Пламенев Роман Жизнь не останавливается никогда - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Белый город 1 33.06kb.
Учителями славится Россия Слово о коллеге. Эссе. Портрет блондинки... 1 30.91kb.
Роман Шабанов Толсто и тонко (комедия в 5-ти происшествиях) 3 401.21kb.
Фиона Нилл Тайная жизнь непутевой мамочки 21 4462.7kb.
Гость: Роман Юшков, председатель общества «Зеленая Эйкумена»; 1 190.58kb.
Литература № п/п Инв номер Название 1 145.31kb.
Дуглас Коупленд. Жизнь после Бога 8 1615.47kb.
Жизнь даётся человеку один раз, и прожить её надо так, чтобы там... 1 24.61kb.
Документ 42. Энергия — разум и вещество 6 375.2kb.
«Международная жизнь».–2011.–№1.–С. 14-31. Договор с Норвегией: разграничение... 1 223kb.
Английский роман 2-ой половины 19 века 1 37.41kb.
Мандельштам О. Э 1 200.27kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Пламенев Роман Жизнь не останавливается никогда - страница №1/14

Пламенев Роман
Жизнь не останавливается никогда
От автора
Эта история произошла в альтернативной реальности по отношению к большей части сериала «Элен и ребята». Точка развилки, после которой события пошли другим путём, произошла вскоре после первого возвращения Джоанны из Техаса. Итак, читайте...
Глава 1.
Поэт из Нормандии

Это утро выдалось хмурое и облачное, небо за окном было беспросветно серым, так же как и настроение Николя. В то время как его соседи по общежитию, а по совместительству друзья и члены музыкальной группы – Кристиан и Себастьен продолжали видеть сладкие сны, он безуспешно пытался, сидя за письменным столом, написать песню. Нельзя сказать, чтобы это совсем у него не получалось, однако то, что у Николя выходило, явно, что нельзя было назвать шедевром, скорее даже наоборот. Вздохнув, он разорвал лежавший перед ним лист бумаги, усеянный буквами складывающимися в слова и строки, не представлявшие, тем не менее собой литературной ценности, и отправил его остатки в пластмассовую урну для мусора, стоявшую возле стола, уже наполовину заполненную другими неудачами его поэтической мысли.

Решив сделать ещё одну попытку, Николя вновь взялся за ручку и опять принялся заполнять тетрадь строчками. Сначала процесс, казалось, пошёл, и он даже испытал было возникшее чувство радости – как оказалось преждевременное… Сочинение песни забуксовало вновь.

Продолжая проявлять упорство в достижении цели, Николя зачеркнул последние строки и начал писать второй куплет заново. Но результат остался тем же самым – вдохновение продолжало его решительно игнорировать. Теперь он с досадой отбросил ручку от себя в сторону и, вскочив из-за стола, нервно прошёлся по комнате.

Как раз в это момент часовая стрелка будильника надумала достичь на циферблате времени, на которое был установлен звонок, и резкий пронзительный звук заставил Себастьена зашевелиться в постели. Увидев Николя, раздражённо расхаживающего по комнате, уже полностью одетого и готового к началу активного дня, он сказал с явным изумлением в голосе:

-Доброе утро! Куда ты это собрался?

-Привет, Себастьен! – ответил ему тот. – Да никуда я не собирался. Просто я уже три часа как пытаюсь сочинить песню.

Подобная тема заинтересовала Себастьена, и он с любопытством спросил:

-И что? Скоро ты её закончишь?

-Она вообще у меня не идёт, - неохотно сознался Николя, - нет у меня вдохновения и всё тут.

-Тогда выбрось это пока из головы, - посоветовал ему Себастьен. – Раз нет вдохновения, значит, и пытаться нечего.

-Я бы с удовольствием так и сделал бы, - сказал Николя, устроившись на стульчике возле стола, - но мне не даёт покоя тот разговор с тем человеком из музыкальной кампании.

Себастьен в ответ примолк – крыть было нечем.

Упомянутая им история была пару недель назад в самом начале учебного года, когда они случайно познакомились с неким Даниэлем, представительным мужчиной лет сорока от роду, работавшим в одной из парижских фирм, занимающихся музыкой. Тот, познакомившись с ребятами и, побывав на одной из их репетиций, сказал, что основная их проблема в том, что одной музыки недостаточно, нужны песни, качественные и в достаточно большом количестве, чтобы они могли реально думать о карьере рок-звёзд.

Николя, взяв со стола чёрную визитку с золотистыми буквами, сказал:

-Видишь, месье Даниэль даже оставил нам свой телефон, на случай, если мы решим эту проблему. Музыка-то наша ему понравилась… Но нам нужны песни.

-Да, он абсолютно прав, - кивнул головой Себастьен, привставая с кровати, - у нас слишком мало. Пара песен сочинённых тобой и Кристианом, и всё. Надо что-то делать.

-Но что? – с горечью спросил Николя. – Обычно музыканты сочиняют песни сами, или же покупают их. Что с первым путём получается, ты сам видишь.

После этих слов он кивнул в сторону заполненной рваной бумагой урны, а после продолжил:

-Второй же путь для нас тоже закрыт. У нас просто нет таких денег. Так что прикажешь делать?

Себастьен пожал плечами в ответ и сказал:

-Боюсь, что Кристиану придётся забыть о своей розовой мечте – мировой известности в качестве рок-звезды, - и он кивнул в сторону по-прежнему спящего ударника.

При напоминании о том, Николя усмехнулся:

-Думаю, что ты прав. Своими постоянными мечтами вслух он нас слишком завёл. В конце концов, изначально группа создавалась для игры для собственного удовольствия.

*****

Примерно через полтора часа после этого разговора в комнате женского общежития Лали и Элен стояли возле двери ванной комнаты. Она ожидали, когда Джоанна, неугомонная американка из Техаса, как обычно, твёрдо и надолго оккупировавшая это помещение, изволит покинуть его.



-Джоанна, когда ты освободишь, наконец, ванную?- разгневанно уже в десятый раз повторила Элен. – Мы опоздаем на занятия. А нам ещё надо и позавтракать.

-Ещё пять минут, Элен, - раздался из ванной голос Джоанны. – В ванной мне настолько хорошо, что нет никакого желания её покидать. Вода такая тёплая, приятная…

-Ты уже который раз говоришь про пять минут, а выходить и не думаешь! – воскликнула Элен.

-Безобразие, - сказала Лали, с досадой присаживаясь на стульчике возле стола. – Она находится там уже больше часа.

В этот момент у Элен и промелькнула в голове замечательная идея. Она подошла к двери ванной и спокойно обратилась к Джоанне, с некоторым оттенком угрозы в голосе:

-Джоанна, так ты выходишь? Последний раз предупреждаю. Иначе мы примем меры.

-Выхожу, выхожу, - отозвалась Джоанна. - Ещё минут десять и всё.

-Хорошо, - сказала Элен. - Мы тебя честно предупреждали.

Лали, которой стало понятно, что подруга что-то задумала, с интересом спросила:

-Ты что-то собираешься предпринять, Элен?

Та же с решительным видом отошла от ванной и направилась в сторону входной двери. Открыв её и покидая комнату, Элен ответила Лали:

-Сейчас увидишь.

Очутившись в коридоре, в котором на данный момент не было ровным счётом никого, Элен, пройдя пару шагов вправо, очутилась возле металлической дверцы, скрывавшей за собой счётчики. Открыв её, она протянула руку к одному из вентилей, регулировавшему подачу воды, тихо проговорив:

-Думаю, что Джоанне теперь придётся слегка поторопиться

Действия Элен моментально отозвались в ванной, где располагалась американка, её возмущённым воплем:

-Что такое? Почему вода не идёт?

Лали, сообразив, что сделала Элен, тихо засмеялась. Та же, аккуратно прикрыв металлическую дверцу, вернулась обратно в комнату, подошла к ванной и провозгласила:

-Всё, Джоанна, твой лимит на воду закончился!

Американка, сообразив, что Элен, собственно говоря, проделала, разгневанно закричала:

-Так ты тот вентиль завернула? Немедленно включи, мне надо шампунь смыть!

-Ну, я даже и не знаю… - протянула Элен, изображая колебания. – Вылезай немедленно!

Джоанна воскликнула вновь:

-Элен, я тебя очень прошу!

-Хорошо, - ответила ей Элен, - но ровно на одну минуту. Но буду засекать по часам. Какая-то я сегодня слишком добрая – к дождю, наверное.

С этими словами она покинула комнату, вновь направившись к вентилю. Лали же засмеялась и сказала, нарочито повысив голос:

-Надо нам регламент на воду ввести для Джоанны! Каждое утро по десять минут и ни секундой больше!

Тут, видимо, пошла вода, потому что ответной реплики она так и не дождалась. Элен, которая тем временем возвратилась из коридора, взяла в руку свои часы, лежавшие до этого на тумбочке и предупредила:

-Джоанна, время пошло.

Отслеживая движение секундной стрелки, она сказала:

-Тридцать секунд осталось.

Лали после этих слов захихикала:

-Надо бы в ванной часы повесить, для Джоанны.

-Десять секунд! – сказала Элен, слегка повысив тон.

Секундная стрелка сделала ещё несколько движений и, наконец, Элен провозгласила громким голосом:

-Всё, время вышло! Джоанна, мы отключаем воду!

-Элен, ещё полминуты! – раздался крик Джоанны. – Девочки, я вас очень прошу! Мне совсем чуть-чуть осталось!

-Ладно, - смилостивилась в ответ Элен. – Ещё полминуты.

Наконец, Джоанна покинула ванную, вымывшаяся и бодрая:

-Что, Лали, Элен, идёмте позавтракать к Альфредо?

-Сейчас, - сказала Элен. – Только подожди немного. Нам нужно вымыться и одеться.

-Что? – возмутилась Джоанна. – А вы посмотрите на часы, сколько уже времени.

-Как ты думаешь, из-за кого мы так задержались? – сурово спросила Элен, берясь за ручку двери ванной.

Американка же, пройдя через комнату, открыла шкафчик с одеждой и объявила подруге в ответ:

-Девочки, но я есть хочу!

Лали же ей ответила:

-Ничего, теперь настала твоя очередь ожидать нас.

*****

А тем временем, Николя, Себастьен и Кристиан, уже прибыв, как обычно, в кафе «У Альфредо», расположились за столиком почти в самом центре зала, следуя давней традиции, и сейчас неторопливо разговаривали. Темой их беседы был вопрос, поднятый ранее этим самым утром.



-Полагаю, что ты прав, Николя, - раздосадованным тоном сказал Кристиан, со злостью ставя стакан с соком на стол. – Основной преградой для нас на пути к мировой известности являются именно песни. Мелодий-то у нас много, но какой от них толк, если у нас нет соотвествующих слов под них?

Откинувшись на спинку стула, он вопросительно посмотрел на других:

-Но ведь не может быть, чтобы ничего нельзя было придумать?

-Боюсь, что это в определённом смысле замкнутый круг, - хмуро ответил ему Николя. –Чтобы стать звёздами нужны песни, а чтобы получить песни – нужны приличные деньги. А для денег нам опять же необходимо получить известность.

-Мы могли бы найти себе работу, - сказал Кристиан, которому такая идея, прямо говоря, не улыбалась.

-Это не выход, - вмешался Себастьен. – Мы не сможем таким образом заработать достаточное количество денег. Так что придётся тебе попрощаться с мечтой о карьере рок-звезды.

Тут двери кафе распахнулись и внутрь вошли Джоанна, Лали и Элен. Американка, подойдя к их столику, задорно воскликнула:

-Привет, мальчики!

Потом Джоанна внимательно посмотрела на их хмурые лица и спросила:

-Какие-то вы сегодня, ребята мрачные. У вас что-то случилось?

-Привет! – ответил ей Николя. – У нас всё в порядке. Просто Кристиан неожиданно осознал, что ему не быть рок-звездой.

Джоанна, подойдя к тому, сжала парня в объятиях:

-Что же такое случилось, мой любимый Кри-Кри?

Тот начал сопротивляться:


- Джоанна, оставь меня в покое. У нас серьёзная проблема и мне не до тебя.

Элен, подойдя тем временем к Николя, поцеловала его и тоже задала вопрос:


- Так в чём же всё-таки дело?

-Для нашей группы нужны песни, - сказал Кристиан. – Мы даже знаем одного человека из музыкальной компании, которому нравится наша музыка. Он нам оставил свою визитку. Но обратиться мы к нему сможем только тогда, когда у нас будет достаточное количество песен.

Лали, поцеловав в свою очередь Себастьена, спросила:

-И что, этот вопрос никак нельзя решить?

-Последняя песня, которую сочинил Кристиан, была просто замечательна, - заметила Элен, устраиваясь на стульчике возле Николя.

-Дело не в песнях, - серьёзно ответил ей Себастьен, обнимая Лали, - а в их количестве. А, если мы хотим быть настоящей рок-группой, их необходимо много.

Тут Джоанна, отпустив полузадушенного ею Кристиана, провозгласила:

-Я знаю, что надо делать! Ребята, вам необходим в группе свой собственный поэт! И я займусь его поисками прямо сегодня!

*****

Через несколько часов, в достаточной степени грустная Джоанна, покинув свою машину, вошла в кафе. Её грызла горькая досада. После занятий её подруги направились на сезонную распродажу, в то время как она была вынуждена в очередной раз озаботиться ремонтом своей вновь забарахлившей машины.



Войдя внутрь, Джоанна устроилась за столиком и, получив заказанный ею апельсиновый сок, задумчиво тянула его через соломинку, в ожидании прихода подруг. Тут двери распахнулись и внутрь помещения стремительно, будто вихрь, влетел высокий, очень стройный парень, светловолосый, с правильным лицом с тонкими чертами и чудными синими глазами, напоминающими два сапфира немыслимо чистой воды, в белых джинсах и синей ветровке с красными полосами в верхней части.

-Боже мой, какие глаза, - тихо проговорила Джоанна, присматриваясь к вошедшему.

Парень тем временем устроился за соседним столиком, вытащил из внутреннего кармана ветровки толстую тетрадь и принялся быстро заполнять её строками, очень-очень тихо произнося какие-то слова. Заинтересовавшись, Джоанна напрягла слух и теперь смогла разобрать их – это были стихи.

Вспомнив утренний разговор с ребятами, американка подумала: «Если он сочиняет стихи, то, возможно, и песни не являются для него проблемой? К тому же, парня с такими глазами нельзя упускать!» Приняв решение, Джоанна не колебалась больше ни единой секунды, и, забрав свой стакан с соком, поднялась из-за столика и подошла к незнакомцу, обратившись к нему:


- Здравствуйте! Вы не будете возражать, если я присяду за ваш столик?

Парень вежливо ответил, отложив ручку в сторону, и обратив на неё взгляд своих невероятных глаз:

-Здравствуйте. Я буду только рад, мадемуазель, если вы составите мне компанию. Присаживайтесь, будьте так любезны.

Немедленно воспользовавшись приглашением, Джоанна устроилась напротив него, и поставив стакан на столик, сказала:

-Меня зовут Джоанна. Не могла бы я узнать ваше имя?

Парень улыбнулся в ответ чистой и ясной улыбкой и ответил ей:

-Мне очень приятно с вами познакомиться, Джоанна. А моё имя – Александр.

Теперь американка приступила к делу:

-Скажите, а что это вы пишете?

Александр ответил, вновь улыбнувшись:

-Просто я сочиняю стихи.

«Значит, мне не послышалось, - мысленно констатировала американка. – Надо теперь прояснить детали». Джоанна продолжила разговор:

-Так вы умеете сочинять стихи?

-Да, - сказал Александр, - но они не то, чтобы очень хорошие.

-А можно посмотреть? – американка устремила взгляд на тетрадку.

Её собеседник ответил, отрицательно качая головой

-Это стихотворение пока ещё не закончено.

Но Джоанна уже завладела его тетрадью и начала её листать, просматривая содержимое. Стихов было много, и Александр явно преуменьшал их достоинства, говоря, что они не очень хорошие – ситуация была как раз скорее диаметрально противоположной. Они были очень хороши. Вернув тетрадь владельцу, Джоанна сказала:

-А мне кажется, что вы скромничаете. Мне ваши стихи нравятся.

Сделав совсем незаметную паузу, она перешла к сути дела:

-Скажите, а песни сочинять вы умеете?

Александр, задумчиво посмотрев на неё, ответил:

-Умею, разница небольшая. Одно время сочинял – для моей сестры, Дезире, она умеет обращаться с гитарой, в отличии от меня.

Теперь Джоанна спросила:

-А нельзя было бы увидеть тексты ваших песен?

-Почему и нет? – пожал плечами Александр и, полистав свою тетрадь, открыл страницу почти в самом конце. – Вот, посмотрите.

Взяв тетрадь в руки вновь, она увидела и песни авторства её нового знакомого. Пожалуй, они были ещё замечательнее стихов, повествуя о чувствах и просто-таки хватая за душу. Не удержавшись, Джоанна выдохнула:

-Это потрясающе!

В этот момент Александр, которого весь этот разговор начал удивлять, спросил:

-Скажите, Джоанна, а почему вас так заинтересовало то, что я пишу?

Американка же в ответ ему задала вопрос, решив, что пора прояснить всё до конца:

-Александр, можно поинтересоваться, чем вы занимаетесь?

Парень дал ей ответ, слегка нахмурившись:

-Я студент, учусь на литературном факультете.

-Вы из Парижа? – Джоанна продолжала задавать вопросы.

Александр, которого её любопытство начало раздражать, всё-таки ответил:

-Нет, я из Верхней Нормандии, из Руана.

Потом задал вопрос, обращаясь к американке:

-Джоанна, почему вас всё-таки так заинтересовали мои стихи, и личные данные?

«Просто великолепно, - думала тем временем американка, - теперь осталось только одно – уговорить его сочинять песни для ребят. Да, но это и есть самое сложное. Александр может и не захотеть помогать совершенно незнакомым ему людям. Но уговорить его надо обязательно». Придя к такому выводу, она сказала:

-Сейчас я всё вам расскажу. Понимаете, Александр…

Тут двери кафе вновь распахнулись и внутрь вошли Элен и Лали, с кучей сумок и сумочек – результаты их похода на распродажу были на лицо. Джоанна сказала:

-Это мои подруги. Александр, сейчас я вас с ними познакомлю.

Тем временем девушки подошли к их столику, и Элен спросила, обращаясь к американке:

-Так ты отремонтировала свою машину, Джоанна?

-И кто, интересно, этот молодой человек? – задала вопрос Лали, посмотрев в сторону Александра. – Это твой знакомый?

Джоанна в ответ воскликнула:

-Девочки, познакомьтесь. Это Александр, и он умеет сочинять песни!

Девушки с новым интересом посмотрели на парня, американка же тем временем продолжала:

-Александр, это мои подруги – Элен и Лали.

Она что-то продолжала говорить, но нормандец её уже не слушал. Потому что во вновь открывшихся дверях появилась ещё одна девушка, невысокого роста, с длинными светлорусыми волосами и серыми глазами, с красивым и нежным лицом, при виде которой сердце Александра забилось с перебоями. Потому что он знал – это ОНА, та, встречи с которой он ждал всю свою жизнь. Она подошла к девушкам, начавшим размещаться за столиком, и сказала:

-Здравствуйте, девочки. Я вижу, что вы только что с распродажи. Вам удалось нати что-то стоящее?

Джоанна сказала, вновь обратившись к Александру:

-Познакомьтесь с ещё одной моей подругой. Её зовут Бенедикт.

«Бе - не – дикт, - по слогам мысленно повторил Александр. – Это ЕЁ имя. Теперь я знаю, как могут звать чудо».

Джоанна продолжала что-то говорить, про группу, созданную её друзьями, музыку и песни, которые им нужны. Но Александр уже знал, что его согласие было у американки в кармане с момента появления Бенедикт, потому что с этого момента он будет стремиться находиться как можно ближе к НЕЙ…

*****

А в это время ребята собрались как обычно в гараже на репетицию. Как ни странно в этот раз все собрались вовремя. Когда все заняли свои места – Кристиан за ударной установкой, Жозе – за синтезатором, а Себастьен – с бас – гитарой, Николя, взяв в руки свой музыкальный инструмент, спросил:



-Ну, что, мы будем начинать?

-Подожди немного, - попросил его в ответ Жозе. – У меня синтезатор почему-то не работает.

Он пробежался по клавишам, потом, нахмурившись, принялся открывать его крышку. Кристиан с раздражением сказал:

-Всё, раз наш клавишник принялся вскрывать свой синтезатор, то про репетицию можно забыть.

Николя, отложив гитару, подошёл к Жозе и спросил:

-Ну, что там у тебя?

-Надо всё тщательно проверить,- ответил ему латиноамериканец, начиная всматриваться в электронные внутренности своего инструмента. – Понимаешь, питание почему-то не идёт.

Николя, окинув синтезатор внимательным взглядом, отметил кое-что любопытное, и невозмутимым голосом спросил:

-А что, твой аппарат у тебя от аккумулятора работает?

-Нет, с чего ты взял? – изумился Жозе, подходя к стоящей в углу этажерке и доставая с неё отвёртку. – От сети, конечно.

-Никогда бы не подумал, - ехидно сказал ему Николя. – А почему, умник ты наш, он у тебя тогда туда не подключен?

-Что? - Жозе, вернув отвёртку назад, подошёл к синтезатору и с досадой хлопнул себя по лбу, обнаружив, что в удлинитель его инструмент действительно не подключен.

Внимательней присмотревшись, он с недоумением спросил:

-А куда, собственно говоря, подевался кабель питания?

Себастьен удивлённо посмотрел на него и задал напрашивающийся вопрос:

-А зачем тебе вообще понадобилось его снимать?

Жозе пожал плечами в ответ:

-Говоря честно, не помню, чтобы я его снимал.

Потом сердито обратился к остальным:

-Что вы сидите? Помогите мне его найти.

*****

Прошло полчаса, но хотя ребята перевернули гараж вверх дном, но поиски не дали ровным счётом ничего. Кабель питания синтезатора будто бы провалился сквозь землю.



Жозе, в душе которого появились чёрные подозрения, обвёл остальных взглядом и заявил:

-Раз мы его не можем его найти, то значит его кто-то забрал. Вы меня что, разыгрываете? Отдавайте кабель, хватит уже идиотскими шутками заниматься. Кто его спрятал? Признавайтесь!

Ответа он так и не получил, дождавшись только недоумённых взглядов со стороны друзей. Жозе устало вздохнул и вновь обратился к ним:

-Всё, вы меня достали. Заканчивайте розыгрыш, это не смешно.

-Никто тебя не разыгрывает, - устало ответил ему Николя, присаживаясь на диван. –Кончай дурака валять, вспомни лучше, когда ты в последний раз его видел.

Тут Кристиан в свою очередь гневно заявил:

-А я думаю, что это ты, Жозе, над нами издеваешься! Спрятал куда-то кабель и теперь под этим поводом репетицию срываешь!

-Не выдумывай ерунды, - ответил ему латиноамериканец. – Зачем мне это нужно?

С этими словами он подошёл к своему стульчику и плюхнулся на него. После этого действия Жозе сразу же подскочил на месте:

-Что это у меня в заднем кармане? - из джинсов он извлёк кабель питания.

Кристиан увидев это, завопил:

-Я же говорю, что он нам голову морочит!

В этот момент дверь гаража распахнулась, и внутрь вошли все четыре девушки, в сопровождении незнакомого высокого светловолосого парня с пронзительно-синими глазами. Очутившись внутри, Джоанна положила незнакомцу руку на плечо и провозгласила:

-Ребята, это Александр, он учится на литературном факультете и умеет сочинять песни!

Заявление американки действительно стало для музыкантов сюрпризом, и их внимание сконцентрировалось на нормандце. Первым сориентировался Николя, который подошёл к нему и протянул руку:

-Привет, Александр. Меня зовут Николя.

Ладонь у нового знакомого оказалась очень твёрдая, хотя пожал он руку гитариста, не стараясь продемонстрировать силу своего рукопожатия.

Вслед за ним подошли здороваться и остальные, называя по очереди свои имена.

-Ты действительно умеешь сочинять песни? - спросил Жозе.

-Да, - ответил Александр, - но мне хотелось бы сначала услышать вашу музыку и увидеть ваши ноты, чтобы я мог подобрать соответствующие слова.

Николя же сказал в ответ:

- Ребята, давайте сыграем несколько наших лучших мелодий. Может, Александр действительно подберёт слова.

Кристиан подошёл к Александру и похлопал его по плечу:

-Гордись, позднее ты будешь своим внукам рассказывать о том, как мы играли специально для тебя, а они не будут тебе верить.

Его реплика переключила что-то в мозгу Джоанны, и она ринулась к нему:

-Мой любимый Кри-Кри, я тебя очень хочу поцеловать.

Кристиан попробовал уклониться от неё, но споткнулся, и в этот момент американка налетела на него. Вдвоём они рухнули на пол. Барахтаясь под целующей его Джоанной, Кристиан завопил:

-Уберите от меня эту сумасшедшую!

Элен же обхватила шею Николя:

-Последую-ка, я примеру Джоанны.

Как говорят, дурной пример заразителен, и через минуту все четыре пары слились в объятьях. Момент затянулся, и Александр нахмурился, испытав изрядную досаду при виде Жозе, обнимающего Бенедикт. «Не мог же я рассчитывать всерьёз на то, что такая красивая девушка до сих пор не занята? – подумал он. – Впрочем, это ничего не меняет. Мне она нравится, и я приложу все усилия, чтобы завоевать её сердце».

Когда через несколько минут целующиеся расстались, то Джоанна, испытав некоторую неловкость при виде одиноко стоящего нормандца, изображавшего скуку, спросила:

-Слушай, Александр, - поинтересовалась Джоанна. - А у тебя есть невеста?

Тот ответил после небольшой паузы:

-Да, но она в моём родном городе, Руане.

Американка продолжала расспросы:

-Она красивая?

-Очень, - ответил Александр. – И я её люблю.

Сказанное им было ложью - девушки у него не было. Просто Александр решил сказать так, чтобы ни кого из его новых знакомых не удивляло, что он один, и не собирается принимать никаких мер для ликвидации этого просчёта. В сущности, теперь нормандец знал, какая именно ему девушка нравится, но он не собирался озвучивать это вслух, особенно в присутствии Жозе. Не собираясь более обсуждать тему своей якобы существующей невесты, он обвёл присутствующих взглядом и произнёс:

-Мне кажется, что мы немного отвлеклись от основной темы. Так могу ли я увидеть ваши ноты?

*****

Уже начинало темнеть, когда все девятеро пришли в кафе и устроились за сдвинутыми вместе двумя столиками. Александр, заняв позицию на стуле напротив всех остальных, очутившихся с другой стороны конструкции, произнёс:



-Я полагаю, что мне удастся сочинить песни для некоторых из ваших мелодий, парни.

-И сколько тебе времени на это понадобится? – спросил его Себастьен.

-Тяжёлый вопрос, - пожал в ответ нормандец плечами. – Это будет зависить от моего вдохновения. Но я могу вас заверить, что оно посещает меня достаточно часто.

-Надеюсь, что оно на тебя снизойдёт, - небрежно сказал Кристиан. – Тогда отблеск нашей будущей всемирной известности, возможно, в какой-то степени упадёт и на тебя.

От подобного заявления Александр едва не рассмеялся – высокомерие маленького ударника ему показалось забавным. Но, сумев справиться с собой, он сказал:

-Думаю, что я не обману вашего доверия, парни.

Тут Николя, взглянув на часы, поднялся с места и обратился к сидевшей рядом с ним девушке:

-Элен, так мы идём в кинотеатр? Если мы отправимся прямо сейчас, то успеем на вечерний сеанс.

-Да, мы чуть не забыли, - при его словах с места вскочила и Джоанна. – Сегодня же премьера той новой комедии. Мой любимый Кри-Кри, пошли, - с этими словами она вытащила ударника из-за стола.

-Джоанна, куда ты меня тащишь, - тот с ходу начал возмущаться. – Мы прекрасно успеем на фильм, нечего торопиться.

Вслед за ними встали с места и Лали с Себастьеном, видимо, тоже собиравшиеся пойти в кино. Элен спросила, обращаясь к Александру:

-Ты не хочешь пойти вместе с нами? Говорят, что фильм очень хороший.

-Нет, - отрицательно покачал головой в ответ нормандец, - сегодня вечером я собираюсь сочинять песню.

Тут с места поднялась в свою очередь и Бенедикт, обращаясь к своему парню:

-Жозе, так мы пойдём в тот новый ресторанчик?

-Конечно, Бене, - ответил латиноамериканец, обнимая её. – Ведь я тебе обещал.

-До завтра, Александр, - махнул рукой новому знакомому Николя.

Компания, весело переговариваясь, покидала кафе, а Александр, оставшись за столиком в одиночестве, смотрел вслед удаляющейся Бенедикт. Когда она скрылась, он положил перед собой тетрадь и вывел первые слова новой песни. Сейчас у нормандца был источник вдохновения – образ Бенедикт стоял у него перед глазами настолько реально, будто бы она никуда и не уходила, и его чувство к ней диктовало ему строки…



следующая страница >>



Кошка мечтала о крыльях: ей хотелось попробовать летучих мышей. Эмиль Кроткий
ещё >>