Передовые технологии коммуникации и организация - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Коммуникативные технологии в деятельности государственных и муниципальных... 1 215.48kb.
Лекции Понятие политической коммуникации. Гуманистические технологии... 1 172.29kb.
Центр международных связей 1 34.08kb.
Некоммерческое партнерство Авиационный центр «Экономика и передовые... 1 22.58kb.
2. Системная социология системность коммуникации. Социологический... 1 376.77kb.
Сборник научных трудов «социокультурные проблемы языка и коммуникации» 1 29.58kb.
15. Тематические и опытно-методические работы, связанные с геологическим... 4 507.71kb.
V ежегодный Саммит топ-менеджеров по коммуникациям и сми «Корпоративные... 1 109.65kb.
Цивьяновские чтения 23-24 ноября 2012 года 1 162.54kb.
Габдрахманов Амир Общая информация: Возраст: 21 год вуз: Вятгу специальность... 1 24.3kb.
Вячеслав Дудченко о природе консультационной коммуникации Москва... 1 239.96kb.
Расчет вязкого нестационарного обтекания свободно движущегося тела 1 11.85kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Передовые технологии коммуникации и организация - страница №1/1





© 2001 г.

О.С. РО


ПЕРЕДОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ КОММУНИКАЦИИ И ОРГАНИЗАЦИЯ

_____________________________________________________________

РО Ольга Станиславовна – преподаватель Московского университета печати
Двадцатый век подводит итоги. Наряду с открытиями в науке, технике, медицине наш век отмечен бурным развитием средств и способов передачи информации. Основы, заложенные в прошлом веке работами П.Л. Шиллинга, А.Г. Белла, Д. Л. Баэда, дали толчок тому, что в большей или меньшей степени является нашей повседневностью: телефонная и телевизионная связь, электронная почта, автоответчики, интернет. На смену старому термину “средства связи” пришел новый: “технологии коммуникации” или “коммуникационные технологии”.

Совершенствование коммуникационных технологий оказывает значительное влияние на форму и функционирование организации, включая такие аспекты, как структура, система управления, направление информационных потоков и способ передачи информации, организационная культура. Исследования характера и последствий этого влияния проводятся как в нашей стране, так и за рубежом, где в силу исторических причин старт подобным изысканиям был дан раньше. В этой статье предлагается обзор усилий западных специалистов в данной области на протяжении последних двух десятков лет.

Исследования, проводимые в рамках организационной науки, прежде всего. связаны с изучением типа организации. Под устойчивым типом организации McKelvey [1] понимает сложившийся и тиражируемый рядом организаций стандарт. Описывая в своей работе исторические формы организаций, он упоминает две традиционно выделяемые экономистами альтернативные формы: рынок и иерархия. Социологи, вслед за М. Вебером [2], выделяют в качестве базовых бюрократию и гильдию. В последнее десятилетие, по утверждению ученых, возникает множество принципиально новых “постбюрократических” организаций, зачастую даже размывающих привычное понятие “организационная структура”. Это так называемые сетевые организации [3, 4], интерактивные [5] и виртуальные [6].

Совершенствование организационных технологий всегда оказывало существенное влияние на развитие организационных форм. Так, согласно Yates и Orlikowski [7] система делопроизводства, создание картотек, регулярное проведение деловых совещаний во многом способствовали развитию бюрократии, обеспечивая ”координацию и контроль частей организации”. Позднее использование телефона, телеграфа и почтовой связи создали условия для образования межнациональных корпораций, одновременно позволив снизить неопределенность внешней среды [8]. Новые организационные формы возникают и развиваются на основе новых коммуникационных технологий. Эти технологии, координирующие информационные потоки как внутри, так и вне организации, впервые позволяют эффективно преодолевать принципиальные для традиционных организаций барьеры пространства и времени.

В свою очередь, новые способы передачи информации своим рождением обязаны новым организационным формам. Так система двойной отчетности и информационных потоков была разработана в рамках матричных организаций. Некоторые ученые полагают, что новые технологии “обслуживают” сложившиеся в рамках существующей организационной структуры системы отношений, “соединяя уже существующие группы, имеющие собственные цели, … и людей с конкретными социальными ролями” [9, р. 57].

Однако, зависимости организационной структуры и системы передачи информации (т.е., в конечном счете, лежащей в ее основе технологии), позволили Beniger [10], отталкиваясь от пространственного критерия Вебера для бюрократических организаций, утверждать, что в настоящее время коммуникационные технологии и организации являются однородными, гомогенными образованиями, во многом определяя существование и развитие друг друга. “Разработка формы, в которой существует информационная технологии и формы существования организации в значительной степени является сходной задачей” [11, р. 9].


Технологии коммуникации


Чем же отличаются традиционные средства связи от новых развитых коммуникационных технологий? Дискуссия по этому поводу ведется в зарубежной литературе с начала 80-х. Основное отличие сводится к тому, что возникшее в 70-х новое поколение информационных технологий позволяет обрабатывать, хранить, и распространять информацию (процесс, лежащий в основе коммуникации), главным образом, в цифровой форме с помощью электроники. Объединение процесса передачи информации с компьютерными технологиями разрушило представление о средствах коммуникации, как просто о средствах связи. “Мир мультимедиа вышел за рамки текстового обмена, и влияние цифровой технологии реально преобразует все формы человеческой коммуникации” [12, р. 2]. Pavlik классифицирует новые технологии по четырем главным функциям: производство, распределение, способ представления и хранение информации.

Под производственными технологиями понимаются средства сбора и обработки информации. Технологии подобного рода не только расширяют возможности получения информации, они также позволяют ставить и решать новые задачи и ускоряют и упрощают решение старых. Это компьютеры, электронная фотография, оптические сканеры и дистанционные сенсорные технологии.

Дистрибутивные технологии связаны с передачей электронной информации. Информация становится доступна в любой точке земного шара со скоростью звука. Видео “по желанию” становится практической задачей. Облегчается поиск и сбор необходимых данных. К технологиям подобного рода относятся воздушные и наземные телекоммуникационные системы (теле- и радиовещание, оптические кабели, телефонные сети, сети для передачи цифровой информации ISDN и ADSL), спутниковая связь, электрические сети.

Вывод и представление информации потребителю может осуществляться в разных форматах, таких как видео, аудио, текст, цифровые данные или их сочетание с помощью мультимедийных компьютерных дисплеев, сенсорных экранов, видеотелефонов, интерактивного телевидения и др. Информация хранится на жестких дисках или дискетах, CD-дисках, аналоговых и цифровых видео.

Множество работ [12, 13], посвященных взаимному влиянию коммуникационных технологий и организации, позволяют выделить ряд основных черт скоростной информационной трассы (“information superhighway”), кардинальным образом влияющих на эффективность работы организаций. Это, во-первых, конвергенция - возможность одновременной передачи информации, включающих текст, аудио и видео материал, цифровые массивы и графики и представление их в цифровой форме, что привело к всплеску развития средств мультимедиа. Во-вторых, компрессия (или сжатие) - значительное увеличение скорости взаимодействия и обмена информацией, расширение доступного для передачи информации волнового диапазона, а также возможность передачи больших массивов информации по одному каналу. В-третьих, эффекты гипертекста и интерактивности, позволяющие легко сортировать, обрабатывать или даже изменять информацию и манипулировать ею. В-четвертых, значительное снижение стоимости коммуникации, “преодолевающей пространство и время”, вследствие совершенствования компьютеров и телекоммуникационных технологий, а также более точная адресация сообщений. В-пятых, расширение коммуникационных сетей на местном и региональном уровнях, а также облегчение подключения к местным и мировой сетям. В-шестых, более широкий доступ к источникам информации с одной стороны при возможности контролировать информационные потоки и участие в процессе коммуникации, с другой. И последнее. Специальные навыки и знания, необходимые для освоения новых средств коммуникации. Как эти черты новых компьютерных технологий коммуникации сказываются на деятельности организации, рассмотрено ниже.

Направления организационных изменений


Новые, базирующиеся на электронных средствах коммуникации организации являются принадлежностью западного постиндустриального общества. Если образ традиционных бюрократических организаций - дерево с расходящейся от высшего управляющего органа системой контроля и информационных потоков, то какой образ может соответствовать современному состоянию дел?

Hedlund [14] предлагает рассматривать современные организации скорее как разветвленные неврологические системы, “комплексные сущности, в которых управление и деятельность осуществляются по-разному в разных центрах”. Heydebrand [15] выводит общие черты, характерные для постиндустриальных организаций. Это, как правило, “небольшая или являющаяся подразделением более крупной организация; ее сферой деятельности являются услуги или информация, а иногда и автоматизированное производство; она опирается на компьютерные технологии; характеризуется гибкой структурой персонала и децентрализованностью функций, эклектична по форме и предполагает кооперацию”. Ученые описывают следующие формы современных, оснащенных электронными средствами коммуникации организаций: адхократия (спецорганизации), технократия, внутренний рынок, гетерархия, организации на базе интеллектуального обмена, виртуальные организации, сетевые организации и постбюрократические формы. Новые организационные формы складываются постепенно, но современные тенденции организационной жизни позволяют сделать вывод о необратимости перемен. К ним относятся: повышение степени сложности, глобализация, усиление экономического давления, увеличение объема и темпа инноваций, усиление предпринимательского подхода, изменение социальных ориентиров в сторону более включенного, гибкого и нацеленного на обучение управления и усиление роли переговоров во внутри- и меж-организационных отношениях, увеличение доли услуг в общем объеме производства.

Для анализа влияния коммуникационных технологий на организацию выделим, вслед за J. Fulk и G. DeSanctis [13], две группы параметров: внутриорганизационные и внешние. К внутриорганизационным параметрам относятся: система властных полномочий и принятия решений, вертикальный контроль, координация по горизонтали, размер организации, новые типы связей, базовый продукт, организационная культура. В качестве внешних по отношению к организации параметров выступают: межорганизационные связи, стратегическое партнерство, тематические проекты и др.

Внутриорганизационные изменения


Развитие технологий прежде всего сказывается на системе властных полномочий и управления. В традиционных иерархических организациях право собственности реализуется через внутреннюю систему управления. Управление в иерархических организациях по Веберу основывается на стандартизованных процедурах, правилах и программах. Современные компьютерные технологии коммуникации “оттягивают” на себя значительный объем деятельности по управлению информационными потоками и координации работы персонала иногда даже, как в случае больших сложных организаций, оптимизируя эти процессы. Heydebrand [15] описывает данную тенденцию, как замену “социальных отношений техническими”. Какую же поддержку при выработке управленческих решений предлагают новые технологии? Они дают возможность [17]: a) быстрой и относительно недорогой обработки, хранения и восстановления информации; b) своевременного получения конкретной информации из внешних источников, использования внешних экспертов; c) быстрого преобразования информации под конкретную задачу (например, создание прогностических и финансовых моделей); d) компактного хранения и оперативного использования оценок экспертов, создания на их основе управленческих моделей; e) контроля и управления информационными потоками и контактами внутри организации.

Управленческое решение обычно формируется в три этапа: сбор информации и обсуждение, выработка решения и его согласование, принятие решения. Традиционные организации состоят из подразделений и отделов, каждый из которых несет определенную функциональную нагрузку. Успешность работы организации в большой степени определяется скоординированной и взаимосвязанной работой подразделений. При этой системе увеличение размера организации и образование новых отделов приводит к снижению управляемости организацией в целом. Развитие электронных средств коммуникации и соединение их с компьютерными технологиями эффективно вытесняет физический контакт, как средство горизонтальной координации [4], заменяя его управлением электронными потоками. “Процесс координации рабочих потоков все более принимает форму электронного обмена, а не физического контакта” [13]. Новые средства связи позволяют привлекать экспертов и осуществлять обмен мнений между людьми, зачастую невозможный вне электронной коммуникации. Компьютерные технологии ведут к расширению горизонтальных связей“ за счет увеличения числа и разнообразия людей, участвующих в процессе выработки решений в качестве источника информации”[17, р. 53].

В то же время, обратный процесс наблюдается в сфере принятия решений. Исследователи отмечают, что использование новых технологий приводит к сокращению среднего управленческого звена и административно-технических работников и, как следствие, сокращение уровней вертикального контроля [17].

Электронная почта становится прекрасным средством согласования и быстрой рассылки документов всем заинтересованным лицам. Управленцы прибегают к обобщенному опыту экспертов, представленному в виде экспертных моделей, или опираются на информационные управленческие системы.

Возможность верхнего управленческого звена получать своевременную и достоверную информацию, отражающую состояние дел во всех сферах организационной активности, помогает менеджерам принимать решения, которые они в противном случае “… не хотели или не были бы в состоянии принять” [17, р. 56]. Таким образом, тенденция выработки все большего числа управленческих решений на уровне верхнего административного звена способствует централизации управления в руках меньшего числа наделенных большими полномочиями ответственных работников.

Другие ученые [18] полагают, что электронные системы коммуникации (например, электронные доски объявлений) способствуют более широкой, по сравнению с традиционными организациями, осведомленности работников среднего и низшего управленческого звеньев с общим состоянием дел в организации. Это позволяет им более оперативно реагировать на изменения, решая тактические вопросы, принимая во внимание общую стратегию организации. Подобная децентрализация способствует “специализации” зон ответственности и их “более равномерному распределению по управленческим уровням организации” [17, р. 57]. “На смену традиционной иерархии властных полномочий приходит иерархия компетентности… Власть и ресурсы все больше концентрируются в экспертных центрах, а не на формальных иерархических уровнях” [19, р. 231-232]. Huber [17] предполагает, что тенденции централизации и децентрализации противонаправлены сложившемуся в организации стилю принятия решений (соответственно децентрализованному или централизованному), но и тот и другой процесс приводит к уменьшению уровней вертикального контроля и управления.

Многие ученые, обсуждая вопрос об изменении внутриорганизационных связей, выделяют процессы централизации и децентрализации. Однако среди западных ученых нет единого мнения о приоритетности развития обеих тенденции. Вероятнее всего, разумно ставить вопрос о пропорциональном соотношении этих двух процессов. Так Heckscher [5] высказывает идею о том, что уменьшение размера организации, сокращение рабочих ресурсов и децентрализация, вследствие передачи части организационных полномочий отдельным работникам, на практике приводит к укреплению связей организации зачастую за счет традиционных бюрократических способов, а не вследствие диалога между звеньями организации, отличающего организации постбюрократического типа. “Эволюция бюрократии происходит в ритме колебания между централизованной и децентрализованной моделями. В последнее время периодичность этих колебаний возросла во многих компаниях, т.к. ни один подход сам по себе не решает насущных проблем организации”. Heydebrand [15] и Keen [20] считают, что организация больше не стоит перед выбором, какую модель предпочесть. Новые информационные и коммуникационные технологии позволяют объединить централизацию с децентрализацией. На стыке двух подходов формируется новый тип организации, названный Keen федеральным. Он предполагает относительную независимость оперативной деятельности децентрализованных подразделений при определенном уровне диспетчерского управления и контроля. Reich [21] предлагает спутниковую модель организации. Возросшие возможности вертикальной и горизонтальной координации небольших рассеянных подразделений провоцируют “распадение” организаций по принципу “галактического взрыва” на рад небольших предпринимательских организаций, связанных с центральным предприятием, частично удерживающим права собственности и управления. Quinn [22] добавляет, что центральная организация “разрабатывает новые ресурсы, обеспечивает гарантию качества торговой марки и устанавливает приоритеты, подбирая персонал” [22, р. 128].

В последние десятилетия изменился ключевой спектр деятельности организации. Во-первых, меняется характер предоставляемых товаров и услуг в сторону учета последних достижений мировой практики с одной стороны и пожеланий потребителя с другой. Новые методы коммуникации, а также развитие гибких производственных технологий позволяют использовать возможности рынка, предлагая варианты интеграции внешних компонентов для получения внутреннего продукта. Такой процесс интериоризации организацией возможностей рынка получил название “электронного рынка”. Во-вторых, информация стала полноценным товаром на рынке экономически развитых стран. Появились организации, ключевая активность которых состоит в предоставлении информационных каналов связи (например, провайдеры Интернет) и обработке информации (создание баз данных).

Наряду с производством, и традиционные организации развивают оперативную систему поставок и услуг. Новые возможности служат прекрасной основой для создания так называемого “производства без склада”, получившего развитие в последнее десятилетие на востоке и западе. Принцип этого похода состоит в снижении, а порой и полном отказе от накопления полуфабрикатов на разных этапах производственного цикла. В Японии новая тенденция получила название kanban, в Америке - just-in-time (по мере необходимости). Идея заключается в устранении традиционных для производства складов и поставки необходимых комплектующих непосредственно на рабочую площадку в определенное ходом производственного процесса время. Обмен информацией по электронным сетям позволяет координировать работу центрального товарного склада и небольших местных складских помещений и магазинов. Очевидные выгоды система может принести (не говоря об устранении складских запасов и складских площадей) только при отлаженном функционировании всех подрядных организаций. Это возможно, утверждает Piore [23], только на основании ряда интервью с инженерами и управляющими американских предприятий, при “усилении кооперации на горизонтальном уровне, уменьшении иерархии, повышении компетентности персонала в сопряженных с их непосредственным кругом задач областях и росте мобильности организаций в ответ на непрерывно меняющиеся запросы рынка”. Тенденция “производства без склада” позволяет обслуживать сдвиг от массового производства к индивидуальным изделиям с учетом мнения потребителя на базе стандартных модулей, блоков.

Усиление интенсивности, скорости и эффективности информационного обмена приводит к усилению горизонтальной координации, создавая возможность объединения представителей разных подразделений при работе над проектом. Такие временные коллективы людей получили название “проектных групп”. На смену традиционному подходу последовательного и поэтапного создания и продвижения продукта приходит новый, позволяющий осуществлять работу над проектом параллельно на всех этапах от разработки до поставки с учетом непрерывной координации и взаимодействия [16]. Таким образом, стираются границы привычных функциональных подразделений, размывается иерархия, а организация, согласно Piore [23], становится похожей на многомерную матрицу, узлами которой могут выступать как отдельные специалисты, так и команды, работающие в различных частях мира. Пример здесь - компании, создающие компьютерную технику и программное обеспечение, "Форд" в автостроении и др.

Увеличение веса обработки информации в общемировом производственном процессе приводит к появлению глобальных сетевых организаций (network) [3]. К их основным характеристикам Powell [3] относит: 1) синергетический эффект, как результат объединения возможностей отдельных элементов организации; 2) отход от рутинных средств коммуникации; 3) выстраивание горизонтальных связей, замена односторонней зависимости взаимозависимостью; 4) замещение административных указов (иерархия) нормами “справедливого обмена”; 5) гибкость и адаптивность; 6) формирование “взаимовыгодного” подхода, заменяющего формальный. Monge и Fulk [4] приводят многонациональные корпорации в качестве примера подобной организационной формы. Они отмечают три препятствия на пути эффективной работы таких предприятий: большие расстояния, разные временные зоны, разнообразие культур. Имеющиеся в настоящее время электронные технологии коммуникации позволяют преодолевать первые два обстоятельства. Третья проблема едва ли может быть решена лишь за счет технического прогресса, но el-переводчики, мультимедийные сети и коммуникативные базы данных позволяют смягчить ее остроту.

Безусловно, эффективная работа, да и само существование подобных организаций невозможно без качественной информационной поддержки. Monge и Fulk [4] отмечают, что ”с утверждением информации в качестве основного “продукта”, перемещающегося по каналам постиндустриальной экономики, организации и их составляющие не столько нуждаются в объединении посредством транспортных систем, как посредством систем коммуникационных, … поскольку информационные скоростные дороги заменяют асфальтовые, глобальные сети, охватывающие рассеянные узловые точки и оставляющие место для адаптации к конкретным условиям на местах, становятся наиболее предпочтительной формой”.

Сетевая организация в своей крайней форме представляет собой виртуальную организацию. Этот тип организаций уже имеет описывающий их термин, но четкого определения характеристик, черт и границ пока не существует. В последнее время термин “виртуальность” все шире входит в наш обиход, чаще всего ассоциируясь с компьютерными играми. Однако “воображаемая реальность” организационной жизни с вполне, впрочем, зачастую реальным выходом получила широкое распространение в сфере услуг (информационные службы, рассылка и доставка товаров, образование). Davidow и Malone [16] описывают виртуальные организации, как группу сотрудников, не связанных с конкретным рабочим местом и объединяемых электронными средствами коммуникации. Говоря о виртуальных организациях, Nohria и Berkley [6] выделяют 5 основных характеристик:

1) электронное делопроизводство заменяет бумажное; 2) возрастает роль электронного взаимодействия в качестве базового средства обмена информацией. При этом традиционные собрания и совещания превращаются в средство создания центростремительных сил и поддержания целостности организаций; 3) размывается традиционное представление о структуре, т.к. виртуальная организация – это, прежде всего, информационные и технологические потоки, а не взаимодействие конкретных людей; 4) размываются внешние границы компаний за счет множественности связей и внешних взаимодействий компаний между собой; 5) распространение и развитие компьютерной техники создает принципиально новые многофункциональные рабочие места, позволяющие “приравнивать отдельных работников к организации, как единому целому”. Авторы отмечают, что властные взаимодействия и полномочия на рабочих местах в виртуальных организациях претерпевают значительные изменения. Выходящая на первый план функция координации способствует формированию новых стандартов и связей и может реализовываться в необходимой мере только при наличии развитых информационных и коммуникационных технологий.

Организации, предоставляющие информацию или услуги, т. е. в случае, когда “процесс как таковой представляет собой продукт и практически неотделим от него”, встают перед проблемой нахождения критерия оценки качества деятельности. Существует тенденция использовать оценки потребителя в качестве критериев “лучших в отрасли образцов”. В качестве таких оценок может выступать, например, степень удовлетворенности потребителя, доступность предмета потребления, удобство и т.д. [22].

Наблюдаемый я в последнее десятилетие процесс сокращения персонала в крупных организациях позволяет говорить об изменении размера организации. Если 1980-е годы являлись временем вертикальной интеграции и укрупнения компаний, в 1990-е, напротив, наблюдается противоположная тенденция. Еще десять лет назад интеграция служила средством кооперации с поставщиками и расширяла возможности контроля рынка. Теперь контакт с поставщиками осуществляется за счет развития информационных технологий. Новая стратегия, как утверждает Fulk, “не только оптимизирует работу поставщиков, но и становится базовой для пары организация-поставщик” [13, р. 341]. Не меньшее влияние на изменение размера организации оказывают и упомянутые выше тенденции “параллельного конструирования продукта” и “ производства без склада”. Так замена последовательной и поэтапной разработки продукта многочисленными отделами “мозаичной” по форме, осуществляемой отдельными работниками или небольшими рабочими группами, приводит к сокращению среднего звена управления и, в результате, к уменьшению размера организации. Компьютерные технологии способствуют “замене больших иерархических, имеющих в своем составе много отделов организаций предприятиями с упрощенной линейной структурой в основе которых лежит скоординированная многофункциональная деятельность специалистов или рабочих команд с использованием новых информационных технологий” [6]. Увеличивается количество надомных рабочих (“telecommuters”), связывающихся со своими организациями посредством компьютерных сетей. По утверждению Business Week уже в 1993 году в США более 10% американцев перенесли часть своей рабочей активности в домашние условия, а 1% полностью перешли на надомный труд. Таким образом, организация, понимаемая как место совместной деятельности, уменьшается в размере, сохраняя рабочие места.

Другой причиной уменьшения размера организации является стратегия передачи полномочий решать важные, а порой и ключевые вопросы бизнеса, во внешние центры (стратегия outsourcing). J. Fulk [13] приводит примеры передачи управления школами и тюрьмами в Америке из рук государства непосредственно органам этих организаций. Все больше организаций прибегают к выделению в самостоятельно функционирующее подразделение ключевых информационных систем, предпочитая только отслеживать их деятельность посредством коммуникационных сетей. Формируется новое поколение оснащенных компьютерами надомных рабочих мест, что, с одной стороны, расширяет возможности работодателя по подбору квалифицированного персонала и обусловливает гибкость рабочего графика (женщины, ухаживающие за детьми, специалисты в любой точке земного шара и т.д.), а с другой стороны ведет к уменьшению базовой, стационарной организации.

Изменение размеров организации, характера взаимодействия внутри организации и базовой деятельности по сравнению с бюрократическими организациями приводит к трансформации организационной культуры. Работа с такой быстро изменяемой субстанцией, как информация, высокий темп развития информационных технологий требует инициативы и гибкости от каждого отдельного работника, большего спектра знаний и умений, а также способности быстро обучаться. Поэтому существующие в организации нормы, правила, гласные и негласные стандарты, т. е. то, что лежит в основе организационной культуры, претерпевают важные изменения. Так, во-первых, тенденция сокращения органов центрального управления и численности высшего руководства, одновременно изменяет функции остающихся у власти с “издания директив и указаний на гибкое управление и координацию” [22]. Во-вторых, отмечает Heckscher [5], характерное для постбюрократических организаций “снижение ориентации на стабильность” и готовность к переменам. В-третьих, отличительной особенностью организаций нового типа является возможность электронного контакта с теми, с кем не предоставляется возможность личного контакта в каждодневной рутине. Такие связи, непосредственно обусловленные инновационными процессами в организации [24], получили название “слабые связи”.

Кроме того, эффективная и отлаженная работа подразделений осуществляется за счет “институционированного диалога”[5], пришедшего на смену властным полномочиям и узаконенным правилам”. Иерархия уступает место отношениям “взаимного обмена и влияния” [21]. Heckscher [5] утверждает, что в организациях постбюрократического типа отношения складываются на основе “доверия, общих представлений и широкого обсуждения стратегии корпорации”. Нормы взаимодействия и “социальные отношения являются результатом общих взглядов и подходов, а не структурно обусловленных взаимоотношений”.

Они достаточно подвижны, не имеют ничего общего с фиксированной статусной позицией и скорее напоминают неформальную структуру организации. Формируются новые центры влияния, так называемые “информационные брокеры” [53] - люди или группы людей, играющие ключевую роль в организации коммуникации, расширении использования новых средств связи и “распространении новых норм и правил среди различных групп”.

Чем большая часть организационной структуры превращается в сетевую форму, тем в большей степени проявляются все перечисленные особенности: нестабильность, гибкие властные отношения, “размывание” статусных позиций, целевой (для решения конкретных задач), а не статусный характер взаимодействия и, порой, отсутствие постоянного физического рабочего места. Некоторые исследователи даже задаются вопросом: “поскольку работа осуществляется отдельными людьми посредством компьютеров, то насколько “реальна“ сетевая организация”? В какой степени новый тип организации наследует черты организации традиционной? Что такое виртуальная культура организации?

Наиболее серьезные изменения в сложившихся представлениях, к которым может привести дальнейшее развитие коммуникационных технологий - это смещение представления об общности. Если сообщество традиционно формировалось по территориальному принципу, а работники, прежде всего, идентифицировали себя с организацией, имея в виду ее географическое положение, то возникновение “виртуальных сообществ” предлагает формирование коллективов из разбросанных по всему миру людей с общими интересами [26].


Межорганизационные связи


К наиболее распространенным формам таких связей Fulk и DeSanctis [13] относят: стратегические союзы, партнерство, коалиции, совместные предприятия, франчайзеры, исследовательские консорциумы и сети. В качестве примера можно привести партнерство поставщик-потребитель, связанное через общую базу данных и одинаковый протокол обмена информацией. Примером стратегических союзов в развитых странах является союзы между крупными банками и авиалиниями, предлагающими для владельцев кредитных карточек конкретных банков систему учета миль, проведенных в полете с последующим вознаграждением тем или иным способом. Подобные союзы существуют между банками, предприятиями торговли, страховыми компаниями, бюро путешествий и др. Естественно, что такое партнерство становится возможным только на базе развитых коммуникационных технологий, позволяющих территориально разделенным организациям обмениваться информацией в реальном времени. В результате формируется разветвленная сеть, “в которой одна организация может служить по отношению к другой не только поставщиком, но и конкурентом, клиентом и консультантом”. Возрастает степень взаимозависимости и, как следствие, важность взаимного доверия в партнерских отношениях [27]. Еще один пример партнерства представляют собой не конкурирующие друг с другом организации в одной и той же сфере бизнеса. Эти организации, занимающиеся, главным образом, предоставлением телекоммуникационных услуг, охраной здоровья, контролем за соблюдением законности, объединяются с целью координации и обмена информацией (Интерпол).

Заключение


Быстрое развитие новых и, в особенности, информационных технологий оказывает серьезное влияние на формы существования и деятельности организаций. Изменения происходят столь быстро, что ученые успевают только описывать и систематизировать происходящие изменения, отодвигая задачу методологического осмысления на будущее. К вопросам, требующим изучения, относятся: устойчивость новых организационных форм; перспективы их развития; преимущества и недостатки новых организаций с точки зрения конкурентоспособности; ресурсы персонала; влияние новых технологий на отношения в организации; выбор технологии и темпы ее диффузии в организации, и многие другие. Но главным является вопрос, на который ответит время: какую организацию назовут традиционной в 21 веке?

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



  1. McKelvey B. Organizational Systematics: Taxonomy, Evolution, Classification. Berkeley, 1982

  2. Вебер, М. Образ общества. М., 1994.

  3. Powell W. Hybrid Organizational Arrangements: New Forms or Transitional Development? // California Management Review, 1987,V. 3, № 1.

  4. Monge P.R., Fulk J. Global Network Organizations // International Communication Association Conference. Presentation Paper, 1995.

  5. Heckscher C. Defining the Post-Bureaucratic Type // The Post-Bureaucratic Organisations: New Perspectives on Organisational Change. Thousand Oaks. CA. 1994.

  6. Nohria N., Berkley J.D. The Virtual Organisation: Bureaucracy, Technology, and the Implosion of Control // The Post-Bureaucratic Organisation etc.

  7. Yates J., Orlikowski W. Geneses of Organisational Communication: An Approach to Studying Communication and Media // Academy of Management Review, 1992, № 17.

  8. Thompson J.D. Organisation in Action. NY. 1967.

  9. Mantovani G. Is Computer-Mediated Communication Intrinsically Apt to Enhance Democracy in Organisations? // Human Relations, 1994, V.47, №1.

  10. Beniger J.R. The Control Revolution: Technological and Economic Origins of the Information Society, Cambridge. 1986.

  11. Lucas H.C., Baroudi J. The Role of Information Technoligy in Organisation Design // Journal of Management Information Systems, 1994, V.10, № 4.

  12. Pavlik J. V. New Media and the Information Superhighway. Boston, 1996.

  13. Fulk J., DeSanctis G. Electronic Communication and Changing Organizational Forms // Organization Science, 1995, Vol. 6, № 4.

  14. Hedlund G. The Hypermodern MNC-A Heterarchy? // Human Resource Management, 1986, V. 25, № 1.

  15. Heydebran W. New Organizational Forms // Work and Occupations, 1989, № 16.

  16. Davidow W.H. , Malone M.S. The Virtual Corporation. New York, 1992.

  17. Huber G.P. A Theory of the Effects of Advanced Information Technologies on Organizational Design, Intelligence, and Decision Making // Academy of Management Review, 1990, V. 15, № 1.

  18. Dawson P., McLoughlin I. Computer Technology and the Redefinition of Supervision // Journal of Management Studies, 1986, № 23.

  19. Foster L.W., Flynn D.M. Management Information Technology: Its Effects on Organizational Form and Function // Management Information Systems Quarterly, 1984, № 8.

  20. Keen P.G.W. Telecommunications and Organizational Choice // Organizations and Communication Technology. Newbury Park. 1990, p. 295ff.

  21. Reich R. The Work of Nations: Preparing Ourselves for 21st Century Capitalism. NY, 1991.

  22. Quinn J.B. Intelligent Enterprise. NY, 1992.

  23. Piore M.J. Corporate Reform in American Manufacturing and the Challenge to Economic Theory / Research Studies. NY, 1994.

  24. Rogers E.M. Diffusion of Innovations. 3rd ed. New York. 1983.

  25. Contractor N.S., Eisenberg E.M. Communication Networks and a New Media in Organizations / Organizations and Communication Technology. 1990, p. 143-171.

  26. Pickering J.M., King J.L. Hardwiring Weak Ties: Interorganizational Computer-mediated Communication, Occupational Communities, and Organizational Change // Organization Science, 1995, V.6, № 4.

  27. Norman R.,Ramirez R. From Value Chain to Value Constellation: Designing Interactive Strategy // Harvard Business Review, 1993, July-August.







К тому, кто не проводит реформ, постучит Реформация. Станислав Ежи Лец
ещё >>