Оказывается сильнее общепринятых мнений - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Толерантность, или терпимость, стремление и способность к установлению... 1 45.04kb.
А. Д. Михайлов Тристан и Изольда 8 1353.53kb.
Памятка гражданину «Шесть типов террористов» 1 78.89kb.
Изгородей и озеленения урбанизированных аридных 1 72.92kb.
Книга для женщин. В ней мы откроем вам несколько секретов 1 240.38kb.
Книга предназначена для широкого круга читателей. Thin red lin 0... 51 7051.39kb.
Олимпийский девиз «Быстрее, выше, сильнее!» 1 60.49kb.
Программа кружка «Шахматы» Общая характеристика кружка. Кружок «Шахматы»... 1 178.22kb.
Методический конструктор как способ повышения профессиональной компетентности... 1 93.67kb.
Египетская пирамида 1 90.61kb.
М. В. Ломоносов видел причину огромных успехов в естествознании,... 1 133.83kb.
Методические указания к изучению дисциплины и выполнению контрольной... 4 761.63kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Оказывается сильнее общепринятых мнений - страница №1/6

КОГДА ЛЮБОВЬ К ДЕТЯМ
ОКАЗЫВАЕТСЯ СИЛЬНЕЕ ОБЩЕПРИНЯТЫХ МНЕНИЙ

(На вопросы отвечает Игорь Чапковский, заведующий Центром Семейного Образования в г. Москве)

Среди детей школьного возраста есть дети,
которые приходят в школу только для того, чтобы
сдать очередные экзамены. Они никогда не были
школьниками.

Решительность одного человека помогает решиться и другому. Сей-
час с помощью родителей, впервые осмелившихся самостоятельно обу-
чать своих детей, учатся экстерном несколько десятков ребятишек раз-
ных возрастов. И разговор наш о школе, семье, образовании.
- Есть родители, которые понимают, что школа не нужна и даже
вредна их ребенку. Но не решаются его оттуда забрать. Что их оста-
навливает?
- Дело, видимо, в том, что в сознание людей прочно внедрены мифы,
связанные с образованием. Например, миф о том, что учить детей долж-
ны специалисты-педагоги, прошедшие специальную подготовку. Однако,
лучшие специалисты для каждого ребенка — его отец и мать. Они знают
характер ребенка, видят его развитие, могут определить его склонности.
Но нашему обществу всегда нужны были люди без склонностей, поэтому
стоящие у власти провозгласили: „Дети — наше будущее" и, исходя из
этого, формировали сознание как детей, так и родителей.

Отсюда происходит и второй миф — детям необходимо учиться
в коллективе. Мы экспериментировали со своими учениками, пробовали
объединять их в маленькие группы и пришли к выводу, что обучение
наиболее эффективно, когда знания передаются „из рук в руки". Чело-
век в одиночку рождается, в одиночку растет, и начинать учиться он
тоже должен в одиночку. А есть дети, которые по-другому просто
не могут. Они слишком чутки и внимательны к отношениям между людьми, поэтому, если при обучении присутствует кто-нибудь кроме
ребенка и учителя, он не может воспринимать знания.

И еще одно порождение той системы — миф о единой школе. Во
всех школах единые программы, единые требования, единые методы
обучения. А вместо образования — ЗУНы. Есть такое сокращение
в инструкциях, означает — знания, умения, навыки. Никто и вида не де-
лает, что пытается дать образование: ЗУНы, и все.

- Но кроме внешних причин, кроме мифологии, есть еще причины
внутренние, психологические. Иногда именно они не дают сделать
шаг за порог школы. Давайте попытаемся обозначить эти причины.
- Любому человеку трудно вырваться из стереотипов, а нас к тому же
долго отучали от самостоятельности. Сейчас мы видим результат. Глав-
ные противники домашнего обучения — это бабушки и дедушки. Родите-
ли уже готовы решиться, а они в ужасе: „Ребенок не будет ходить
в школу? Значит, он будет не таким, как все?"

К этому добавляются вопросы чисто практические. Взрослые весь
день на работе, ребенок один дома. А вдруг что-нибудь натворит?
В школе хоть что-то делать заставляют, а дома заставлять будет некому.
Вдруг он вообще не станет учиться? Как тогда быть?

Нельзя считать, что учиться должны все. Образование не может быть
принудительным. Право на образование — это ведь обязанность госу-
дарства по отношению к своему гражданину. Дети, которые не хотят
учиться, — это дети, очень уставшие от школы. Им нужно несколько
месяцев санатория, только потом можно говорить об обучении.

Если люди решились уйти из школы, необходимо набраться смелости
и сделать этот шаг. Не пытаться заранее решать вероятные проблемы,
а решать те, которые реально возникнут. Практика показывает: многие
проблемы преодолеваются сами собой. Семья начинает жить здравой
жизнью, дети и родители связаны общим делом, дети понимают, что
родителям они не безразличны, отношения становятся лучше, возни-
кает чувство ответственности друг перед другом, радость самостоятель-
ности у детей и взрослых. И вдруг люди чувствуют, что, например,
телевизор — враг самостоятельного мышления, что из этого ящика на
них льется поток отравы. Я знаю несколько семей, которые, начав учить
детей дома, избавились от телевизора по внутренней необходимости.
- Значит, любая семья может взять на себя обучение собственного
ребенка?
Семьи, которые успешно справляются с этим делом, это не просто
полные семьи — в них к тому же есть согласие. Я называю такие семьи
здравыми, Родители осознают, что права детей принадлежат им, именно они должны права собственного ребенка защищать, отстаивать, а если
надо — и бороться за них. Родители понимают, что только они вправе
решать, чему и как должен учиться их ребенок.

В домашнем обучении инициатива обычно исходит от матери. Она
первая чувствует, если в школьной жизни ребенка что-то не так; она
получает первый сигнал тревоги. И для начала вполне достаточно, чтобы
мать хотела учить ребенка дома, а отец не возражал. Рано или поздно он
подключается к обучению. И сердце отца возвращается в семью. Понят-
но, что отцы сейчас очень заняты, они часто не готовы пожертвовать
временем для ребенка. Но в реальности жертва времени очень мала.
Достаточно десяти-пятнадцати минут в день, чтобы атмосфера в семье
стала другой, чтобы ребенок не чувствовал себя беспризорным. Иногда
эти десять минут уходят на разговор, иногда на молчаливую прогулку
вокруг дома — важно не это. Главное — постоянная готовность отца
к диалогу с ребенком. И ребенок эту готовность чувствует.

- Что чаще всего заставляет родителей обращаться к нам?
Причины обычно негативны. Ребенок увял, у него нет интереса
к учению. Как сказал один папа: „В первом классе сын бежал в школу, во
втором — шел, в третьем мы его тащим". Приходят дети, которых в школе
считают чуть ли не отсталыми. На самом деле их заторможенность -
реакция на школьное насилие. Есть соматически больные дети, которым
по их физическому состоянию необходим индивидуальный подход. Нача-
ло обучения для них должно быть отодвинуто. Для таких детей учиться
дома — единственно возможный вариант, они просто не могут находиться
в школе. Бывает, к нам приходят люди, которые ищут, куда бы сдать
своего ребенка, чтобы больше им не заниматься. Таким мы отказываем
сразу — вся наша система построена на родительском участии.

Гораздо реже встречаются позитивные причины. Приходят родите-
ли, которые сознательно осуществляют право ребенка на образование.
Они иногда не знают, как работать с детьми, как их учить, как опре-
делить склонности ребенка. Такие приходят иногда просто за советом.
- Но есть люди, которые учили бы ребенка сами, но не верят
в свои силы, в свои педагогические способности, в достаточность
собственных знаний. Как быть им?

Если речь идет о начальной школе, проблема состоит только в том,
чтобы преодолеть собственный страх. Научить ребенка читать, писать,
считать любая мать может. Когда ребенок переходит в среднюю шко-
лу, уже не каждая мама способна преподавать ему все необходимые
предметы. Родителям нужно объединяться. Скажем, ты учишь моего
сына биологии, а я твоего — математике.

Есть дети, которые сдают экстерном только часть предметов, а на
остальные уроки ходят. Для многих родителей такой вариант приемлем
и даже предпочтителен. Однако люди, которые предпочитают частич-
ный экстерн, должны быть готовы рано или поздно забрать ребенка из
школы совсем. Слишком различны системы. Человек, уже вкусивший
вдохновение самостоятельного мышления, самостоятельной работы, не мо-
жет вынести казарменный уклад нынешней школы. Конечно, есть целе-
устремленные дети. Они берут в школе то, ради чего пришли, независимо
от того, что происходит вокруг. Но таких очень мало.
-Насколько стоит придерживаться школьных программ в домаш-
нем обучении?
Сумма знаний, которую школа требует заучить, нормальному человеку
просто не нужна. Есть два типа образования — развивающее и целевое.
Мы предпочитаем давать своим ученикам развивающее образование, зна-
комим с предметом, а попутно учим работать с книгой, пересказывать,
конспектировать, реферировать. Мы даем человеку в руки инструмент
для добывания знаний и показываем, как этот инструмент работает. Когда
нашим ученикам надо пройти курс целевого образования, чтобы, скажем,
сдать экзамен, они проходят этот курс намного быстрее и эффективнее,
чем дети, которые приучены просто запоминать.

В новый Закон об образовании включено понятие образовательного
стандарта. Стандарт должен быть минимален. Читать, писать, считать,
пересказывать — для начальной школы. Конспектировать и рефериро-
вать — для второй ступени. На этом процесс обучения можно считать
законченным. Человек сможет получить любые необходимые ему зна-
ния, цель достигнута.

А на государственном уровне необходимо срочно создать незави-
симую систему контроля. Сейчас школа сама оценивает, насколько ка-
чественно она работает, сама контролирует себя через систему школь-
ных экзаменов. Эта система порочна. Идет узаконенное очковтиратель-
ство. Причем школа втирает очки не только государству, ученикам,
родителям, но и самой себе.

Мы отказываемся получать лицензию, которая дала бы право прини-
мать экзамены у учеников. Они сдают экзамены в тех школах, к кото-
рым приписаны, и это правильно. У человека внутри системы не может
быть ясного зрения.


НАШ ОПЫТ ДЛЯ ТЕХ, КТО ХОЧЕТ
Опыт родителей, сумевших заменить целую шко-
лу для своих детей и помогающих учиться дома мно-
гим ребятишкам, вызвал большой интерес. Появивши-
еся к ним вопросы наглядно продемонстрировали стой-
кое недоверие многих родителей к нынешней системе
народного образования, с одной стороны. С другой — их
неготовность взять на себя ответственность за вос-
питание собственного чада. В этих вопросах суммиро-
ваны тревоги и надежды многих родителей.
· — Мой сын очень устает в школе и ничего не может там делать.
Он говорит, что ему мешает большое количество людей вокруг.
А забрать его из школы и учить самой — страшно. Может быть,
можно совмещать посещение школы с домашним обучением

Есть дети — их число социально значимо, — которые не могут


воспринимать знания в коллективе. Они как бы не могут хлебать из
общей тарелки. Может быть, для вашего ребенка просто мука находить-
ся в коллективе в процессе обучения. Вспомните о своей ответственно-
сти за него. Он мучается, у него болит голова — это ведь реальные боли.
Давайте положим на одну чашу весов безрадостное ощущение мира,
а на другую — ваш страх потерять время или быть не такой, как все.
Давайте взвесим, что вам дороже, тогда можно решать, что следует
делать. Надо прямо себе сказать: идея совмещения возникает не потому,
что ищут блага для ребенка. Родители хотят, чтобы были и волки сыты,
и овцы целы. Не получится.

· — Обучать детей дома могут только те родители, которые сами
имеют высшее образование. Вы сознаете, что ваш опыт годится
не для всех?

У нас есть родители-маляры, у которых нет и среднего образова-


ния. Родители увидели, что сын стоит на грани физического заболевания,
что он не может учиться в школе. И им стало мальчика жалко.
У них хватило решимости его забрать, они были уверены — и эта уверен-
ность оправдалась жизнью, — что сумеют организовать обучение на дому.

Мы не хотим строить опыт для всех. Мы хотим построить для тех,
кто хочет. Нет общих рецептов, наша система опирается на согласие. На
согласие всех участников процесса обучения действовать совместно, на
основе взаимопонимания. Радость ребенка, радостное его детство явля-
ются безусловным критерием правильности этой работы.

· — Не становится ли ребенок, который не ходит в школу, высоко-
мерным? Как переносит то, что он не такой, как все?

Наша школа называется „Школа одного ученика". Здесь нет места


для высокомерия, поскольку ученик не имеет возможности сравнивать
себя с теми, у кого не получается, скажем, математика, с теми, у кого
не получается язык. Гордость может возникнуть как следствие горде-
ливого ума, от которого не спасут ни школа, ни внешкольное обучение.
Это отдельный вопрос, не зависящий от формы образования.

Что касается того, что ребенок видит себя не таким, как все, хочу
сказать следующее. Такая постановка вопроса — из взрослого мира. Это
для нас, взрослых, очень важно, чтобы наш шкаф был не хуже, чем
шкаф у соседа. Детям это, как правило, не свойственно.

· — Если ребенок не ходит в школу, где он научится жить среди
себе подобных: разбираться в людях, выстраивать свои отношения
с ними, дружить, любить, враждовать наконец?

Вы перечислили то, что человеку предстоит в жизни. Основная


идея воспитания, которая проходит через века, звучит так: „Берегите
детей!" От чего беречь? От нравственной грязи прежде всего. И не ве-
шать на ребенка непосильный груз взрослых проблем. Он — нежный
росточек. Надо дать естеству окрепнуть, только тогда можно предлагать
испытания. Советская система воспитания — это просто система затап-
тывания, и при этом говорят, что готовят к жизни. Если начать топтать
от юности, просто затоптыш вырастет, по-другому и не скажешь. А что
касается „научиться враждовать", я бы так вопроса не ставил. Родитель-
ская формулировка очень проста: „Нам нужно ребенка поставить на
ноги". Жизнь его поведет линией борьбы — значит, он будет бороться.
Жизнь сложится в менее суровых обстоятельствах — он должен уметь
жить в менее суровых обстоятельствах. Если человек достаточно серьез-
но будет ценить нравственные качества, нравственные устои своей семьи,
я думаю, у него найдутся и духовные силы противостоять злу.

· — В жизни нам часто приходится делать совсем не то, что хочет-
ся. Как сочетается ваше следование естественным склонностям ре-
бенка с воспитанием чувства долга?

Вначале понять, а потом требовать. Вот так сочетается, если ко-


ротко ответить. Вам предлагают, например, плясать. Взрослый человек
может за себя постоять, сказать: „Не могу, у меня склонности к этому
нет". А ребенку мы говорим:
следующая страница >>



Среди прочих существуют награды за военное мужество и гражданскую трусость. Веслав Брудзиньский
ещё >>