О состязательности как принципе правосудия по гражданским делам и роли суда: вопросы теории и практики - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Справка по результатам изучения вопроса о влиянии позиции Европейского... 1 252.24kb.
Обзор Судебной практики по гражданским делам Ленинского районного... 1 314.26kb.
Аргументационная техника французского Кассационного суда: история... 1 78.29kb.
Председатель Алапаевского городского суда 1 72.83kb.
Справка по результатам обобщения судебной практики по гражданским... 1 58.85kb.
Справка о работе судебной коллегии по уголовным делам в качестве... 1 177.95kb.
В судебную коллегию по гражданским делам Санкт-Петербургского городского... 1 313.31kb.
Обзор судебной практики Велижского районного суда по гражданским... 1 26.73kb.
Анализ причин снятия и отложения рассмотрения апелляционных жалоб... 1 38.61kb.
Г. Москва «1» апреля 2011 г 1 39.96kb.
Реферат по теме: «Конституционное право Франции» 3 379.36kb.
Рабочая программа учебной дисциплины гражданский процесс Civil Procedure... 10 2136.15kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

О состязательности как принципе правосудия по гражданским делам и роли суда: вопросы - страница №1/1

О состязательности как принципе правосудия по гражданским делам и роли суда: вопросы теории и практики

Шамшурин Л.Л.,

Заслуженный юрист РСФСР, первый заместитель председателя Арбитражного суда Тамбовской области (в отставке), доцент кафедры гражданского права и процесса института права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, кандидат юридических наук.
Состязательность как принцип судопроизводства применительно к осуществлению правосудия в сфере гражданской юрисдикции означает, что весь процесс судебного разбирательства дела происходит в форме спора между сторонами, источником которого является противоположность их материально – правовых интересов («конфликт интересов»). Данное положение было известно ещё в Древней Руси. В древнерусских нормативных актах (Русская Правда, Киевская Правда, Новгородский Судебник, Псковский Судебник) судопроизводство именовалось состязательным, но самого описания судебного состязания не давалось, поскольку оно было давно известным обычаем осуществления правосудия. Из этого следует, что исторические истоки современной состязательности лежат в судебных обычаях ещё Древней Руси1.

Известный русский процессуалист К.И. Малышев отмечал, что под состязательным началом «…известен тот принцип гражданского судопроизводства, по которому разные действия суда в процессе зависят от требований сторон, от их инициативы, и спорные отношения сторон обсуждаются по тем только фактам, которые сообщены суду тяжущимися. …В истории известно также и противоположное начало процесса – следственное или инквизиционное, по которому судебная власть приступает к исследованию юридических фактов и отношений по собственной инициативе или по донесению других властей, в интересах общественного порядка и безопасности, и в самом исследовании старается раскрыть материальную истину всеми возможными способами, не стесняясь произволом и показаниями заинтересованных сторон.

…При судебной реформе следственное начало признано было одним из самых главных недостатков нашего судопроизводства, совершенно противным существу гражданских тяжебных дел и в новом Уставе проведено с большой страстью состязательное начало процесса»2.

Однако дореволюционное российское законодательство всё же наделяло суд правом инициирования конкурсного процесса по своему усмотрению (ех оfficio), однако в строго определённых случаях3, что являлось вмешательством публичного интереса в вопрос о возбуждении производства по делу. Это вызывало много споров учёных.

Законодательство периода НЭПа предоставляло суду такое право в соответствии со ст.321 Гражданского процессуального кодекса (далее – ГПК) РСФСР. Интересно, что учёные тогда объясняли право суда не целями защиты интересов кредиторов, не публичными интересами, а необходимостью «решительно ограничивать применение принципов диспозитивности и состязательности»4.

Принцип состязательности был известен ГПК РСФСР 1923г, нормативно он был закреплен и в ГПК 1964г. В то же время суд обязан был устанавливать по любому делу объективную истину: не ограничиваясь представленными материалами и объяснениям, собирать доказательства по собственной инициативе, принимая все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела, прав и обязанностей сторон (ст.14). По существу судопроизводство было инквизиционным (следственным), в его принципах реализована идея сильного государства, которое вмешивалось в частно – правовые отношения, брало на себя функции следствия в гражданском процессе, что отвечало потребностям развития того периода, системе государственного устройства5, социально – экономическим реалиям.

В новых условиях гражданского оборота, закреплённых в Конституции Российской Федерации (далее - Конституция) и обновлённом материальном праве, защита гражданских прав становится делом каждой стороны. Но механизм их защиты, предусмотренный ГПК 1964г., с его устаревшими концепцией и терминологией, оставался без изменений и противоречил новым принципам регулятивного права.

Ситуация изменилась, когда принципу состязательности был придан конституционный статус. Законодатель отказался от принципа объективной истины в гражданском процессе: суд уступал свое центральное место в процессе доказывания сторонам, но обязан был создать необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, и в случаях, предусмотренных процессуальным законом, оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в осуществлении их прав (Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР» от 30 ноября 1995г. № 189 – ФЗ)6.

Тем самым был сделан первый значительный шаг по реформированию гражданского судопроизводства, состязательность процесса получила свое дальнейшее развитие. Следует отметить также и то, что отказ от принципа объективной истины вызвал многочисленные споры о том, должен ли все-таки суд устанавливать истину по делу или нет.

Однако представление о состязательности только как об обязанности каждой стороны доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, может привести к выводу, что стороны предоставлены сами себе, а суд вправе лишь наблюдать, как они состязаются, констатировать факты и доводы, представленные сторонами, и основывать на них своё решение.

Состязательность в таком понимании невозможна, нельзя полностью освободить суд от поиска доказательств, ограничивать его в исследовании дела и обнаружении истины, в праве предлагать сторонам представить дополнительные доказательства, проявлять в определённых случаях и собственную инициативу. В чистом виде состязательный процесс имеет место только при обжаловании и пересмотре судебных актов, когда судебное разбирательство строго ограничено пределами принесённой жалобы7.

В литературе ещё начала прошлого столетия отмечалось, что «… мы не должны увлекаться и состязательным принципом; доведённый до крайних пределов, он приводит к господству бессердечного формализма. В самом деле, если не предоставить суду известной доли инициативы в выяснении дела, то часто выигрывает не та сторона, что права, а та, которая более умело ведёт процесс; неопытный тяжущийся неправильно построит своё притязание, не обоснует его достаточными доказательствами и провалит самое правое дело…

Вот почему, состязательное начало должно быть поставлено в известное соотношение со свободой судьи в исследовании дела и обнаружения истины. Гармоническое сочетание обоих начал – следственного и состязательного – есть задача законодателя…»8.

Этот подход в полной мере воспринят действующим процессуальным законодательством. Общие положения, раскрывающие роль и обязанности суда в состязательном процессе, сформулированы соответственно в ч.2 ст.12 ГПК и ч.3 ст.9 АПК.

По существу в рамках развития состязательности и доказывания найдено разумное соотношение состязательного начала, равенства сторон и активности суда с целью обеспечения равенства доказательственных полномочий сторон, что вполне соответствует…тенденциям к социализации функций правосудия9.

В настоящее время правосудие по гражданским делам осуществляется на основе принципа состязательности, что отражает тенденцию развития современного судопроизводства в усилиях по созданию эффективного процессуального механизма отправления правосудия. Этот принцип тесно связан с принципом законности, диспозитивности, процессуального равноправия сторон и другими принципами процесса, которые в своей совокупности образуют единую систему.

Процессуальное равноправие сторон является необходимым условием реализации принципа состязательности, поскольку состязаться в отстаивании субъективных прав и интересов стороны могут лишь в одинаковых правовых условиях с использованием равных процессуальных средств. В Европейской конвенции о защите прав и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950г.) этот принцип рассматривается как «принцип справедливого разбирательства дела».

Право на судебную защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций является конституционным правом и реализуется путём обращения в суд. Заинтересованное лицо само определяет, когда и как реализовать право на защиту. Именно на стадии обращения в суд начинает действовать принцип состязательности сторон10, наиболее ярко он проявляется в доказывании при рассмотрении дела по существу.

Сущность процесса по гражданским делам заключается «в споре о праве гражданском». А коль скоро это так, принятие судьёй искового заявления лишь означает возбуждение производства по делу по инициативе истца, который считается предполагаемым обладателем нарушенного или оспариваемого права. Существует ли в действительности между сторонами материально – правовое правоотношение, нарушено (оспорено) ли право лица, обратившегося за судебной защитой, является ли нарушителем ответчик, решается судом в ходе судебного разбирательства.

Предоставляя заинтересованным лицам право обратиться за судебной защитой, законодатель одновременно предъявляет требования к форме и содержанию искового заявления и документам, которые должны быть к нему приложены, гарантируя тем самым защиту прав ответчика (ст.131,132 ГПК, ст.125,126 АПК). Это позволяет ответчику ещё на стадии предъявления иска знать суть требований истца и их основания, его правовую позицию, какими доказательствами он располагает, что дает возможность подготовиться к защите и решить вопрос о своей позиции в деле.

Таким средством защиты против притязаний истца является отзыв на исковое заявление, содержание, сроки, порядок подписания и направление которого в арбитражный суд и лицам, участвующим в деле, регламентированы в специальной статье (ст.131 АПК). В гражданском процессе такой регламентации нет (ч.2 ст.149 ГПК), следует отметить, что эта процедура, в отличие от АПК, введена впервые.

Исковое заявление и представление отзыва как обмен состязательными документами помогает суду четко определить существо спора, его фактическую и правовую основу, а, следовательно, правильно и своевременно рассмотреть и разрешить дело. Однако законодатель не установил процессуальных санкций за непредставление или несвоевременное представление отзыва на иск, а в теории процесса и на практике нет единого мнения о том, является ли представление отзыва на исковое заявление правом или обязанностью ответчика.11

В то же время состязательность сама по себе не может обеспечить установления истины в судебном споре, эта обязанность возложена на суд. Такой вывод следует из задач правосудия, изложенных в ст.2 ГПК и ст.2 АПК. Эти задачи могут быть достигнуты только в том случае, если решение суда по делу будет своевременным и правильным, соответствовать фактическим обстоятельствам.

А это, в свою очередь, возможно, если дело будет подготовлено к судебному разбирательству. Подготовительной стадии разрешения дела придаётся большое значение, это тенденция развития правосудия во всех странах мира.

Необходимость этой стадии процесса обусловлена тем, что при возбуждении дела судья располагает информацией, сообщаемой лишь заявителем, поэтому такие сведения зачастую могут освещать возникший спор с позиции заинтересованной стороны, вольно или невольно искажать обстоятельства дела. Истец порой по тем или иным причинам сознательно умалчивает об отдельных юридически значимых обстоятельствах. Кроме того, он может юридически неправильно квалифицировать подлежащий судебному разрешению конфликт. Поэтому по действующему закону судья, возбудив судопроизводство, обязан провести ряд подготовительных действий12, о чём обязан вынести определение с указанием всех конкретных процессуальных действий, которые необходимо совершить лицам, участвующим в деле, в этой стадии процесса и сроки их совершения.

Лица, участвующие в деле, самостоятельно формулируют свои требования и возражения, однако обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, определяются судом на основании изучения требований и возражений лиц, участвующих в деле, в соответствии с подлежащими применению нормами материального права.

Суд выносит эти обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие – либо из них не ссылались, решает вопросы об обстоятельствах, подлежащих доказыванию, распределяет бремя их доказывания, руководствуясь при этом общими правилами доказывания и юридическими презумпциями (предположениями), содержащимися в нормах материального права.

Суд вправе предложить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, если это необходимо для выяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Стороны решают сами, представлять ли им эти доказательства или нет. В том случае, когда они не могут получить их самостоятельно от лица, у которого они находятся, суд оказывает содействие в их получении.

Все это свидетельствует об активной роли суда в обеспечении сторонам равных процессуальных возможностей по обоснованию своих требований и возражений и представлению доказательств на этой стадии процесса, организации реальной состязательности сторон.

Истец (что в равной степени относится и к ответчику), должен не только доказать обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований и возражений, но и передать другой стороне и суду доказательства, подтверждающие указанные обстоятельства, ещё на подготовительной стадии судебного разбирательства (ст.149,150 ГПК). Это позволяет каждой стороне иметь возможность знать все аргументы и доказательства другой стороны и привести собственные доказательства и аргументы, а суду - определить все юридически значимые обстоятельства и распределить бремя доказывания между сторонами и вынести законное и обоснованное решение. Эта модель разрешения споров соответствует зарубежной практике и, прежде всего, тех стран, где принцип состязательности лежит в основе правосудия. В российском варианте раскрытие доказательств ограничено письменными доказательствами, о содержании свидетельских показаний, объяснений сторон противоположная сторона узнает лишь в самом процессе.

Непредставление ответчиком доказательств и возражений в установленный судьёй срок, умышленное «придерживание» их в тактических целях не препятствует рассмотрению дела по имеющимся в деле, т.е. только представленным истцом доказательствам (ч.2 ст.150 ГПК), в этом случае ответчик, казалось бы, оказывается в невыгодном положении. Однако процедура раскрытия доказательств не стала для сторон обязательной, законодатель, в отличие, например, от английского процесса, не лишил его, впрочем, также как и истца, возможности представить доказательственный материал, подлежащий исследованию, в любое время до вынесения решения, когда они это сочтут нужным по тактическим соображениям, что называется «в последний момент» без наступления каких-либо неблагоприятных последствий (ч.1ст.169, ст.189 ГПК). В судебной практике это нередко ведет к затягиванию процесса.

И в арбитражном процессе, по мнению А.А.Власова, непредставление лицом доказательств, «… если суд их не истребовал, не является ни злоупотреблением правом, ни невыполнением процессуальной обязанности, поскольку право лица действовать подобным образом вытекает из принципа диспозитивности. В состязательном процессе лицо, участвующее в деле, вправе выбирать как активный, так и пассивный способ защиты своих интересов.

Интересам лица может соответствовать, в частности, резервирование своей материально – правовой и процессуальной позиции по спору или вопросу и подтверждающих её доказательств на определённой или во всех стадиях процесса, в частности, в зависимости от хода и исхода других дел, которые могут повлиять на судьбу данного дела»13.

Эта позиция представляется достаточно спорной по следующим основаниям. Как отмечалось в литературе, институт доказательств получил существенное развитие, особенно это заметно на примере нового АПК, воспринявшего некоторые процессуальные институты из зарубежного судопроизводства с учетом особенностей российского права и процесса. В законодательстве впервые отражено положение о необходимости раскрытия доказательств14, каждым лицом, участвующим в деле, перед другими лицами, участвующими в деле, и перед судом ещё на подготовительной стадии, до начала судебного заседания (ч.3 ст.65 АПК).

Обязанность каждого лица, участвующего в деле, «раскрыть доказательства» как раз и вытекает из принципа состязательности, направлена на предотвращение неожиданностей, которые недобросовестная сторона может преподнести противнику в ходе заседания, чтобы застать его врасплох, не оставить достаточного времени для изучения переданных материалов и представления контраргументов15, в чём и состоит суть так называемого «резервирования позиции».

Действующий АПК исходит из того, что основой состязательности, её движущим началом должна быть не угроза применения к сторонам, третьим лицам штрафных санкций, а наличие у них материальной, процессуальной заинтересованности в исходе дела и стремления добиться для себя наиболее благоприятного решения16.

Стимулируя активность лиц, участвующих в деле, к соблюдению процессуальных норм, закон устанавливает, что они, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий (ч.2 ст.9 АПК). В частности, при невыполнении требования о раскрытии доказательств лица, участвующие в деле, не вправе ссылаться на доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, не были ознакомлены заблаговременно (ч.4 ст.65). В силу же ч.3 ст.64 АПК их использование при осуществлении правосудия не допускается как доказательств, полученных с нарушением федерального закона, в данном случае установленного арбитражным процессуальным законодательством порядка их собирания и исследования17.

Высший Арбитражный Суд РФ18 обратил внимание судей и лиц, участвующих в деле, на строгое соблюдение процессуального законодательства при подготовке дела к судебному разбирательству. Непредставление или несвоевременное представление доказательств по неуважительным причинам, направленное на затягивание процесса, может быть расценено как злоупотребление своими процессуальными правами с наступлением неблагоприятных последствий, предусмотренных ст.111АПК.

Как представляется, в рамках дискреционных полномочий суд вправе дать оценку причинам несвоевременности раскрытия доказательств. Если он придёт к выводу, что сторона не выполнила своих процессуальных обязанностей без уважительных причин, доказательство не было раскрыто заблаговременно с тем, чтобы затянуть процесс, то вправе отказать в приобщении его к делу и исследовании, о чём вынести мотивированное определение. В этом случае для стороны возможно наступление неблагоприятных последствий в виде проигрыша дела. Вот тогда материальная и процессуальная заинтересованность в исходе дела будет основой состязательности, её движущим началом.

Необходимо также учитывать, что обмен состязательными документами и раскрытие доказательств создают условия для примирения сторон, признания иска или отказа от иска. А примирение сторон является одной из задач суда при подготовке дела к судебному разбирательству (ст.148 ГПК, ст.133 АПК).

Аналогичная по существу позиция в отношении наступления неблагоприятных последствий для стороны, нарушившей обязанность по раскрытию доказательств до начала судебного заседания, высказана Р.Ф. Калистратовой и Л.Ф. Лесницкой19

Очевидно, приведённое правило не может быть применено при изменении обстоятельств, подлежащих доказыванию в связи с изменением истцом основания или предмета иска и предъявлением ответчиком встречного иска. В этом случае арбитражный суд вправе установить срок представления дополнительных доказательств.

Институт раскрытия доказательств является значительным шагом вперед в состязательном процессе. И все же сама процедура раскрытия доказательств недостаточно четко прописана в АПК – в отличие от аналогичного института в англо-американском процессе, на что указывает И.В. Решетникова. Судья в арбитражном процессе оказывается перед дилеммой: если он не допустит нераскрытое доказательство, то его решение может быть отменено, так как не все факты по делу установлены. Поэтому скорее судья пойдёт на допущение нераскрытого доказательства, чем поставит под угрозу судьбу своего решения. Этому способствует практика отмены судебных решений, оказавшая негативное влияние. Несмотря на то, что ни в АПК, ни в ГПК не упоминается принцип объективной истины, дух его присущ нашему процессу, поскольку судебные решения подлежат отмене, если не установлены все факты, имеющие значение по делу. Нет правила - если сторона не смогла доказать обстоятельства по делу, то она его проигрывает. В своем развитии законодательство все-таки должно идти по пути установления процессуальных санкций за несовершение действий по обмену состязательными документами и за нераскрытие доказательств20.

С этой позицией трудно не согласиться. Следует также отметить, что раскрытие доказательств даже за несколько минут до начала рассмотрения дела формально будет выглядеть как надлежащее исполнение такой обязанности. Но по существу это мало отличается от передачи копии важного документа на самом заседании незадолго до его завершения. В подобных случаях внезапно получившая копию сторона вправе обоснованно ходатайствовать об отложении судебного разбирательства (ч.5 ст. 158 АПК)21. Как представляется, назрела необходимость обобщения судебной практики по ключевым вопросам состязательности процесса.

Важной новеллой арбитражного процесса, является освобождение от доказывания обстоятельств, признанных сторонами (ст.70 АПК).

Исключение из общих правил о предоставлении и истребовании доказательств, касающихся споров, возникающих из частноправовых отношений, предусмотрено для производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, перечисленных в ст.245 ГПК. Общим признаком, объединяющим все эти дела, является наличие публичного спора о праве.

При рассмотрении дел этой категории суд осуществляет защиту прав и законных интересов граждан в споре с органом, наделённым по отношению к ним властными полномочиями, и судебный контроль за правовыми актами исполнительной и законодательной властей, законностью действий (бездействия) органов государственной власти, местного самоуправления, государственных и иных органов, должностных лиц. Целью судебного контроля является восстановление нарушенного материального или нематериального права или устранение препятствий в его реализации.

Состязательность и диспозитивность по этой категории дел имеют особенности, обусловленные публичным характером правоотношений, когда «принципы активной роли суда, объективной истины и законности превалируют над принципами состязательности и диспозитивности. По таким делам суд обязан проявлять активность в выяснении обстоятельств, имеющих значение, с целью правильного разрешения, которое не может быть поставлено в зависимость от поведения сторон в процессе»22.

Заявитель должен убедить суд в том, что оспариваемый акт, решение, действие отрицательно влияет не его правовое положение, доказать наличие у него права, нарушенного этим актом. Законодатель, учитывая изначальное неравенство субъектов таких правоотношений, бремя доказывания законности оспариваемых актов и действий (бездействий) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возложил на орган, принявший нормативный и ненормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемый акт или совершили оспариваемые действия (бездействие).

Тем самым более активной ролью суда выравнивается положение сторон, создаются условия для равной состязательности сторон, обеспечивается защита более слабой стороны в процессе.

В то же время ГПК ограничивает суд в некоторых полномочиях, которыми он обладает по общим правилам судопроизводства (ч.2 ст.246, ч.3 ст.252). По делам об оспаривании нормативных правовых актов отказ лица, обратившегося в суд, от своего требования не влечёт за собой прекращение производства по делу, а признание требования органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, принявшими оспариваемый нормативный акт, для суда не обязательно (ч.3 ст.252 ГПК). В силу чего суд обязан, независимо от признания требования заявителя, продолжить разбирательство дела, выяснить все обстоятельства, имеющие значение для его правильного разрешения, и вынести решение в соответствии с правилами ст.253 ГПК.

Очень важно иметь ввиду, что при решении вопроса о наличии или отсутствии противоречия между нормативными правовыми актами, равно как при рассмотрении и разрешении других дел, возникающих из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований (ч.3 ст.246 ГПК).

Это означает, что суд обязан по своей инициативе проверить соответствие оспариваемого нормативного правового акта всем федеральным законам либо другим нормативным правовым актам, которым он может противоречить, а не только тем, которые указаны заявителем, а также проверить в полном объёме законность оспариваемого решения, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего23. По существу налицо элементы состязательного и следственного процесса.

Арбитражный процесс аналогично регулирует вопросы судопроизводства при рассмотрении дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений (ч.5 ст.66,ч.3ст.189,ч.3,4,5,6,8 ст.194,ч.3,4,5,6 ст.200 АПК).

Для обеспечения состязательности процесса, возможности активной защиты своих прав и законных интересов участвующие в споре лица наделены целым комплексом процессуальных прав, указанных соответственно в ст.35 ГПК, ст.41 АПК.

В ходе разбирательства по делу суд обязан непосредственно исследовать каждое доказательство, представленное в подтверждение, как исковых требований, так и возражений на них: заслушать объяснения лиц, участвующих в деле показания, свидетелей, заключения экспертов, осмотреть вещественные доказательства, ознакомиться с письменными доказательствами, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи (ст.157 ГПК, ст.162 АПК). Отступление от выполнения этих требований квалифицируются в судебной практике как судебные ошибки со всеми вытекающими последствиями.

Весь ход судебного заседания имеет состязательную форму, которая проявляется в определённой очерёдности выступлений лиц, участвующих в деле, в порядке исследования доказательств и в последовательности разрешения судом заявленных ходатайств.

Любой вопрос, возникающий в процессе рассмотрения дела, должен подлежать обязательному обсуждению сторонами, что является гарантией объективного рассмотрения дела судом. Активное участие в исследовании доказательств даёт сторонам возможность убедить суд в правильности занимаемой ими позиции. По существу происходит взаимный контроль сторон и суда за деятельностью каждого из них в процессе рассмотрения дела.

Заявление участвующим в деле лицом о фальсификации (подложности) доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, – это одна из форм такого контроля, оно имеет определённые последствия, в том числе и уголовно – правовые. Лицо, которое представило оспариваемое доказательство, может согласиться на исключение из числа доказательств по делу этого доказательства, но также вправе настаивать на его приобщении к материалам дела и оценке наряду с другими доказательствами. В этом случае у суда возникает право самостоятельно принять меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательств, в том числе по своей инициативе назначить экспертизу, истребовать другие доказательства или принять иные меры (ст.186 ГПК, ст.161 АПК).

Таким образом, состязание сторон в споре связано с фактической стороной дела и, прежде всего, реализуется в процессе собирания доказательств, их исследования и оценки (ч.1 ст.55 ГПК, ч.1 ст.64 АПК), при обосновании ими своей правовой позиции.

После завершения исследования всех доказательств председательствующий в судебном заседании выясняет у лиц, участвующих в деле, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями, чем-либо дополнить материалы дела. И лишь при отсутствии таких заявлений суд переходит к судебным прениям (ст.189 ГПК, ст.164 АПК).

Судебные прения являются составной частью судебного разбирательства, для арбитражного процесса являются новеллой. Процессуальное законодательство устанавливает порядок их проведения и очерёдность выступлений всех участников. Это порядок обеспечивает каждой из сторон возможность оспорить и уточнить доводы или возражения другой стороны и окончательно изложить суду свою позицию по спорным вопросам. При этом участники судебных прений не могут ссылаться на обстоятельства, которые судом не выяснялись, и на доказательства, которые не исследовались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми (ст.ст. 190 ГПК, 164 АПК). Сравнение высказанных мнений и доводов, позволяет суду охватить процесс в целом и обобщить свои выводы.

Процессуальное законодательство содержит нормы о мерах по обеспечению иска, которые принимаются в очень короткие сроки на любой стадии процесса по заявлению лиц, участвующих деле (ст.139-146 ГПК, ст.90-100 АПК), чем достигается оперативность судебной защиты предъявленного иска. Этот процессуальный институт можно рассматривать как некоторое ограничение действия принципа состязательности, поскольку лица, участвующие в деле, не извещаются о времени и месте рассмотрения заявления. Закон не предусматривает конкретных оснований, обязывающих суд обеспечить иск, судебное доказывание при этом не проводится, лишь после судебного заседания участвующим в деле лицам направляется определение об обеспечении иска. Тем самым нарушается право ответчика знать об обращении другого лица с заявлением об обеспечении иска и право быть выслушанным в суде и возражать против принятия таких мер.

Однако это ограничение представляется вполне оправданным, поскольку обеспечительные меры носят срочный и временный характер, принимаются в случаях, если имеются опасения, что исполнить принятое судом решение будет затруднительно или невозможно, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Обеспечивая защиту интересов истца, процессуальное законодательство предусматривает и средства защиты интересов ответчика против принятия обеспечительных мер. В этих целях судья, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков. Ответчик после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причинённых ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца (ст.146 ГПК). По существу это средство защиты интересов ответчика является встречным обеспечением. Более подробно институт обеспечительных мер, механизм их применения раскрыт в нормах арбитражного процесса, который в отличие от ГПК, допускает возможность применения судом предварительных обеспечительных мер, направленных на обеспечение имущественных интересов заявителя ещё до предъявления иска.

Таковы основные положения российского процессуального законодательства в сфере гражданской юрисдикции, обеспечивающие реализацию конституционного принципа состязательности, который соответствует спорному характеру гражданских дел, создаёт благоприятные условия для выяснения всех обстоятельств, имеющих существенное значение для дела.



Шамшурин Лев Леонидович, Заслуженный юрист РСФСР, первый заместитель председателя Арбитражного суда Тамбовской области (в отставке), доцент кафедры гражданского права и процесса Тамбовского гос. университета им. Г.Р. Державина, кандидат юридических наук.

Дом. адрес: 392032 г. Тамбов, ул. Никифоровская, д.90,кв.44, тел.56-43-75, (моб. 89108571678).

1. Самсонов В.В. Состязательность как правовой обычай в гражданском судопроизводстве /Вестник Саратовской государственной академии права, 1998.№1 С.59-67.

2. Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. (т.1 2-е изд. СПб,1876) см. Гражданский процесс Хрестоматия: Учебное пособие. 2-е изд., пер. и доп. /Под ред. проф. М.К. Треушникова. М.: ОАО Издательский Дом «Городец», 2005. с.207-208.

3. Телюкина М.В. Основы конкурсного права. – М.: ООО «Волтерс Клувер»,2004, с. 108, 107.

4. Там же.

5. Интервью с М.К. Треушниковым («Законодательство», №6, июнь 2000г.)

6. Собрание законодательства Российской Федерации, 1995г.,№49 ст.469.

7. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Т.60. М., 1992.С. 928.

8. Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль, 1912. См. Гражданский процесс. Хрестоматия: Учебное пособие. 2- е изд. Перер. и доп. /Под ред. М.К. Треушникова. М.: ОАО «Издательский Дом «Городец», 2005.С.213.

9. Ярков В.В. «Всё познаётся в сравнении», «эж- Юрист» №4, январь 2003г

10. Рехтер В.В. Проблемы реализации принципа состязательности в арбитражном процессе // Вестник ВАС РФ. 1999.№ 11.С. 96-97.

11. Так, в Комментарии к АПК РФ под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова представление отзыва на иск рассматривается как право ответчика (Комментарий к АПК РФ /Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова.: Городец, 2003.С.382-383). В Комментарии к АПК РФ под редакцией М.С. Шакарян, представление отзыва на иск названо обязанностью (Комментарий к АПК РФ /под ред. М.С. Шакарян. М.: Проспект, 2004.С.315 и т.д.

12. Гражданский процесс Российской Федерации /Под ред. Власова А.А. – М.: Юрайт – Издат,2003.- С.248.

13. Власов А.А. и др. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) (под ред. Г.А. Жилина)-«ТК Велби», 2004

14. Решетникова И.В. «Состязательная система доказывания: новеллы АПК РФ. «Российская юстиция», №9, сентябрь 2003г.; Ярков В.В. «Все познается в сравнении», «эж-Юрист» №4, январь 2003г.

15. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации, 2003г. /Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова.- М.: ООО «Городец – издат», с.207.

16. Там же, с.383

17. Комментарий к постановлению Пленума ВАС РФ от 20 декабря 2006г. №65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» (В.М. Шерстюк, «Законодательство», № 8,9,10, август, сентябрь, октябрь 2007г.)

18. Постановление Пленума Высшего арбитражного Суда РФ от 20 декабря 2006г. «О подготовке дела к судебному разбирательству».

19. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации, 2003г. /Под ред. В.Ф.Яковлева, М.К. Юкова –М.: ООО «Городец – издат»,с. 136.

20. Решетникова И.В. «Состязательная система доказывания: новеллы АПК РФ» «Российская юстиция», №9, сентябрь 2003г., «Перспективы развития гражданского процессуального законодательства» «Журнал российского права», №11, ноябрь 2004г., «Нереализованный потенциал АПК РФ, или Алгоритм стабильности судебных актов», «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», №11, ноябрь 2007г.)

21. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова.- М.6 ООО «Городец-издат». С.208.

22. Жуйков В. «Принцип состязательности в гражданском судопроизводстве». «Российская юстиция», №6, июнь 2003г.

23. Там же.





1


2


3


4


5


6


7


8


9


10


11


12


13


14


15


16


17


18


19


20


21


22


23









Сила воли: способность бросить курить. Нечеловеческая сила воли: способность не рассказывать всем и каждому, что ты бросил курить.
ещё >>