эффективности научной деятельности, принципов органи­зации, планирования и управления научным исследованием.

Наукометрия — область статистического изучения потоков науч­ной информации, динамики информационных массивов науки. Вос­ходя к трудам школы Прайса, наукометрия представляет собой при­менение методов математической статистики к анализу потока науч­ных публикаций, ссылочного аппарата, роста научных кадров, фи­нансовых затрат.

В определении основной проблемы философии науки существуют некоторые разночтения. Так, Ф. Франк считает значимым вопрос о том, как мы переходим от утверждений обыденного здравого смысла к общим научным принципам. К. Поппер утверждает, что централь­ная проблема философии науки, начиная, по крайней мере, с Рефор­мации, состояла в том: как возможно рассудить, оценить, обосновать далеко идущие притязания конкурирующих теорий? Вместе с тем круг основных проблем философии науки достаточно широк, к нему относятся вопросы о критериях научности и отличиях научного и ненауч­ного знания, детерминируются ли общие положения науки однознач­но или один и тот же комплекс опытных данных может породить различные выводы, какова логика научного исследования и модели развития науки и пр. Все они вытекают из центральной проблемы философии науки — проблемы роста (развития) научного знания.

Тематика философии науки развивается по трем основным на­правлениям:


  • К первому относится круг вопросов, идущих от философии к
    науке а отталкивающихся от специфики философского знания.
    Поскольку философия стремится к универсальному постиже­нию мира и познанию его общих принципов, то это наследует
    и философия науки, используя концептуальный аппарат фи­лософии, опираясь на наличие определенной мировоззренчес­кой позиции.

  • Ко второму — группа проблем, возникающих внутри самой
    науки и нуждающихся в компетентном арбитре, в роли кото­рого оказывается философия. Здесь тесно переплетены специ­фические проблемы познавательной деятельности, конкури­рующие модели приращения научного знания, эвристические
    методы и собственно «философские подсказки» решения пара­доксальных проблем.

  • К третьему направлению относят проблемы взаимодействия
    науки и философии с учетом их фундаментальных различий и
    возможных приложений. История науки убедительно свиде­тельствует, какую огромную роль играет философия в разви­тии науки. Особенно заметно радикальное влияние филосо­фии в эпохи научных революций.

2. Как ученые объясняют природу философии науки?

Современные западные ученые предполагает различение той или иной ориентации философии науки, к примеру, методологически ори­ентированной философии науки (критический рационализм К. Поппера) или онтологически ориентированной (А. Уайтхед). Приоритеты первой — в рассмотрении многообразных процедур научного исследования: обосновании, идеализации, фальсификации, а также анализ содержательных предпосылок знания. Второй — в построении единой картины мира, целостного образа универсума. Иногда о философии науки говорят в более широком историко-философском контексте с учетом представлений конкретных авторов, исследующих науку на протяжении многовекового развития философии. Таким образом, мож­но получить неокантианскую философию науки, философию науки неореализма и пр. К версиям философии науки относят сциентист­скую и антисциентистскую, которые по-разному оценивают статус и значение науки в культурном континууме XXI в.

По-разному оценивается место философии науки: в ней видят тип философствования, основывающего свои выводы исключительно на результатах и методах науки (Р. Карнап, М. Бунге); усматривают по­средствующее звено между естественнонаучным и гуманитарным зна­нием (Ф. Франк) или область методологического анализа научного зна­ния (И. Лакатос). Есть позиции, рассматривающие философию науки как идеологическую спекуляцию на науке, вредную и для нее, и для общества ( П. Фейерабенд).

Типология представлений о природе философии науки, предло­женная Дж. Лоузи, включает в себя понимание философии науки как мировоззрения, основанного на научных теориях; как область выяв­ления предпосылок научного мышления; как сферу экспликации по­нятии и теории; как метанаучную методологию, определяющую, ка­кими методами должны пользоваться ученые, каковы необходимые условия корректности, научного объяснения, в чем состоит когнитив­ный статус научных законов.

Если выделить стержневую проблематику философии науки, то первая треть XX в. была занята:



  • построением целостной научной картины мира;

  • исследованием соотношения детерминизма и причинности;

  • исследованием динамических и статистических закономерностей.
    Внимание привлекали также и структурные компоненты научного

исследования: соотношение логики и интуиции; индукции и дедук­ции; анализа и синтеза; открытия и обоснования; теории и факта. Вторая треть XX в. фокусировалась на:

• анализе эмпирического обоснования науки, выяснении, доста­точен ли для науки фундамент чисто эмпирического исследо­вания;




  • соотнесении онтологического и инструментального смысла про­блемы теоретической нагруженности опыта;

  • изучении процедур верификации, фальсификации, дедуктив но-номологического объяснения;

• обосновании парадигмальной модели научного знания, науч­но-исследовательской программы, проблемы тематического анализа науки.

В последней трети XX в. обсуждается расширенное понятие науч­ной рациональности, обостряется конкуренция различных моделей ро­ста науки, попыток реконструкции логики научного поиска. Новую актуальность приобретают критерии научности, методологические нор­мы и понятийный аппарат постнеклассической стадии развития на­уки. Возникает осознанное стремление к историзации науки, выдви­гается требование соотношения философии науки с ее историей, ост­ро встает проблема универсальности методов и процедур, применяе­мых в рамках философии науки. Вновь обретает силу вопрос о соци­альной детерминации научного знания, актуальными становятся про­блемы гуманизации науки.



Современная философия науки выступает от имени естественно­научного и гуманитарного знания, пытается понять место науки в со­временной цивилизации в ее многообразных отношениях к этике, по­литике, религии. Тем самым философия науки выполняет и обще­культурную функцию, не позволяя ученым стать невеждами, абсолю­тизирующими узкопрофессиональный подход к явлениям и процес­сам. Она призывает обращать внимание на философский план любой проблемы, на отношение научной мысли к действительности во всей ее полноте и многоаспектности, предстает как развернутая диаграмма воззрений на проблему роста (развития)1 научного знания.

3. Каково содержание понятий «знание», «познание», «наука»?

Сознание человека всегда есть осознанное бытие, выражение его отношения к своему бытию. Знание — объективная реальность, дан­ная в сознании человека, который в своей деятельности отражает, иде­ально воспроизводит объективные закономерные связи реального мира, иначе говоря, всякое сознание существует в форме знания, которое есть творческое, динамичное измерение сознания.



Познание — обусловленный прежде всего общественно-истори­ческой практикой процесс приобретения и развития знания, его посто­янное углубление, расширение, совершенствование и воспроизводство. Это такое взаимодействие объекта и субъекта, результатом которого является новое знание о мире.

Термин «знание» обычно употребляется в трех основных смыслах: а) способности, умения, навыки, которые базируются на осведомлен­ности, как что-либо сделать, осуществить; б) любая познавательно значимая (в частности, адекватная) информация; в) особая познава­тельная единица, гносеологическая форма отношения человека к дей­ствительности, существующая наряду и во взаимосвязи со «своим дру­гим» — с практическим отношением. Второй и третий аспекты и есть предмет рассмотрения гносеологии (теории познания) и эпистемоло­гии — теории научного познания.

Человек постигает окружающий его мир, овладевает им различ­ными способами, среди которых можно выделить два основных. Пер­вый (генетически исходный) — материально-технический — производ­ство средств к жизни, труд, практика. Второй — духовный (идеаль­ный), в рамках которого познавательное отношение субъекта и объек­та — лишь одно из многих других. В свою очередь процесс познания и получаемые в нем знания в ходе исторического развития практики и самого познания все более дифференцируются и воплощаются в раз­личных своих формах. Последние хоти и связаны, но не тождествен­ны одна другой, каждая из них имеет свою специфику.

Познание как форма духовной деятельности существует в обще­стве с момента его возникновения, проходя вместе с ним определен­ные этапы развития. На каждом из них процесс познания осуществля­ется в многообразных и взаимосвязанных социально-культурных фор­мах, выработанных в ходе истории человечества. Поэтому познание как целостный феномен нельзя сводить к какой-либо форме, хотя бы и такой важной, как научное, которое не «покрывает» собой познание как таковое. Поэтому гносеология не может строить свои выводы, черпая материал для обобщения из одной только сферы — научной и даже только из «высокоразвитого естествознания».

Наука — это форма духовной деятельности людей, направленная на производство знаний о природе, обществе и о самом познании, имеющая непосредственной целью постижение истины и открытие объективных законов на основе обобщения реальных фактов в их взаимосвязи, для того чтобы предвидеть тенденции развития действи­тельности и способствовать ее изменению.

Наука — это и творческая деятельность по получению нового зна­ния, и результат деятельности: совокупность знаний (преимущественно в понятийной форме), приведенных в целостную систему на основе определенных принципов, и процесс их воспроизводства. Собрание, сумма разрозненных, хаотических сведений не есть научное знание. Как и другие формы познания, наука есть социокультурная деятель­ность, а не только «чистое знание».

Таким образом, основные стороны бытия науки — это, во-первых, сложный, противоречивый процесс получения нового специфическо­го знания; во-вторых— результат этого процесса, т.е. объединение полученных знаний в целостную, развивающуюся органическую сис­тему (а не простое их суммирование); в-третьих ~- социальный инсти­тут со всей своей инфраструктурой: организация науки, научные уч­реждения и т.п.; этос (нравственность) науки, профессиональные объе­динения ученых, ресурсы, финансы, научное оборудование, система научной информации, различного рода коммуникации ученых и т.п.; в-четвертых — особая область человеческой духовной деятельности и важнейший элемент (сторона) культуры.

4. Является ли научное знание единственной формой знания?

Познание не ограничено сферой науки, знание в той или иной сво­ей форме существует и за пределами науки. Появление научного зна­ния не упразднило и не сделало бесполезными другие формы знания. Каждой форме общественного сознания: науке, философии, мифоло­гии, политике, религии и т. д. соответствуют специфические формы знания. Различают также формы знания, имеющие понятийную, сим­волическую или художестве и но-образную основу. В отличие от всех многообразных форм знания научное познание — это процесс полу­чения объективного, истинного знания, направленного на отражение реальных закономерностей. Научное познание имеет троякую задачу и связано с описанием, объяснением и предсказанием процессов и явлений действительности.

Познание понимается как процесс постижения человеком или об­ществом новых ранее неизвестных фактов, явлений и закономерное -




тей действительности. Принципиальную возможность познания мира отрицали агностики. Скептики, в отличие от агностиков, лишь со­мневались в возможности познания мира. Большинство ученых и фи­лософов уверены в том, что мир рационально познаваем. Важной ха­рактеристикой научного знания является его универсальность. Пред­метом научного исследования может стать любой фрагмент действи­тельности с точки зрения его сущностных связей и причинных зави­симостей, любой феномен, будь то деятельность сознания или же че­ловеческая психика.

Когда разграничивают научное, основанное на рациональности, и вненаучное знание, то важно понять, что последнее не является чьей-то выдумкой или фикцией. Оно производится в определенных интел­лектуальных сообществах, в соответствии с другими (отличными от рационалистических) нормами, эталонами, имеет собственные источ­ники и понятийные средства. Очевидно, что многие формы вненаучного знания старше знания, признаваемого в качестве научного, напри­мер, астрология старше астрономии, алхимия старше химии. В истории культуры многообразные формы знания, отличающиеся от класси­ческого научного образца и стандарта, отнесены к ведомству вненаучного знания.



Выделяют следующие формы вненаучного знаная:

  • паранаучное как несовместимое с имеющимся гносеологичес­ким стандартом. Широкий класс паранаучного (пара от греч. —
    около, при) знания включает в себя учения или размышления
    о феноменах, объяснение которых не является убедительным
    с точки зрения критериев научности;

  • лженаучное как сознательно эксплуатирующее домыслы и
    предрассудки. Лженаука представляет собой ошибочное зна­ние. Лженаучное знание часто представляет науку как дело
    аутсайдеров. Иногда его связывают с патологической деятель­ностью психики творца, которого в обиходе величают «манья­ком», «сумасшедшим». В качестве симптомов лженауки выде­ляют малограмотный пафос, принципиальную нетерпимость
    к опровергающим доводам, а также претенциозность. Лжена­учное знание очень чувствительно к злобе дня, сенсации. Особенностью лженаучных знаний является то, что они не могут
    быть объединены парадигмой, не могут обладать систематич­ностью, универсальностью. Они пятнами и вкраплениями со-

существуют в научных знаниях. Считается, что лженаучное обнаруживает себя и развивается через квазинаучное;

  • квазинаучное знание ищет себе сторонников и приверженцев,
    опираясь на методы насилия и принуждения. Оно, как прави­ло, расцветает в условиях жестко иерархированной науки, где
    невозможна критика власть предержащих, где жестко прояв­лен идеологический режим. В истории нашей страны периоды
    «триумфа квазинауки» хорошо известны: лысенковщина, фик-сизм как квазинаука в советской геологии 50-х гг., шельмова­ние кибернетики и т.п.;

  • антинаучное знание как утопичное и сознательно искажаю­щее представления о действительности. Приставка «анти» об­ращает внимание на то, что предмет и способы исследования
    противоположны науке. Это как бы подход с противополож­ным знаком. С ним связывают извечную потребность в обна­ружении общего легко доступного «лекарства от всех болез­ней». Особый интерес и тяга к антинауке возникает в периоды
    социальной нестабильности. Но хотя данный феномен доста­точно опасен, принципиального избавления от антинауки про­изойти не может;

  • псевдонаучное знание представляет собой интеллектуальную
    активность, спекулирующую на совокупности популярных
    теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном
    человеке, о чудовище из озера Лох-Несс.

Для псевдонаучного знания характерны сенсационность тем, при­знание тайн и загадок, «умелая обработка фактов». Ко всем этим ап­риорным условиям присоединяется свойство исследования через ис­толкование. Привлекается материал, который содержит высказыва­ния, намеки или подтверждения высказанным взглядам и может быть истолкован в их пользу. По форме псевдонаука — это прежде всего рассказ или история о тех или иных событиях. Такой типичный для псевдонауки способ подачи материала называют «объяснением через сценарий». Другой отличительный признак — безошибочность. Бес­смысленно надеяться на корректировку псевдонаучных взглядов, ибо критические аргументы никак не влияют на суть истолкования рас­сказанной истории.

Широкий класс паранормального знания включает в себя учения о тайных природных и психических силах и отношениях, скрываю-


щихся за обычными явлениями. Самыми яркими представителями паранормального знания считаются мистика и спиритизм.

Для описания способов получения информации, выходящей за рам­ки науки, кроме термина «паранормальность» используется термин •внечувственное восприятие» (ВЧВ) или «парачувствительность», «пси-феномены». Оно предполагает возможность получать информацию или оказывать влияние, не прибегая к непосредственным физическим способам. Наука пока еше не может объяснить задействованные в дан­ном случае механизмы, как не может и игнорировать подобные фено­мены. Различают экстрасенсорное восприятие (ЭСВ) и психокинез. ЭСВ разделяется на телепатию и ясновидение. Телепатия предполага­ет обмен информацией между двумя и более особями паранормаль­ными способами. Ясновидение означает способность получать инфор­мацию по некоторому неодушевленному предмету (ткань, кошелек, фотография и т.п.). Психокинез — это способность воздействовать на внешние системы, находящиеся вне сферы нашей моторной деятель­ности, перемешать предметы нефизическим способом:

Заслуживает внимание то, что в настоящее время исследование паранормальных эффектов ставится на конвейер науки, которая после серий различных экспериментов приходит к следующим выводам:


  1. с помощью ЭСВ можно получить значимую информацию;

  2. расстояние, разделяющее испытуемого и воспринимаемый
    объект, не влияет на точность восприятия;

  3. использование электромагнитных экранов не снижает качества
    и точности получаемой информации и под сомнение может
    быть поставлена существовавшая ранее гипотеза об электро­магнитных каналах ЭСВ. Можно предполагать наличие како­го-то другого, например, психофизического канала, природа
    которого не ясна.

Вместе с тем сфера паранормального знания имеет особенности. Которые противоречат сугубо научному подходу:

• во-первых, результаты парапсихических исследований и экс­периментов, как правило, не воспроизводимы повторно;

• во-вторых, их невозможно предсказать и прогнозировать.
Современный философ науки К. Поппер достаточно высоко це­Нил псевдонауку, отмечая, что наука может ошибаться, а псевдонаука
«может случайно натолкнуться на истину». У него есть и другой зна­чимый вывод: если некоторая теория оказывается ненаучной — это не
значит, что она не важна.

5. Что такое девиантное и анормальное знания?

Термин «девиантное» означает отклоняющееся, выходящее за рам­ки общепринятого, поведение и отклоняющуюся от принятых и усто­явшихся норм и стандартов познавательную деятельность. Причем сравнение происходит не с ориентацией на эталон и образец, а в сопо­ставлении со средними нормами, разделяемыми большинством чле­нов научного сообщества. Отличительной особенностью девиантного знания является то, что им занимаются в основном люди, имеющие научную подготовку, но по тем или иным причинам выбирающие весь­ма расходящиеся с общепринятыми представлениями методы и объек­ты исследования. Представители девиантного знания работают, как правило, в одиночестве либо небольшими группами. Результаты их деятельности, равно как и само направление, обладают довольно-таки кратковременным периодом существования.

Иногда встречается термин «анормальное знание», который не означает ничего иного, кроме того, что способ получения знания либо само знание не соответствуют тем нормам, которые считаются обще­принятыми в науке на данном историческом этапе. Анормальное зна­ние указывает на имеющиеся гипотезы, выводы и теории, которые не соответствуют принятой парадигме. Как правило, анормальное знание поспешно отторгается научным сообществом. Однако факты из исто­рии науки свидетельствуют о беспочвенности скоропалительного от­торжения «сумасшедших идей и гипотез». Так, например, идеи Н. Бора о принципе дополнительности считали «дикими и фантастичными», высказываясь о них так: «Если этот абсурд, который только что опуб­ликовал Бор, верен, то можно вообще бросать карьеру физика». «Вы­бросить всю физику на свалку и самим отправляться туда же». Процесс возникновения термодинамики сопровождался фразами типа: *Бред под видом науки». Такая защитная реакция классической науки по-своему понятна, это своего рода «иммунный барьер», который необходим для выживаемости любого организма. И каждая вновь возникшая идея про­ходит тщательную и строгую проверку на приживаемость.

Постепенно отношение к девиантным формам познавательной де­ятельности несколько изменилось, они стали уживаться в ряду науч­ных концепций, так как из их анализа методологи надеялись извлечь серьезные положительные результаты — некое методологическое при­ращение к традиционализму. В связи с этим возникло подразделение анормального знания на три типа:


  • Первый тип анормального знания возникает в результате рас­
    хождения регулятивов здравого смысла с установленными на­узкой нормами. Этот тип достаточно распространен и внедрен в реальную жизнедеятельность людей. Он не отталкивает сво­ей аномальностью, а привлекает к себе внимание в ситуации, когда действующий индивид, имея специальное образование или специальные научные знания, фиксирует проблему рас­хождения норм обыденного мироотношения и научного (напри­мер, в воспитании, в ситуации общения с младенцами и пр.).

  • Второй тип анормального знания возникает при сопоставле­
    нии норм одной парадигмы с нормами другой.Третий тип обнаруживается при объединении норм и идеалов
    из принципиально различных форм человеческой деятельности.

Уже давно вненаучное знание не рассматривают только как заб­луждение. И раз существуют многообразные формы вненаучного зна­ния, следовательно, они отвечают какой-то изначально имеющейся в них потребности. Можно сказать, что вывод, который разделяется со­временно мыслящими учеными, понимающими всю ограниченность рационализма, сводится к следующему. Нельзя запрещать развитие вненаучных форм знания, как нельзя и культивировать сугубо и ис­ключительно псевдонауку, нецелесообразно также отказывать в кре­дите доверия вызревшим в их недрах интересным идеям, какими бы сомнительными первоначально они ни казались. Даже если неожи­данные аналогии, тайны и истории окажутся всего лишь «инофон-дом» идей, в нем очень остро нуждается как интеллектуальная элита, так и многочисленная армия ученых.

Достаточно часто звучит заявление, что традиционная наука, сде­лав ставку на рационализм, завела человечество в тупик, выход из которого может подсказать вненаучное знание. К вненаучным же дис­циплинам относят те, практика которых опирается на внерациональные или иррациональные основания — на мистические обряды и ритуалы, мифологические и религиозные представления. Интерес представляет позиция современных философов науки и, в частности, П. Фейерабенда, который уверен, что элементы нерационального име­ют право на существование внутри самой науки.

В конце XX в. в Европе возникло и стало шириться движение, провозгласившее банкротство науки. Оно включало в себя четыре наи­более одиозных течения ниспровергателей научного разума:

1)течения в современной философии, утверждавшие, что статус на­уки не выше любого функционального мифа;



  1. малочисленную, но довольно влиятельную в культуре группу от­
    чужденных маргинальных интеллектуалов (например А. Кестлер);

  2. настроения научного сообщества, связанные со стремлением отыс­
    кать соответствие между мышлением «Нового века» и восточным
    мистицизмом, отыскать выход из интеллектуального анархизма
    наших дней к «хрустально-чистой власти»;

  3. радикальное крыло научного направления, склонного к высказы­ваниям, принижающим значение научного знания, типа «сегод­няшняя физика — это всего лишь примитивная модель подлинно
    физического».

Иногда вненаучное знание именует себя как «Его величество» иной способ истинного познания. И поскольку интерес к многообразию форм вненаучного знания в последние годы повсеместно и значительно воз­рос, а престиж профессии ученого значительно снизился, то напряже­ние, связанное с негативной тенденцией размыва науки, возросло.

следующая страница >>



Возможно, и на пороге смерти прибита подкова счастья. Станислав Ежи Лец
ещё >>