Правовые вопросы делимитации континентального шельфа в арктике 12. 00. 10 Международное право; Европейское право - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Вопросы к экзамену по дисциплине «Международное право» 1 58.1kb.
Международно-правовые аспекты управления в сфере охраны окружающей... 5 747.11kb.
Гражданско-правовая презумпция по российскому законодательству: содержание... 1 295.13kb.
Рабочая программа дисциплины Международное миграционное право Цикл... 1 297.87kb.
Нарушение договорного обязательства и его правовые последствия: основные... 1 412.43kb.
Вопросы подсудности в международных договорах с участием россии 12. 3 488.06kb.
Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 12. 4 563.78kb.
Международно-правовое обеспечение продовольственной безопасности 12. 1 338.44kb.
Международное право является продуктом длительного исторического... 1 107.77kb.
Примерные вопросы 1 16.1kb.
Организационная структура и порядок функционирования Межамериканского... 3 450.63kb.
«Конвенция ООН по морскому праву 1982 года» 1 193.97kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Правовые вопросы делимитации континентального шельфа в арктике 12. 00. 10 Международное - страница №1/1

На правах рукописи

Губанов Артем Игоревич

ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ДЕЛИМИТАЦИИ

КОНТИНЕНТАЛЬНОГО ШЕЛЬФА

В АРКТИКЕ

12.00.10 - Международное право; Европейское право



Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва - 2013

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»
Научный руководитель Кандидат юридических наук, доцент

Исполинов Алексей Станиславович


 

Официальные оппоненты: Шинкарецкая Галина Георгиевна

доктор юридических наук,

Институт государства и права РАН,

ведущий научный сотрудник сектора

международно-правовых исследований


Бекяшев Дамир Камильевич

кандидат юридических наук, доцент,

МГИМО (У) МИД России,

доцент кафедры международного права

Ведущая организация  ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский)

федеральный университет»

Защита диссертации состоится _____ __________ 2013 года в _______ на заседании диссертационного совета Д 212.123.02, созданного на базе ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)», г. Москва, 123995, ул. Садовая Кудринская, д. 9, зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)».
Автореферат разослан _____ ____________ 2013 года
Ученый секретарь

диссертационного совета,

заслуженный деятель науки

Российской Федерации,

доктор юридических наук,

профессор Н.А. Михалева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современный период мирового развития нефтегазовые и другие минеральные ресурсы континентального шельфа Арктики привлекают пристальное внимание государств. Интерес к арктическим ресурсам проявляют не только приполярные государства (США, Россия, Канада, Норвегия и Дания), но и ряд ведущих держав Европы и Азии, такие как Германия, Великобритания, Франция, Китай, Япония, Индия, а также богатые нефтью арабские страны. Всего о своем интересе к Арктике объявили почти 40 государств. Российская Федерация поставила в качестве приоритетных задач завершение международно-правового оформления границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане на основе имеющейся международной договорно-правовой базы и взаимодействия с приарктическими государствами; недопущение пространственных потерь и худших по сравнению с другими прибрежными арктическими государствами правовых условий деятельности Российской Федерации в Арктике.1

Проблема установления внешних границ юрисдикции государств на континентальном шельфе в Северном Ледовитом океане широко обсуждается в прессе и в официальных кругах приарктических государств, что свидетельствует о ее важности и актуальности.

Политическая острота проблемы с особой силой проявилась в августе 2007 года в связи с осуществлением погружения российских глубоководных обитаемых аппаратов «Мир-1» и «Мир-2» на глубину 4261 метр в географической точке северного полюса и установления на дне титанового Государственного флага Российской Федерации. Это событие вызвало бурную реакцию дипломатических ведомств приарктических государств, что привело, в итоге, к созыву первой конференции по Северному Ледовитому океану в Илулиссате в мае 2008 г.

Демонстрация государствами наличия своих интересов на континентальном шельфе Арктики подчеркнула также актуальность вопроса о правовом режиме Арктики в целом. Получила распространение точка зрения,2 что в Арктике действуют сразу два конкурирующих между собой режима: режим, установленный Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. (далее - Конвенция 1982 г.), и обычно-правовой режим, сложившийся в Арктике задолго до принятия Конвенции 1982 г. на основе комплекса исторических, экономических, географических, экологических и других факторов, что особенно усиливается фактом, что США не являются участником Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Таким образом, возникла проблема отсутствия правовой определенности в отношении вопроса о ширине пространственных притязаний приарктических государств и, как следствие, необходимости делимитации находящегося здесь континентального шельфа.

Кроме этого, применительно к континентальному шельфу Арктики имеется несколько насущных теоретико-правовых проблем, связанных с деятельностью Комиссии ООН по границам континентального шельфа (далее - Комиссия). В частности, не решены вопросы о возможности подачи заявки в Комиссию со стороны государств, не ратифицировавших Конвенцию 1982 г.; о максимальных сроках для подачи прибрежным государством новой/пересмотренной заявки; о наличии ограничений в праве прибрежного государства подавать заявки и возражения на заявки третьих государств в Комиссию; о правомерности деятельности Комиссии по юридическому толкованию положений Конвенции 1982 г. Представляется весьма актуальным исследование практики Комиссии в отношении квалификации подводных образований в качестве «океанических хребтов», «подводных хребтов» и «подводных возвышенностей, являющихся естественными компонентами материковой окраины».

Не менее важными представляются также вопросы, связанные с выбором оптимальной формы будущей российской заявки в Комиссию (пересмотренная, новая, частичная или совместная); обоснованностью местоположения границ континентального шельфа, отраженных в заявке Российской Федерации 2001 г.; применимостью принципов, концепций, методов и иных наработок международной судебной практики в отношении проблем, связанных с делимитацией континентального шельфа в Арктике.

Наконец, острую актуальность имеет вопрос разграничения континентального шельфа и исключительных экономических зон с США в Беринговом, Чукотском морях, а также в прилегающих участках Северного Ледовитого и Тихого океанов по Соглашению между СССР и США «О линии разграничения морских пространств» от 1 июня 1990 г. (далее - Соглашение 1990 г.). Выдвигались предположения, что данное соглашение наносит ущерб интересам Российской Федерации, поскольку Россия теряет значительные участки континентального шельфа и исключительной экономической зоны в Беринговом море.3 Также высказывались опасения, что в силу концепции эстоппеля Россия не сможет отказаться выполнять вытекающие из Соглашения 1990 г. обязательства.4

Все вышеизложенные проблемы и вопросы служат обоснованием актуальности темы диссертационного исследования. Наиболее важные аспекты рассматриваемых проблем в концентрированном виде изложены автором в положениях, выносимых на защиту.



Степень научной разработанности темы исследования в правовой литературе. При проведении диссертационного исследования автор опирался на труды известных советских, российских и иностранных ученых и специалистов как по общим проблемам международного права, так и специальным проблемам международного морского права, в том числе на труды: Ю.Г. Барсегова, К.А. Бекяшева, И.П. Блищенко, В.С. Верещетина, М.Е. Волосова, А.Н. Вылегжанина, С.А. Вышнепольского, В.В. Голицына, С.А. Гуреева, В.Н. Гуцуляка, В.К. Зиланова, Ю.Б. Казьмина, Р.А. Каламкаряна, Б.М. Клименко, А.А. Ковалева, Ф.И. Кожевникова, А.Л. Колодкина, Ю.М. Колосова, В.М. Корецкого, М.И. Лазарева, Ф.Ф. Мартенса, Г.М. Мелкова, А.П. Мовчана, И.М. Могилевкина, С.В. Молодцова, Т.Д. Розиной, А.Н. Талалаева, Л.Д. Тимченко, Г.И. Тункина, В. Уляницкого, Л.Н. Шестакова, Г.Г. Шинкарецкой, А. Янкова.

Вопросы делимитации континентального шельфа были предметом рассмотрения также ряда диссертационных работ советских и российских авторов: Г.А. Аббаслы (2008 г.), С.В. Гландина (2007 г.), Р.В. Деканозова (1966 г.), Д.Н. Джунусовой (2007 г.), Э.А. Зариповой (2008 г.), И.С. Кулова (1985 г.), И.Н. Михиной (2003 г.), Т.Д. Розиной (1975 г.), Э.П. Свиридова (1977 г.), В.Б. Чамарова (2001 г.), В.И. Чхиквишвили (1984 г.), В.Ф. Царева (1971 г.). Однако в данных работах вопросы делимитации континентального шельфа рассматривались фрагментарно, применительно либо только к отдельным тематическим параграфам данных диссертаций, либо только к тем странам, родом из которых были авторы соответствующих диссертаций.

Среди иностранных источников, затрагивающих вопросы настоящего диссертационного исследования, необходимо отметить работы: С. Антинори, Э.Х. Аречаги, М. Байерса, У. Батлера, Х. Брекке, Я. Броунли, Д. Колсона, Б. Куноя, Т. Макдормана, Л. Нельсона, М. Нордквиста, Б. Оксмана, Ш. Оды, Л. Оппенгейма, А. Оуд Эльферинка, Т. Педерсена, Д. Прескота, В. Проспера, Д. Розвелла, Ш. Розена, Ф. Симондса, Й. Танаки, Г. Ульфштейна, Д. Фаранда, Э. Франкса, А. Холлик, Д. Черни, Р. Черчила, О. Шахтера, М. Шоу, М. Эванса.

Объектом исследования автор определил совокупность межгосударственных отношений в сфере делимитации континентального шельфа в Арктике.

Соответственно предметом исследования выступают принципы и нормы международного права, нормы национального законодательства прибрежных государств в области делимитации морских пространств, резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, рекомендации Комиссии ООН по границам континентального шельфа, государственная практика приарктических стран, международная судебная и арбитражная практика.



Цели и задачи исследования. Основными целями исследования являются выявление круга и содержания норм действующего международного права в отношении вопросов установления внешних пределов континентального шельфа в Арктике и выработка рекомендаций по совершенствованию международно-правовой позиции Российской Федерации в вопросах делимитации континентального шельфа в Арктике с точки зрения возможностей, предоставляемых действующим международным правом.

Для достижения указанных целей диссертационного исследования автор поставил следующие задачи:

- исследовать актуальное законодательство приарктических государств, его эволюцию и современное состояние;

-   провести анализ действующих международных соглашений между приарктическими государствами, а также международной судебной и арбитражной практики, касающейся вопросов делимитации континентального шельфа;

- изучить основания и особые (актуальные) обстоятельства, на которые ссылаются или потенциально могут ссылаться приарктические государства для обоснования их притязаний на приграничные районы континентального шельфа в Арктике;

-  изучить практику Комиссии ООН по границам континентального шельфа при рассмотрении заявок прибрежных государств, желающих установить внешние границы континентального шельфа за пределами их 200-мильных зон, в особенности применительно к Арктике.



Методологическую основу данного исследования составил диалектический метод научного познания как всеобщий метод любого исследования. Данный метод познания сочетался с использованием общенаучных и частнонаучных методов - теоретического анализа и синтеза, абстракции, исторического, системно-структурного, догматико-юридического, сравнительно-правового, а также логических приемов и средств исследования, применение которых способствовало достижению поставленных целей и решению задач в рассматриваемой области.

Научная новизна диссертационного исследования. Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что это первое комплексное международно-правовое исследование актуальных теоретических и практических вопросов, касающихся делимитации континентального шельфа в Арктике.

В работе проведен анализ и определение объема потенциальных пространственных притязаний России на арктический континентальный шельф в свете государственной практики приарктических стран, международной судебной практики, практики Комиссии ООН по границам континентального шельфа по применению Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Диссертантом исследуется правовая обоснованность утверждений о наличии в Арктике сложившегося комплекса исторических, экономических, географических, экологических и других факторов, выкристаллизовавшихся в обычные нормы международного права, которые позволяют России расширить свои притязания на дно и недра далее пределов, установленных Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. (то есть на т.н. район «А»).

Для выявления существующих и потенциальных притязаний приарктических государств на континентальный шельф в Арктике диссертантом изучено историческое поведение данных государств, дана оценка секторальной теории, критерию эксплуатации/технической доступности, обобщен и комплексно изучен большой массив данных, материалов, законодательства приарктических государств, а также норм международного права.

Новым в отечественной науке представляется также подробное исследование международной судебной практики делимитации континентального шельфа между государствами со смежными и/или противолежащими побережьями в свете существующей ситуации в Арктике. Особое внимание уделено решению Международного трибунала по морскому праву по делу о делимитации континентального шельфа и исключительных экономических зон между Республикой Бангладеш и Республикой Союза Мьянмы 2012 г. Особенностью данного решения является то, что в нем впервые в международной судебной практике было проведено разграничение континентального шельфа за пределами 200-мильных зон от исходных линий соответствующих государств.

В диссертации проведен детальный анализ потерь и приобретений Российской Федерации в результате заключения Соглашения между СССР и США «О линии разграничения морских пространств» от 1 июня 1990 г. Автором приводится анализ и оценка возможности применения концепции эстоппеля в отношениях между Россией и США в вопросе делимитации континентального шельфа в Беринговом, Чукотском морях, а также в прилегающих участках Северного Ледовитого и Тихого океанов. Кроме того, диссертантом показан потенциальный результат делимитации в случае судебного рассмотрения спора между США и Российской Федерации о делимитации континентального шельфа.

В диссертационном исследовании дается правовая оценка Договора между Российской Федерацией и Королевством Норвегия «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане» от 15 сентября 2010 г.

Впервые предметом детального исследования становится практика Комиссии ООН по границам континентального шельфа при выработке рекомендаций прибрежным государствам, оценивается ее роль и вклад в делимитацию континентальных шельфов за пределами 200 морских миль, в том числе и в Арктике.

Таким образом, в настоящем диссертационном исследовании делается попытка отразить самые современные тенденции в международной практике государств и международных организаций, касающихся предмета исследования.

Основные выводы и положения, выносимые на защиту:


  1. Действующий международно-правовой режим Арктики в отношении районов морского дна, недр и континентального шельфа за пределами 200 морских миль от исходных линий не противоречит правовому режиму, закрепленному в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

  2. Россия не сможет претендовать на дно и недра района «А» - приполюсного участка морского дна, лежащего в границах т.н. полярных владений СССР, но за пределами дистанционных ограничений, установленных Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., поскольку в Арктике не сложился обычно-правовой режим, представляющий собой комплекс исторических, экономических, географических, экологических и других факторов, выкристаллизовавшихся в обычные нормы международного права, обязательность которых зиждется на молчаливом признании большинством государств мира.

  3. Соглашение между СССР и США «О линии разграничения морских пространств» от 1 июня 1990 г. (далее - Соглашение 1990 г.) не ущемляет интересы России в сравнении с делимитацией по линии равноотстояния, если бы данная делимитация проводилась международным судебным органом по следующим основаниям:

- делимитация как по линии равноотстояния, так и по линии Соглашения 1990 г. предоставляет России приблизительно одинаковые по площади участки дна и недр/континентального шельфа. Таким образом, в количественном отношении заключение Соглашения 1990 г. не привело к территориальным потерям Россией соответствующих участков дна и недр/континентального шельфа, а лишь перераспределило районы распространения суверенных прав России и США в Беринговом, Чукотском морях, а также в прилегающих участках Северного Ледовитого и Тихого океанов;

- в силу исторических предпосылок три четверти всех возможных приобретений на континентальном шельфе и исключительной экономической зоне от делимитации по потенциальной линии равноотстояния, проведенной с учетом наработок международной судебной практики, оказались бы крайне неудобны с эксплуатационной точки зрения, поскольку Россия получила бы районы, в которых суверенные права над исключительной экономической зоной будут осуществляться одним государством, а над континентальным шельфом - другим государством;

- уравновесить некоторый дисбаланс в отношении доступа к биологическим ресурсам Берингова моря в результате заключения Соглашения 1990 г. помогает факт наличия у России исторических прав на ведение морского промысла в утраченных пространствах исключительной экономической зоны. По этой причине представляется целесообразным, чтобы Российская Федерация ратифицировала Соглашение 1990 г. только при условии, что США предоставят Российской Федерации право на ведение морского промысла в утраченных пространствах исключительной экономической зоны в Беринговом море путем заключения соответствующего международного соглашения.


  1. Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане» от 15 сентября 2010 г. (далее - Договор 2010 г.) является более выгодным для российской стороны, чем для норвежской как минимум по двум основаниям:

- в качественном отношении делимитация морских пространств и континентального шельфа была произведена в пользу России, несмотря на то, что спорный район был разделен поровну;

- с точки зрения результатов гипотетической делимитации, если бы она была произведена международным судебным органом.



  1. В случае если Комиссией ООН по границам континентального шельфа будет установлено, что хребет Ломоносова представляет собой естественное продолжение как североамериканского, так и евразийского материков, то можно с изрядной степенью уверенности утверждать, что дно и недра в районе северного полюса будут подпадать под действие суверенных прав Дании и Канады, поскольку, согласно сложившейся международной судебной практике, делимитация в приполюсном районе будет производиться на основании метода равноотстояния.

В случае если серия разломов в районе северного полюса образует подножие континентального склона, то это может создать актуальное (особое) обстоятельство, которое позволит России продвинуть свои границы на шельфе немного севернее от географической точки, где сходятся линии равноотстояния России, Дании и Канады. Однако в силу геологической ситуации представляется маловероятным, что суверенные права Российской Федерации могут распространяться на географическую точку северного полюса, поскольку серия разломов пролегает на «российской» стороне от данной точки.

Практическая значимость результатов исследования. Результаты диссертационного исследования, отраженные в рекомендациях и выводах данной работы, могут быть использованы государственными внешнеполитическими органами при осуществлении политики в области обеспечения интересов Российской Федерации как в арктическом регионе, так и в Мировом океане в целом. В частности, применение результатов исследования возможно при подготовке или пересмотре международных договоров, заявок и иных документов Российской Федерации по вопросам делимитации и обоснования внешних пределов континентального шельфа в Арктике. Положения диссертационного исследования также могут быть востребованы в деятельности международных организаций, в научно-исследовательской деятельности, в учебном процессе при преподавании лекционных курсов и спецкурсов международного права и международного морского права, для подготовки учебных и практических пособий для студентов юридических вузов.

Апробация результатов исследования. Диссертация прошла научную апробацию в публикациях автора, а также в ходе проведения автором семинарских занятий на юридическом факультете Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

Структура диссертации обуславливается объектом, предметом исследования, а также поставленными целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, подразделяющихся на параграфы, заключения, списка использованной литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность и острота темы диссертационной работы, определяются цели и задачи исследования, его объект и предмет, научная новизна, показана степень научной разработанности изучаемой проблемы в научных трудах российских и зарубежных авторов, излагается методологическая основа исследования, практическая значимость результатов, приводятся сведения об апробации работы и формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Делимитация континентального шельфа: понятие, подходы и правовое регулирование» состоит из трех параграфов и посвящена рассмотрению вопросов правового регулирования делимитации континентального шельфа между государствами. В главе даются понятия делимитации континентального шельфа и Арктики, исследуется практика Комиссии ООН по границам континентального шельфа, а также международная судебная практика по делимитации континентального шельфа между государствами со смежными и (или) противолежащими побережьями.

В первом параграфе «Определение понятий “делимитация континентального шельфа” и “Арктика”» автор проводит анализ правовой доктрины, международной судебной практики и энциклопедической литературы, в которой предлагались различные подходы к выявлению содержания понятий «делимитация» и «Арктика».

Диссертант исходит из понимания, что делимитация - это установление границ. Делимитация, как правило, носит длительный характер, поскольку для определения местоположения границы сторонам необходимо провести переговоры, согласовать свои позиции. В некоторых случаях делимитация может стать предметом разбирательства в международных судебных учреждениях или с участием иных посредников. На этой основе автор приходит к выводу, что делимитация - это процесс. Отмечается, что применительно к континентальному шельфу вопрос делимитации может возникнуть только в отношении смежных или противолежащих государств и только в отношении тех участков континентального шельфа, где проекции берегов этих государств «накладываются» друг на друга, то есть перекрываются, образуя, таким образом, подводные области перекрывающихся юрисдикций.

Автор исследует историческое, географическое и правовое содержание понятия «Арктика». Проведенное исследование позволяет заключить, что, во-первых, в доктрине не существует единообразного понимания пространственных пределов Арктики. Во-вторых, подавляющее большинство исследователей ориентируются на географическую точку северного полюса и акватории Северного Ледовитого океана. И, наконец, в-третьих, для темы диссертационного исследования актуальными в Арктике являются только области континентального шельфа, расположенные под соответствующими акваториями Северного Ледовитого океана.

Во втором параграфе «Внешний предел континентального шельфа и практика Комиссии ООН по границам континентального шельфа» выявляются пространственные пределы континентального шельфа согласно Женевской конвенции о континентальном шельфе 1958 г., Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Также проводится анализ применения Комиссией ООН по границам континентального шельфа положений Конвенции 1982 г. по вопросу определения внешней границы континентального шельфа и делимитации между государствами со смежными и противолежащими побережьями. Автором анализируется весь накопленный объем международ -ной судебной практики, связанной с делимитацией континентального шельфа.

Диссертант приходит к выводу, что международная судебная и государственная практика применения Женевской конвенции о континен -тальном шельфе 1958 г. идет в русле актуальных положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Анализ практики Комиссии ООН по границам континентального шельфа демонстрирует, что Комиссия осуществляет функции по правовому толкованию положений Конвенции 1982 г., т.е. выходит за рамки полномочий, предоставленных Комиссии данной конвенцией. Также, по мнению автора, представляется ошибочной практика Комиссии в обращении за правовым советом в Секретариат ООН, поскольку таковой не является надлежащим органом по правовой оценке положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

В ходе исследования выявлено, что наличие морского или территориального спора о делимитации препятствует рассмотрению Комиссией заявки прибрежного государства, если данный спор затрагивает актуальные области континентального шельфа. В этом случае Комиссии требуется согласие на рассмотрение Комиссией заявки от государств, которые вовлечены в спор. В связи с этим диссертантом отмечается, что Россия не сможет добиться рассмотрения Комиссией ее заявки при наличии возражений на такое рассмотрение того смежного/противолежащего государства, чей потенциальный участок континентального шельфа затрагивается российской заявкой. С равным успехом, Комиссия не будет рассматривать заявку со стороны любого из приарктических государств при наличии возражений России. Существуют два способа преодоления такого неблагоприятного развития событий: либо заранее заручиться предва -рительным согласием соответствующих заинтересованных государств, либо подать совместную заявку.

В отношении приполярной области диссертантом обосновывается, что именно подача совместной российско-датско-канадской заявки наиболее отвечает интересам Российской Федерации. Однако, отмечается, что при применении данного способа совместная заявка с Канадой и/или Данией будет рассматриваться Комиссией как новая заявка. Это приведет к оттягиванию рассмотрения данной заявки до 2020-2025 гг., а возможно и на более дальнюю перспективу. Тем не менее по ряду причин, изложенных в диссертационном исследовании, данный аспект также соответствует российским интересам.

В результате проведенного исследования диссертант приходит к выводу, что Конвенция 1982 г. устанавливает защитный механизм против тенденциозного поведения Комиссии ООН по границам континентального шельфа. По мнению автора, элементами такого механизма являются: возможность для прибрежного государства не согласиться с рекомендациями Комиссии; право подавать пересмотренную заявку столько раз, насколько это будет целесообразно (т.н. «пинг-понг процедура»); сменяемость членов Комиссии; практика Комиссии, которая позволяет прибрежным государствам коренным образом менять содержание их заявок, а также без ограничений подавать дополнительные материалы и доказательства.



В третьем параграфе «Делимитация континентального шельфа в международной судебной практике» анализируются решения, вынесенные международными судебными органами по вопросу делимитации континентального шельфа. Автор приходит к выводу, что современная международная судебная практика руководствуется определенным порядком осуществления делимитации континентального шельфа спорящих сторон. В соответствии с данным порядком на первом этапе Судом/Международными трибуналами проводится условная линия делимитации, основанная на методе равноотстояния; на втором этапе исследуются актуальные обстоятельства дела, которые, в случае если Суд/Международный трибунал придаст им определенный вес, могут вести к исправлению (корректировке) прохождения этой условной линии делимитации. В диссертационном исследовании выделяются и подробно анализируются актуальные обстоятельства, которым Суд/Международные трибуналы традиционно придавали значение: соотношение длин побережий, присутствие островов, поведение сторон, критерий пропорциональности. Раскрывая каждое из актуальных обстоятельств, диссертант исследует принципы, которые использовались, а иногда и изобретались Судом/Международными трибуналами для каждого актуального обстоятельства: принципы существенной диспропорции длин побережий, актуальности побережий государств в споре, недопустимости математического смещения условной линии равноотстояния, принципы справедливости, отрезающего эффекта, естественного продолжения, примыкаемости, половинного эффекта островов, эстоппеля, молчаливого соглашения, справедливого соотношения между морскими пространствами, присужденными каждой из сторон, и длинами их побережий и др.

Вторая глава «Вопросы правового регулирования пространственных притязаний приарктических государств на континентальный шельф Арктики». В данной главе выявляется и исследуется круг международно-правовых норм, регулирующий пространственные пределы юрисдикции приарктических государств на континентальный шельф в Арктике. В связи с особенностями государственной практики США, Канады, России, Дании и Норвегии в научных кругах нет единства по вопросу правового режима, действующего в Арктике в отношении дна и недр/континентального шельфа. Диссертантом проводится критический анализ такой государственной практики. Глава состоит из четырех параграфов, три из которых посвящены исследованию международно-правовых позиций России, США и Канады. В четвертом параграфе исследуются международно-правовые позиции Дании и Норвегии.

В первом параграфе «Международно-правовая позиция Российской Федерации в отношении внешних пределов континентального шельфа» рассматривается правовая обоснованность позиции, что в Арктике сложился обычно-правовой режим, представляющий собой комплекс исторических, экономических, географических, экологических и других факторов, обязательность которых зиждется на молчаливом признании большинством государств мира. Согласно данной позиции, Россия имеет права на дно и недра района «А». Район «А» представляет собой приполюсной участок морского дна, лежащий в границах т.н. полярных владений СССР, но за пределами дистанционных ограничений, установленных Конвенцией 1982 г. В доктрине утверждается, что если Россия откажется следовать данному обычно-правовому режиму в пользу правового режима, установленного Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., то район «А» будет потерян.

Диссертантом рассмотрены аргументы, представленные сторонниками данной позиции. Проведен исторический и правовой анализ поведения органов государственной власти Российской Империи/СССР/России, российского законодательства, актуального законодательства других приарктических государств, дипломатической переписки, международных договоров и конвенций, международной судебной практики.

По итогам проведенного исследования диссертантом делается вывод, что акватория района «А» вместе с морским дном под ним представляет собой часть открытого моря и часть международного района морского дна с соответствующим правовым режимом, не отличающимся от правового режима, установленного Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.

Во втором параграфе «Международно-правовая позиция США в отношении внешних пределов континентального шельфа» рассматриваются национальное законодательство, заявления американских должностных лиц и другая актуальная государственная практика США, позволяющая выявить современную позицию Соединенных Штатов в отношении внешних пределов континентального шельфа в Арктике.

Проблема отсутствия правовой определенности в вопросе о ширине пространственных притязаний США на континентальный шельф связана с фактом, что США не являются участником Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Атором исследуется эволюция международно-правовой позиции США в отношении внешних пределов континентального шельфа по временным промежуткам, ключевыми рубежами которых являются следующие события: принятие прокламации Трумэна 1945 г., созывы Первой и Третьей конференций ООН по морскому праву и принятие по их итогам соответствующих Женевской конвенции о континентальном шельфе 1958 г. и Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Диссертантом выявлено, что с момента начала формирования в международном праве института континентального шельфа в 1945 г. США исходили из понимания, что континентальный шельф не распространяется бесконечно далеко от берега вплоть до середины океанов. Также установлено, что Соединенные Штаты не только исторически поддерживали современную формулу определения внешних границ континентального шельфа, закрепленную в ст. 76 Конвенции 1982 г., но и являлись одними из ее создателей вместе с узким кругом других государств.

В результате проведенного анализа государственной практики США автор приходит к выводу, что данное государство никогда не стремилось расширить свои границы континентального шельфа вплоть до середины океанов, исходило из геологического понимания природы континентального шельфа и, начиная с 1980 г., безоговорочно поддерживает формулу внешних пределов континентального шельфа, нашедшую свое закрепление в ст. 76 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

В третьем параграфе «Международно-правовая позиция Канады в отношении внешних пределов континентального шельфа» автором рассматривается правовая обоснованность точки зрения, что Канада может иметь притязания, проистекающие из секторальной теории. Диссертантом выявляется ряд обстоятельств, которые опровергают такую позицию. В частности, анализ заявлений высших должностных лиц Канады, национального законодательства, официального картографического материала, иного актуального поведения канадских органов власти не дает возможности выявить ясную, недвусмысленную и последовательную позицию Канады в отношении пространственной сферы применения секторальной теории и ее содержание как таковой. Это имеет решающее значение, поскольку международная судебная практика придерживается позиции, что при выявлении наличия неписаного соглашения, либо молчаливого согласия, либо ситуации эстоппель необходимо определенное (недвусмысленное), последовательное, явное (открытое), непротиворечивое, длительное поведение государства.

Диссертантом установлено, что «секторальные» границы5 в канадском национальном законодательстве никогда не провозглашались полностью, их функциональное назначение каждый раз было различным и они не применялись ко дну и недрам за пределами ограничительных положений Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Практика применения Канадой границ меридианов позволяет лишь сделать вывод о том, что Канада последовательно отстаивала позицию, что во взаимоотношениях с США ее юрисдикция распространяется вдоль южной части 141 меридиана, проходящей в море Бофорта и примыкающей к канадско-американской сухопутной границе. Однако тем самым речь идет не об экзотической секторальной теории, а всего лишь о линии de-facto или modus vivendi.

7 ноября 2003 г. Канада ратифицировала Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г., провела ряд научных высокоширотных арктических экспедиций совместно с другими приарктическими государствами для обоснования своих притязаний на континентальный шельф за пределами 200 морских миль от исходных линий. В 2006 г. премьер-министром Канады С. Харпером было сделано заявление, которое в доктрине воспринимается как отказ от секторальной теории.

В четвертом параграфе «Международно-правовые позиции Дании и Норвегии в отношении внешних пределов континентального шельфа» исследуется государственная практика и национальное законодательство Дании и Норвегии, рассматривается роль секторальной теории в политике данных государств, изучается возможность существования гипотетических обычно-правовых норм или иных «исторических» оснований, которые могли бы оказать влияние на объем потенциальных притязаний Дании и Норвегии в Арктике.

По итогам проведенного исследования установлена несостоятельность точки зрения, согласно которой Дания и Канада считаются «неопределившимися» в отношении секторальной теории, что свидетельствует о том, что оба государства не отказались от данной теории. Диссертантом выявляется, что исторически Норвегия и Дания не отдавали какого-либо предпочтения секторальному принципу, следовали в русле развития международного морского права и приняли положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. относительно внешних пределов континентального шельфа без изъятий и ограничений.

Обобщая итоги проведенного исследования в данной главе, автор приходит к выводу, что все пять приарктических государств руководствуются исключительно положениями ст. 76 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. относительно внешних пределов континентального шельфа в Арктике. Соответственно, это дает основание сделать вывод, что по меньшей мере действующий международно-правовой режим Арктики в отношении районов морского дна и континентального шельфа за пределами 200 морских миль от исходных линий не противоречит правовому режиму, закрепленному в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Третья глава «Приарктические государства и предполагаемый правовой статус континентального шельфа Арктики» состоит из двух параграфов и посвящена рассмотрению перспектив делимитации в отношении каждого из приарктических государств, следуя актуальным положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

В первом параграфе «Делимитация континентального шельфа в прибрежных акваториях Северного Ледовитого океана» освещаются вопросы делимитации в море Бофорта, в проливе Нэрса и в море Линкольна, в Беринговом, Чукотском морях, Гренландском и Баренцевом морях.

Диссертантом установлено, что в прибрежных акваториях Северного Ледовитого океана остается ряд неразграниченных районов континенталь -ного шельфа. Речь идет о континентальном шельфе пролива Нэрса (Дания и Канада), моря Линкольна (Дания и Канада) и моря Бофорта (Канада и США).

Также автором дается оценка Соглашению между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о линии разграничения морских пространств от 01 июня 1990 г. (далее - Соглашение 1990 г.), разграничившему континентальный шельф, исключительные экономические зоны СССР и США в Беринговом, Чукотском морях, а также в прилегающих частях Северного Ледовитого и Тихого океанов. При этом исследована история взаимоотношений Российской Империи, СССР, России с США, проанализированы ранее заключенные международные договоры (Конвенция 1867 г. об уступке Аляски, Договоренность 1977 г. в виде обмена нотами), проведена попытка оценить перспективы делимитации в свете международной судебной практики в случае если Россия откажется от продолжения временного применения Соглашения 1990 г. Диссертантом отмечается, что ратификация Российской Федерацией Соглашения 1990 г. будет целесообразной только при условии, если США предоставят Российской Федерации право на ведение морского промысла в утраченных пространствах исключительной экономической зоны в Беринговом море путем заключения соответствующего международного соглашения.

В диссертационном исследовании также дается оценка Договору «О разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане» (далее - Договор 2010 г.). Диссертантом установлено, что в результате заключения данного договора более 80 % анклавного района континентального шельфа «Петля» за пределами 200-мильных зон сторон в центральной части Баренцева моря отошли под суверенные права Российской Федерации. Россия также получила больше акваторий в южной части спорного района, уступив малопродуктивные, глубоководные и находящиеся почти круглый год подо льдом северные районы континентального шельфа. С точки зрения результатов гипотетической делимитации, если бы она была произведена международным судебным органом, Договор 2010 г. по меньшей мере не ущемляет интересов Российской Федерации. По итогам проведенного исследования диссертант приходит к выводу, что данный договор является сбалансированным и даже ставит Российскую Федерацию в несколько более выгодное положение, чем это могло было быть в случае проведения делимитации в Баренцевом море международным судебным органом.



Во втором параграфе «Делимитация континентального шельфа в приполюсной области Северного Ледовитого океана» освещаются вопросы делимитации в приполярной центральной части Северного Ледовитого океана за пределами прибрежных акваторий Арктики. В частности, выявляется объем притязаний приарктических государств, анализируется информация о проведенных приарктическими государствами арктических исследованиях и экспедициях, геологическая история хребтов Ломоносова и Менделеева, мнения ученых о перспективах делимитации континентального шельфа в Арктике. При этом принимается во внимание практика Комиссии ООН по границам континентального шельфа в виде ранее вынесенных рекомендаций.

В диссертационном исследовании отмечается, что расположенные в Северном Ледовитом океане хребты Ломоносова и Менделеева по меньшей мере подпадают под понятие «подводные хребты» в силу наличия связи данных хребтов с российской подводной материковой окраиной в виде непрерывного мощного пласта осадочных пород. Более того, не существует непреодолимых препятствий для квалификации данных хребтов (или их части) в качестве «подводных возвышенностей», поскольку, как показывают научные исследования, большая часть хребтов Ломоносова и Менделеева, лежащих на «российской» стороне от географической точки северного полюса, имеет в своей основе смешанный (континентально-океанический) тип коры.

Тем не менее автор выражает сомнения, что лежащая на «российской» стороне от северного полюса часть хребта Ломоносова сможет отойти под суверенные права России по всей длине этой части. Данная точка зрения обосновывается геоструктурными особенностями приполюсного участка хребта Ломоносова и сложившимися принципами и подходами делимитации континентального шельфа в международной судебной практике. Подобно хребту Ломоносова хребет Менделеева также постепенно теряет свою структурную и геоморфологическую связь с российской материковой окраиной по мере отдаления от побережья России. В этих условиях маловероятно, что Россия может претендовать на географическую точку северного полюса. Диссертант приходит к выводу, что главный вопрос заключается в том, насколько далеко от 350-мильной линии от исходных линий России будут простираться российские суверенные права на хребтах Ломоносова и Менделеева.

В отношении арктического шельфа Дании и Канады также имеются серьезные проблемы геологического и геоморфологического характера, препятствующие тому, чтобы лежащая на «датско-канадской» стороне от северного полюса часть хребта Ломоносова отошла под суверенные права Канады и Дании по всей длине этой части. В настоящий момент оба государства проводят научные исследования и регулярно направляют высокоширотные арктические экспедиции с целью определения границ своих пространственных притязаний. Дополнительно Канада стремится доказать, что хребет Альфа является подводной возвышенностью, а Дания претендует на западный участок Западного бассейна Нансена, где сталкивается с интересами Норвегии, для которой данный участок является единственным неразграниченным участком континентального шельфа за пределами 200 морских миль. Диссертантом также установлено, что США не выдвигают притязания на районы северного полюса и сосредоточены исключительно на исследовании районов вокруг Чукотского плато.



В Заключении изложены основные выводы и рекомендации проведенного диссертационного исследования.

Список литературы содержит библиографическую информацию диссертационного исследования.

По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации:

  1. Губанов А.И. Делимитация морских пространств между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки: нормы и перспективы//Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2010. № 2. С. 98-107. 0,6 п.л.

  2. Губанов А.И. Делимитация морских пространств между Российской Федерацией и Норвегией: исторические позиции сторон и результаты//Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 2011. № 1. С. 100-111. 0,7 п.л.




1 Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 12 февраля 2013 г. пп. 31, 38, 73; Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года. Утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 20 февраля 2013 г. пп. «з» п. 11, пп. «б» п. 17, пп. «г» п. 29. Информация с официальных сайтов Президента и Правительства России: http://www.kremlin.ru; http://government.ru URL: http://news.kremlin.ru/media/events/files/41d447a0ce9f5a96bdc3.pdf; http://government.ru/docs/22846/ (последнее посещение 9 апреля 2013 г.)


2  Вылегжанин А.Н. Научно-экспертный меморандум «О возможности сохранения в качестве континен - тального шельфа России района “А” в пределах российского арктического сектора, утрачиваемого согласно представлению (“заявке”) России 2001 г.». М., 2001. С. 9, 15, 26; Буник И.В. Международно-правовые основания регулирования Россией судоходства по Северному морскому пути. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2007. С. 35, 166


3 Михина И.Н. Международно-правовой режим морских пространств Арктики. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2003. С. 207; Константинов В.А. Когда Соединенные Штаты прекратят унижать Россию? (размышления по поводу одного международного соглашения)//Московский журнал международного права. 2000. № 1. С. 151

4 Талалаев А.Н. Действует ли нератифицированный договор?//Международное право. 1998. № 1. С. 207-210


5 т.е. границы, установленные по меридианам 141º и/или 60º западной долготы





Слепой не скажет тебе спасибо за зеркало. Томас Фуллер
ещё >>