Обобщение судебной практики рассмотрения дел о признании сделок недействительными за 2008 год и первое полугодие 2009 года - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Обобщение судебной практики по рассмотрению уголовных дел о преступлениях... 1 225.94kb.
Справка по результатам обобщения судебной практики по гражданским... 1 58.85kb.
Справка по результатам обобщения судебной практики рассмотрения в... 1 165.24kb.
Справка по результатам изучения судебной практики по спорам с участием... 1 221.5kb.
Анализ судебной практики рассмотрения Спасск-Дальним гарнизонным... 1 89.11kb.
Справка по обобщению практики рассмотрения дел, связанных с государственной... 1 270.65kb.
Обобщение судебной практики по результатам изучения уголовных дел... 1 114.34kb.
Обобщение судебной практики Арбитражного суда Астраханской области... 1 115.97kb.
Обобщени е практики рассмотрения споров в Арбитражном суде Белгородской... 3 391.22kb.
Одобрена Президиумом суда 1 336.98kb.
Справка по результатам обобщения судебной практики по уголовным делам... 1 92.07kb.
Возникновение и осуществление гражданских прав 1 63.96kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Обобщение судебной практики рассмотрения дел о признании сделок недействительными - страница №1/1



Обобщение судебной практики рассмотрения дел о признании

сделок недействительными за 2008 год и первое полугодие 2009 года
В соответствии с утвержденным планом работы Арбитражного суда Республики Калмыкия на II полугодие 2009 года проведен анализ рассмотренных судом дел о признании сделок недействительными за период 2008 – I полугодие 2009 года.

Гражданский кодекс Российской Федерации в качестве условий действительности сделки устанавливает наличие соответствующих полномочий (статуса) у сторон сделки и их представителей; соответствие воли сторон их волеизъявлению; направленность воли лиц, совершающих сделку, на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, отвечающих природе сделки; соответствие формы сделки и ее содержания требованиям закона. Несоблюдение хотя бы одного из этих условий влечет за собой недействительность сделки и не достижение ее участниками результатов, к которым они стремились при ее совершении.

Прежде чем обратиться к статистическим показателям, необходимо остановиться на основных моментах, касающихся вопросов о правовой природе недействительности сделок, их правовых последствиях, и являющимися на данный момент широко обсуждаемыми в арбитражной практике.

В первую очередь необходимо отметить тот факт, что по правилам недействительности сделок нельзя признавать документы, которые по своему содержанию не являются сделками. К таким документам относятся, например, решения органов государственной власти; свидетельства (о праве собственности на жилье, о праве на наследство, о приобретении имущества на публичных торгах, государственный акт на земельный участок, ордер и т.п.); решения, записи о регистрации (регистрация домовладения, актов гражданского состоя­ния); протоколы общих собраний обществ, решения общих собраний общественных объединений, распоряжения о регистрации по месту проживания физического лица и многие другие документы (акт приема-передачи, товарный чек и пр.).

При рассмотрении споров о недействительности сделок необходимо разграничивать недействительные и незаключенные сделки, то есть такие, в которых отсутствуют установленные законодательством условия для их заключения (например, отсутствует согласие относительно всех существенных условий, предусмотренных законодательством; не передано имущество, если согласно законодательству для заключения сделки необходимо его передать; не утверждена сделка вышестоящим органом хозяйственного общества, если это предусмотрено законом или уставом общества; не осуществлена государственная регистрация сделки в случае, когда законом это обстоятельство определено как момент ее совершения).

В арбитражной практике получил широкое обсуждение вопрос о применении правовых последствий недействительности сделки. В частности, может ли суд применять последствия недействительности сделки в случае отсутствия требований об этом в иске. Затруднения вызваны тем, что действующий АПК не наделяет арбитражный суд правом выходить за пределы исковых требований. Суд общей юрисдикции находится в этом аспекте в ином положении, поскольку п. 3 ст. 196 ГПК предоставляет суду право выходить за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.


Для решения поставленного вопроса следует, прежде всего, обратить внимание на то, что, как следует из п. 1 ст. 11 ГК, используемый в этой и последующих нормах ГК термин "суд" включает в себя суд общей юрисдикции, арбитражный суд и третейский суд. В ст. 12 ГК применение последствий недействительности ничтожной сделки определено в качестве одного из способов защиты гражданских прав. В силу п. 1 ст. 11 ГК защиту нарушенных или оспоренных субъективных гражданских прав осуществляет суд.
Согласно ч. 2 п. 2 ст. 166 ГК требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. С учетом положений ст. 11, 12 ГК очевидно, что заинтересованным в предъявлении такого требования может быть лишь лицо, чье субъективное право каким-либо образом нарушено в связи с исполнением ничтожной сделки. Основным последствием недействительности сделки по общему правилу является двусторонняя реституция, то есть возврат обеих сторон сделки в первоначальное состояние (п. 2 ст. 167 ГК).
В ряде случаев вместо двусторонней реституции в качестве основного последствия недействительности применяется односторонняя реституция (возврат одной из сторон всего исполненного по сделке и взыскание с другой стороны всего полученного или причитавшегося ей в возмещение исполненного) или недопущение реституции (взыскание с обеих сторон полученного по сделке). Очевидно, что способом защиты нарушенного субъективного права могут быть требования о применении не любых, а лишь реституционных или дополнительных последствий недействительности сделки.

Предполагается, что при установлении ничтожности сделки данное право суда (применить по собственной инициативе последствия недействительности ничтожной сделки) фактически является его обязанностью, поскольку п.2. ст.167 ГК РФ ориентирует на автоматическое применение таких последствий. Устанавливая, что суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе, законодатель, по всей видимости, подразумевал, что данные действия суда не зависят от того, предъявлено ли соответствующее требование, а отнюдь не то, что суд может их либо применить, либо не применить.

В исследованный период в Арбитражный суд Республики Калмыкия поступило 84 исковых заявления о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок.

Всего в рассматриваемый период было рассмотрено 109 дел указанной категории, то есть на 54% больше, чем за аналогичный предыдущий период.

Резкое увеличение числа рассмотренных дел (более чем в 2 раза по сравнению с 2006 год – I полугодие 2007 года) обусловлено, в том числе, повышением внимания органов прокуратуры к проблеме соблюдения законности в рассматриваемой сфере.

Производство по 71 делу (65% от общего количества рассмотренных дел) было прекращено; из них по 17 делам – в связи с отсутствия предмета спора; по 15 делам – ввиду ликвидации стороны спора; по 1 делу – ввиду того, что имелся вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт арбитражного суда.

По 38 делам производство прекращено в связи с отказом заявителя (органа прокуроры) от иска вследствие того, что стороны расторгли оспариваемые договоры или устранили выявленные прокурором нарушения путем изменения соответствующих условий договоров после принятия судом иска к рассмотрению.

Одно дело было передано по подсудности в другой арбитражный суд.

С вынесением решения судом рассмотрено 38 исков о недействительности (ничтожности) сделок (34% от общего количества рассмотренных дел указанной категории). Обоснованными признаны требования истцов по 14 делам (для сравнения, за аналогичный предыдущий период – 27 дел), отказано в удовлетворении 24 исков.

Поскольку посредством совершения сделок проявляются все формы деловой активности участников гражданского оборота, действующее законодательство уделяет особое внимание их юридической чистоте.

Действительность сделки зависит от действительности составляющих ее элементов - существенных условий и наличия сопутствующих характерных признаков.

Недействительные сделки принято различают в зависимости от "дефекта" элемента:

- сделки с пороками субъектов;

- сделки с пороками формы;

- сделки с пороками содержания;

- сделки с пороками воли.

В общем виде недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ)).

В исследуемый период суд рассмотрел иски, основаниями подачи которых являлись почти все упомянутые «дефекты» сделок.


Сделки с "пороками субъектов"
Для сделок юридических лиц ГК РФ предусматривает два состава недействительности сделок:

- превышение пределов специальной правоспособности юридического лица (статья 173 ГК РФ);

- превышение полномочий лица (уполномоченного органа юридического лица), осуществляющего сделки от имени юридического лица (статья 174 ГК РФ).

В исследуемом периоде наибольшее количество удовлетворенных исков связано с нарушением сторонами при заключении договоров прав собственника на недвижимое имущество.

При заключении договоров с унитарными предприятиями необходимо иметь в виду ограниченность их вещных прав на имущество и специальную правоспособность таких предприятий.

Так, два договора аренды муниципального имущества признаны недействительными как несоответствующие законодательству о разграничении государственной собственности.

В одном случае суд признал, что включение нежилого помещения в многоквартирном жилом доме, сданного в аренду, в реестр муниципальной собственности являлось незаконным. Заключая с арендатором договор, муниципальный орган выступал как неуполномоченное лицо.

В другом случае государственное унитарное предприятие в нарушение ст.ст. 294, 295 ГК РФ сдало недвижимое имущество в аренду без согласия собственника – Министерства имущества Республики Калмыкия. Право хозяйственного ведения на сданное в аренду имущество не было зарегистрировано за предприятием в установленном порядке.

По двум делам исковые требования были удовлетворены вследствие нарушения при заключении сделок действующего законодательства о приватизации.

Прокурор обратился в арбитражный суд в защиту интересов Элистинского городского муниципального образования с иском к муниципальным унитарным предприятиям, хозяйственному обществу о признании договора о долевом участии в капитальном ремонте недействительным.

В соответствии с ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» передача публичным собственником имущества по договору о совместной деятельности также является приватизацией.

Муниципальное унитарное предприятие, заключая договор о долевом участии в капитальном ремонте, указало на осуществление реконструкции здания и строительства мансардного этажа, а также на передачу в собственность хозяйственного общества указанного мансардного этажа.

Таким образом, спорный договор заключен в нарушение установленного порядка совершения сделок, т.е. без согласия собственника имущества – Мэрии г. Элисты и является недействительным.

Отказывая в удовлетворении части исковых требований, суд исходил из того, что действующее законодательство не предусматривает такого способа защиты как признание зарегистрированного права недействительным.

Апелляционная инстанция отменила данный судебный акт в части отказа в удовлетворении в признании зарегистрированного права собственности недействительным и признала недействительным данное право.

По этому поводу Высший Арбитражный Суд РФ в своих постановлениях 2001-2002 года указал, что в судебном порядке может быть оспорено зарегистрированное право, а не сама по себе запись о регистрации (Постановления Президиума ВАС РФ от 26.06.2001 № 4156/00 и от 20.03.2002 № 8619/01).

Складывающая судебная практика такова, что в случае, если истец обратился с требованием о признании недействительной государственной регистрации права собственности либо с требованием о признании недействительным свидетельства о регистрации права и настаивает на том, что оспаривается только государственная регистрация, его требования подлежат рассмотрению как требования об оспаривании зарегистрированного права, как спор о праве, а не только о его регистрации. Оспаривание зарегистрированного права собственности предполагает оспаривание оснований его регистрации.
В другом случае суд признал недействительной сделку по приватизации унитарного предприятия в части передачи в собственность акционерного общества недвижимого имущества, поскольку собственником имущества являлось государство в лице ТУ Росимущества по Республике Калмыкия. В ходе судебного разбирательства ответчик полностью признал исковые требования.

Имел также место спор, связанный с нарушением Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Истец обратился в суд с иском о признании недействительной сделки по увеличению уставного капитала общества с ограниченной ответственностью за счет внесения в его уставной капитал другим обществом с ограниченной ответственностью денежных средств.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст.33 Закона об обществах с ограниченной ответственностью к исключительной компетенции общего собрания участников общества отнесены определение основных направлений деятельности обществ, а также принятие решения об участии в ассоциациях и других объединениях коммерческих организаций.

Статьей 39 Закона об обществах с ограниченной ответственностью определено, что в обществе, состоящем из одного участника, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества, принимаются единственным участником общества единолично и оформляются письменно.

Как установил суд, истец является единственным участником общества, перечислившего денежные средства. Решения об участии общества в других организациях, в том числе о внесении денег в их уставной капитал, он не принимал.

Существенные ограничения способности совершать юридически значимые действия налагаются на участников гражданского оборота при возбуждении дел о признании их несостоятельными (банкротами).

Недействительность договора может быть следствием нарушения порядка его заключения, установленного ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

По одному делу сделка признана недействительной ввиду того, что договор поставки был заключен после открытия конкурсного производства в отношении покупателя; от имени которого договор подписан бывшим руководителем. Последний в соответствии с п. 2 ст. 126 Закона о банкротстве осуществлять свои полномочия был уже не вправе.

По другому делу суд удовлетворил исковые требования конкурсного управляющего унитарного предприятия к обществу с ограниченной ответственностью о признании договора о переводе долга недействительным. Суд установил, что в договор заключен во время действия процедуры банкротства – наблюдения на сумму, составляющую 8,6% от суммы активов должника. В силу пункта 2 статьи 64 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» для перечисления указанной суммы требовалось согласие временного управляющего, которое получено не было.

Конкурсный управляющий муниципального унитарного предприятия обратился в арбитражный суд с иском к муниципальным унитарным предприятиям о признании договора уступки права требования недействительным в части. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что признание спорного договора недействительным не приведет к восстановлению чьих-либо нарушенных прав, а приведение сторон в первоначальное положение с возвращением полученного по сделке не возможно. При этом суд признал, что договор заключен с нарушением требований ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», т.е. без письменного согласия временного управляющего.

Суд пришел к выводу о том, что само по себе заключение спорной сделки без письменного согласия временного управляющего не может являться достаточным для признания ее недействительной.

Данное решение было отменено судом апелляционной инстанции по процессуальным основаниям. Суд апелляционной инстанции, рассмотрев дело по правилам первой инстанции, удовлетворил исковые требования.

В информационном письме от 14.04.2009 № 129 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"» Президиум Высшего арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что сделки, совершенные органами управления должника без согласия временного управляющего, с учетом положений пунктов 2, 3 и 5 статьи 103 Закона о банкротстве следует квалифицировать как оспоримые. Согласно пункту 3 статьи 103 Закона (в редакции, действовавшей на дату подписания договоров) сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами. Для признания сделки недействительной необходимо наличие двух условий: заключение ее без согласия временного управляющего и совершение сделки, в результате которой наступает предпочтительное удовлетворение требований одного кредитора перед другими кредиторами.

Апелляционный суд установил наличие обоих обстоятельств.

Следует также учитывать, что в случае, если планом внешнего управления или собранием кредиторов не определен способ отчуждения имущества или имущественных прав должника, то, в соответствии с Законом о банкротстве, единственным способом такого отчуждения являются торги. Сделки, совершенные в нарушении указанных правил, предусмотренных законодательством о банкротстве, квалифицируются как ничтожные.


Сделки с «пороками формы»
Признание сделки недействительной может осуществляться на основании нарушения установленного порядка ее заключения.

Согласно части 1 статьи 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» заключение договоров аренды, договоров безвозмездного пользования, договоров доверительного управления имуществом, иных договоров, предусматривающих переход прав владения и (или) пользования в отношении государственного или муниципального имущества, не закрепленного на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем Постановлении 25.02.1998 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" указал, что споры о признании торгов недействительными рассматриваются по правилам, установленным для признания недействительными оспоримых сделок. При этом торги и заключенный на них договор признаются недействительными, если будут нарушены правила, приведенные в главе 28 ГК, и иные указанные в законе правила.

Судом удовлетворен иск прокурора о признании недействительным договора аренды нежилого помещения, находящегося в муниципальной собственности, в связи с тем, что сделка была заключена без проведения конкурса или аукциона.

По другому делу суд удовлетворил исковые требования прокурора о признании недействительными итогов открытого конкурса и признании недействительным муниципального контракта на поставку товаров медицинского назначения. Суд установил факт несвоевременности опубликования заказчиком - муниципальным учреждением извещения о проведении открытого аукциона; отсутствие в документации об аукционе проекта государственного или муниципального контракта; факт заключения с победителем аукциона одного контракт по 27 лотам.

В то же время из смысла ст. 449 ГК РФ следует, что торги могут быть признаны недействительными в случае, когда допущены такие нарушения, которые могли повлиять на определение победителя торгов.

Исходя из рекомендаций, изложенных в пункте 17 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.12.1993 N 32, под грубым нарушением правил торгов следует понимать необоснованное исключение из числа участников аукциона лиц, признаваемых покупателями, а также нарушения порядка проведения аукциона, которые могли привести к неправильному определению победителя. К грубым нарушениям также относится незаконный отказ в участии в аукционе.

Также представляется, что при публикации сообщения о предстоящих торгах необходимо учитывать позицию Президиума ВАС РФ, выраженную в постановлении от 19 июня 2007 г. по делу N А56-55103/2005, согласно которой вопрос о том, было ли извещение о торгах надлежащим, подлежит оценке судом в каждом конкретном случае с учетом тиража, целевой аудитории, территории и способа распространения средства массовой информации и других обстоятельств, обеспечивающих доступность участия в торгах потенциальных покупателей, заинтересованных в приобретении реализуемого имущества, и массовость торгов.

Суд отказал в удовлетворении иска ТУ Росимущества по РК к федеральному учреждению о признании торгов по продаже здания недействительными. При этом суд пришел к выводу о том, что допущенные при проведении аукциона отдельные нарушения повлиять на определение результата торгов не могли. Имущество продано организации, предложившей наивысшую цену с превышением начальной продажной цены.

Как следует из решения суда, незначительными он признал следующие нарушения: установление начальной цены в меньшем размере, чем по отчету оценки; не соблюдение шага аукциона, не внесении задатка.

В вышестоящих инстанциях решение суда не обжаловалось.

Между тем, ВАС РФ в пункте 5 информационного письма от 22.12.2005 № 101 привел следующие обстоятельства дела.

Организация (участник торгов, не признанный победителем) в иске о признании недействительными публичных торгов по продаже имущества должника сослалась на допуск к участию в торгах в нарушение требований п. 4 ст. 448 ГК РФ участника, не внесшего задаток в размере, указанном в извещении о проведении торгов.

Поскольку нарушитель правил также не был признан победителем, а к участию в торгах были допущены еще несколько лиц, внесших задаток в соответствии с требованиями закона, с одним из которых, предложившим в ходе торгов наивысшую цену, был заключен договор купли-продажи, суд признал допущенное нарушение правил проведения торгов незначительным, не оказавшим влияния на результат торгов, и отказал в иске.

В то же время представляется, что в рассматриваемом деле указанное нарушение (не внесение задатка) следовало признать существенным и иск подлежал бы удовлетворению, так – как участник-нарушитель выиграл торги и с ним был заключен контракт.
Сделки с "пороками содержания"
Недействительные сделки с пороками содержания можно разделить на:

- сделки, совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (статья 169 ГК РФ);

- мнимые и притворные сделки (статья 170 ГК РФ).

В исследованный период имели место споры, аргументированные наличием порока содержания сделок – их мнимостью.

Так, суд рассмотрел встречный иск общества с ограниченной ответственностью к открытому акционерному обществу о признании недействительным договора аренды в связи с его мнимостью, доказательством которой, по мнению заявителя, в том числе являлось отсутствие генерального директора ОАО в г. Элиста на дату подписания договора. Истец указал, что договор подписан позднее даты, указанной в нем.

В удовлетворении встречных исковых требований было отказано в связи с тем, что встречным истцом не представлены надлежащие доказательства, с достоверностью подтверждающие отсутствие ответчика в период окончания срока действия договора, а также отсутствие возражений со стороны арендодателя на возобновление договора. Кроме того, договор сторонами фактически был исполнен.

В последствии правильность выводов суда первой инстанции была подтверждена судами вышестоящих инстанций.

По другому делу в суд обратилось казенное предприятие с иском к открытому акционерному обществу о признании договора об инвестировании строительства жилья (долевое участие в строительстве жилья) недействительным (ничтожным). Как указал истец, на момент заключения договора он заказчиком по строительству жилого дома не являлся, вследствие чего сделка была совершена лишь без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Суд отказал в удовлетворении данных требований, установив, что сделка между сторонами заключена во исполнение решения арбитражного суда. При этом суд установил, что объект строительства на момент заключения договора находился на балансе истца. Свои обязательства по договору акционерное общество исполнило, поэтому утверждение истца о том, что намерений реально исполнять договор у ответчика не было, является несостоятельным.

Споров о признании недействительными сделок с "пороками воли" (ст. 179 ГК РФ) в исследованный период в суде не рассматривалось.

При подготовке настоящего обсуждения был установлен факт различной позиции суда по аналогичным делам.

В частности, общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с несколькими исками о признании договоров аренды нежилых помещений недействительными.

В исковых заявлениях имелось указание на то, что общество оплатило ответчику арендную плату, имущество было получено и использовано, т.е. договор был фактически исполнен.

Исковые требования основывались на том, что в нарушении пункта 2 статьи 611 ГК РФ ответчиком не были переданы истцу технические паспорта на нежилые помещения. Общество посчитало, что непредставление данных паспортов нарушает права и экономические интересы истца.

По данным делам производство было прекращено.

Суд установил, что обстоятельства, послужившие основанием для обращения в суд, не препятствовали истцу использовать помещение в своих предпринимательских целях, что следует из искового заявления. Арендная плата за время пользования помещением уплачена.

На момент обращения в суд и судебного разбирательства арендные правоотношения между сторонами прекратились, спора между истцом и ответчиком не было.

Суд пришел к выводу об отсутствии предмета спора между сторонами, что явилось одним из оснований для прекращения производства по делу.

По другим делам в удовлетворении исковых требований было отказано по причине того, что избранный истцом способ защиты права не влек восстановление его субъективного права. Как установил суд, применение последствий недействительности сделки не прекратило и не изменило его гражданские права по отношению к вышеуказанному договору или не повлекло бы восстановление нарушенного права. Истцом не представлены доказательства нарушения его прав.

Рассматривая же дела по существу, суд исходил из того, что имеется субъектный и предметный состав иска и он подведомствен как спор, возникающий из экономической деятельности.

В вышестоящих инстанциях данные дела не проверялись.

Следует отметить, что фактически истец основывал свои требования на статье 168 ГК РФ, т.е. на том, что при заключении и исполнении договоров были нарушены требования ГК РФ. Ввиду данного обстоятельства споры теоретически подлежали рассмотрению в арбитражном суде.


Таким образом, на основании анализа вышеуказанных дел и причин отмен решений по делам в вышестоящих инстанциях, можно сделать следующие основные выводы, касающиеся практики рассмотрения дел о признании сделок недействительными:

1. Для повышения качества отправления правосудия необходимо более тщательно подходить к разрешению данной категории дел с учетом наработанной судебной практики, правильно применять нормы материального права, соблюдать требования гражданско-процессуального законодательства.

2. Основная проблема правоприменения, которая нуждается в решении, в целях обеспечения единообразия судебной практики, видится именно в том, что судьи не всегда уделяют внимание оценке, представленным доказательствам и фактическим обстоятельствам дела.
Предложения:

1. Принять к сведению результаты настоящего обобщения.

2. Судьям Арбитражного суда РК необходимо учитывать в рассмотрении дел данной категории допущенные и выявленные факты неполного исследования обстоятельств дела, а также неправильного применения норм материального и процессуального права.

Судья В.Н. Хазикова


Помощники судьи Д.М. Дорджиев

Э.А. Цадыкова








Путь от богатства к власти менее предосудителен, чем от власти к богатству. Тадеуш Котарбиньский
ещё >>