Обстоятельства дела - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
А. Обстоятельства дела 1 109.35kb.
Вынесено II секцией Перевод на русский язык Николаева Г. А. 1 50.57kb.
Вынесено IV секцией Перевод на русский язык Николаева Г. А. 1 73.69kb.
Вынесено I секцией Перевод на русский язык Николаева Г. А. Обстоятельства... 1 32.71kb.
Обзор судебной практики за 2 квартал 2013 года Уголовные дела 1 101.5kb.
Обстоятельства и методы парасуицидов: гендерные особенности 1 67.2kb.
Вынесено II секцией Перевод на русский язык Николаева Г. А. 1 48.51kb.
Нарушение норм материального права, неустановление всех обстоятельств... 1 75.17kb.
Людвиг фейербах и конец классической немецкой философии 6 786.69kb.
Обстоятельства, влияющие на размер санкции по делам об административных... 1 75.62kb.
Возможности памяти человека не беспредельны, а порой и обстоятельства... 10 984.25kb.
Закон о содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении... 2 575.98kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Обстоятельства дела - страница №1/1

Обзор постановления Европейского Суда по правам человека от 12 июня 2012 года (вынесено I Секцией)

Ражев против России (№29448/05)
ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

3 марта 2004 г. заявитель был арестован по подозрению в совершении преступления в связи с хищением, и 4 марта 2004 г. судом было санкционировано его предварительное заключение. 27 декабря 2004 г. Сормовский районный суд Нижнего Новгорода продлил срок его предварительного заключения до 3 марта 2005 г. (включая эту дату).

В последнюю дату санкционированный судом период содержания заявителя под стражей истек, но заявитель оставался в заключении, хотя постановление о продлении содержания его под стражей вынесено не было.

9 марта 2005 г. уголовное дело поступило в Канавинский районный суд Нижнего Новгорода.

17 марта 2005 г. Канавинский районный суд передал уголовное дело на рассмотрение в Сормовский районный суд и решил в то же время продлить содержание заявителя под стражей, передавая дело «на рассмотрение Сормовским районным судом». 24 марта 2005 г. заявитель обжаловал решение о продлении срока содержания под стражей. Через несколько дней он подал жалобу в президиум Нижегородского областного суда. Заявитель жаловался на то, что содержался под стражей в отсутствие санкции после окончания срока содержания под стражей 3 марта 2005 г., и утверждал, что в любом случае его дальнейшее содержание под стражей перестало быть оправданным.

11 апреля 2005 г. Сормовский районный суд продлил срок содержания заявителя под стражей до 11 мая 2005 г. Это решение было оставлено без изменения Нижегородским областным судом 11 мая 2005 г.

22 апреля 2005 г. Нижегородский областной суд рассмотрел жалобу заявителя на решение от 17 марта 2005 г., которым было продлено содержание заявителя под стражей. Он постановил, что решение было законным и обоснованным. Период содержания под стражей с 4 по 17 марта 2005 г. не был рассмотрен судом кассационной инстанции.

6 мая 2005 г. Сормовский районный суд назначил слушание уголовного дела заявителя и постановил, что «мера пресечения, а именно предварительное заключение, оставлена без изменения». Это решение было оставлено Нижегородским областным судом 1 июня 2005 г. без изменения.

19 мая 2005 г. Сормовский районный суд рассмотрел и отклонил ходатайство заявителя об освобождении. Это решение было оставлено без изменения Нижегородским областным судом 1 июня 2005 г.

27 июля 2005 г. судья Нижегородского областного суда рассмотрел и отклонил ходатайство заявителя о пересмотре в порядке надзора определения кассационного суда от 22 апреля 2005 г. Он согласился с основаниями для содержания заявителя под стражей без какого-либо упоминания периода с 4 по 17 марта 2005 г.

9 сентября 2005 г. Сормовский районный суд продлил содержание заявителя под стражей до 9 декабря 2005 г.

6 декабря 2005 г. Сормовский районный суд признал заявителя виновным в хищении. Кассационная жалоба заявителя была отклонена Нижегородским областным судом 4 апреля 2006 года. 3 июля 2006 г. заявитель был освобожден условно-досрочно.

27 декабря 2006 г. Нижегородский областной суд рассмотрел уголовное дело, в котором заявитель выступал в качестве потерпевшего от несанкционированного прослушивания телефонных разговоров. Суд осудил причастных к преступлению сотрудников милиции за превышение полномочий и присудил заявителю компенсацию за причиненный моральный вред.
ВОПРОСЫ ПРАВА

На основании подпункта «с» пункта 1 статьи 5 Конвенции заявитель жаловался на то, что его содержание под стражей с 4 по 17 марта 2005 г. не было санкционировано судом. Подпункт «с» пункта 1 статьи 5 Конвенции предусматривает:


«1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:

...(с) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения...».
Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле срок содержания заявителя под стражей, установленный решением от 27 декабря 2004 г., истек 3 марта 2005 г., но заявитель оставался под стражей. Представляется, что в ожидании передачи дела следственные органы упустили из виду окончание срока содержания под стражей, что относится также к суду, который получил уголовное дело 9 марта 2005 г. и передал дело другому суду. Соответственно, постановление о продлении содержания заявителя под стражей не выносилось до 17 марта 2005 г. Следовательно, заключение заявителя с 4 по 17 марта 2005 г. осуществлялось в отсутствие судебного решения.

Европейский Суд уже устанавливал нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в ряде дел против Российской Федерации, касавшихся практики содержания обвиняемых под стражей исключительно на основании того факта, что их дела были переданы в суд первой инстанции. Он указывал, что практика содержания подсудимых под стражей в отсутствие судебного решения или четких правил, регулирующих их ситуацию, несовместима с принципами правовой определенности и защиты от произвола, которые составляют основу Конвенции и верховенства закона

С учетом вышеизложенных соображений Европейский Суд находит, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции в связи с содержанием заявителя под стражей в период с 4 по 17 марта 2005 г.

Заявитель жаловался, что в его распоряжении не было эффективной процедуры, посредством которой он мог оспорить законность его содержания под стражей в период с 4 по 17 марта 2005 г., что предусмотрено пунктом 4 статьи 5Конвенции. Этот пункт гласит:


«4. Каждый, кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным».
Европейский Суд напоминает, что в силу пункта 4 статьи 5 Конвенции задержанное или заключенное под стражу лицо имеет право инициировать судебное рассмотрение процессуальных и материально-правовых вопросов, которые являются существенными для определения «законности» лишения лица свободы по смыслу пункта 1 статьи 5 Конвенции. Это означает, что компетентный суд обязан проверить не только соблюдение процессуальных требований национального законодательства, но также обоснованность подозрения, в связи с которым произведено задержание, и правомерность цели, преследуемой задержанием и последующим заключением под стражу.

Как уже установил Европейский Суд, содержание заявителя под стражей с 4 по 17 марта 2005 г. не было предусмотрено никаким решением. Заявитель таким образом не мог возбудить судебную проверку правомерности заключения в этот период, поскольку российское законодательство предусматривает только процедуру обжалования официального постановления о содержании под стражей. В отсутствие такого постановления заявитель не имел доступных ему средств для возбуждения проверки законности его содержания под стражей. Более того, когда заявитель подал жалобу в Нижегородский областной суд, ссылаясь на незаконность его содержания под стражей в этот период, тот рассматривал эту жалобу как ходатайство об освобождении и не дал ретроспективную оценку законности предыдущих периодов содержания под стражей. В частности, в решении от 22 апреля 2005 г. суд ограничился указанием причин для дальнейшего содержания заявителя под стражей, но не рассматривал вопрос о том, существует ли разрешение в отношении рассматриваемого периода. Кроме того, на последующем разбирательстве, проведенном 27 июля 2005 г. в порядке надзора, этот вопрос вообще не рассматривался. Соответственно, национальные суды не считали этот период содержания заявителя под стражей подлежащим проверке.

Следовательно, в настоящем деле заявитель не мог возбудить разбирательство в отношении проверки законности его содержания под стражей в период с 4 по 17 марта 2005 г.

Соответственно, имело место нарушение пункта 4 статьи 5 Конвенции.

Наконец, заявитель жаловался на основании пунктов 1 и 2 и подпунктов «b» и «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции на нарушение презумпции невиновности, нарушение его права защищать себя посредством выбранного им самим защитника и на нарушение гарантий, связанных с допросом свидетелей. Он также жаловался в соответствии со статьей 8 Конвенции на незаконное прослушивание телефонных разговоров.

Однако, принимая во внимание предоставленные материалы, и насколько предмет жалобы относится к его юрисдикции, Европейский Суд не усматривает в нем признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Отсюда следует, что жалоба в этой части является явно необоснованной и подлежит отклонению в соответствии с подпунктом «а» пункта 3 и пунктом 4 статьи



Заявитель не предъявил требование о справедливой компенсации в пределах указанного ему срока. Соответственно, Европейский Суд полагает, что оснований для присуждения ему какой-либо компенсации не имеется.
На основании изложенного Суд единогласно:

  1. признал жалобу заявителя в части предварительного заключения в отсутствие постановления суда в период с 4 по 17 марта 2005 г. и отсутствия судебной проверки приемлемой, а в остальной части - неприемлемой;

  2. постановил, что имело место нарушение требований пункта 1 статьи 5 Конвенции;

  3. постановил, что имело место нарушение требований пункта 4 статьи 5 Конвенции.



Информация подготовлена при использовании материалов «Бюллетеня Европейского Суда по правам человека» № 11'2013.




Депутатам не обязательно уметь прочесть новый закон с первого раза — для них организуется второе чтение. Михал Огурек
ещё >>