Потенциал социального развития региона: опыт эмпирического исследования - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Многомерность политической власти: опыт эмпирического исследования 1 299.83kb.
Доклад об итогах социально экономического развития г. Феодосии за... 1 115.67kb.
Инновационный потенциал классического университета как один из факторов... 1 226.63kb.
Культурно-историческая психология костюма: к вопросу проектирования... 1 77.77kb.
Рост фирмы на основе динамических способностей: результаты эмпирического... 1 70.93kb.
Борьба за сибирские ресурсы. Стратегия развития сибири 1 82.53kb.
Дэвид Майерс Социальная психология 65 13624.26kb.
Планирование и проведение эмпирического исследования, инновационной... 1 160.24kb.
Социального развития 1 12.07kb.
Ю. Г. Неудахина Основные направления исследования проблем устойчивого... 1 77.43kb.
Вопросы к экзамену по учебной дисциплине «Право социального обеспечения»... 1 76.6kb.
Специализации на четвертом курсе бакалавриата факультета экономики... 1 26.01kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Потенциал социального развития региона: опыт эмпирического исследования - страница №1/1

Каргаполова Е.В.

к.соц.н., доцент, начальник отдела координации НИР и производственной деятельности Астраханского инженерно-строительного института


ПОТЕНЦИАЛ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА: ОПЫТ ЭМПИРИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
В условиях тенденции локализации и регионализации современного социального бытия становится актуальной разработка категории потенциала социального развития применительно к региональным общностям, выявления региональных особенностей потенциала социального развития в комплексе социально-структурных отношений государства. Развитие как интегральный процесс движения через противоречия объединяет в себе прошлое (ресурсная составляющая), настоящее (осознание себя личностью и обществом «здесь и сейчас») и будущее (возможности, стратегическое целеполагание). Разработка категории потенциала социального развития региона даст возможность рассмотреть региональное измерение на перспективу, с точки зрения способности региональных общностей к воспроизводству на основе многоаспектного комплексного анализа ресурсов и возможностей их социального развития, в терминах предсказуемости, моделирования и прогнозирования социальных процессов, внутренних факторов их развития.

Потенциал социального развития региона можно определить как категорию, разработка которой в составе теории социального развития обеспечивает преемственность, синергетический эффект ресурсов и возможностей прошлого («ретроспективный потенциал»), настоящего («исходный потенциал») и будущего («перспективный потенциал») развития социума на основе первичных внутренних и вторичных внешних факторов.

Конструирование методики эмпирического исследования потенциала социального развития региона, предполагает, в первую очередь, обеспечение целостности и комплексности исследования. Обеспечение целостности предполагает рассмотрение объекта, в данном случае потенциала социального развития региона как некоего целого. При этом составляющие потенциала должны охватывать все сферы жизни региона как социокультурной территориальной общности и быть описаны как взаимосвязанные друг с другом, как части одного целого. Для этого мы используем методические принципы исследования региона, предложенные Н.И. Лапиным, – выделение трех взаимосвязанных сфер жизнедеятельности региона: антропно-культурной, социоэкономической и институционально-регулятивной1. К составляющим потенциала социального развития антропно-культурной сферы мы относим демографический потенциал и культурный потенциал; к важнейшим индикаторам и факторам - социальное самочувствие, систему ценностей и территориально-поселенческую идентичность. Мы будем рассматривать как составляющие потенциала социального развития социоэкономической сферы трудовой потенциал, в качестве показателей и факторов – уровень и качество жизни населения и процессы социальной дифференциации. В качестве институционально-регулятивной сферы мы будем исследовать совокупность политических институтов, осуществляющих управленческую деятельность с целью поддержания связей между людьми, регулирования их деятельности и обеспечения согласованности, упорядоченности различных сфер общественной жизни. Составляющие потенциала социального развития институционально-регулятивной сферы региона – потенциал органов государственного и местного управления, инновационный потенциал, индикатор потенциала – уровень правопорядка в регионе.

Для обеспечения комплексности и сопоставимости результатов перечень базовых показателей был сформирован нами на основе Типовой методики, разработанной Центром изучения социокультурных изменений Института философии РАН под руководством Н. И. Лапина и Л. А. Беляевой и апробированной в 11 регионах Российской Федерации, и несколько дополнен. Вслед за Н.И. Лапиным мы дифференцируем всю совокупность переменных и показателей на две традиционные для методологии социологического исследования функциональные группы: независимые и зависимые переменные. «Первая группа включает предпосылки, условия и иные факторы как опредмеченные результаты жизнедеятельности, назовем ее факторные показатели; вторая группа характеризует актуальную, осуществляемую жизнедеятельность населения, назовем ее деятельностные показатели»2. С точки зрения концепции потенциала факторные показатели характеризуют исходный потенциал, деятельностные показатели – перспективный потенциал. Для выявления ретроспективного потенциала перечень показателей нами дополнен динамическими их характеристиками в ретроспективе за последние десятилетия.

Работа с комплексом переменных осуществляется по следующему алгоритму.

На первом этапе осуществляется выборка количественных статистических данных по Астраханской области, в среднем по Российской Федерации и по Южному Федеральному округу, а также результатов региональных и общероссийских социологических исследований. Это позволяет оценить ретроспективный (на основе динамики переменных за последние десятилетия), исходный (факторные показатели) и перспективный (деятельностные показатели) потенциал региона в пространстве страны и пространстве ближайшего окружения в границах федерального округа. Динамика переменных рассчитывается по статистическим данным в процентном соотношении на основе сравнения количественных переменных потенциала социального развития на начало и конец анализируемого периода. Для упрощения дальнейших расчетов полученные величины наделяются положительным (в ситуации, повышающей потенциал социального развития) и отрицательным (в случае изменения, снижающего потенциал социального развития) значением.

На втором этапе количественные показатели соотносятся с качественными уровнями, предложенными в 2010 г. группой экспертов-участников Всероссийской программы «Социокультурная эволюция регионов России» под руководством Н.И.Лапина в разработанной ими методике визуализации полученных параметров. Все параметры были разделены на пять нормативных уровней или интервалов значения большинства показателей (индексов и индикаторов): низкий (Н), ниже среднего (НС), средний (С), выше среднего (ВС), высокий (В). При этом, отмечает Н.И. Лапин, «интервал «средний уровень», как правило, строится таким образом, чтобы в него попадали средние общероссийские величины»1. То есть Российская Федерация условно позиционируется как некая модель исходного и перспективного потенциала социального развития ее регионов в 2009 г., а качественные изменения уровней в пространственно-временном преломлении как отклонения от этой модели.

На третьем этапе по каждой из составляющих потенциала социального развития региона для оценки ретроспективного потенциала производится вычисление среднего арифметического количественных значений динамических показателей и их сравнение с аналогичными показателями по РФ и ЮФО. Для оценки исходного потенциала – сравнение количественных значений и качественных уровней факторных переменных. При анализе перспективного потенциала – аналогичная процедура с деятельностными показателями.

На четвертом этапе результаты оценки потенциалов антропно-культурной, социоэкономической и институционно-регулятивной сферы жизнедеятельности региона интегрируются в профиль потенциала социального развития региона. Интегральная оценка потенциала социального развития региона выводится не только путем суммирования значений всех показателей по каждому региону, стране и федеральному округу, но и качественным анализом предлагаемой нами системы показателей в категориях менталитета, жизненного мира населения региона.

Результаты апробации методики эмпирического исследования потенциала социального развития региона на примере одного из субъектов РФ – Астраханской области – позволили выявить профиль зонирования потенциала социального развития Астраханской области в сравнении с общероссийскими тенденциями и тенденциями в среднем по ЮФО.

Эмпирическую базу исследования потенциала социального развития региона составляют:

1) статистические данные Федеральной службы государственной статистики, приведенные в сборнике «Регионы России. Социально-экономические показатели», интегральные индексы развития человеческого потенциала, модернизации, качества жизни, инновационного и инвестиционного потенциалов региона;

2) результаты конкретных социологических исследований, проведенных исследовательскими группами под руководством автора. Так в декабре 2009 г. было проведено региональное полевое исследование методом интервью по месту жительства, состоявшего из 70 вопросов по Типовой методике Всероссийской программы «Проблемы социокультурной эволюции регионов России»1. В сентябре-октябре 2011 г. был проведен опрос экспертов (N=20) для сбора данных среди руководителей организаций и ведомств региона, ученых, представителей творческой интеллигенции, бизнеса Астраханской области. Опрос проводился методом глубинного интервью, в ходе которого эксперты высказывали компетентное мнение по поводу того, что такое социальное развитие в самом общем представлении, а также потенциал социального развития и его составляющие элементы. Далее экспертам было предложено оценить сильные стороны, конкурентные преимущества, а также слабые стороны, угрозы, барьеры, критические точки потенциала социального развития Астраханской области. В результате глубинного интервью была проведена оценка потенциала социального развития Астраханской области по сравнению с Российской Федерацией в целом и ближайшим окружением Астраханской области по Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам, степени влияния потенциала социального развития Астраханской области на потенциал социального развития РФ, а также динамических характеристик потенциала социального развития региона в прошлом, настоящем и будущем;

3) результаты социологических исследований в других регионах России, участвующих в программе, а также Всероссийского мониторинга «Ценности и интересы населения России» (1990-2010 гг.), проведенных на основе Типовой методики, что позволило сопоставить результаты этих исследований.

Что касается ретроспективного потенциала социального развития антропно-культурной сферы жизнедеятельности региона, то можно говорить о снижении ресурсной базы потенциала социального развития региона за последние десятилетия, которое выражается показателем в области отрицательных значений (-5,7%). По РФ в целом этот процесс выражен острее и глубже (значение -7,8%), в ЮФО - менее глубоко, хотя также значительно (значение -4,1%). Потери ресурсов в демографическом потенциале наиболее остро выглядят в РФ (-9,5%), в Астраханской области – эти потери также масштабны, но менее выражены, чем по РФ (-8,3%). При этом демографический потенциал ЮФО находится близко к выходу из отрицательных величин и составляет значение -0,4%, что существенно превосходит областной и общероссийский.

Самый низкий ретроспективный потенциал системы здравоохранения в ЮФО (-12,6%), видимо, компенсируется самим высоким потенциалом состояния окружающей среды (+24,4%). В Астраханской области, темпы снижения ресурсов в системе здравоохранения превышают общероссийские (значение -9,7% против значения -6,7%). При этом потенциал состояния окружающей среды как фактора здоровья населения только в Астраханской области находится в области отрицательных величин (-13,2%) и существенно уступает общероссийскому показателю и показателю в среднем по ЮФО (+15,7% и +24,4% соответственно).

Что касается ресурсной составляющей культурного потенциала, то результаты анализа статистических показателей в динамике свидетельствуют о значительном его снижении в последние десятилетия, но в Астраханской области это снижение выглядит наименее масштабно (-1,4%), чем по РФ (-5,1%) и ЮФО (-10,2%).

Наиболее критически низкой точкой ретроспективного потенциала социального развития антропно-культурной сферы как в регионе, так и по РФ и ЮФО, является снижение естественного прироста населения. В область критических низких значений в Астраханской области выводит потенциал социального развития антропно-культурной сферы снижение доли учащихся в возрасте 7-24 лет.

Что касается исходного потенциала социального развития антропно-культурной сферы, то региональные показатели по плотности населения превосходят среднероссийские, что означает, что пространство региона в большей степени социально освоено и символически маркировано, чем в среднем по стране. Повышает исходный потенциал области высокая доля населения, проживающего в областном центре, высокая численность этнических групп при высокой доле пяти самых многочисленных этнических групп, высокая доля занятых в экономике со средним профессиональным образованием, высокий уровень религиозной идентичности, низкий уровень степени незащищенности от всех социальных опасностей (при приближающихся по значениям уровню защищенности от экологических угроз и от произвола чиновников).

Регион уступает общероссийским показателям исходного потенциала антропно-культурной сферы по доле городского населения, уровню ИРЧП, существенно уступает по доле занятых в экономике с высшим и начальным профессиональным образованием.

Исходный потенциал антропно-культурной сферы региона как составляющей в едином пространстве страны отличает качество системы ценностей, с высокой долей оппонирующего дифференциала и низкой долей интегрирующего ядра в иерархии ценностных предпочтений населения. В область критических низких значений перемещает исходный потенциал социального развития антропно-культурной сферы высокий уровень числа ценностей оппонирующего дифференциала, то есть группы ценностей, которая не поддерживается большинством населения.

Перспективный потенциал социального развития антропно-культурной сферы региона можно оценить следующим образом. В зонах, аналогичных общероссийским, находятся такие составляющие демографического потенциала, как рождаемость, младенческая смертность, ожидаемая продолжительность жизни населения, мужчин и женщин, миграционный прирост, брачность, оценка населением таких препятствий роста численности населения как низкие доходы и плохие жилищные условия, загрязненности атмосферы и воздуха.

Повышают перспективный потенциал антропно-культурной сферы региона в сравнении с общероссийскими показателями такие составляющие демографического потенциала, как уровень смертности, темпы естественного прироста, состояние системы здравоохранения по числу больничных коек, мощности амбулаторных учреждений, численность врачей всех специальностей и среднего медицинского персонала, более низкий уровень заболеваемости населения, более реалистическая оценка уровня поддержки государством роста численности населения и более низкая доля лиц, которые считают, что иметь одного ребенка достаточно, а также считающих себя хронически больными и инвалидами.

Перспективный потенциал социального развития антропно-культурной сферы региона в сравнении с общероссийским понижает в зоны сворачивания потенциала уровень разводимости, подавляющее большинство оценок населением недостатков государственного медицинского обслуживания, более низкая доля лиц, оценивающих состояние своего здоровья как нормальное и более высокая доля лиц, оценивающих состояние своего здоровья как болезненное. В области критически низкой зоны находится доля лиц, оценивающих свое состояние здоровья как нормальное (28,4% в регионе против 55% в среднем по РФ).

Возможности роста культурного потенциала аналогичны общероссийским по таким показателям, как охват детей дошкольными образовательными учреждениями, обучающихся в дневных общеобразовательных учреждениях и учреждениях НПО, посещаемость музеев, театров. Повышает уровень потенциала социального развития культурной сферы региона в сравнении с общероссийским доля обучающихся в системе СПО, понижает – доля обучающихся в системе ВПО, посещаемости библиотек, кинотеатров, дискотек. В области критически низких значений находится такой показатель потенциала социального развития антропно-культурной сферы, как доля учащихся в возрасте 7-24 лет, а также связанный со здоровьем населения показатель - посещаемость стадионов.

Перспективный потенциал социального развития антропно-культурной сферы по социальному самочувствию населения находится в зонах, аналогичных общероссийской, по таким показателям, как защищенность от социальных опасностей, удовлетворенность жизнью в целом, доля населения, в целом удовлетворенного проживанием в регионе. Повышает качество перспективного потенциала региона более высокий уровень социального оптимизма и социального самочувствия в целом, видимо, связанный с повышением адаптационного потенциала местных сообществ и проявляющийся в более высоком уровне территориально-поселенческой идентичности. Понижает перспективный потенциал социального развития региона конфликтность региональной идентичности. В область критически низких значений «отбрасывает» потенциал социального развития антропно-культурной сферы региона высокий уровень желающих уехать в другой регион и низкий уровень гражданско-государственной, общероссийской идентичности.

Потенциал социально-экономической сферы региона рассматривается в контексте с одной из важнейших функций региона как социокультурной территориальной общности - жизнеобеспечивающей функции. Экономическую обусловленность потенциала социального развития региона, тесную зависимость экономик в условиях глобализации отметило подавляющее большинство экспертов в ходе проведенных нами глубинных интервью.

В целом, ретроспективный потенциал социального развития социоэкономической сферы региона характеризуется, судя по статистическим данным, ростом ресурсной составляющей за последние десятилетия. Темпы этого роста (+23,8%) в регионе практически аналогичны показателям в среднем по РФ и ЮФО (+20,2% и +23,1% соответственно).

Рост ресурсной составляющей переводит потенциал социального развития региона из зоны низких значений в зону средних по таким показателям как рост ВРП на душу населения (темпы уступают общероссийским, но обгоняют средние по ЮФО), темпы роста потребления молока на душу населения (темпы превышают общероссийские), в зону высоких значений – темпы роста занятости на частных предприятиях, темпы роста потребления мяса на душу населения (темпы превышают общероссийские). Снижение ресурсной составляющей переводит потенциал социального развития социоэкономической сферы жизнедеятельности региона из зоны устойчивого роста в зону стагнации численность занятых на одного пенсионера (темпы превышают общероссийские). В зоне стагнации находится уровень экономически активного населения, а также темпы снижения занятости на государственных и муниципальных предприятиях. В зону критически низких значений за последние десятилетия переходит потенциал социального развития социоэкономической сферы региона по таким показателям как снижение среднегодовой численности занятых в экономике, темпы снижения уровня безработицы.



В зоне устойчивого позиционного роста исходного потенциала социального развития социоэкономической сферы региона, судя по статистическим данным, находится потенциал социального развития данной сферы жизнедеятельности региона по таким показателям как доля занятых в предоставлении материальных услуг, доля занятых со средним профессиональным образованием (по РФ – зона стагнации), реальный размер назначенных пенсий, в зоне роста – рост занятости на малых предприятиях, численность занятых на одного пенсионера (тогда как по РФ – в зоне стагнации), уровень занятых в обрабатывающих производствах, строительстве, производстве и распределении электрической энергии, газа, воды, доля безработных с высшим образованием (по РФ – в зоне стагнации), коэффициент Джинни (по РФ – в зоне стагнации). В зоне средних значений, стагнации находятся ВРП на душу населения, (тогда как в РФ – в зоне роста), уровень экономически активного населения, уровень занятых в сельском хозяйстве (по РФ – в зоне сворачивания потенциала), доля занятых в экономике с полным средним и основным средним образованием, начальным общим и без образования, уровень безработных с основным средним и начальным профессиональным образованием (по РФ – в зонах роста и сворачивания соответственно), уровень реальных денежных доходов населения (по РФ – в зоне сворачивания). В зоне сворачивания потенциала социального развития находятся уровень занятых в предоставлении социальных, интеллектуальных услуг и других видах деятельности, доля занятых с высшим профессиональным образованием (тогда как в РФ – в зоне роста), доля занятых с начальным профессиональным образованием (по РФ – в зоне стагнации), доля населения с доходом ниже прожиточного минимума (тогда как по РФ – в зоне стагнации), распределение денежных доходов в группе с наибольшими доходами (тогда как по РФ – в зоне стагнации). В зоне критических значений – низкая доля ВРП региона от ВРП России, низкий уровень среднегодовой численности занятых в экономике, высокий уровень безработицы (тогда как по РФ – в зоне сворачивания), низкий уровень занятых в добыче полезных ископаемых, высокий уровень безработных с профессиональным средним (по РФ – в зоне сворачивания потенциала) и полным средним образованием, низкий уровень реальной начисленной зарплаты, высокий уровень в распределении доходов в группе с наименьшими доходами (по РФ – в зоне стагнации).

Перспективный потенциал социального развития социоэкономической сферы региона характеризуется высокой численностью занятых на частных предприятиях, высоким уровнем потребления мяса на душу населения (по РФ – в зоне роста), высокой долей респондентов, которые считают, что по сравнению с предыдущим годом ничего не изменилось, высоким уровнем самоидентификации со средним классом в зоне устойчивого позиционного роста (по РФ средний уровень); уровнем занятых на государственных предприятиях (по РФ – в зоне стагнации), самооценкой уровня жизни как бедности в зоне роста (по РФ – в зоне стагнации). В зоне стагнации перспективный потенциал социального развития социоэкономической сферы региона маркируется такими индикаторами как соотношение желаемой и реальной работы респондентов на частных предприятиях (по РФ – в зоне стагнации), самооценка уровня жизни как необеспеченность, обеспеченность и зажиточность, потребление молока на душу населения, уровень опрошенных, которые считают, что по сравнению с прошлым годом стали жить лучше. В зону сворачивания потенциал социального развития социоэкономической сферы региона «отбрасывают» нерыночные мотивы выбора работы в ситуации свободного выбора (по РФ – в зоне стагнации), соотношение желаемой и реальной работы на государственных и муниципальных предприятиях (по РФ – зоне сворачивания), в зону критически низких значений - рыночные мотивы выбора работы в ситуации свободного выбора (по РФ – в зоне стагнации), а также доля опрошенных, которые считают, что по сравнению с прошлым годом стали жить хуже.

Ретроспективный потенциал институционно-регулятивной сферы региона представлен динамикой правонарушений как важнейшего индикатора деятельности органов государственной власти. Итоговый показатель ретроспективного потенциала институционно-регулятивной сферы области демонстрирует значительное понижение ресурсной составляющей потенциала социального развития и равен значению -18,5%, что существенно превышает аналогичный показатель в среднем по РФ, равный по значению -3,8%. Тогда как в среднем по ЮФО, судя по статистическим данным, этот показатель вышел из области отрицательных величин и составляет +8,3%. Из зоны роста потенциала в зону сворачивания «отбрасывает» ресурсный потенциал рост общего числа преступлений, в зону стагнации – рост числа преступлений, совершенных несовершеннолетними. Из зоны сворачивания в зону стагнации переводит потенциал социального развития региона снижение числа убийств и покушений на убийств.

Исходный потенциал институционно-регулятивной сферы региона представлен таким индикатором как соотношение поддержки ценностей изменения и сохранения в зоне устойчивого, позиционного роста (тогда как в среднем по РФ – в зоне стагнации). В зоне роста исходного потенциала - соотношение числа работающих в федеральных органах власти к числу работающих в государственных органах Астраханской области, а также индексы соблюдения прав и свобод; в зоне стагнации - соотношение числа работающих в органах государственной власти Астраханской области к числу работающих в органах местного самоуправления (муниципалитетах); в зоне сворачивания потенциала – численность работающих в органах государственной власти и местного управления, в территориальных органах федеральных органов исполнительной власти, в органах местного самоуправления (тогда как по РФ в среднем – в зоне стагнации), в органах государственной власти Астраханской области; в зоне критически низких значений – индекс инновативности (тогда как по РФ – в зоне стагнации).

Перспективный потенциал институционно-регулятивной сферы региона характеризует в зоне устойчивого позиционного роста – высокий уровень доверия к суду (тогда как по РФ – в зоне роста), прокуратуре (по РФ – в зоне стагнации) и милиции (по РФ - в зоне стагнации), низкий уровень поддержки такой меры по улучшению жизни населения как необходимость отстаивать интересы региона в центре (тогда по РФ – в зоне стагнации), высокий уровень поддержки населением инноваций (по РФ - в зоне стагнации), низкий уровень частоты случаев коррупции (по РФ – в зоне стагнации) и числа убийств и покушений на убийства (по РФ – в зоне роста). В зону роста перспективный потенциал институционно-регулятивной сферы региона переводит уровень «ниже среднего» такой меры по улучшению жизни населения как улучшение образования (тогда как по РФ – зоне позиционного устойчивого роста), доля участвующих в инновациях (по РФ – в зоне стагнации); в зону стагнации – уровень доверия населения к Областной Думе, поддержка населением таких мер по улучшению жизни населения как развитие малого и среднего бизнеса (по РФ – в зоне роста), строительство новых дорог (по РФ – зоне роста), степень противодействия населения инновациям и уровень преступлений, совершенных несовершеннолетними (по РФ – в зоне роста); в зоне сворачивания – уровень «выше среднего» общего числа преступлений (по РФ – в зоне стагнации). В область критически низких значений «отбрасывает» потенциал институционно-регулятивной сферы региона низкий уровень доверия населения губернатору (тогда как по РФ в целом – в зоне стагнации), правительству (тогда как по РФ в целом – в зоне сворачивания), высокий уровень готовности к протестам (по РФ – в зоне стагнации), высокий уровень поддержки таких мер по улучшению жизни населения в Астраханской области как улучшение медицинского обслуживания (тогда как по РФ – в зоне сворачивания), создание новых рабочих мест, оздоровление природы (по РФ – в зоне роста), борьба с криминалом, коррупцией, низкий уровень доли инновационной продукции в отгруженных товарах и услугах (тогда как по РФ - в зоне стагнации).

Апробация методики эмпирического исследования потенциала социального развития региона на примере одного из субъектов РФ – Астраханской области – позволила сформулировать следующие выводы. Характеристики ретроспективного потенциала социального развития региона выявляют тенденцию неэффективного использования ресурсов социального развития региона (36,8% показателей находятся в стадии роста и позиционного устойчивого роста, 15,8% - в зоне стагнации, 47,4% - в зоне сворачивания и критически низких значений); исходный потенциал социального развития региона характеризуется противоречивыми тенденциями – самыми значительными по сравнению с РФ и ЮФО зонами устойчивого роста и роста (30% в Астраханской области против 24,1% и 16,3% по РФ и ЮФО соответственно), а также сворачивания и кризиса (48,8% в Астраханской области против 18,5% и 39,5% по РФ и ЮФО соответственно); зоны сворачивания и кризиса перспективного потенциала социального развития в Астраханской области и по ЮФО существенно превышают среднероссийские показатели. Но при этом профиль перспективного потенциала социального развития по ЮФО в большей степени привлекателен более значительной по сравнению с Астраханской областью зоной устойчивого роста и роста, а в регионе часть показателей находится в зоне стагнации за счет уменьшения зоны устойчивого роста и роста. В целом, при значительном природно-ресурсном и геополитическом потенциале потенциал социального развития Астраханской области можно оценить как неустойчивый, с некоторым преобладанием отрицательных элементов стагнации (25,4%) и деградации (43,6%) над положительными тенденциями роста (31%).



1 См.: Социокультурный портрет региона. Типовая программа и методика. Материалы конференции «Социокультурная карта России и перспективы развития российских регионов». Москва. 27 июня – 1 июля 2005 г. / Под ред. Н.И. Лапина, Л.А. Беляевой. - М., 2006.

2 Лапин Н.И. Своеобразие и смыслы уровней социокультурного развития российских регионов // Социокультурная динамика регионов в условиях финансово-экономического кризиса. Сборник материалов VI Всероссийской научно-практической конференции. 7-9 октября 2010, Ульяновск. - Ульяновск, 2010. - С. 54.

1 Лапин Н.И. Своеобразие и смыслы уровней социокультурного развития российских регионов //Социокультурная динамика регионов в условиях финансово-экономического кризиса. Сборник материалов VI Всероссийской научно-практической конференции. 7-9 октября 2010, Ульяновск. - Ульяновск, 2010. - С. 53.

1 Социокультурный потрет региона. Типовая программа и методика. Материалы конференции «Социокультурная карта России и перспективы развития российских регионов». Москва. 27 июня – 1 июля 2005 г. / Под ред. Н.И. Лапина и Л.А. Беляевой. - М., 2006. Опрос проводился по типу стратифицированной квотно-маршрутной выборки. Объем выборки составил 1000 человек, проживающих в 22 населенных пунктах области. Выборка является репрезентативной по половозрастной и территориально-поселенческой структуре. Ошибка выборки по одному признаку не превышала 3%. Обработка и анализ собранных данных проведены с использованием специализированного статистического пакета социологической информации SPSS (17-я версия). Матрица разработана специалистами Центра изучения социокультурных изменений Института философии Российской Академии наук. Анализ данных включал изучение линейных распределений, осмысление параметров таблиц сопряженности.








Все рассуждения мужчин не стоят одного чувства женщины. Вольтер
ещё >>