Песнь I, строки 44-54: Зевсу сказала тогда совоокая дева Афина - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Гомер одиссея песнь восьмая 1 204.87kb.
Сретение господа нашего иисуса христа славянское слово 1 74.11kb.
Информация детей о полезных продуктах питания 1 85.9kb.
1. Матрица табл действ. Чисел, организованных в строки и столбцы 1 140.95kb.
Строки в Pascal Строковый тип данных в Паскале Строки в Паскале –... 1 59.74kb.
Правила доверительного управления открытым паевым инвестиционым фондом... 11 661.67kb.
Литература Средних веков и Возрождения Старшая Эдда Песнь о Нибелунгах... 1 28.11kb.
Решение методом Гаусса: Элементы первой строки умножаем на 3 и прибавляем... 1 18.16kb.
Канон святой великомученице Екатерине Глас 8-й Песнь 1 Ирмос 1 80.19kb.
Гимн (от греч hymnos — хвалебная песнь) — торжественная песнь, зачастую... 1 129.03kb.
Афина-бизнес 1 62.16kb.
X международная дистанционная олимпиада 1 41.83kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Песнь I, строки 44-54: Зевсу сказала тогда совоокая дева Афина - страница №1/1

Гомер. «ОДИССЕЯ»
Песнь I, строки 44–54:
Зевсу сказала тогда совоокая дева Афина:

«О наш родитель Кронид, из властителей всех наивысший!..

Но разрывается сердце мое за царя Одиссея:

Терпит, бессчастный, он беды, от милых вдали, на объятом

Волнами острове, в месте, где пуп обретается моря.

Остров, поросший лесами; на нем обитает богиня,

Дочь кознодея Атланта, которому ведомы бездны

Моря всего и который надзор за столбами имеет:

Между землею и небом стоят они, их раздвигая.
Песнь XI, строки 13–19:
Мы [корабль Одиссея] наконец Океан переплыли

глубоко текущий.

Там страна и город мужей киммерийских. Всегдашний

Сумрак там и туман. Никогда светоносное солнце

Не освещает лучами людей, населяющих край тот,

Землю ль оно покидает, вступая на звездное небо,

Или спускается с неба, к земле направляясь обратно.

Ночь зловещая племя бессчастных людей окружает.


Ганнон. «ПЕРИПЛИЙ»
«По соседству с горами жили троглодиты, которых ликситы описывали как бегающих быстрее лошадей. Взяв у них переводчиков, мы два дня плыли вдоль побережья пустынной страны на юг. Оттуда плыли мы на восток один день. Там нашли бухту, врезавшуюся в небольшой остров, пять стадий в ширину, где основали колонию и назвали ее Керне. Из нашего плавания заключили мы, что лежит это место на одной линии с Карфагеном, ибо протяженность пути от Карфагена до столбов равнялась протяженности пути от столбов до Керне».
Пиндар. ОДЫ
Немийская ода III, строки 19–26:

«…и далее нелегко ему плыть через море без курса за столбы Геркулесовы, которые сей герой и бог установил как всем известных свидетелей крайнего предела странствий. Он покорил чудовищных зверей среди морей и дошел до самого конца мелководных потоков, а там достиг границы, которая обратно его заторопила, и так поведал он о пределах земли».


Геродот. «ИСТОРИИ»
I, 163:

«Итак, фокийцы были первыми греками, совершившими длительное плавание. И именно они познакомили греков с Адриатикой и Тиренией, с Иберией и городом Тартессом. Суда их не походили на кругло донные торговые корабли, но были длинными галерами о пятидесяти веслах. По прибытии в Тартесс царь той страны, Аргантоний, проникся к ним приязнью. Сей монарх правил тартессианцами восемьдесят лет и дожил до ста двадцати. Он принял фокийцев с такими почестями, что сначала просил их оставить Ионию и поселиться в той части его владений, в какой пожелают…»


IV, 152:

«…самианское судно под командованием человека по имени Колай… отошло от острова; и, спеша в Египет, поставило парус в том направлении, но было снесено с курса ветром с востока. Не ослабевающим штормом отнесло их за Геркулесовы столбы, и наконец силой какого-то особого указующего проведения достигли они Тартесса. В те дни сей торговый город только что стал портом, редко посещаемым купцами. Поэтому самианцы в обратном плавании извлекли выгоду, чем другие греки дотоле, кроме Сострата, сына Лаодама, с которым никто не сравнится. На десятую долю дохода, что составила шесть талантов, самианцы выстроили медный корабль, по форме напоминающий аргивянские чаши и украшенные горельефами с головами грифонов».


IV, 184:

«На расстоянии десяти дней пути от гарамантов снова встретился соляной холм и источник воды, вокруг которого жили люди атаранты, которые одни из всех народов лишены имен. Название атаранты носит весь народ в целом, а собственных имен у людей нет вовсе. Атаранты, когда солнце поднимается высоко в небо, проклинают его и забрасывают упреками, поскольку (по их словам) оно сжигает и разоряет и их край, и их самих. И еще через десять дней пути другой соляной холм и источник, а вокруг обжитая земля. Рядом с холмом – гора Атлас, конусообразная и круглая, и такая высокая, что вершину ее (как говорят) не разглядеть, облака закрывают ее зимой и летом. Местные жители называют ее Столбом Небесным, а сами они получили название от нее и зовутся атлантами. Рассказывают, что они не едят живых существ и не видят сны».


IV, 188:

«Жители краев вкруг озера Тритон поклоняются еще Тритону, Посейдону и в особенности Афине».


Цисидий. «ПЕЛОПОННЕССКАЯ ВОЙНА»
III, 89:

«Следующим летом пелопоннесцы и их союзники… вознамерились захватить Аттику, но были остановлены многими землетрясениями, и не было в тот год вторжения. Примерно в то время, когда бушевали эти землетрясения, море Оробиев в Эвбое, отступив от линии берега и поднявшись высокой волной, накрыло часть города, и хотя в некоторых местах оно ушло, в других вода осталась, а то, что раньше было сушей, стало морем. Все, кто не успел уйти на возвышенности, погибли. Подобное наводнение случилось по соседству с Аталанте, на острове у берега Опунциан Локри, снесшее часть афинской крепости и разбившего на кусочки один или два корабля, стоявших у берега. У Перарета также море отступило, но наводнения не последовало. А вот землетрясение сломало часть стены, Притания, и несколько домов».



Аристотель. «МЕТЕОРОЛОГИКА»
«За столбами Геркулесовыми море мелко из-за ила, но спокойно, ибо там впадина».
Аристотель. «ДЕ МУНДО» (Возможно, не Аристотель, а член его школы.)
«Земля изобилует бесчисленными видами зелени, высоких гор, густыми рощами и городами, которые основало сие разумное животное – человек, а в море лежат острова и континенты, несмотря на то что все они образуют единый остров, вокруг коего течет море, именуемое Атлантика. Но весьма вероятно, что есть много других континентов, отделенных от нашего морем, которое нужно пересечь, чтобы достичь их, одни больше, другие меньше, но все, не считая нашего, для нас невидимы. Ибо как наши острова связаны с нашим морем, так весь населенный мир связан с Атлантикой, и так многие другие континенты связаны со всем морем, ибо они, как острова, окружены морем».
Аристотель. «О РАССКАЗАХ О ЧУДЕСАХ»
84:

«Говорят, в море за столбами Геркулесовыми пустынный остров найден был карфагенянами, а на нем дерева всех видов и судоходные реки, замечателен он разными видами плодов и лежит в нескольких днях пути; так как карфагеняне часто бывали там из-за его богатств, а иные даже жили на нем, вождь карфагенян объявил, что они накажут смертью любого, кто решится плыть туда, и они уничтожили всех местных жителей, чтобы они не проболтались и толпы не отправились на остров, не завладели им и не забрали себе богатства карфагенян».


135:

«Говорят, первые финикийцы, приплывшие в Тартесс, забрали столько серебра, обменяв на оливковое масло и другие товары, что никто не смог ни найти ему места, ни купить его, и на обратном пути из того района пришлось им сделать все прочие суда из серебра, и даже все якоря».


136:

«Говорят, финикийцы, жившие в городе, называемом Гадис, четыре дня шли за Геркулесовы столбы с восточным ветром и прибыли к пустынным островам, заросшим кустами и водорослями, которые не тонули при отливе, но покрывались при приливе, после которого нашли они на берегу множество тунца невероятного размера и веса; собрав его и поместив в сосуды, привезли они его в Карфаген. Только его карфагеняне не продают на вывоз, а для своей пользы оставляют и потребляют сами».


Скилакс. «ПЕРИПЛИЙ»
112:

«За столбами Геркулесовыми, как выйдешь в наружное пространство, когда Ливия слева, есть большой залив, протянувшийся до мыса Гермайон… От мыса Гермайон вперед тянутся рифы, от Ливии к Европе, не возвышаясь над поверхностью воды, хотя местами прибой о них бьется. Сей барьер из скал протянулся до другого мыса с противоположной стороны Европы, а имя ему Священный мыс… Море далее за Керне не судоходно из-за отмелей, ила и водорослей; те водоросли шириной с ладонь, а на конце такие острые, что можно уколоться».


Аполлодор. «БИБЛИОТЕКА»
II, v. 10:

«Десятым подвигом [Гераклу] было назначено похитить коров Гериона из Эритеи. Ныне Эритея – остров у океана; и называется теперь Гадейра… Итак, странствуя по Европе на пути за коровами Гериона, убил он множество зверей и прибыл в Ливию, следуя же в Тартесс, возвел он как подтверждение своих странствий два столба друг напротив друга на границе Европы и Ливии. Но, опаленный солнцем, направил он свой лук на бога, который, восхитившись такой храбростью, дал ему золотой челн, в котором бороздил океан. Достигнув Эритеи, высадился он на гору Абас. Но пес, завидев его, бросился на него. А он ударил его дубиной. Тогда пастух Эвритион пришел на помощь псу, но Геракл и его убил. Однако меноец, пасший там коров Гадеса, сообщил Гериону о случившимся, и тот, сошедшись с Гераклом в схватке у реки Антемос, когда тот увозил коров, был убит. А Геракл завел коров в челн, доплыл до Тартесса и вернул челн богу».


III, х, 1:

«У Атласа и Плейоны, дочери Океана, было семь дочерей Плеяд, рожденных в Киллене в Аркадии, а именно: Алкеона, Меропа, Келено, Электра, Стеропа, Тайгета и Майя… Посейдон соединялся с двумя из них: сначала с Келено, которая родила ему Ликоса, которого Посейдон поселил на острове Блаженных, а потом с Алкеоной…»


Диодор Сицилийский. «ИСТОРИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА»
III, 53:

«Говорят, что был некогда в западных районах Ливии на границе населенного мира народ, управлявшийся женщинами и ведший жизнь не так, как принято у нас. Ибо среди них был обычай, чтобы женщины практиковались в искусстве войны…

Как сообщает мифология, жили они на острове, который, располагаясь на востоке, звался Геспера, и лежал он в болоте Тритон. То болото было близ океана, который землю окружает, и получило название свое от некоей реки Тритон, которая вся в него вытекла; а еще то болото соседствовало с Эфиопией и горой у берега океана, которая по высоте превосходит все в округе и выходит в океан, а называется в честь греческого Атласа. Остров, о котором идет речь, был размера немалого, изобиловал плодоносными деревьями всех видов… Они подчинили многих соседей-ливийцев и кочевые племена и основали на болоте Тритон большой город, дав имя ему Херронес («полуостров») по его форме».
III, 54:

«Отбыв из города Херронес, следует далее предание: амазонки отправились в путь, так как сошло на них желание завоевать многие регионы населенного мира. Первыми, на кого они напали, если верить сказанию, были атлантиои, самые цивилизованные люди из населявших те районы, кои жили в стране процветающей и владели городами великими; именно среди них, как говорят нам, рождались боги, в областях, что вдоль берега океанского расположены, в этом соответствуя сказаниям греческим, но подробнее об этом мы поговорим далее.

Итак, царица амазонок Мирина собрала, как гласит предание, армию из 30 тысяч пеших солдат и 3 тысяч всадников.

…Вторгшись в земли атлантиоев, они победили в напряженной схватке жителей города Керне. Атлантиои в ужасе сдали города на условиях капитуляции и объявили, что сделают все, что им прикажут. А царица Мирина повела себя благородно, установила с ними дружеские отношения и основала город на месте разрушенного до основания (Керне), чтобы прославить свое имя. В нем поселила она пленных и местных жителей, кои пожелали того… Поскольку на местных жителей часто нападали горгоны, как их называли, народ, который проживал у их границ и в общем всегда сидел в засаде, чтобы навредить им, Мирину, как говорят, попросили атлантиои завоевать край вышеупомянутых горгон. Но когда горгоны стянули силы, чтобы противостоять им, разразилось большое сражение, в котором амазонки, взяв верх, убили великое множество противника и взяли в плен не менее 3 тысяч человек. Поскольку остальные бежали, чтобы укрыться в лесном районе, Мирина приказала поджечь лес, желая полностью уничтожить сей народ, но, поняв, что попытка не удалась, удалилась к границам собственной страны…»


III, 55:

«Но горгоны, набравшись сил в дальнейшем, снова были побеждены Персеем, сыном Зевса, когда Медуза-горгона была их царицей. В конце концов и их, и амазонок почти совсем истребил Геракл, когда шел на запад и установил свои столбы в Ливии… Сказание также говорит, что болото Тритон исчезло из вида из-за землетрясения, когда та его часть, что прилегала к океану, разошлась в стороны…»


III, 56:

«Раз уж зашла речь об атлантиоях, полагаем, не будет лишним здесь сказать, что их мифы сообщают о происхождении богов…»


III, 60:

«После смерти Гипериона, говорит миф, царство поделили между сыновьями Урана, самые известные из которых Атлас и Крон. Из них Атлас получил свою долю: районы на побережье океана. Он не только дал название атлантиои своему народу, но имя Атлас самой высокой горе в той местности. Еще говорят, что в совершенстве постиг он науку астрологию и первым поведал человечеству теорию сферы. Именно по этой причине появилось представление о том, что свод небесный лежит на плечах Атласа…

У Атласа, далее ведет нас миф, было семь дочерей, которых вместе зовут атлантидами в честь их отца, а имена их были: Майя, Электра, Тайгета, Стеропа, Меропа, Алкеона и последняя Келено. Сии дщери вступали в связь со многими прославленными героями и богами и так стали первыми прародительницами большей части человечества… Сие дщери также выделялись своим целомудрием и после смерти снискали неувядающий почет среди людей, которые их возвели на свод небесный и наделили именем Плеяды…»
V, 19:

«Теперь, обсудив острова, что лежат до Геркулесовых столбов, дадим описание тем, что в океане. Ибо там далеко от Ливии находится остров значительных размеров, и по океану до него к западу от Ливии несколько дней пути. Земля его плодоносна, в основном гориста, и нигде нет ровных долин исключительной красоты. По нему текут судоходные реки, используемые для орошения, на острове много парков с посаженными деревьями всех видов и множество садов, пересекаемых потоками пресной воды. Есть там также частные виллы дорогостоящего устройства. А в садах выстроены дома для отдыха в окружении цветов, в них местные жители проводят время летом… В прекрасных охотничьих угодьях полно всяческих зверей и диких животных…

И, говоря в целом, климат того острова настолько мягок, что в изобилии произрастают там плоды на деревьях и прочие фрукты, поэтому кажется, что остров из-за своего исключительного благолепия обжит богами, но не смертными».
V, 20:

«Финикийцы, исследуя побережье за столбами по причине, уже названной, и проходя вдоль берега Ливии, отнесены были мощными ветрами на большое расстояние в океан. Шторм гнал их несколько дней, потом их выбросило на берег острова, о котором говорилось выше. Увидев его благодать и природу, они поведали о нем всем людям. Впоследствии тирренийцы, будучи хозяевами морей, предложили основать там колонию. Но карфагеняне помешали им, отчасти боясь, что слишком много карфагенян переедут туда, польстившись на преимущества острова, а отчасти чтобы иметь место, которое послужит убежищем в случае непредвиденного поворота судьбы, если какое-то непреодолимое бедствие обрушится на Карфаген».


Страбон. «ГЕОГРАФИЯ»
I, ii, 26:

«Эфеор говорит, что тартессианцы сообщают, что эфиопы наводнили Ливию до Дириса, и некоторые в нем остались, а другие захватили большую часть побережья…»


I, iii, 20:

«Деметрий из Каллатиса в своем рассказе о всех землетрясениях, которые когда-либо случались по всей Греции, говорит, что большую часть Лихадских островов и Кенайона затопило… А еще говорят об Атланте рядом с Эвбоей, будто в ее серединных участках, из-за того, что они раскололись, появился судоходный канал в трещине, а некоторые равнины затопило на целых двадцать стадий, а трирему подняло из дока и бросило на стену».


II, iii, 6:

«С другой стороны, [Посейдоний] верно излагает тот факт, что земля временами поднимается и подвергается процессу оседания, претерпевает изменения, проистекающие из землетрясений и прочих подобных сил, которые я тоже вполне привел выше. По этому вопросу он уместно цитирует утверждение Платона о том, что, вполне возможно, история об Атлантиде вовсе не выдумка. Касаемо Атлантиды Платон определил, что Солон, расспросив египетских жрецов, сообщил, что Атлантида существовала некогда, но затем исчезла – тот остров по размеру не менее континента. Посейдоний полагает, что лучше рассматривать ситуацию так, чем говорить об Атлантиде: «Ее изобретатель заставил ее исчезнуть, как поэт поступил со стеной ахейской». Посейдоний также высказывает догадку о том, что миграции кимбрианцев и родственных им народов из их родных краев возникли в результате разлива моря, случившегося внезапно».


III, i, 6:

«Называют они край Бетика (юго-запад Испании) по названию реки, а также Турдетания по названию народа, а народ зовут и турдетами, и тур дулами… Турдетаны считаются мудрейшими из иберийцев; они пользуются алфавитом, владеют летописями своей древней истории, поэмами и законами, написанными в рифму 6 тысяч лет назад, как они утверждают. Другие иберийцы тоже пользуются алфавитом, хотя буквы не одинаковы, ибо и языки их не одинаковы».


III, ii, 11:

«Не слишком далеко от Кастало есть еще гора, в которой, как говорят, берет начало Бетис; зовется она Серебряной из-за серебряных копий, что в ней.

…Кажется, древние люди назвали реку Бетис Тартессом, а также дали названием Гадесу и примыкающим островам Эритея; в этом, как предполагается, причина того, почему Стесихор сказал то, что сказал, о пастухе Гериона, а именно что родился он «примерно напротив прославленной Эритеи, у беспредельных серебристых вод реки Тартесс, в пещере в скале». Поскольку у этой реки два устья город в былые времена планировался на территории между ними, как говорят, город был наречен Тартессом в честь реки, а край сей, ныне заселенный турдулами, – Тартессисом. А Эратосфен говорит, что край, примыкающий к Кальпе, называется Тартессис, а Эритея – «острова блаженства»…»
III, ii, 14:

«О зажиточности Иберии еще свидетельствуют следующие факты: карфагеняне, кои наряду с барками пошли войной на Иберию, обнаружили, что люди в Турдетании, как говорят нам историки, пользуются серебряной посудой и кубками. Можно предположить, что из их великого богатства также происходило второе название сего народа, в особенности его вождей, «макрайоны» («долгожители»). И именно поэтому Анакреон говорит следующее: «Я, со своей стороны, не пожелал бы ни рога Амальтеи, ни короны Тартесса на сто пятьдесят лет вперед». И поэтому Геродот записывал даже имя царя, которого называл Аргантоний… Некоторые же называют Тартесс Картеей наших дней».


XIII, i, 36:

«Тем не менее военно-морская база, до сих пор так называемая, так близко расположена к современному Илиону, что невольно удивляешься неразумности греков и малодушию троянцев… Ибо Гомер говорит, что стена выстроена лишь недавно (или ее вообще не возводили, что ее выдумали а затем разрушил сам поэт, как утверждает Аристотель)…»


Филон Иудей. «О НЕИСПОРЧЕННОСТИ МИРА»
xxvi:

«Подумайте, сколько районов на материке, и не только таких, что у побережья, но и таких, что далеко от моря, поглотила вода; и подумайте, какая огромная часть суши стала морем, и над ней теперь ходят корабли. Кто не знает о самом священном Сицилийском проливе, который в былые времена соединял Сицилию и материковую Италию? И где обширные моря, со всех сторон волнуемые жестокими штормами, смыкались, приходя с противоположных направлений, земля же между ними была погублена и затоплена… А после того Сицилии, которая некогда была частью континента, пришлось стать островом.

Говорят, что множество других городов исчезло в волнах морских, которые разрушили их. В Пелопоннесе их было три:
Айгира и стены прекрасной Буры,

Высокие холмы Гелики

И многие известные города

В руинах и поросли водорослями.


Они процветали когда-то, а ныне погибли под жестоким натиском моря. А остров Атлантида, который превосходил Африку и Азию, как утверждал Платон в «Тимее», за один день и одну ночь был уничтожен после сверхъестественного землетрясения и наводнения и внезапно исчез, став морем, не судоходном, но заливов и водоворотов».
Тай Плиний Второй. «ЕСТЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ»
II, xcii:

«Случаи с сушей, полностью сметенной морем, прежде всего (если принять историю Платона), являются обширной территорией, покрытой водами Атлантики, и во-вторых, также внутренние моря, площади, которые на наших глазах затапливаются ныне, Акарнания, поглощенная Амбрасским заливом…»


IV, xxxvi:

«Напротив Кельтъиберии находится ряд островов, греки зовут их Касситеридами, вследствие того, что они изобилуют оловом: и числом шесть, обращенные к мысу Арротребе, есть острова Богов, которые некоторые называют острова Удачи. В самом начале Бетики, в 25 милях от устья пролива Гадес, есть остров Гадис, 12 миль в длину и четыре в ширину, как Полибий в своих трудах утверждает… на стороне, что обращена к Испании, на расстоянии около ста шагов, есть еще один длинный остров, названный Котинузой из-за маслин, на нем произрастающих. Римляне зовут его Тартесс, карфагеняне – Гадир, сие слово пришло из пунического языка и означает «изгородь». Его назвали Эритией, поскольку тирианцы, предки карфагенян, по преданию, пришли с Эритийской или Красного моря. На сем острове, как некоторые полагают, жил Герион, чьи стада похитил Геракл».


VI, xxxi:

«Полибий говорит, что Керне находится на самом краю Мавритании, за горой Атлас, на расстоянии в восемь стадий от земли. А Корне л ей Внук утверждает, что лежит он почти на том же меридиане, что и Карфаген, на расстоянии десяти миль от материка, и что в окружности он не более двух миль. Говорят также, что есть еще остров за горой Атлас и известен он под названием Атлантида. На пять дней плавания за него все пустынно до эфиопской Гесперы и мыса, уже упомянутого под названием Гесперу Церас, точка, в которой лицо земли поворачивается к западу и Атлантическому морю. Обращенные к тому мысу, как говорят, лежат острова Горгады, служившие некогда жильем горгонам, два дня пути от материка, по сведениям Ксенофона Лампсакия… А еще дальше, как говорят, есть два острова Гесперид…»


V, vii:

«В центре пустыни некоторые помещают атлантов, а рядом с ними – полузверей козлов-панов, а также блеммеев, гамфазантов, сатиров и полосатоногих.

Атланты опустились ниже уровня цивилизованных людей, если верить слухам. Ибо они не обращаются друг к другу по имени. Видя восход или закат солнца, они извергают страшные проклятия в его сторону, видя в нем причину бедствий, чинимых им самим и их полям. Засыпая, они не видят снов, как остальное человечество. Троглодиты выдалбливают пещеры, которые служат им жилищами; питаются змеиным мясом и, не имея голоса, издают лишь скрипучие звуки, начисто лишенные общения посредством речи. Гараманты не вступают в брак, но живут с женщинами без разбора. Огилы поклоняются лишь силам ада. Гамфазанты ходят голыми, не вступают в битвы и не ведут разговоров с иноземцами. Блеммеи, как говорят, безголовы, а глаза и рот у них на груди. Сатиры и вовсе не похожи на обычных людей, кроме как фигурой. На вид козлы-паны похожи на то, как их обыкновенно изображают на картинах. У гимантоподов вместо ступней кожаные ремешки, они не ходят, а ползают».
Помпоний Мела. «ОПИСАНИЕ МИРА»
III, х:

«У мыса, о котором мы говорили, начинается тот берег, который, поворачивая на запад, омывается Атлантическим морем. Первая часть его населена эфиопами, серединная необитаема, поскольку местами сожжена, местами покрыта песком, местами кишит змеями. Обращенные к районам, выжженным солнцем, находятся острова, на которых, как утверждается, жили Геспериды. Посредине песчаного региона стоит гора Атлас, вздымая свою гигантскую твердь, крутая и недоступная из-за островерхих скал, окружающих ее со всех сторон. Чем выше она поднимается, тем сильнее уменьшается в размерах. А вершина ее так высока, что глазу не видно – она скрывается в облаках. Также рассказывают про нее, будто она не только касается вершиной небес и звезд, но и поддерживает их.

Напротив лежат острова Удачи, где почва производит в изобилии плоды, которые пересеиваются и сменяют друг друга непрерывно, поэтому местные жители проводят дни без суеты и в большем счастье, чем те, кто живет в великолепных городах. То место замечательно двумя источниками, отличающихся одним свойством: вода из первого заставит напившегося из него смеяться до смерти, а из второго исцелит все болезни».
Плутарх. «ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ЖИЗНИ»
«Серторий», vii:

[Серторий] сбежал с трудом и после того, как ветер стих, отправился на некие пустынные острова, разбросанные в тех морях, на коих нет воды, и, проведя там ночь, снова вышел в море, прошел проливом Гадес и далее, так что Испания оставалась по правую руку от него, ступил на землю чуть выше устья реки Бетис, где она впадает в Атлантическое море и дает название этой части Испании. Там повстречал он моряка, недавно прибывшего с Атлантических островов, числом два, разделенных лишь узким проливом, а от побережья Африки отстоящих на 10 тысяч фурлонгов1. Зовутся они острова Блаженства. Дождь там идет редко и умеренно, а в основном дуют там нежные бризы, принося с собой мягкую росу, которая делает почву не только удобной для пахоты и сева, но и настолько изобильно плодородной, что она самопроизвольно рождает множество вкуснейших плодов, достаточных, чтобы прокормить местных жителей, которые здесь вкушают радости жизни без проблем и труда. Времена года здесь мягки, а их смена столь незаметна, что существует твердая убежденность, даже среди варваров, в том, что это есть место блаженных и это есть Елисейские поля, прославленные Гомером».


«Солон», xxxi:

«Первое путешествие [Солона] было в Египет. И жил он, по его словам: «У устья Нила у прекрасного берега Канопия». Он провел некоторое время в изучении с Псенофием из Гелиополиса и Сонхием из Сайте, самыми просвещенными из всех жрецов, от которых, как говорит Платон, получил знания об Атлантиде, превратил их в поэму и привез грекам… Но Солон, начавший величайший поэтический труд, историю или легенду об Атлантическом острове, которую узнал от мудрецов Саиса и счел интересной для афинян, оставил его. Не по причине, как утверждает Платон, недостатка времени, а из-за своего возраста, а также удрученный масштабом задачи… Платон, желая улучшить сказание об Атлантическом острове, словно то было какое-то прекрасное владение, которому не хватало правителя и которое предложило ему некий титул, создал действительно великолепные входы, великолепные жилища, большие дворы, которые доселе ни в одном произведении не встречались. Но, взявшись за эту работу поздно, он умер, прежде чем закончил ее. И оттого больше печалится читатель из-за незавершенности ее, что законченная часть дарит ему невероятное наслаждение. Ибо как город Афины лишь один храм Олимпийского Зевса оставил недоделанным, так Платон среди всех превосходных работ лишь это произведение об Атлантическом острове оставил несовершенным».


Плутарх. «О ВИДИМОМ ЛИЦЕ НА ОРБИТЕ ЛУНЫ»
xxvi:

«Огромный континент, который со всех сторон окружен бескрайним морем, как говорят, лежит не так далеко от других, но в 5 тысячах стадий от Огигии, если плыть на весельной галере. Ибо море то труднопроходимо и илисто, со многими течениями, и те течения исходят из большой земли и образуют отмели, и море становится за-торенным и полным земли, из-за которой создается впечатление тверди. Морское побережье материковой Греции лежит вокруг бухты, не менее Майотиса, на входе в Каспийское море. Те греки зовут и считают себя континентальным народом, хотя являются островитянами, населяя нашу землю, поскольку со всех сторон она окружена морем… Но когда звезда Крон… входит в знак Тельца каждые тридцать лет, они, приготовив все необходимое заблаговременно… посылают людей, выбранных по жребию, на судах, равных им числом, снабженных провизией и необходимыми запасами для пересечения столь широкого моря на веслах, а также для долгого проживания в чужих краях… Те, кто доплывает живым, первым делом пристает к передним островам, которые также населены греками, и видит, как солнце заходит менее чем на час тридцать дней подряд…Ибо чудесны и сами острова, и мягкость климата. Сам бог стал помехой для некоторых, созерцая уход… Ибо сам Крон заключен в огромной пещере, спит на камне, покрытом золотом. Ибо сон на него наслал Зевс, чтобы держать его там…»


Плутарх. «О ИСИДЕ И ОЗИРИСЕ»
х:

«Евдокс, как говорят, получил указания от Хонуфия из Мемфиса, Солона из Сонхиса Саисского и Пифагора из Ойнуфиса Гилиополисского».


Арриан. «АНАБАСИЙ АЛЕКСАНДРА»
II, xvi:

«Итак, я полагаю, Геракла, которого почитали в Тартессе иберийцы, где стоят известные столбы, названные в честь Геракла, есть тиренский Геракл. Ибо Тартесс был колонией финикийцев, и там был построен храм Геракла, и после финикийцев приносились в нем жертвы».


Позаний. «ОПИСАНИЕ ГРЕЦИИ»
I, xxiii, 5:

«Эвфим Карианин говорил, будто во время плавания в Италию ветры сбили его с курса и вынесли во внешнее море, где моряки не ходят. Он уверял, что там много необитаемых островов, а на других живут дикие люди… Моряки называли острова Сатиридами, а жители их были рыжи и сзади имели хвосты, не короче конских. Завидев гостей, они сбежались к кораблю, не проронив ни крика, изнасиловали женщин на борту. В конце концов, убоявшись, моряки бросили одну иноземку на острове. Ею сатиры овладели не только обычным способом, но самым ужасающим образом».


Афинянин. «ДЕЙПНОСОФИСТЫ»
XIV, 640d:

«Платон в своем рассказе об Атлантиде отзывается о пустыне метадорпии такими словами: (далее следует цитата из «Крития», 115 В)».


Аппиан. «РИМСКАЯ ИСТОРИЯ: ВОЙНЫ В ИСПАНИИ»
VI, i:

«Подобным образом греки посетили Тартесс и его царя Аргантония, и некоторые из них осели в Испании, ибо царство Аргантония было в Испании. По моему мнению, Тартесс был городом у моря, который ныне зовется Карпесс».


Тертуллиан. «О ПОКРОВЕ ОТШЕЛЬНИКОВ»
ii:

«Даже теперь форма [земли] претерпевает небольшие изменения, когда в какой-либо точке случаются повреждения; и среди ее островов больше нет Делоса, а Самос превратился в кучу песка, таким образом оказалось, что Сибил не лгал; а в Атлантике напрасно ищут остров, равный по размеру Ливии или Азии; а ранее часть Италии, расколотая в центре сотрясением Адриатического и Тирренского морей, оставила Сицилию после себя…»


Элиан. «РАЗНЫЕ РАССКАЗЫ»
III, xviii:

«Феопомп рассказывает, что… Силений говорил Мидасу о том, что Европа, Азия и Африка были островами, окруженными океаном; что существовал всего один континент за пределами сего мира, а по размерам он был бесконечен; что на нем, помимо прочих очень больших существ, обитали люди вдвое выше нас, и жили они вдвое дольше нас; что много великих городов там стояло, и образ жизни там был своеобразный… что два города значительно превосходили остальные и ничем друг на друга не походили; один назывался Махимий («воинственный»), а другой – Евсевий («благочестивый»); что в благочестивом жили в мире, утопали в богатстве и собирали урожай без плугов и волов, не имея нужды пахать и сеять… Жители города Махимий были весьма воинственны, постоянно вооружались и воевали, и один этот город господствовал над многими другими. Население составляло не менее 2 миллионов человек. Иногда они умирали от болезней, но такое случалось крайне редко, ибо чаще всего их убивали в сражениях камнями или палками, поскольку для мечей они неуязвимы… Он говорит, что они однажды задумали доплыть до наших островов, вышли в океан числом 10 миллионов и добрались до гиперборейцев; но, поняв, что они наисчастливейшие из нас, они преисполнились презрения к нам, как к людям, ведущим жалкую и бесславную жизнь, и посему решили, что нет смысла идти дальше. Он добавляет, что еще более удивительно, что среди них живут люди, называемые меропы, населяющие многие великие города; а на дальнем конце той страны есть место под названием Аностий («откуда не вернешься»), напоминающее залив. Там не светло и не темно, а воздух темно-красный. Протекают там две реки: одна – река Удовольствия, другая – Скорби, а по берегам их растут деревья размером с платаны. Те, что растут у реки Скорби, приносят плоды такие, что если съесть их, то проведешь остаток жизни до самой смерти в слезах и печали. Другие деревья, растущие у реки Удовольствий, дают плоды противоположного свойства: вкусивший их освобождается от всех своих желаний. Если он любил что-то, тотчас это забудет и вскоре станет моложе и обратно проживет былые годы… сначала став молодым человеком, затем ребенком, наконец, младенцем, а потом умрет. Этому всякий должен поверить, если полагает Хиана заслуживающим доверия; мне он кажется отъявленным фантазером и в этом, и в прочих делах».


Элиан. «О ПРИРОДЕ ЖИВОТНЫХ»
XV, ii:

«Жители океанского побережья рассказывали о том, что древние цари Атлантиды, которые вели свой род от Посейдона, носили на голове ремешки из кожи морских баранов, что было знаком власти. А царицы соответственно носили повязки из кожи морских овец…»


Арнобий Афер. «СЕМЬ КНИГ ПРОТИВ ЯЗЫЧНИКОВ»
I, v:

«Неужели мы [христиане] виноваты в том, что 10 тысяч лет назад огромное количество людей вырвались с острова, который зовется Атлантидой Нептуна, как говорит Платон, и полностью разрушили и уничтожили бесчисленные племена?»


Аммианий Марселлиний. «РИМСКАЯ ИСТОРИЯ»
XVII, vii, 13:

«Землетрясения же бывают четырех видов: либо это «брасматиды», которые вздымают землю страшным образом и выбрасывают огромные массы на поверхность, как в Азии поднялся Делос и Гиера… или это «кламатии», которые косыми ударами сравнивают города, сооружения и горы. Или «хасматии», которые внезапно, резким движением открывают громадные пасти и проглатывают землю кусками, как в Атлантическом море, у побережья Европы, был поглощен большой остров…»



Лисиос Прокл.

«КОММЕНТАРИИ К «ТИМЕЮ» ПЛАТОНА»


I:

«Ибо возвращение к разговору о государстве и рассказ об Атлантических островах раскрывает через образы теорию мира… Таким образом, краткое повествование о государстве, прежде физиологии, иронически приводит нас к фальсификации вселенной; но история атлантов символически это завершает… Со всем уважением к повествованию об атлантах, некоторые говорят, что это просто история, по мнению Крантора, первого толкователя Платона, который говорил, что современники утверждали, что Платон не создал «Республику», а переписал то, что египтяне написали на эту тему; и поэтому он расценивает то, что сказано этими насмешниками, как принадлежащий египтянам рассказ об афинянах и атлантах, и полагает, что афиняне прекрасно жили в том государстве. Крантор добавляет, что это подтверждено предсказателями-египтянами, которые утверждают, будто подробности (пересказанные Платоном) написаны на столбах, до сих пор сохранившихся. Другие же говорят, что это повествование – сказка и выдуманный рассказ о том, что никоим образом не могло существовать… а из этого что-то относится к анализу неподвижных звезд и планет, принимая афинские аналоги неподвижных звезд и атлантические аналоги планет… Такого мнения придерживается знаменитый Амелий, который страстно отстаивал то, что в этом все дело, ибо ясно сказано в «Критий», что Атлантический остров был разделен на семь кругов… А другие, как Ориген, относят анализ к противопоставлению некоторых демонов, одни из которых прекраснее других… А другие списывают это на душевное расстройство… таково толкование Нумения. Однако до того, как души вселяются в тела, эти теологи и Платон ведут войну с материальными демонами, которые живут на западе. Ибо запад, как говорят египтяне, есть место вредоносных демонов. Такого мнения придерживается философ Порфирий… Однако, по-моему, самый изумительный Ямблих отличным образом поправляет их.

По его словам, а также по словам нашего наставника Сириана, это несовместимость и противопоставление предъявляется не с целью отклонить повествование, ибо, напротив, его следует считать рассказом о событиях, случившихся в действительности…

Лонгиний сомневается, было ли в намерениях Платона вставлять это повествование. Ибо он не представил его ни с целью дать передышку слушателям, ни по необходимости. Он развеивает сомнения, как ему кажется, говоря, будто Платон полагал ее прежде физиологии, чтобы привлечь читателя и смягчить жесткость такого рода произведения. Но Ориген говорит, что это повествование на самом деле выдумка, и соглашается с Нумантием и его последователями, но не соглашается с Лонгинием в том, что оно сочинялось ради развлечения.

Что такой большой остров существовал, следует из того, что говорят некоторые историки относительно того, что свойственно внешнему морю. Ибо, по их словам, было семь островов в том море, в их времена, посвященных Персефоне, и еще три невероятной протяженности, один из них был посвящен Плутону, другой Аммону, а средний (или второй) – Посейдону, размер его равнялся тысяче стадий. Также они говорят, что его жители хранили память о своих предках или Атлантическом острове, который там существовал, и были поразительно великими; и долгое время господствовали над многими другими островами Атлантического моря, а сам он был посвящен Посейдону. Все это Марселлий описал в своей «Эфиопской истории». Если это в самом деле так и такой остров существовал когда-то, вполне возможно, что все о нем рассказанное можно воспринимать как исторический факт, а также как образ определенной природы среди прочего…

Таким образом принимая во внимание то, что рассказано о размерах Атлантического острова, видно, что неправильно было бы не верить тому, что говорил Платон, однако следует воспринимать это как простой исторический факт».


Косьма Индикоплевст. «ХРИСТИАНСКАЯ ТОПОГРАФИЯ»

XII:


«Аналогичным образом философ Тимей описывает эту землю, как окруженную Океаном, а Океан опоясан более удаленными землями. Ибо полагал он, что к западу есть остров, Атлантида, лежащий вовне, в Океане, в направлении Гадейры, огромных размеров, и рассказывал, будто десять царей, набрав наемников с этого острова, ушли от берега далеко-далеко, завоевали Европу и Азию, но впоследствии сами были завоеваны афинянами, а остров был затоплен Богом в море. И Платон, и Аристотель превозносят сего философа, а Прокл написал комментарии к его работам. Он же выражал взгляды, близкие к нашим с некоторыми изменениями. Более того, он упоминал десять колен, так же как и эту землю, лежащую под Океаном. Одним словом, это доказывает, что все они заимствуют у Моисея и озвучивают его утверждения как свои собственные…

Тимей, о котором уже шла речь, воспользовавшись источником, которого я не знаю, возможно, халдейским, перерабатывает историю о десяти царях (халдеи, как показано у Беросса), придумав, что они пришли с земли под Океаном на остров Атлантида, который, по его словам, затонул в море, и, набрав его жителей в наемники, завоевали Европу и Азию – но все это является самым явным измышлением, ибо он не мог указать местоположения острова и посему придумал, что Бог утопил его в пучине морской».



1 Один фурлонг – восьмая часть мили (201 метр).




http://www.e-puzzle.ru





Отправляясь в отпуск, возьми вдвое меньше вещей и вдвое больше денег. «Правило Штицера»
ещё >>