Повседневность Средневековья и ее художественные функции в романе Донны Вулфолк Кросс «Иоанна – женщина на папском престоле» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Тамбов, Россия повседневность как индикатор изменения общественного... 1 68.07kb.
Художественные функции антропонимов в пьесе А. С. Грибоедова "Горе... 1 167.28kb.
Обломов и «обломовщина» 1 49.8kb.
Открытая Кросс-Кантри гонка Велоклуба 3х9 "Три Бревна" 1 55.36kb.
Н. Л. Потанина тгу, Тамбов Проблема повседневности в романе И. 1 87.99kb.
Вгпу, Воронеж повседневность учебных заведений в романе ш. Бронте... 1 69.12kb.
Вгпу, Воронеж повседневность в романе у. Теккерея «ярмарка тщеславия» 1 45.62kb.
Научно-практическая конференция «Первые шаги в науку» Последние Романовы... 1 169.54kb.
Им покорились полоса препятствий, кросс, комбинированные силовые... 1 14.02kb.
Женщина: человек или друг человека в романе Дж. Барнса,,Англя, Англия’’ 1 122.74kb.
University press 2002 Кросс-культурная психология 52 10096.67kb.
Проекта: «Писательница Наталия Сухинина в борьбе за человека» 1 42.75kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Повседневность Средневековья и ее художественные функции в романе Донны Вулфолк Кросс - страница №1/1

Попова М.К.

Воронежский государственный университет, Воронеж, Россия



Повседневность Средневековья и ее художественные функции в романе Донны Вулфолк Кросс «Иоанна – женщина на папском престоле»
«Иоанна – женщина на папском престоле» (1996) - первый роман американской писательницы Донны Вулфолк Кросс (р. 1969) на русском языке появился в 2010 г. События, описанные в нем, разворачиваются в IX в.. начинаясь в год смерти императора Карла Великого (814), известного каждому студенту-филологу по «Песне о Роланде», и заканчиваясь в 855 г. Главной героиней является женщина, которая, выдавая себя за мужчину, смогла сделать блестящую церковную карьеру и даже занять ватиканский престол под именем папы Иоанна. В «Примечаниях автора», завершающих книгу, писательница излагает аргументы, доказывающие возможность существования такого исторического лица.

Обратившись к столь далекому от читателя XXI столетия времени, Донна Вулфолк Кросс должна была реконструировать эту историческую эпоху в ее материальном им ментальном своеобразии, то есть воспроизвести средневековые «структуры повседневности» (Ф.Бродель). Профессиональный филолог, окончившаяся с отличием Пенсильванский университет, один из самых старых и наиболее престижных в США, она делает это с блеском, реализуя такое важное свойство повседневности, как историчность [см. Струкова: 2010, 147] . Средневековье предстает в ее романе в разных ипостасях, автор «Иоанны» изображает повседневную жизнь крестьян, феодалов, клира убедительно и в полном соответствии с имеющимися в медиевистике данными.

Первые страницы романа посвящены описанию того, как в зимнюю вьюгу повитуха Хротруд пробирается к дому каноника, жена которого рожает. «Изо всех сил работая руками и ногами, Хротруд преодолевала сугробы. Голова у нее кружилась: вот уже несколько дней она голодала» [Кросс Вульфолк: 2010, 6]. На этой же странице повитуха вспоминает прошлое: «Два засушливых лета и мороз уничтожили посевы. Люди повсюду голодали» [Кросс Вульфолк: 2010, 6] Эти фразы иллюстрируют хорошо известное в медиевистике положение, которое Жорж Дюби применительно к Европе 1000 года сформулировал следующим образом: «Население это постоянно голодает… Это настоящая нищета. Одна забота – пережить зиму, дотянуть до весны. До той поры, когда можно будет, блуждая по болотам и кустарникам, добывать пищу в природной стихии…» [Дюби: 1994, 11]. Крестьяне Средневековья живут бедно и трудно, даже в доме каноника, отца героини, одном из лучших в округе вместе с людьми зимует и скот. Кстати сказать, факт наличия у священника жены и детей не противоречит данным современной науки. Анализируя пенитенциалии, «покаянные книги» Средневековья, А.Я. Гуревич пишет: «Особо суровые репрессии обрушивались на головы священников, состоявших в браке. Тем не менее, вопреки обету безбрачия, священников, придерживавшихся целибата, было не так уж много» [Гуревич: 1981, 158].

Воссоздавая повседневное существование людей Средневековья, писательница точна во всех деталях. Повитуха очень переживает, когда каноник запрещает ей облегчить травяным отваром муки роженицы. Хротруд думает: «Разве не читала она по восемь раз «Отче Наш», выдергивая из земли каждое растение?» [Кросс Вульфолк: 2010, 9]. Об этом же, ссылаясь на немецкого исследователя Шмитца, пишет А.Я. Гуревич: «Церковь не запрещала сбора целебных трав, если он совершался с молитвой, но решительно осуждала его в тех случаях, когда вместо «Credo» и «Pater noster» исполнялись «безобразные заклинания» [Гуревич: 1981, 141].

Не менее точна Донна Вулфолк Кросс и в изображении повседневной жизни феодалов. В романе это Вилларис, замок Джеральда, рыцаря, который сначала является покровителем юной Иоанны, а спустя многие годы становится ее соратником и возлюбленным. Замок, в соответствии с канонами средневековой фортификации, расположен на вершине холма. Анализируя взаимоотношения средневекового замка и города, современные медиевисты подчеркивают: «Жилище сеньора находится на возвышении» (Город в средневековой цивилизации. [Цатурова:1999, 253]. В соответствии с утверждением Ле Гоффа «Средние века – это мир дерева», особенно справедливом по отношению к раннему Средневековью, Вилларис построен из дерева. «Дворец состоял из четырех высоких бревенчатых зданий, соединенных дворами и прекрасными деревянными галереями» [Кросс Вульфолк: 2010, 103]. Писательница включает в свое произведение эпизод охоты, не слишком обязательный для развития сюжета, но передающий атмосферу эпохи, в которую «охота была спортом, но также необходимым средством защиты и составляла почти столь же необходимое дополнение к столу» [Блок: 1986, 135]. Недаром рассказ о том, как «граф Джеральд, сиятельный владыка этой отдаленной северо-восточной области королевства» завалил охоте крупного оленя, завершается фразой: «В преддверии зимы это было хорошее пополнение кладовых Виллариса»! [Кросс Вульфолк: 2010, 111].

Многие страницы «Иоанны» посвящены повседневной жизни священнослужителей, находящихся на разных ступенях клерикальной иерархической лестницы, что обусловлено выбором героини.

На примере отца героини писательница показывает представителя низшего клира. Каноник – человек мало образованный, религиозный фанатик и самодур, уверенный в своем праве жестоко наказывать домочадцев и паству за малейшую провинность. Донна Вулфолк Кросс вводит в повествование эпизод испытания ведьмы. В колдовстве обвиняют повитуху Хротруд, которая помогла появиться на свет всем детям деревни. Испытание заключается в том, что Хротруд бросают в середину пруда, воду которого каноник предварительно освятил. «Если Хротруд появится на поверхности пруда и поплывет – это значит, что освященная воды отвергла ее. Тогда колдовство будет разоблачено, и Хротруд сожгут на костре. Если же она утонет, значит – невиновна и будет спасена» [Кросс Вульфолк: 2010, 59-60].

Едва ли не полной противоположностью канонику является в романе Эскулапий. Это ученый богослов, наследник античной мудрости, знакомый с трудами Платона и других мыслителей древности. Именно, вопреки средневековым предрассудкам, согласно которым женщины не способны к учению, берется давать уроки маленькой Иоанне. Однако думающему человеку нет места в средневековой церковной иерархии. Кафедральная школа, в которой он преподает, отказывается от его услуг, и Эскулапий уезжает в Афины, подарив на прощание девочке книгу Гомера.

Несколько ярких страниц в анализируемом произведении посвящены характеристике двора епископа в Дорштадте. Первое знакомство Иоанны с епископом происходит на пиру, где он, нарушая все возможные заповеди, предается пьянству и обжорству в компании одной из своих любовниц. «…На высоком помосте стоял стол, за которым на мягкой подушке сидел смеющийся епископ в роскошной одежде, запачканной жиром и вином» [Кросс Вульфолк: 2010, 94].

Папский двор в Риме в изображении Донны Вулфолк Кросс предстает как средоточие интриг, коррупции, борьбы за власть, политических убийств. Уже первый же эпизод под заглавием «Рим» (глава 4) содержит сцену кровавой расправы с высокопоставленными представителями папского двора премицерием Теодором и номенклатором Львом. По приказу папы их убивают прямо в Латеранском дворце за то, что в противостоянии первосвященника и императора они поддерживают последнего.

Совершенно достоверно представлен в романе и тот факт, что в Средневековье церковь оставалась единственной носительницей грамотности и учености. Бенедиктинский монастырь в Фульде, куда Иоанна попала, выдав себя за своего брата, - это не просто обитель, но и огромная по тем временам библиотека, в которой хранилось «более трехсот пятидесяти рукописных книг, включая выдающиеся собрания таких классических авторов, как Светоний, Тацит, Вергилий, Плиний, Марцелин и других» [Кросс Вульфолк: 2010, 203]. При монастыре существует лазарет, в монастырском саду выращивают целебные травы, причем монахи опираются на медицинские достижения античности. Едва аббату доложили, что Иоанн Англиканец (под этим именем там жила героиня) знает греческий, как тот немедленно «засадил ее за перевод превосходного собрания греческих трактатов по медицине, куда входили пять из семи книг Гиппократа…» [Кросс Вульфолк: 2010, 204].

Думается, что приведенные примеры в достаточной мере демонстрируют, какую важную роль реконструируемые писательницей детали средневековой повседневности играют в воссоздании атмосферы эпохи. Однако художественные функции повседневности в романе не сводятся только к передаче пресловутого местного колорита. Именно повседневные привычки, образ жизни и верования людей Средневековья определяют характер героини. Поскольку она рождена девочкой, Иоанна, несмотря на талант и тягу к знаниям, не может претендовать на образование и реализацию своих интеллектуальных способностей. Отношение эпохи к женщинам формулирует Одо, преподаватель кафедральной школы в Дорштадте: «По своей природе женщины совершенно не способны рассуждать.<…> Им не дано понимать высокие духовные и моральные концепции» [Кросс Вульфолк: 2010, 96]. Отношение к женщине, с одной стороны, становится в романе «дифференцирующим фактором» [Струкова :2010, 147], разделяя персонажей на тех, кто считает женщину существом низшим, (и таких большинство), и тех, кто верит в ее интеллектуальные способности (Эскулапий, Джеральд). В борьбе с общераспространенными предрассудками закаляется характер героини, формируется ее целеустремленность, готовность отказаться от своей женской сути ради возможности развиваться, получать знания и жить интересной жизнью.

Собственно, и интрига в произведении Донны Вулфолк Кросс в значительной степени построена на особенностях повседневной жизни Средневековья. Невероятная история Иоанны во многом объясняется повседневными практиками эпохи. Анализируя монастырский устав, созданный Бенедиктом Нурсийским, которого католическая церковь считает «отцом монахов», О.А. Добиаш-Рождественская указывает на то, что монахам предписывалось спать одетыми [Добиаш-Рождественская: 1987, 166]. Правила, по которым была организована повседневность монастыря в Фульде, дали героине романа возможность успешно маскировать свой пол. «Длинные просторные рясы бенедиктинцев полностью скрывали ее женские формы. <…> Закон Святого Бенедикта требовал, чтобы братья спали в рясах. Им позволялось оставлять открытыми только руки и ноги даже в самые жаркие летние ночи. Мыться в ванных было запрещено всем, кроме тяжелобольных. Даже монастырские уборные были устроены так, чтобы целомудрие монахов не могло пострадать никоим образом, благодаря перегородкам между холодными каменными стульчаками» [Кросс Вульфолк: 2010, 205]. Впоследствии, когда Иоанна становится епископом, а затем папой римским, свободные одежды высших иерархов церкви, помогают ей скрыть не только свой пол, но даже беременность. Повседневные обычаи делают возможной ее необычную судьбу.

Таким образом, изображение повседневности во многом определяет художественную структуру романа Донны Вулфолк Кросс. Повседневность создает местный колорит, выполняет характерологическую и даже фундирующую функции.


Блок М. Апология истории / М.Блок. – М.: Наука, 1986. – 256 с.

Гуревич А.Я. Проблемы средневековой народной культуры /А.Я. Гуревич. - М.: Искусство, 1981. – 359 с.

Добиаш-Рождественская О.А. Культура западноевропейского Средневековья /О.А. Добиаш-РОждественская – М.: Наука, 1987. – 351 с.

Дюби Ж. Европа в Средние века /Ж. Дюби – Смоленск: Полиграмма, 1994. – 319 с.

Кросс Вулфолк, Донна. Иоанна – женщина на папском престоле / Пер. с англ. Ю.К. Рыбаковой / Д. Кросс Вулфолк. – М.: «Издательство Мир книги», 2010. – 480 с.

Струкова Т.Г. Повседневность и литература /Т.Г. Струкова // Научно-философский анализ повседневности: проблемы и перспективы развития в XXI веке. – Воронеж : ВГПУ, 2010. – С.141-158



Цатурова С.К. Замок сеньора и город / С.К. Цатурова // Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т.1. Феномен средневекового урбанизма. – М.: Наука, 1999. – С.251-270




В автомобиле сидел стандартный молодой человек из тех, которые выпускаются сериями — вместе с автомобилями. Эмиль Кроткий
ещё >>